вторник, 29 ноября 2016 г.

Загадочная легкость серьезного бытия

Олег Родовильский, создатель театра «ZERO», любит браться за сложные, интеллектуальные произведения, что не мешает ему с удовольствием погружаться в стихию юмора. Наверное, поэтому режиссер испытывает тягу к Чехову, у которого психологическая глубина прекрасно сочетается с комическими ситуациями и язвительной иронией. Легкого, веселого Чехова зрители увидят в премьере «Он и Она. Провинциальная гастроль».


Олег Родовильский создал инсценировку из ранних чеховских рассказов: «Предложение», «Страдальцы», «Антрепренер под диваном», «Розовый чулок», «Он и Она». Сам писатель отзывался о своих первых литературных опытах достаточно небрежно. Но недаром к этим «пустячкам» всегда обращались и театр, и кино: в них за смешными сюжетами и диалогами скрываются трогательные человеческие переживания и подлинные драмы.

Как предвещает название спектакля, в нем всего два героя: Он и Она. Они могут нежно любить друг друга, могут враждовать, но окончания личных местоимений говорят о том, что эти персонажи всегда будут разными и уже поэтому не смогут до конца понять друг друга. Универсальность, вечность этой коллизии подчеркивается отсутствием декораций. А Олег Родовильский и Марина Белявцева в головокружительном темпе кружатся по сцене, меняя маски и роли (музыка – Альберт Халмурзаев, костюмы – Леа Шац).

Актерский дуэт радует зрелостью мастерства - богатством интонаций, точностью психологического штриха, великолепной пластикой. Поскольку многие герои Родовильского и Белявцевой – артисты (на сцене или в жизни), перед нами театр в театре. Каким-то непостижимым образом актеры в рамках водевиля успевают и рассказать несколько замечательных историй, и создать характеры, и выразить любовно-ироническое отношение к ним.

Несмотря на легкость и изящество постановки, она не так проста, как кажется. Конечно, спектакль воспринимается на одном дыхании, а его многослойность осознается после выхода из зала. Наверное, так и должно воздействовать настоящее искусство. И очень жаль, что это искусство, находящееся рядом, не всегда замечают наши русскоязычные зрители, которые наивно рассчитывают найти его у заезжих гастролеров...

Фото: Александр Ханин

Последний артист шахмат

В возрасте 90 лет скончался международный гроссмейстер Марк Евгеньевич Тайманов, выдающийся шахматист, яркая, разносторонняя личность.


Марк Тайманов родился в 1926 году. Очень рано проявились его шахматные и... музыкальные способности. Тем не менее чемпионом СССР он стал в 1956-м, в 30-летнем возрасте. Но к этому моменту Тайманов уже был гроссмейстером (а в те годы обладателей высшего шахматного звания в мире можно было пересчитать на пальцах), участником турнира претендентов. Надо понимать, что в те времена чемпионаты СССР были по своему составу гораздо сильнее чемпионатов мира! В них играли Ботвинник, Смыслов, Бронштейн, Керес, Спасский, Петросян, Корчной, Геллер, Болеславский, Авербах и многие другие знаменитые шахматисты. Тайманов еще в 1952-м разделил в чемпионате СССР 1-2 места с чемпионом мира Ботвинником и проиграл дополнительный матч с минимальным счетом.

Всего Тайманов участвовал в чемпионатах СССР 23 раза, выиграл в них 143 партии. Этих рекордов уже никто не превзойдет. Пять раз он становился чемпионом Ленинграда. А тогда принять участие в первенстве города на Неве считали честью все крупнейшие шахматисты, проживавшие в нем. 

Тайманов не был шахматным фанатиком и не мог уделять этой игре максимум времени. Параллельно с выступлениями в турнирах он выступал в концертных залах. Великолепный пианист, он играл вместе со своей женой Любовью Брук. Этот дуэт высоко ценили меломаны. Помню, у моей сестры-музыковеда были в фонотеке их пластинки.

Тайманов выделялся среди серьезных, погруженных в свои думы шахматистов артистизмом, раскованностью, небрежной элегантностью. Он и в шахматах любил интересную, творческую игру - хотя был авторитетным теоретиком, автором капитальных исследований.

Ярким, оригинальным стилем отличался Тайманов-журналист. Его шахматные комментарии на телевидении всегда были живыми, остроумными. Но его туда редко приглашали из-за "небезупречной" репутации. Матчи Карпов-Каспаров доверяли освещать Суэтину, хорошему шахматисту, но скучному, осторожному человеку в мешковатом костюме и с вечно помятым лицом (осведомленные шахматисты уверяли, что он не выходил в эфир, не опустошив бутылку портвейна).

Мне довелось видеть Тайманова в "неофициальной обстановке" в рижском Шахматном клубе, где я работал в редакции шашечного журнала. Тайманов дружил с Михаилом Талем, таким же богемным человеком, блестящим остроумцем. В 1971 году 45-летний Тайманов неожиданно даже для его почитателей стал участником турнира претендентов. Первый матч ему предстояло играть с Фишером! Тайманов приехал в Ригу провести тренировочные партии с Талем. Играли они в закрытой комнате, без свидетелей. Результаты партий были засекречены. Но от близких Талю людей я знал, что рижский гений с сочувствием отозвался о спортивной форме и шансах Тайманова.

Против машины талантливый импровизатор Тайманов устоять не мог: Фишер разгромил его с беспрецедентным счетом 6:0. Советское начальство было вне себя от гнева. Оно еще не знало, что в следующих претендентских матчах Фишер в пух и прах разнесет и "непробиваемого" Петросяна, и "грозного" Ларсена, а затем без труда отнимет шахматную корону у Спасского. Тайманова решили "наказать". Обычно спортсменов советские таможенники не проверяли. Но у беспечного Тайманова нашли книгу запрещенного Солженицына и доллары! После этого долго не выпускали за границу.

Шахматных вершин Тайманов уже не покорял, но играл по-прежнему сильно и красиво. В одном из турниров победил "самого" Карпова! Потом постепенно исчез с шахматной арены, открыл в Петербурге свою школу.

Сегодня подходит к концу скучнейший матч на мировое первенство Карлсен - Карякин. Ведущие шахматисты с помощью компьютеров анализируют дебютные варианты почти до эндшпиля. Хорошая память важнее творчества. Следить за турнирами неинтересно: сплошные ничьи. Из партий исчезли смелые атаки, красивые комбинации, которыми славились Спасский и Корчной, Бронштейн и Геллер, Таль и Каспаров.

Марк Тайманов был последним романтиком, артистом шахмат. Истинные ценители замечательной игры запомнят и этого обаятельного гроссмейстера, и легендарную эпоху, когда шахматные турниры были частью нашей культуры и билеты на них спрашивали, как на Таганку или в Ленком...

