вторник, 27 октября 2015 г.

Гуманный порыв юридического советника

Организация "Адалла" - юридический центр по защите прав арабского меньшинства в Израиле - направила юридическому советнику правительства Иегуде Вайнштейну жалобу по поводу того, что израильские силы безопасности  жестоко добивают раненных террористов. Канцелярия Иегуды Вайнштейна немедленно послала в "Адалу" ответ.

четверг, 22 октября 2015 г.

Нападки на Нетаниягу: глупость, ложь, трусость

Шквал возмущения вызвало публичное заявление израильского премьер-министра о том, что в 1941 году Гитлер подумывал о депортации евреев, а окончательно убедил его приступить к их физическому уничтожению иерусалимский муфтий эль-Хусейни. Зашлись в истерике наши ангажированные СМИ, но добавляют свои пять агорот и пропагандисты одной правой партии, пристроившейся к левой оппозиции.

суббота, 17 октября 2015 г.

Не заглянув в святцы, да бух в колокол

Президент Путин лично внес на рассмотрение Госдумы законопроект, запрещающий выискивать экстремизм в священных книгах главных мировых религий. Вроде бы это отведет от российских евреев часть антисемитских нападок. Но надо ли спешить восхищаться прогрессивностью национального лидера?

пятница, 16 октября 2015 г.

Бизнес, люди, жизнь...

Книга Шломо Борохова «Путь к себе в эпоху перемен» заинтересует широкий круг читателей. Автор – человек многогранный и многоопытный, который делится своими мыслями по самым разным вопросам.


"Путь к себе в эпоху перемен" продолжает серьезный разговор о бизнесе, который был начат в книге Борохова «Уроки делового мышления», изданной в 1999 году и выдержавшей четыре издания. Автор – опытный предприниматель, начинавший свою профессиональную карьеру в Израиле рядовым инженером и дошедший до постов генерального директора крупных предприятий, а затем руководителя банка, - в первой серьезной пробе пера ставил конкретную задачу: предложить читателям практическое пособие по бизнесу.

С тех пор прошло 16 лет. Взгляд автора на предпринимательство стал шире. Добавился немалый жизненный опыт, позволивший глубже понять психологические составляющие бизнеса и место этого занятия в системе человеческих ценностей.

Собственно, и бизнес 1990-х – это не бизнес XXI века. Стремительно меняется мир, меняется Израиль. Автор задумался о том, как изменился он сам со времен самаркандского детства, как по-разному меняются выходцы из тоталитарной советской системы в демократическом еврейском государстве.

Наверняка каждый читатель найдет свои приоритеты в книге «Путь к себе в эпоху перемен». 

Человек практического склада внимательно проштудирует главы, посвященные бизнесу. Но это узко-прагматический подход. Борохов много внимания уделяет тому, как непросто приобрести чувство хозяина человеку, родившемуся в стране, где частное предпринимательство считалось уголовным преступлением. Из размышлений автора о стране исхода, об Израиле, о социализме и капитализме родилась значительная часть этой книги.

Вряд ли хоть один читатель не углубится в главы о «совковой» ментальности. Но тут не надо искать обиды и запальчиво реагировать на них: Борохов не отделяет себя самого от других выходцев из бывшего СССР и подчеркивает, что «все мы – носители вируса». Советскую действительность он знает как никто, так как, будучи человеком русской культуры, вырос в азиатской части страны, в мусульманской республике, а в качестве спортсмена объездил все регионы СССР. Не хуже знает автор книги проблемы алии: он репатриировался в 1974 году, был исполнительным директором Сионистского форума, много сделавшего для алии 1990-х, играл видную роль в партии Исраэль ба-алия.

Считая очень важными для Израиля связи с Россией, Борохов предлагает свой собственный анализ ситуации в этой стране, которую нельзя понять без ее истории, в том числе советского периода. Особо интересны его мысли о причинах кризиса российской экономики и о сохраняющейся у Путина возможности исправить допущенные в постсоветский период стратегические ошибки. Так же оригинальны размышления автора о глобализации и включении Израиля в этот процесс.

