воскресенье, 30 января 2022 г.

Пастух пролетариев, читавший Гете

Герой спектакля «Пастух», поставленного Олегом Родовильским в театре «ZERO», - Владимир Ильич Ленин. Но не пытайтесь представить себе то, что увидите на сцене! Автор пьесы не показывает ни злодея, ни мудреца, ни персонажа сенсационных статей эпохи «гласности». Ленин - фантастическая личность, чья деятельность привела к фантастическим последствиям. А потому воплотить его образ можно только фантастическими средствами...     

 

Не скрою, тема спектакля, упомянутая во всех рекламных объявлениях, вызвала у меня предубеждение: ну что нового мог поведать об организаторе октябрьского переворота Андрей Максимов, прекрасный журналист и телеведущий, но не историк и не политолог? Я знал, что Максимов - писатель, драматург, сценарист, однако, только посмотрев спектакль «Пастух», оценил интелектуальный диапазон автора. И еще раз убедился в умении театра «ZERO» удивлять даже тех, кто его давно знает!

В пьесе нет утратившей актуальность полемики с «ленинизмом» В ней всего три действующих лица, причем только одно - историческое: Владимир Ленин (Олег Родовильский), Она (Марина Белявцева), Мистическая пионерка (Анна Винокур). Если поначалу закрадывается подозрение, что Марина Белявцева сыграет Надежду Константиновну, то вскоре зритель осознает, что предлагаемое ему действо не имеет ничего общего с антисоветскими анекдотами о Ленине. Когда игривый настрой Ильича получает пугающий его сверхъестественный отпор, Она на недоуменный вопрос основоположника отвечает: «Я - часть той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает благо». На это Ленин с готовностью золотого медалиста симбирской гимназии бормочет: «Знаем. Читали». Но тут обозначаются «правила игры»: перед нами не Ильич из трусливо-официальной «Семьи Ульяновых» Мариэтты Шагинян или публицистически злого «Ленина в Цюрихе» Александра Солженицына, а скорее пародия на героя Гете, продающего душу дьяволу. Тем не менее философский замысел драматурга гораздо сложней, чем сатирическое переиначивание «Фауста».

 

Не случайно Дух отрицания воплощает Она! Героиня спектакля - в отличие от Мефистофеля - отрицает не мировую гармонию, а ущербность «теоретика» и фанатика. Женское начало - это полнота и вечность бытия. Именно на этих весах проверяется «историческое значение» вождя пролетариата: «Теория суха, но зеленеет жизни древо». Ленин остается бездетным и не находит общего языка с женщинами - от школьного увлечения до официального брака и последнего романа с Инессой Арманд, потому что поглощающая его «партийная работа» не имеет отношения к живой жизни. Только законченный аутист может заключать письмо к якобы любимой женщине партийным прощанием: «Жму руку»... Так же не имело отношения к реальности появившееся в 1917 году государство-мутант - оно было порождено не истинной любовью к людям, а исключительно патологическим властолюбием Ленина и его сообщников. Герой пьесы Максимова, продавая душу, признается: «Хочу я быть пастухом. Только не баранов шашлычных пасти, а людей. Чтобы рукой им показать и чтобы они туда пошли, куда я им указал. Причем, заметь, не пять там человек или десять, а - тысячи, лучше - миллионы, совсем хорошо - весь мир!..»   

Наверняка автор пьесы, работая над ней, размышлял не только о личности Ленина. Он написал книгу «Психофилософия», в которой объяснял, «как помочь другим людям и себе». Анализ его системы не входит в задачу театрального рецензента - я вспомнил об этой стороне творчества Максимова, чтобы показать, как непроста философская подоплека «Пастуха».   
 

 

Чтобы такой сложный спектакль не оказался однообразным, не «провисал», режиссер должен был тонко сочетать условность фантастики, психологическую убедительность персонажей и элементы фарса. Особые усилия требовались от художника по костюмам Леи Шац, которая просто превзошла себя, и гримера Ларисы Хайат, преобразившей внешность Олега Родовильского. Мечты вождя о покорных подданных материализуются в куклах, мастерски изготовленных Валерией Глозман. В музыкальном дизайне Альберта Халмурзаева достигается иронический «контрапункт» грандиозной музыки Бетховена и напичканных лозунгами советских песен.

Какой глубокий смысл ни вкладывал бы в пьесу драматург, его должны донести до зрителя актеры. Ведущий дуэт театра «
ZERO» впервые достигает столь безупречной художественной «стыковки» при совершенно разных манерах игры. Олег Родовильский представляет Ленина без эстрадно-сатирических штампов, изредка в его герое сквозь комически сниженную манию величия просвечивает деформированная человечность, а временами он даже вызывает жалость. Марина Белявцева создает образ Властительницы Тьмы, принимающей облики женщин, которых Ленин, как ему казалось, любил: они противостоят революционному схоласту естественностью и искренностью, но в то же время не позволяют забыть о стоящей за ними инфернальной силе!

 


Для Анны Винокур стала привычной труднейшая функция «аккомпанирования»  психологическим коллизиям и стилистическому строю спектакля без слов, чисто пластическими средствами. Она соединяет гротеск и мистику как в фигуре «ассистентки» демонической повелительницы, так и в подобии скульпуры, напоминающей, что «пастух» лишил миллионы подвластных ему людей не только свободы воли, но и нормального детства.

Без сомнения, постановка необычного спектакля потребовала от Олега Родовильского и его театра решения принципиально новых художественных задач. Нельзя не отметить, что из-за невозможности тесного сотрудничества с драматургом  в период пандемии режиссер взял на себя смелость доработать некоторые места в его пьесе. Эти коррективы, полностью соответствующие авторскому замыслу и стилю, продиктованы обычным стремлением театра «
ZERO» к самому высокому качеству драматургического материала.

Сцены из спектакля
 

Фото: деда Саша

 

Комментариев нет :

Отправить комментарий