понедельник, 28 ноября 2016 г.

Сад жизни в Холоне

17 декабря в Холоне, в «Бейт Меиров» открывается выставка «Тропы. Сад Жизни». В ней участвуют Сергей Буньков, Тэнно Пент Соостер, Саша Галицкий. Куратор – Моше Кедем.

Все три художника получили образование в бывшем СССР, прибыли в Израиль с «большой алией». Тот, кто незнаком с их творчеством, уже по названию выставки догадается, что увидит работы мыслящих людей, которые не «срисовывают», а передают свой взгляд на мир. Я люблю поговорить с этими неординарными личностями, послушать высказывания художников о себе, о своем творчестве и вообще об искусстве.

                                           Буньков, "Без названия"

- Вы можете объяснить название вашей выставки?

Сергей Буньков: - Тропы, сад – это, конечно, метафоры. Мы не реалисты, как классики XIX века, все-таки живем на двести лет позже. На наших картинах - концепция бытия.
«Тропы» - это наш Путь в этом мире. На этом Пути мы – три художника – встретились. «Сад» - это неисчерпаемое разнообразие мироздания. Я передаю его в сложных композициях, коллажах, Тэнно – через пристальное вглядывание в каждое, даже самое маленькое творение Творца - насекомых, птиц, зверушек, Саша – яркостью красок. Наш мудрый куратор Моше Кедем в предисловии к каталогу выставки предлагает свою философскую интерпретацию замысла экспозиции, ссылаясь на Тору, «Экклезиаст», Вольтера!
 А вообще изобразительное искусство потому так называется, что высказывает всё прямым языком пластических образов, литературные объяснения тут совсем не обязательны.

- А почему именно вы трое объединились? Вы обладаете какими-то общими или взаимодополняющими чертами?

Сергей Буньков: - Попытаюсь скромно сформулировать: на выставке в Холоне зрители увидят сообщество чего-то стОящих художников. Мы не антагонисты – упаси Бог, но не похожи друг на друга. К сакральному числу «три» нас тоже привела какая-та эволюционная тропа. Сначала мы творили в стране исхода и в Израиле каждый сам по себе. Год назад мы с Тэнно устроили общую выставку в Хайфе – тогда и родилось название «Тропы». Саша Галицкий добавил новые грани в наше содружество.

Тэнно Соостер: - У Саши мощный цвет – это экспрессионизм, в чем-то близкий Мунку.

                         
                                         Соостер, "Альбатрос с ключами"

Саша Галицкий: - Мне близок подход моих друзей Сергея и Тэнно к решению «проблемы «русских» художников в Израиле», а именно: взять судьбу в свои руки и вместе соорудить целую выставку. Я думаю, что все мы тяготеем более к графическим и скульптурным формам, нежели к «чистой живописи».

Т. С. : - Продолжая мысль Саши, хочу сказать, что мне не нравится сосредоточенность в Тель-Авиве всей художественной жизни – как и литературной, театральной и пр. Давно назрела децентрализация. Чем Холон не подходит для выставок художников!

С. Б. : -  Раньше Холон был центром дизайна – здесь открыли Музей дизайна. Пора расширять эстетический кругозор горожан. В городе проводятся театральные фестивали, надо перенести сюда выставки современных художников. Обстановка в Холоне очень способствует развитию искусств. Эту тенденцию поощряет мэр города Моти Сасон.


                                        
                                Саша Галицкий, Тэнно Соостер, Сергей Буньков
                                          
- Как вам видится выставка «Тропы. Сад Жизни»?

С. Б. : - Нам отдали городской выставочный зал: там разместятся около ста наших работ. Это приятно!

Т. С. : Раньше мы сами развешивали свои картины. В Холоне это делается без нас. Мне не терпится увидеть, как это будет выглядеть. Тут можно провести отдаленную параллель с кино. Идут съемки, актеры стараются получше сыграть каждый эпизод, оператор выбирает самые выразительные ракурсы. Но никто не представляет, что возникнет на экране, пока режиссер не смонтирует фильм.

С. Г.: - Я доверяю нашему замечательному куратору Моше Кедему. Он «смонтирует» экспозицию. Очень интересно, что у него получится!



                                                       
                                        Галицкий, "Время пролетело"

Выставка в Холоне проводится после того как было отмечено 25-летие «большой алии». Благодаря ей в Израиль репатриировалось огромное количество художников. По-разному они реализовали себя в Израиле. Помню яростные дискуссии начала 1990-х, спровоцированные статьей Михаила Гробмана «Цветочки в баночках». Известный израильский художник, один из лидеров послевоенного советского андеграунда, напомнил новоприбывшим коллегам, что хорошая академическая школа – это только фундамент, на котором каждый должен выстроить собственное творчество, пользуясь своим эстетическим кодом. Многие агрессивно возражали, кто-то по сей день не хочет согласиться с тем, что язык искусства меняется, обогащается. Кто-то знал это уже по дороге в Израиль.

Кое-что на этот счет мог бы поведать остроумный рассказчик Сергей Буньков. Сразу после репатриации обласканный городскими властями, он устроил свою выставку в матнасе по месту жительства. На нее пришли братья по алие. Видимо, они предпочитали Шишкина и Поленова – язык коллажа, художественных цитат был им непонятен. Но особо напугал их вписанный в одну из композиций портрет одухотворенного мужчины с длинными волосами, бородой и крестом на груди. А тут еще художник на открытии выставки продекламировал свои эпатажные стихи! Привыкнув реагировать на «чуждые явления», люди побежали доложить в муниципалитет: «Вывесили тут картинки какого-то Бунькова, который Христа изображает!». Чиновники мэрии тоже не знали, что художник в коллаже использовал не икону, а «Автопортрет» Дюрера. «На всякий случай» выставку закрыли...

С тех пор много воды утекло. Изменились художники-репатрианты. А потенциальные посетители их выставок насмотрелись самых разных художников в Израиле, поездили по Европе, погуляли по музеям, увидели и Дюрера, и Кандинского, и Дали. Не знаю, насколько им понравится выставка «Тропы. Сад Жизни», но полагаю, что жалобы писать не будут.

Напомню: открытие выставки 17 декабря в 11.00 в «Бейт Меиров», ул. Харцфельд, 31.

пятница, 25 ноября 2016 г.

Галич: миф и театр

В состоянии сильной заинтригованности я направлялся на спектакль «Матросская тишина», который поставил режиссер Михаил Кайт по пьесе Александра Галича. Вряд ли надо объяснять, что Галич в Израиле, да еще в театре, да еще на иврите – это неординарное событие.
 

«Матросская тишина» - мультикультурный проект, реализованный в сотрудничестве с театром «La Panim». Спектакль играют на иврите и – в некоторых сценах – на идише. Есть титры, но скоро появится и отдельный русский вариант.