С юных лет важное место в жизни Борохова занимали шашки. Он привык многие ситуации сравнивать с шашечной партией. Борохов был сильным мастером, участником чемпионатов СССР. В Израиле возглавил национальную федерацию шашек и стал участником фантастической эпопеи: в 1978 году советские руководители, несмотря на отсутствие дипломатических отношений с Израилем, были вынуждены допустить израильскую команду на чемпионат Европы по стоклеточным шашкам в Тбилиси. Приезд израильтян произвел фурор в Грузии, где евреи не были так запуганы, как в других республиках. Сборная Израиля сыграла блестяще: заняла третье место и отняла важные очки у советской команды – та осталась на втором месте, а «золото» получили голландцы. Глава, рассказывающая о «гостеприимстве» советского режима, которому пришлось смириться с приездом представителей ненавистной ему страны, читается поистине как политический боевик!

«Путь к себе в эпоху перемен» - очень еврейская книга. О многих важных вещах автор судит как еврей, израильтянин. Шломо Борухов был редким советским человеком, получившим традиционное еврейское воспитание. Его отец Авраам Борохов, обладавший огромным авторитетом в городской еврейской общине, позаботился, чтобы сын с детства знал иврит, Тору, молитвы. Но этим не исчерпывалась уникальность воспитания Шломо. В годы войны Самарканд дал приют тысячам хабадников, которым помогал и с которыми тесно общался Авраам Борохов. Благодаря этому Шломо в раннем возрасте усвоил идиш и хасидскую культуру. В этой книге он часто ссылается на еврейскую историю, на ТАНАХ, на еврейские заповеди.

Читатель сам убедится в разносторонности автора. Борохов подкрепляет свои мысли о бизнесе и экономике, о России и Израиле высказываниями известных людей, яркими литературными примерами. Скажем, задумывались ли вы о том, зачем... гоголевский герой Чичиков скупал мертвые души? Среди многого другого вы узнаете и об этом!

Название книги Шломо Борохова говорит о склонности автора к самоанализу. Мало кто успевает заняться этим при напряженности и головокружительных темпах современного существования. Путь к себе человека, многого достигшего, – это очень важный и поучительный духовный опыт, который полезно изучить другим людям, независимо от того, какие профессии они для себя выбрали.

Культура между прошлым и будущим

Вышел в свет 45-й номер «Зеркала». Этот литературно-художественный журнал всегда не похож на другие аналогичные издания. Чем он не похож на сей раз?


В обойме «толстых» русских журналов «Зеркало» выделяется тем, что не стремится вписаться в российские культурные координаты. Это израильский журнал, который ощущает себя в контексте международных проблем – эстетических, философских, социально-политических. Его редактор Ирина Врубель-Голубкина и идейный вдохновитель Михаил Гробман, активные участники Второго русского авангарда, подбирают литературные произведения, статьи, эссе, интервью, которые знакомят читателя с важнейшими событиями в современном искусстве и общественной жизни.

Ирина умеет найти для каждого номера «Зеркала» тему, которая интеллектуально объединяет его материалы, придает журналу композиционную стройность. На мой взгляд, в 45-м выпуске такой сквозной идеей является поиск современной культурой своих исторических корней.

Характерно, что журнал открывается поэмой Марии Степановой «Война зверей и животных». Не надо быть большим эрудитом, чтобы сразу вспомнить античную «Войну мышей и лягушек», автор которой пародировал эпос Гомера. Литературные игры появились на два с лишним тысячелетия раньше постмодернизма.

Поэма Степановой построена на центонном принципе – использовании чужих строчек. Но тут двойная игра: цитаты не дословны и тоже обыгрываются:

Слева кудри токаря
Справа генерала

Не лепо ли, граждане
Старыми словесы
Начати молчати

Но я умел бы жить и умереть в париже
Когда бы не было чего-нибудь поближе

Название поэмы не только пародийно – в ней действительно мелькают образы войны:

как уходят под воду сплоченные косы сельди
танковые части поблескивают на мостах
вносят на блюде заплатку снеди
стынущую в соляных цветах

Увы, это мелькание в калейдоскопе, где нельзя зафиксировать мысли, а тем более переживания автора. Может, это было принципиальной задачей поэмы и безоценочность заложена в заголовке: животные против зверей?.. Если здесь и намечался какой-то пафос, то назойливая центонность его уничтожает.