«Матросская тишина» стоит особняком в творчестве Галича и, видимо, именно она сыграла решающую роль в превращении преуспевающего советского драматурга и сценариста в опального барда. Пьесу о еврейском мальчике Давиде из Тульчина, который становится замечательным скрипачом, а потом погибает на фронте, Галич написал в послевоенные годы, но решился предложить театрам только после ХХ съезда. Олег Ефремов сразу объявил, что именно «Матросская тишина» и «Вечно живые» по пьесе Розова станут главными премьерами созданного им театра «Современник». В 1958 году прошла генеральная репетиция «Матросской тишины». Хотя Галич, понимая, где живет, дописал благостный финал, спектакль сразу запретили! Как откровенно объяснили Галичу в горкоме, нельзя ставить пьесы о том, что евреи выиграли войну, – ведь известно, где они отсиживались...
«Матросскую тишину» поставил только через 30 (!) лет Олег Табаков, начинавший в «Современнике». Игравший в этом спектакле его ученик Владимир Машков создал фильм «Папа».

Несмотря на огромный успех в России выжившей пьесы Галича ставить ее в Израиле – это принципиально другая задача. Во-первых, к еврейской теме здесь относятся без пиетета, более критически. Во-вторых, следует признать, что «Матросская тишина» - очень советская пьеса. Галич хотел назвать ее «Моя большая земля» и точно расставлял в ней интернациональные моменты. Давид, выбирая между двумя девушками, женится на русской, а не еврейке. В одной из первых сцен друг его отца Меир Вольф навсегда возвращается в Тульчин из Палестины, куда отправился по наивности, и очень кисло отзывается о Земле Обетованной...

Уже сам выбор режиссером иврита для первого варианта спектакля способствовал приглушению советского лексикона и пафоса. Но самым трудным было решение Михаила Кайта свести к минимуму бытовые приметы советской действительности (фабула пьесы охватывает период с 1929-го по 1955-й год) и перевести действие в метафорическую плоскость. Главная декорация спектакля (сценография и костюмы – Евгения Шехтер) – поезд! Это и обобщенный образ быстро меняющихся обстоятельств («Наш паровоз, вперед лети...»), и символ вечной неустроенности, кочевой жизни еврея. Соответственно убыстряется и ритм сценического действия, усиливая драматическое напряжение (пьеса Галича была рассчитана на три с лишним часа игры – нормально для времен, когда зрители никуда не спешили...).  

Сгущенно-мрачный колорит спектакля (художники по свету – Михаил Чернявский, Инна Малкина) и музыкальное оформление Надава Викинского переводят коллизию из оптимистической тональности в трагическую.

История еврейской семьи - отца, сына и внука - утрачивает горделивую советскую интонацию и превращается в притчу о неуничтожимости еврейского духа. Ключевыми в спектакле становятся слова сына погибшего скрипача: «Мне кажется, что я никогда не умру».

Михаил Кайт долго «лепил» этот спектакль, что ощущается в отшлифованности актерских работ. Сложный, впечатляющий характер создает Гера Сандлер. Наверняка его решительному дистанцированию от штампов (которые обычно сопровождают изображение еврея российскими актерами) способствовал опыт, накопленный Сандлером в «Идишпиле». Его Абрам Шварц вбирает в себя многие черты советского еврея: он любит сына, но жесток с ним, ибо хочет «выжать» максимум из его таланта; он иногда искренен, иногда циничен; он боится власти, но «химичит» на службе. Тем не менее, когда Абрам, уже старый и немощный, сталкивается с нацистами, он поднимается до высокого героизма.

Своеобразную интерпретацию образа Давида Шварца предлагает Дори Энгель. Он играет не эмоционального, вдохновенного музыканта, а замкнутого, сурового, резкого в общении человека. Эта версия убеждает, так как гений часто бывает целиком погруженным в свое творчество, и «выпадает» из быта, простых человеческих связей.

Точные штрихи для портретов своих героев находят Валерия Будзигер (Таня), Крис Крис (Людмила), Аяла Шифтан (Хана), Ариэль Крыжопольский (Слава).

Наверное, надо бы указать на то, что смысловая и образная уплотненность спектакля иногда мешает залу следить за логикой повествования, которая у Галича была предельно ясной. Некоторые условности в романтической драме допустимы – например, то, что Дори Энгель и Аяла Шифтан играют не только Давида и Хану, но и их сыновей. Но почему прекрасный актер Виталий Воскобойников перевоплощается и в местечкового еврея Вольфа, и в участника гражданской войны, парторга Московской консерватории Чернышева? В обоих ролях он хорош, но несколько запутывает зрителя, пытающегося найти здесь какое-то философское обоснование, которое скорее носит финансовый характер...

Без сомнения, некоторые недочеты премьерных спектаклей еще будут устранены. А пока на сцене – сложная, интересная, яркая постановка, которая станет достойным вкладом в историю израильского русскоязычного театра.

вторник, 22 ноября 2016 г.

Либерман, который живет на сцене

Заявление израильского министра обороны о том, что на территориях надо строить только в крупнейших поселенческих анклавах, вызвало массу комменатариев, но никто не воспринял эти слова как искренние и серьезные! Чем вызвано такое отношение к лидеру НДИ, высокопоставленному государственному деятелю?


Левее стенки, которая справа

Авигдор Либерман стал одним из израильских политиков, чересчур возбудившихся после победы Дональда Трампа на президентских выборах в США. Министр обороны сразу заявил, что Израиль должен договориться с новым американским руководством о продолжении строительства за «зеленой чертой» только в пределах крупнейших поселенческих блоков. Это высказывание вызвало бурную реакцию.

Левые никогда не прислушивались к Либерману. С их точки зрения, любое строительство на «оккупированных» территориях незаконно. На эту тему вообще не желают говорить арабские депутаты кнессета, иначе как фашистом Либермана не называющие. Но Ципи Ливни, примкнувшая с химерической партией Ха-Тнуа к Аводе, на всякий случай выступает не в унисон с ее лидерами. Она отметила, что нынешнее заявление министра обороны соответствует ее давно определившейся позиции: надо прекратить строительство в разрозненных поселениях ради спасения крупнейших поселенческих массивов (непонятно только, почему надо спасать то, что пока находится под нашим контролем...). Председатель Еш Атид Яир Лапид одобрительно сказал, что выступление Либермана – единственный трезвый голос в коалиции.

Зато правый лагерь (конечно, за исключением НДИ, где любые крутые развороты лидера вызывают синхронные телодвижения партийцев) встал на дыбы. Поселенцы обвиняют министра обороны в предательстве. По мнению министра культуры Мири Регев (Ликуд), заявление Либермана противоречит воле избирателей. Заместитель министра иностранных дел Ципи Хотобели квалифицировала декларацию Либермана как «дипломатическую диверсию», которая подрывает позиции законной власти, наносит ущерб долгосрочным интересам Израиля и осложняет его отношения с новой вашингтонской администрацией.

Либерман объясняет: «Я был и остаюсь правым прагматиком. Конечно, лучше было бы строить на всей территории Иудеи и Самарии, но что толку в лозунгах, если они не расширяют строительства?».

Еврейский дом презрительно отмахнулся: «Либерман – болтун. Лучше бы он занимался обещанной ликвидацией Исмаила Хании, чем созданием палестинского государства на шоссе номер шесть».

Интереснее всего – ответ, полученный из окружения нового президента США. Там выразили недоумение по поводу того, что Либерман «обходит Трампа слева»!

Чем объяснить неожиданный отказ лидера НДИ от его традиционной позиции? Оценивая заявление министра обороны, следует вспомнить, что в нем нет ничего оригинального. Сам Либерман соотносит его с известным письмом Буша-младшего премьер-министру Шарону в 2004 году. В нем президент США для стимулирования переговорного процесса признал, что после Осло на территориях произошли необратимые демографические изменения и по этой причине крупнейшие поселенческие блоки в случае подписания мирного договора с ПА должны остаться под юрисдикцией Израиля. Так же трактовал этот вопрос преемник Шарона Ольмерт, называвший усиление главных поселенческих массивов «консолидацией».

Надо сказать, что в США письмо Буша не считают аналогом декларации Бальфура – обязательством супердержавы, которое должно материализоваться в судьбоносных политических решениях. Барак Обама практически не упоминал этот документ. С момента опубликования декларации Бальфура прошло 99 лет. Какая супердержава может гарантировать другой стране изменение ее территории в эпоху ООН?..

Ясно одно: согласие израильского политика на определенные территориальные уступки в пользу ПА означает его приверженность «духу Осло» - даже если этот политик не считает Абу-Мазена партнером и требует уничтожения режима ХАМАСа в Газе.

Правая идеология и «правый прагматизм»

Ознаменовало ли выступление Либермана наступление момента истины для национального лагеря?

Когда-то всех правых в Израиле объединяла приверженность идеологии неделимой Эрец-Исраэль. Правда, после 1948 года подразумевались уже не оба берега Иордана, а границы Израиля, установленные после его военных конфликтов с арабскими соседями. Это представление было поколеблено Бегиным, который в Кэмп-Дэвиде согласился вернуть Египту Синай и с течением времени предоставить палестинским арабам самоуправление. Это самоуправление они получили согласно Норвежским соглашениям. В 1993 году большинство сторонников национального лагеря отказывались смириться с тем, что за созданием Палестинской автономии последуют постепенное возвращение ей контролируемых Израилем территорий и создание палестинского государства.

В головах правых политиков создалось, говоря словами Оруэлла, двоемыслие. Более обидно это называется раздвоением личности.

С одной стороны, лидер национального лагеря Нетаниягу продолжил мирный процесс, отдал Арафату Хеврон, а в Уай Плантейшн согласился уступить ПА еще 13% территорий (к счастью этот пункт так и остался на бумаге). Потом «ультраправый» Шарон ушел из Ликуда и демонтировал поселения в секторе Газы. Ведущие деятели Ликуда как-то вяло противились этому – шумно протестовали только сторонники Либермана. Но и отшатнувшийся в последний момент от Шарона Нетаниягу в конце концов во всеуслышание заявил, что выступает за создание двух государств для двух народов.

С другой стороны, по сей день депутаты от правых партий продолжают клеймить левых. На последних выборах в кнессет Ликуд с трудом обошел Сионистский лагерь, убедив избирателей в том, что только Нетаниягу обеспечит безопасность страны. Тем не менее в Ликуде странная ситуация. Глава партии постоянно уверяет весь мир, что готов к переговорам с ПА. Часть парламентской фракции Ликуда его поддерживает, а часть громко выступает против любых новых территориальных уступок. В правом лагере только Еврейский дом прямо и однозначно заявляет, что нельзя допускать создания палестинского государства. Это не мешает ему находиться в правительстве Нетаниягу.

Невозможно понять, как правые представляют себе будущее еврейского государства. Нетаниягу уже много лет демонстрирует феноменальное мастерство политического канатоходца: он обещает Вашингтону возобновить переговоры с ПА, переговоров не ведет, при этом не ссорится с Абу-Мазеном, борется с террором, даже чуть-чуть строит в поселениях. Допустим, ему еще долго удастся так балансировать. Но пока он ходит по проволоке, правые, надеющиеся, что Биби «защитит интересы Израиля», не могут ответить на два вопроса: куда деть палестинских арабов и что будет с поселениями?

В интифаде уже участвуют подростки – эти юные фанатики, как и их духовные наставники, не мыслят себе ухода из своих городов и деревень.

В спорах о строительстве на территориях много лицемерия. Если мы только расширяем существующие поселения, если сносим «незаконные форпосты», то тем самым признаем, что в будущем придется подписать соглашение с ПА и в границах Израиля останутся в лучшем случае крупнейшие поселенческие блоки. Не аморально ли говорить, что евреи вправе селиться где хотят, если в обозримом будущем этих евреев может постигнуть судьба жителей Ямита и Гуш-Катифа?

Почему же критикуют Либермана, который вроде отказался от лицемерия и прямо сказал, что строить надо только в больших поселенческих массивах?

«Избегать пустых лозунгов» - после долгого жонглирования ими...

Как заявила пресс-служба НДИ: «На реальность нужно смотреть трезво, избегая пустых лозунгов. В последние четыре года мы не сумели добиться активного развития поселенческой деятельности в первую очередь из-за отсутствия координации с США».

«Избегать пустых лозунгов» - это хороший совет. Но проблема Либермана – в том, что именно жонглирование броскими лозунгами стало его «ноу-хау» с момента выхода на политическую арену! Причем меньше всего он считался с позицией США. Именно поэтому внезапное пробуждение прагматизма и надежд на Америку у 58-летнего политика ни у кого не вызывает доверия.

С тех пор как в 1990-е Либерман покинул административную работу в Ликуде и создал свою партию, главной задачей ее пропагандистского аппарата стало придумывание эффектных рекламных высказываний и лозунгов для своего босса. «Железный кулак в бархатной перчатке»; «Правее меня только стенка»; «Разбомбим Асуан-Тегеран!» - всё это запоминалось надолго, но больше способствовало созданию эдакого молодецкого имиджа, нежели репутации прагматика. Обилие громких слов противоречило гордому утверждению: «У Либермана слово - это слово». Вместо того, чтобы обращать внимание на проблемы избирателей, глава НДИ стремился любыми способами обратить внимание избирателей на себя.