Тексту Марии Степановой присущи ее обычные мастерство, плотность стиховой массы. Но приходится задуматься о том, что период игр в русской поэзии затянулся. Когда-то стилистические забавы концептуалистов были издевательством над казенным стихом, над соцреализмом. Сегодня в российском искусстве есть проблемы, но литература меньше всего подвергается давлению. Ситуация определилась, есть о чем переживать. Можно, как когда-то выразился Саша Гольдштейн в одном из своих лучших манифестов в «Зеркале», вести «огонь прямого разговора».

После напряженного постижения суперсовременной поэзии Степановой испытываешь облегчение и радость, обнаружив в поэтической подборке «Зеркала» немудреный реализм москвича Данилы Давыдова:

Меня увольняют с работы
И в сущности правда тут есть
Нельзя уж таким беззаботным
Под сорок в профессию лезть

Конкретика есть и у Виктора Iванiва, и у Федора Сваровского, и у Ивана Соколова, но она размыта прихотливыми ассоциациями. Поэзия изощренно-красивая, тем не менее, как в кинозале, хочется крикнуть механику: «Резкость!».

Вот у кого хватает резкости, так это у Михаила Гробмана. Ветеран русского авангарда постоянен в любви и ненависти, он по-прежнему не может пройти мимо нескольких сакральных надгробий, не плюнув на них.

И мы, мальчишки, возле мавзолея
Гоняли с черепом божественным футбол
Мы били по макушке не жалея
И череп был на нас совсем не зол.

Сегодня список сакральных мест расширился. Гробман бесстрастно констатирует:

Крымнаш – кричал один послушно
Другой на Бога уповал

Но эти уже не волнуют поэта. А вот евреи должны предъявлять моральный счет себе – о чем напоминает Гробман, который увековечил в своей известной картине изменившего вере соплеменника.

Мы стояли на запятках
Самых развитых идей
Мы работали на грядках
Русской родины своей

Но когда сидим мы ныне
И евреи в нас плюют
Горьким запахом полыни
Отдается сей уют

И никто нас не укроет
Только спросит где твой брат?
А душа все ноет, ноет
Ей так хочется назад

Прозы в этом номере «Зеркала» немного. Неординарна «Хроника береговых движений» молодого Станислава Снытко из Санкт-Петербурга:

«В полупустой комнате, освещенной тусклой лампочкой, находится человек. Он неподвижно сидит в кресле перед мерцающим кинескопом, на коленях раскрыта газета, всегда на одной и той же странице. Иногда человек протягивает руку за стоящей на полу бутылкой пива и совершает глоток. Выражение лица говорит о том, что пиво нестерпимо гадкое. Как только бутылка пустеет, открывается дверь, в комнату входит другой человек с новой бутылкой пива, убивает предыдущего и занимает его место».

Сценарная форма, силуэтность персонажей, пунктирность повествования слегка напоминают «Проект революции в Нью-Йорке» Алена Роб-Грийе. Опять вынужден констатировать: жаль, что мастерство в отделке формы не коррелируется с той реальностью, которую очень хотелось бы увидеть в современной русской прозе. Эти претензии трудно предъявить Леониду Сторчу. Он ныне проживает в Бангкоке и имеет право вдохновляться тамошней экзотикой. В «Зеркале» - два его прекрасных рассказа о Таиланде. Великолепно выписаны герои, виртуозно передана на русском языке их речевая манера. Современно, но в лучших традициях всемирно отзывчивой литературы.

Те культурные пласты, которые в литературной части «Зеркала» раскрошены в ассоциациях и аллюзиях, тщательно исследуются в эссеистике журнала. Вадим Захаров, один главных деятелей московского концептуализма 1980-х годов, пытается определить суть и границы этого уникального эстетического явления. Он выполняет задачу не сухо-теоретически, а как художник: наглядно-образно. Некоторые мои эстетические сомнения укрепило его признание: «Мне холодно... Пространство современного искусства становится все более чужим, механизированным, агрессивным и одновременно пресным, слабым, пустым. Я все реже нахожу в себе желание вступать с ним в какие-либо отношения».