Набор «пустых лозунгов» превратился просто в поток площадной брани, когда, оставшись после выборов в кнессет 2015 года вне правительства, Либерман изощрялся в обидных ярлыках для премьер-министра. Вопреки реламному слогану о том, что у него слово – это слово, он моментально взял назад все нелестные слова о Нетаниягу, как только получил должность министра обороны. Заодно перестал ругать Абу-Мазена и грозить ликвидацией Исмаилу Хание.

Принимать всерьез сегодняшнее предложение Либермана о стратегии поселенчества мешает количество лозунгов, выдвигавшихся им в области израильско-палестинских отношений. В начале 1990-х он заявлял, что верен принципам Жаботинского. После победы Нетаниягу на выборах премьер-министра в 1996-м году Либерман стал верен его политике продолжения курса Осло. Рассорившись с Нетаниягу, он сначала рекламировал идею кантонизации ПА, затем объявил, что домом палестинских арабов должна быть Иордания. В конце концов Либерман пришел к плану обмена территориями и населением между Израилем и арабами, что предполагало создание палестинского государства. Этот его лозунг звучал перед последними выборами в кнессет. Теперь, спустя всего полтора года, Либерман рекомендует новому президенту США оставить за Израилем крупнейшие поселенческие блоки. В Вашингтоне тактично умалчивают о том, что в бытность главой МИДа он выступал за переориентацию израильской внешней политики на российское направление.

Считать нынешнюю позицию министра обороны прагматизмом отказывается прежде всего правый лагерь. Он с 1993 года хранит надежду на то, что в какой-то момент процесс территориальных уступок со стороны Израиля остановится и окончательные границы еврейского государства будут значительно шире, чем перед Шестидневной войной. Так, Беннет предлагает аннексировать «зону С», пока находящуюся под совместным контролем руководства автономии и израильской армии.

В любом случае нет ничего менее прагматичного, чем при продолжающемся противостоянии с ПА, на фоне «интифады ножей» называть - сразу и громко - максимальные уступки Израиля при заключении соглашения с Абу-Мазеном! Так не ведут переговоры – особенно на Ближнем Востоке.

Особенно неразумно спешить с категорическими заявлениями до официального вступления в должность Трампа. Во-первых, надежды на то, что новый президент окажется гораздо более добрым к Израилю, чем его предшественники, могут развеяться из-за суровой геополитической реальности. Во-вторых, как уже предупреждают в команде Трампа, не надо заранее связывать ему руки израильскими предложениями без предварительного согласования. А вдруг он предложит нам больше, чем мы представляем? На это намекнул один из приближенных Трампа: после выступления Либермана о строительстве в поселениях он сказал, что какой бы дружественной ни была американская администрация, она не сможет быть тверже по отношению к ПА, чем правительство Израиля!

Нетаниягу уже вынужденно объявил о запрете на контакты членов правительства с лагерем Трампа. Но что делать, если только в ту сторону заглядываются честолюбивые израильские политики, надеющиеся понравиться новому хозяину Белого дома?

Ставка больше, чем лояльность боссу?..

Естественно, нет недостатка в желающих найти причины очередных политических пируэтов Либермана. Одни говорят: «Да он только на словах казался крутым, а на самом деле всегда был левым!» Другие считают, что председатель НДИ пришел в себя после неудачи его партии на выборах в кнессет и опять ищет трамплин для прыжка в кресло премьер-министра. Третьи напоминают, как в свое время полевел «экстремист» Шарон, который ради закрытия дела против его сына решился на «размежевание». Они предполагают, что и Либерману известно об очередных неприятностях, которые готовит ему прокуратура, и он решил задобрить нашу левую юстицию.

Говорить о левизне Либермана несправедливо. Его биография связана с национальным лагерем, и нет оснований считать притворством, лицемерием позицию, которую он занимал десятки лет.

В кабинеты следователей автор этих строк не вхож. Похоже, что затягивание выводов по «делу НДИ» было связано с тем, что прокуратура надеялась накопать компромат на главу партии. Тем не менее уже объявлено, что перед судом предстанут 17 фигурантов этого дела, а к Либерману претензий нет. Таким образом, израильскую Фемиду ему задабривать ни к чему.
Наиболее убедительна версия о том, что усиливающийся прагматизм Либермана связан с его политическими планами.

Наверняка, ведя переговоры с Нетаниягу о получении портфеля министра обороны, Либерман дал обязательство о корректном поведении по отношению к премьер-министру. Но кто может вспомнить примеры «усидчивости» Либермана в коалиции? Будучи членом правящего кабинета, он всегда перед выборами объявлял о «разногласиях» с главой правительства, чтобы набрать очки. Возможно, после смены власти в США у Либермана могли появиться соображения, перевешивающие обязательства о лояльности патрону. В Трампе (вернее в созданном старании СМИ его имидже) он мог впервые увидеть американского президента, с которым у него есть кое-какие общие черты. Соответственно, с ним он может связывать мечты, явно угасшие в марте 2015 года.

Либерман прекрасно понимает, что пост министра обороны он получил благодаря крайнему дефициту мандатов в коалиции Биби. Сейчас он возглавляет фракцию из пяти депутатов. Чтобы следующие выборы стали для него судьбоносными, ему надо значительно расширить свой электорат. «Прагматизм» – это шанс привлечь избирателей, не говорящих по-русски. (В прошлом Либерман уже объявлял себя перед выборами центристом).

Еще более вероятны расчеты Либермана на создание сильного избирательного блока. Перед последними выборами в кнессет один из авторитетных деятелей НДИ признал, что партия вела переговоры о создании общего списка с Еш атид и Кулану. С тех пор рейтинг Кахлона безнадежно упал. Зато Лапиду прогнозы сулят новый электоральный успех. Помятуя об эффективности своего тандема в Беннетом, он может согласиться на союз с Либерманом – при условии, что тот станет солидней и не отпугнет его либеральных избирателей. А уж Либерман готов на любые политические комбинации – лишь бы опять занять один из главных постов в правительстве и сохранить свою «программу-максимум»...

среда, 16 ноября 2016 г.

Забытый нами Шолом-Алейхем


Как приятно сообщить о том, что израильский «русский» театр порадовал еще одной яркой постановкой! Ольга Туберовская перенесла на сцену гениальную «Песнь песней» Шолом-Алейхема.


Мне уже доводилось упоминать имя Ольги Туберовской, поставившей вместе с Еленой Тартаковской великолепный спектакль «Петер@бург». На этот раз ее вдохновила «Песнь Песней» Шолом-Алейхема. Ольга Туберовская - автор инсценировки и режиссер.