Вышедший из той же московской среды художник и писатель Юрий Лейдерман в причудливо-фантастическом эссе «Матисс (и др.)» удаляется от современного искусства в прошлое: Матисс, Сезанн, Пикассо, Дюшан, Мопассан, Бодлер, де Сад! А что в будущем?..

Дмитрий Бавильский, известный российский поэт, прозаик, критик, предстает во всех своих испостасях в изысканном тексте «Запретный город». Он взволнует каждого, кто любит Венецию, а у не видевших ее вызовет желание немедленно отправиться туда. Это и набросанные точными мазками картины сказочного города, и профессиональный анализ творчества великих венецианских мастеров, и экскурсы в смежные области европейской цивилизации.

Не случайны коннотации, вызываемые заголовком. Бавильский высказывает неожиданную мысль о тоталитарных корнях венецианской культуры. Работы Тьеполо заставляют его вспомнить росписи... Александра Дейнеки в Челябинском оперном театре и потолки Волгоградского вокзала! Продолжая «русско-итальянскую» линию, автор решается на горькое пророчество: «Чем хуже (ужаснее, тяжелее) будет наша русская жизнь, тем чаще и охотнее мы станем сбегать в Италию... Возможно, дело тут еще и в том, что, помимо тоски по жизни, нас преследует тоска по зрелой и насыщенной культуре... У русской культуры почти всегда проблемы с контекстом: она состоит из разрозненных жестов, зачастую единичных в своем околотке, густого бульона не образуется – слишком уж велика территория, слишком уж много людей, плевать хотевших на «спорт высоких достижений».

Лёля Кантор-Казовская – искусствовед широкого кругозора. Будучи специалистом по европейской архитектуре XVIII века, она обладает той эстетической базой, которая позволяет ей свободно ориентироваться в современном искусстве и осознавать его тенденции. В этом номере «Зеркала» опубликована ее статья «Архитектурные фантазии Пиранези». Это очень тонкий профессиональный анализ раннего творчества итальянского архитектора и художника. Исследователь выявляет влияние античности на его работы, которые не потеряли своего значения в эпоху авангарда.

Логично завершает построение журнала беседа Ирины Врубель-Голубкиной с философом и писателем Аркадием Неделем. Разговор охватывает огромные пространства культур – от древних шумеров до Фуко и Делеза. Это не «игра в бисер» - главное внимание уделено современному миру: судьбе капитализма, глобализации, столкновениям цивилизаций, ближневосточной ситуации.

Каждый читатель с серьезными интересами найдет в «Зеркале» что-нибудь важное для себя. В бумажной версии журнал найти трудно. Но есть Интернет: zerkalo-litart.com.

пятница, 9 октября 2015 г.

Совесть как эстетическая категория

Присуждение Нобелевской премии по литературе Светлане Алексиевич – выдающееся событие в культуре постсоветского пространства. Тем не менее решение Нобелевского комитета вызвало недовольство некоторых бывших и нынешних соотечественников лауреата. Они считают, что творчество Алексиевич – журналистика, не дотягивающая до изящной словесности. Но разве не честность, совесть, сострадание всегда составляли духовную сущность русской литературы?

суббота, 3 октября 2015 г.

Похвальное слово Биньямину Нетаниягу

Выступление премьер-министра Израиля на Генеральной Ассамблее ООН – это возвращение к лучшим временам сионизма, когда еврейские лидеры умели не оправдываться перед всем миром, а предъявлять ему суровый счет за подлое отношение к нашему народу.

четверг, 1 октября 2015 г.

Бандитское слово с бандитским делом не расходится

Только стихли жиденькие аплодисменты после речи российского президента на Генеральной ассамблее ООН – а путинские соколы уже бомбят противников Асада в Сирии. Рядом с израильской границей...