C первого монолога ощущается тонкое понимание прозы Шолом-Алейхема и бережное отношение к ней. Писатель назвал одно из самых поэтичных своих творений «юношеским романом» не только из-за юного возраста его героев. Хотя писатель оставляет их на пороге «взрослой» жизни, они всегда будут молодыми! Потому что евреи в двухтысячелетнем изгнании были верны древним заповедям и сохраняли детское целомудрие, которого не найти в любовных сюжетах западной литературы.

В инсценировке Ольги Туберовской сохраняется просветленная грусть повести Шолом-Алейхема, но коллизия становится чуть жестче. Зритель понимает, что Шимек напрасно на склоне лет винит себя за слепоту и пассивность: его детская любовь не могла прийти к хэппи-энду. Чудесная девочка Бузя – дочь старшего брата Шимека, который погиб. Хотя родители Шимека, в семье которого воспитывается Бузя, ни словом не вмешиваются в дружбу детей, те и сами догадываются, что их разделяет слишком близкое родство. Поэтому на сцене, как и у Шолом-Алейхема, звучат только самые чистые и невинные строки о любви девушки из виноградника и великого царя – более откровенные образы этой чувственной восточной поэмы никто не упоминает.

Театр требует драматического конфликта – в отличие от литературного первоисточника, который может держаться на одной возвышенной ноте. Ольга Туберовская строит свой спектакль на контрастах, внешних и скрытых. Статичность постановки выражает режиссерский замысел: в ней воплощена неспособность Шимека и Бузи что-то изменить в своих судьбах. Только их редкие порывы к счастью передает пластика (хореография – Юлия Мустер). Герои то выхватываются лучом света - как мгновения их кратковременного детского счастья в воспоминаниях Шимека (художники по свету - Михаил Чернявский и Инна Малкина), то погружаются в темноту. Они одеты в белое (костюмы – Тина Синдаловская), но песочная анимация (Ольга Гольцер) покрывает эту первозданную чистоту грязноватыми красками реальности. В музыкальном оформлении Аллы Данциг идиллию нарушают разрывающие душу еврейские мелодии (отдельных похвал заслуживает скрипач-виртуоз Алексей Розов).

Хотя «Песнь Песней» стоит особняком в реалистической прозе Шолом-Алейхема, в спектакле раскрыта сквозная тема его творчества. Мудрый писатель всегда размышлял о суете сует, о погоне человека за ложными ценностями, закрывающими от него истинный смысл бытия.

Конечно, спектакль не мог бы захватывать зал без отличной игры актерского дуэта. Анна Гланц-Маргулис создает образ Бузи неожиданно скупыми, лаконичными красками. Это глубоко мотивировано - ведь, в сущности, мы видим не живую героиню, а прекрасные, но постоянно ускользающие грезы Шимека. Манера игры тоже работает на закон контраста: широкий арсенал выразительных средств демонстрирует Николай Туберовский. Он и рассказчик, передающий писательские интонации, и герой в детстве, и герой в молодости, и герой на склоне лет, вспоминающий прошлое, и судья над этим прошлым...

Часто ли мы перечитываем нашего великого еврейского писателя? Не надо краснеть, но стоит посмотреть этот спектакль.

Фото: Надя Гринберг

суббота, 12 ноября 2016 г.

Трамп: преждевременность отчаяния и восторгов

Участники президентских выборов в США всегда яростно атакуют друг друга, а иногда и демонизируют. Но трудно припомнить такое очернение одного из кандидатов, которого удостоился Дональд Трамп. Хотя формально Хиллари Клинтон корректно поздравила соперника с победой, в лагере ее сторонников царит отчаяние, они устраивают акции протеста. Столь же драматическая реакция на итоги американских выборов наблюдается в Израиле: левые апокалиптически рвут на себе волосы, правые спешат погрузиться в сладостную эйфорию...



«И как ему сейчас торжественно
И как раскованно – сиять,
Указывая щедрым жестом
На потрясенных марсиан!»

Хам в бейсболке

Дональд Трамп не соответствует стандартным представлениям об американском национальном лидере. На пост президента США впервые претендовал человек, до 70 лет не занимавшийся политической деятельностью, никогда не находившийся на государственных должностях, не сделавший военной карьеры.

Трамп не высказывал глубоких мыслей ни о внешней, ни о внутренней политике. Не боясь обвинений в расизме, он заявлял, что надо очистить Америку от иммигрантской нечисти, от мусульман. Трамп не желал проявлять хотя бы минимальной солидности: участие в телешоу – это еще куда ни шло, но клоунские выходки, пошлые шуточки в ходе избирательной кампании были вопиющим нарушением поведенческого кода «серьезного» политика. В США еще не было президента, который похвалялся бы: "Видали, какие сиськи у моей жены!"

Трамп непринужденно идет на откровенное хамство. Врет, глазом не моргнув. Когда его уличают в этом, парирует по-пацански: «А ты лжешь еще нахальней!» На фоне безупречно элегантных Обамы и Хиллари Трамп раздражает культурных людей сочетанием дорогого костюма и плебейской бейсболки! Недаром его сравнивают с Жириновским: оба они и не делают ставки на интеллигентных избирателей.

Не удивительно, что Трамп ничем не блеснул во время теледебатов с Клинтон. Впрочем, бывшая первая леди сама не захотела придать дискуссии интеллектуальный характер, использовав записи давних сексистских высказываний конкурента, сделанные в приватной обстановке (кассеты явно были куплены у какого-то сотрудника телевидения, сохранившего их «на всякий случай»), и жалобы нескольких женщин на домогательства с его стороны. Предложенный ею вид оружия Трампу пришелся по вкусу: он посмеялся над тем, что к таким грехам, которые ему приписываются, Хиллари относилась весьма снисходительно, когда их совершал ее муж. Более тонкая язвительность соперницы отскакивала от толстой брони трамповского цинизма. Конечно, миллиардер не смог связно изложить свою программу, но... этого от него и не ждали его избиратели!

Опозорились ли социологи?

Перед днем выборов почти все опросы сулили победу Клинтон с небольшим преимуществом. После того как выяснилось, что Трамп добился поддержки 290 выборщиков против 228 у Клинтон, многие комментаторы заявили о «судном дне социологии». Такое мы не раз слыхивали в Израиле. Действительно, известны отдельные случаи, когда фавориты прогнозов проигрывали выборы, но хоронить методологию опросов общественного мнения не стоит.

Во-первых, авторы социологических исследований не претендуют на абсолютную точность. Даже если вероятность победы политика составляет 90%, это не значит, что он выиграет выборы. Вероятность того, что кто-то уронит бутерброд на пол да еще маслом вниз, невелика - но изредка бывает! Во всех благоприятных для Клинтон опросах она опережала Трампа максимум на 3-4 процента. Этот разрыв вполне укладывается в рамки допустимой статистической погрешности.

Во-вторых, всегда забывают, что в публикуемых результатах опросов обычно сообщают: "Х процентов избирателей еще не сделали свой выбор". Шансы Клинтон и Трампа оценивались как 46:44, 47:43 и т. п. – то есть до решающего момента некоторая часть избирателей еще не определилась. Обычно сторонники более известных политиков не склонны сомневаться, это свойственно тем, кто ставит на новые фигуры. Наверняка в ходе голосования «колеблющиеся» усилили позиции Трампа.

В-третьих, качество опросов зависит от честности респондентов. Еще до выборов многие аналитики предупреждали, что может проявиться «феномен Жириновского». Известно, что многие россияне, симпатизировавшие Владимиру Вольфовичу, который всегда считался сомнительной личностью, в опросах стеснялись признаться в намерении поддержать его. На выборах он получал в три раза больше голосов, чем в прогнозах! СМИ, имеющие колоссальное влияние в США, представляли Трампа таким чудовищем, что часть его поклонников малодушно врала интервьюерам, скрывая желание проголосовать за него.

В-четвертых, опросы определяют общее количество голосующих за того или иного политика. В этом отношении шансы Клинтон оценивались адекватно. Опросы осложнялись тем, что в США существует система «выборщиков». По правилам президентских выборов, «победитель получает всё», то есть при любом перевесе политика по голосам в данном штате все «выборщики» обязаны поддержать его). Если проводить отдельные опросы в каждом штате и суммировать, то это наверняка отражается на точности прогноза. 

Почему он победил?

Вопреки логике моралистов Трампа полностью не проигнорировали – хотя отдали предпочтение Клинтон - ни женщины, ни афроамериканцы, ни испаноязычные американцы, ни избиратели азиатского происхождения. Клинтон была популярней в больших городах, Трамп – на периферии. В лагере Трампа преобладали уроженцы США. За него проголосовали более половины белых с относительно невысоким образовательным уровнем – средняя школа, колледж (чему соответствуют и невысокие заработки). Около 60% обладателей академических степеней поддержали Клинтон. Более половины протестантов и католиков были за Трампа. Среди евреев таких оказалось 24% - 71% из них остались верны Демократической партии. Среди отслуживших в армии американцев сторонников Трампа было почти в два раза больше, чем голосовавших за его соперницу.

Таким образом, вырисовывается коллективный портрет избирателя, которого не отпугнули недостаточная интеллектуальность Трампа, его вульгарные манеры, неполиткорректные высказывания. Это белый американец, уроженец страны, христианин, работяга. Он тянулся к среднему классу, но ощущает, что давно уже сползает к уровню ниже среднего. Он недоволен тем, что примерно с 1970-х годов Америка утратила прежнюю динамику развития и благосостояние таких, как он, не повышается. А на бейсболке Трампа написано: «Сделаем Америку вновь великой». Трамп внушал ему, что вся беда – в запрудивших страну паразитах из бедных стран, которые захватывают рабочие места настоящих американцев и на социальную помощь которым уходят огромные государственные средства. Он не говорит о главных причинах торможения: на мировую арену вышел Китай, быстро усиливаются Индия и Бразилия – в этих и других прогрессирующих странах маленькие зарплаты, отсутствуют социальные гарантии, поэтому туда переносятся многие производства и американским рабочим не приходится мечтать о повышении своих доходов. Но соотечественники Трампа и не хотят слышать правду – версия кандидата в президенты проще и дает надежду: выгоним иммигрантов и заживем богаче! Этот электорат не смущали ни хамоватость Трампа, ни его прикид. Искреннее восхищение вызывали у него мачоизм миллиардера и его красавица-жена.

Надо сказать, что достаточно много иммигрантов проголосовали за Трампа, поскольку они не уверены в будущем и им больше импонировал понятно говорящий, уверенный в себе политик, нежели элегантная, изысканно выражающаяся дама.

Для сторонников Трампа его победа – это последний всплеск забытой американской мечты. Он показал, что не партия, не клан, а человек может выдвинуть самую грандиозную задачу и добиться ее решения! «Если Он, такой же простецкий и грубоватый, как я, смог стать президентом, - рассуждает скромный труженик из маленького американского городка, - то почему я не могу по крайней мере сколотить небольшой капитал и перебраться в уютный домик?»

Тревоги простого американца проистекают не только из скромного материального достатка. Он видит, как по всей планете наступает террор. В его стране, на территорию которой прежде никто не посягал, звучат взрывы. Президент-демократ Клинтон обнимался с Арафатом, его жена в качестве госсекретаря призывала террористов к миру. Президент Обама восемь лет распинался об уважении к великой мусульманской культуре и не мог заставить себя произнести во всеуслышание слова «исламский террор». А Трамп ругает мусульман и твердит, что Америка должна опять стать сильной.

Трампа почему-то никто не сравнивает с героем знаменитого романа Роберта Пенна Уоррена «Вся королевская рать». Как его герой Вилли Старк, он шел к власти напролом, в одиночку. Его оплевывал истеблишмент, его заранее хоронили оракулы, его устыдилась собственная партия, но он играл по своим правилам, напрямую обратился к самым непривилегированным избирателям и победил. Победителя не судят?..

На следующий день

Америка несколько шокирована результатами выборов. Тем не менее ей не привыкать к непривычным хозяевам Белого дома. В 1980-м смеялись над голливудским актером второго плана, решившим выйти на первый план в политике. Но Рейгана сегодня называют великим президентом. Американцам трудно было поверить, что у них появится темнокожий президент. Но привыкли быстро.

Трамп отличается от всех «непохожих» - он груб, вульгарен, оскорбляет большие группы населения. Он говорит на примитивном английском, которому соответствует отсутствие у него серьезных мыслей и идей. Но не все, кому не нравится Трамп, непременно симпатизируют Хиллари Клинтон. Автор этих строк относится к тем, кого раздражают культурный уровень и поведение нового американского президента, но кого угнетает лицемерие демократической власти США. Она уверяла Израиль в хорошем к нему отношении, однако заискивала перед миром ислама и заключила соглашение с тегеранскими нацистами. Из-за нее Иран сейчас «борется с террористами» в соседней с нами Сирии бок о бок с «Хизбаллой».

Трамп в политике - «табула раса». Трудно предсказать, как он проявит себя на посту президента. В человеке, которого мы видели до сих пор, было намешано много разного. Вспоминался всё тот же Вилли Старк: « Добро можно делать только из зла, просто потому что его больше не из чего делать». Скажем прямо, некоторые высказывания Трампа звучали по-фашистски и не так уж несправедливы были его противники, напоминавшие об одобрительных отзывах о нем «Ку-клукс-клана».

Хочется надеяться, что Трамп не разочарует поверивших в него рядовых американцев и отнесется к ним, не как дешевый популист, а как истинный лидер нации, который думает о потребностях страны и удовлетворяет их не за счет «врагов».

Способен ли Трамп сообщить новые импульсы американской экономике? В этой области он кое-что смыслит. Хотя производит впечатление примитива, в молодости получил степень бакалавра по экономике и финансам. Состояние Трамп получил от отца, но сразу начал успешно осуществлять собственные совершенно новые проекты.

Трудно поверить, что у Трампа есть какие-то экономические концепции. Перед выборами он обещал снизить налоги – в отличие от Клинтон, которая выступала за увеличение поборов с богатых. Целой программы Трамп предложить не мог. Он высказывался за сохранение прежней социальной политики, увеличение военных расходов и правительственные вложения в инфраструктуру. Как отметили некоторые экономисты, это означает увеличение бюджетного дефицита и финансирование долга за счет нового долга, что напоминает кейнсианство. Трамп, конечно, не теоретик и не идеолог. Он обещал пересмотреть реформу здравоохранения, проведенную Обамой, но в первых выступлениях после выборов уже допустил сохранение его нововведений.

Вообще, наивны опасения по поводу того, что Трамп много «напорет». Президент не может перевернуть Америку – гарантией этого является надежная демократическая система. Ветви власти четко разделены, и на случай внутреннего политического противоборства существуют взаимосдерживающие механизмы.

Наиболее фанатичные приверженцы Демократической партии погрузились в депрессию. Трудно сказать, имеет ли штаб Клинтон отношение к проходящим сейчас в США «массовым» демонстрациям протеста. Хиллари достаточно опытна, чтобы понимать бесперспективность таких акций. Скорее за ними стоят те силы, которые подстрекали плебс кличами «Захвати Уолл-стрит!» Это анархистские организации, левизна которых сочетается с пропалестинской ориентацией, нападками на Израиль и экстремизмом. Сегодня группы хулиганов не могут критиковать Трампа, еще не обозначившего основных направлений своей политики, но рады возможности шуметь, буянить, грабить магазины. Этих погромщиков совсем немного, их надолго не хватит. Американские СМИ, враждебные Трампу, освещают беспорядки методами израильских коллег, которые в таких ситуациях избегают панорамных съемок и из кучки противников правительства выхватывают крупным планом нескольких крикунов, создавая впечатление многочисленности демонстраций.

Хорошо ли это для евреев?

Уже утром в среду израильские телеканалы рассказывали о подходившем к концу подсчете голосов в Америке в трагических тонах. Наши левые политики и журналисты потрясены! Они рассчитывали, что победит Клинтон и начнется еще более сильное, чем при Обаме, давление на Нетаниягу для принуждения его к миру с палестинцами. От Трампа «лагерь мира» ожидает только «реакционной» внешней политики.

Столь же неумеренна реакция наших правых, но с уклоном в противоположную сторону. Они в эйфории. Беннет заявил, что лозунг двух государств для двух народов можно считать отмененным. В национальном лагере призывают отказаться от ограничений строительства в поселениях: теперь вся Эрец-Исраэль наша! Все вспоминают об обещании Трампа перенести посольство США из Тель-Авива в Иерусалим. Налицо сильный перегрев голов отнюдь не из-за хамсина.

Дай Бог, чтобы наступила эпоха полной и безоговорочной поддержки Израиля Америкой! Но личные качества любого президента США, его отношение к евреям и Израилю напрямую не коррелируют с его ближневосточной политикой, которая определяется интересами США и ситуацией в мире.

Трамп тепло отзывается об Израиле. В качестве бизнесмена он сотрудничал с нашей страной. Его дочь Иванка замужем за евреем и прошла гиюр. Но и супруги Клинтон всегда очень дружески общались с израильскими политиками, а их дочь Челси тоже вышла замуж за еврея...

Действия США в нашем регионе находятся в коридоре возможностей, который не слишком отличается у республиканцев и демократов. После Осло демократы более настойчиво требовали от израильских лидеров форсировать мирные переговоры с ПА. Республиканцы не выкручивали рук нашим премьер-министрам, как Билл Клинтон с Мадлен Олбрайт молодому Нетаниягу, а Обама - тому же Биби, но возмужавшему. Но ни республиканцы, ни демократы не заявят, что Израилю пора прекратить мирные переговоры, отказаться от лозунга двух государств для двух народов и приступить к строительству поселений в любой точке «Западного берега». Только ребенок может представлять такие решения или перенос американского посольства в Иерусалим как добрую волю «хорошего» президента США. Политика Америки зависит от геополитического расклада, от состояния мировой экономики, от соотношения сил в ООН, от позиции НАТО, от взаимоотношений США с мусульманскими странами.

Судя по всему, в команду Трампа войдут экс-спикер палаты представителей Ньют Гингрич, всегда ратовавший за беспощадную борьбу с терроризмом, называвший палестинцев придуманным народом, а также бывший мэр Нью-Йорка Роберт Джулиани, который еще в 1995 году выгнал Арафата с торжественного концерта в своем городе. Выразится ли это в охлаждении отношения США к ПА и резком усилении поддержки Вашингтоном Израиля? Трудно поверить...

Его пример – другим наука!

Не стоит гадать о том, что изменится в США и в глобальном мире после победы Дональда Трампа на президентских выборах. Скоро мы это увидим своими глазами. Но, без сомнения, непредвиденный успех Трампа свидетельствует о появлении новой реальности, которую мы еще недопонимаем.

Главный урок американских выборов: людям надоели политики с адвокатскими дипломами, учившиеся в престижных университетах, умеющие длинно и красиво говорить. В последние десятилетия мир прошел через серьезнейшие экономические потрясения. Безопасность личности даже в сытом и благополучном западном мире исчезла из-за нашествия орд «беженцев». Демографические изменения привели к неуверенности пожилых граждан в завтрашнем дне. Избиратели хотят, чтобы политики говорили с ними не на философские темы, а об их насущных проблемах. Трамп – первый после долгого перерыва американский президент, который обратился к простым согражданам и сумел затронуть чувствительные струнки в их сердцах. Если все сказанное им окажется пошлой демагогией, то американская демократия позволяет переизбрать его в 2020 году. Никакой вагонзавод ему не поможет. 

Израильским партийным лидерам после президентских выборов в США надо сделать те же выводы, что и политикам на других континентах, и думать не только о судьбе «мирного процесса». Гражданам нашей страны живется все более непросто. Они хотят говорить об этом простым человеческим языком с претендентами на высшие государственные посты. Взлеты и падения отдельных партий в последнее десятилетие связаны именно с надеждами и разочарованиями рядовых израильтян. А уж отличить честный разговор от пустопорожней болтовни для скептического еврейского ума не составляет проблемы.