понедельник, 24 сентября 2018 г.

Не шизофрения – совершенно нормальный фашизм

После того как сирийская ПВО сбила разведывательный самолет Ил-20, Москву сразу посетил командующий израильскими ВВС. Но от представленного им документального отчета отмахнулись. Российские политики, генералы, комментаторы обвинили в случившемся не сирийцев: на брифинге в министерстве обороны РФ вину полностью возложили на Израиль! У нас не любят углубляться во внутреннюю обстановку России. Но именно она объясняет и агрессивность страны, и лживость ее лидеров, и нынешний выброс наглости и антисемитизма.

 

 











Кто бы ни стрелял – виноваты израильские агрессоры!

Я не собираюсь полемизировать с Шойгу, Лавровым и бесноватыми участниками телевизионных ток-шоу. Ситуация в Сирии предельно проста. 

Режим палача Башара Асада довел страну до всеобщего восстания. Россия ввела туда войска «по просьбе» Асада – как СССР вводил их в страны Балтии, в Венгрию, Чехословакию, Афганистан для расширения и укрепления своих сфер влияния. Москва сама назначила среди многочисленных участников гражданской войны в Сирии «защитников законной власти», «оппозицию», а также «террористические группировки», каковые начала уничтожать варварскими ковровыми бомбардировками.
 
Вместе с российской армией в Сирию вторглись Турция, Иран и головорезы «Хизбаллы». Если Турция не любит Израиль, но в Сирии борется с курдами и пытается помочь суннитам, то Иран давно и постоянно заявляет о намерении стереть Израиль с лица земли. Послушная ему «Хизбалла» не раз обстреливала ракетами нашу страну. Иран доставляет в Сирию новейшее оружие, которое сирийцы передают фанатикам Насраллы. Израиль предупредил Путина, что не может терпеть присутствия Ирана в Сирии и будет уничтожать его базы и склады с оружием. Путин не возражал, хотя иранцев из Сирии не выгонит (это не послушные пудели). Вроде бы до сих пор израильским ВВС удавалось действовать аккуратно: в ходе авианалетов иранские объекты уничтожались, сирийская ПВО не успевала среагировать, Москва получала предупреждения о предстоящих атаках, она не вмешивалась, а ее военный контингент в Сирии не страдал от израильских обстрелов.      

Специалисты уже разъяснили бессмысленность утверждений о том, что сверхзвуковые израильские «F-16», спрятавшись за тихоходный «Ил-20» (на радарах их спутать невозможно), спровоцировали обстрел сирийцами российского самолета. Командующий израильскими ВВС Амикам Норкин представил в Москве объемистый отчет с хронометражем и спутниковыми снимками. Сирийские ракетчики-виртуозы сбили российский самолет, когда израильские «F-16» давно отбомбились и вернулись в свое воздушное пространство. Но министерство обороны  РФ не удовлетворено, российские политики, генералы злобно предупреждают, что Израилю придется заплатить за «провокацию» и отношения между двумя странами уже не будут прежними. В московских телестудиях участники многочисленных круглых столов разнузданно поносят подлость и коварство израильской военщины и призывают к нанесению «ответного» удара. 

Собственно, кому должен быть адресован «ответ»? Сбили «Ил-20» сирийцы. Это признал и президент России, заявивший, что не следует сравнивать нынешний инцидент с уничтожением российского самолета турками, так как Израиль не сбивал самолет-разведчик. По мнению Путина, имела место «цепь трагических обстоятельств». Но это признание потонуло в общем хоре ненавистников Израиля.

Израильские генералы ВВС – в отличие от разхамившихся «коллег» из российского генштаба – заслужили свои звания, защищая свою страну в боях с опытными и хорошо вооруженными врагами, а не расстреливая гражданское население Молдовы, Чечни, Грузии, Украины. Если в Москве у кого-то возникают вопросы, представители ЦАХАЛа могут внести ясность, но не обязаны отчитываться перед бандитами в погонах. Российскому генштабу проще было напрямую поинтересоваться у сирийских ракетчиков, почему они сбили «Ил-20». Ведь это российские друзья поставляли сирийцам малоэффективное оружие и обучали их.
 
Отвечать на вопросы должен не Израиль, а Кремль. Собирается ли Россия выполнять договоренности, которых добился Нетаниягу в ходе визитов в Москву? Путину надо было прямо сказать израильскому премьер-министру, что Россия не позволит атаковать иранские объекты в Сирии. Это было бы честней, чем позволять Ирану размещать склады с оружием в районе российской базы в Латакии. Израиль уничтожил их хирургически, но пострадала Россия – из-за своей, а не израильской провокации.
 
Официальная точка зрения Кремля была высказана почти через неделю (!) после инцидента - на брифинге в министерстве обороны РФ. Если Норкин привез в Москву документальные материалы, то представитель МО Игорь Конашенков оперировал – как это делается в Москве при освещении военных проблем – мультиками.
 
Обычным российским лицемерием проникнуты претензии по поводу того, что на этот раз Израиль всего за минуту сообщил о предстоящем ударе по иранским объектам. Во-первых, как информировал Норкин, предупреждение было сделано раньше. Во-вторых, чего хотел бы российский генштаб: чтобы Израиль предупреждал за сутки или присылал график намечающихся авиаударов на ближайший месяц? Разумеется, Россия как союзница передаст полученные данные Сирии и Ирану.
 
Приведенный Игорем Конашенковым хронометраж «отличался» от времени, которое фигурировало на российских мониторах в телепередачах по горячим следам. Генерал-майор уверял, что израильские истребители примерно час носились над Латакией, «вероятно, готовясь к повторному удару». Это гипотеза, а не документальный отчет. К тому же сказанное совершенно противоречит тактике израильских ВВС: опасаясь зенитных обстрелов, наши самолеты возвращаются на свою территорию сразу после нанесения удара. Согласно материалам Норкина, действительно прошел час между атакой израильских ВВС и уничтожением российского самолета. Всё это время сирийская ПВО вела беспорядочную стрельбу, «благодаря» чему в конце концов сбила «Ил-20».     

О степени правдивости российского министерства обороны говорит то, что в первом же его сообщении в обстреле Сирии обвинялись не только израильские истребители, но и французский фрегат. На брифинге в МО «французский  сюжет» уже исчез! 
 
Конашенков напирал на то, что Израиль обманул Россию, поскольку сообщил – по-русски - о предстоящем ударе на севере Сирии, а Латакия находится на западе страны. Уточним: она расположена на севере сирийского побережья Средиземного моря. Неизвестно, насколько точно передает Конашенков израильское предупреждение (если бы его сделали по-английски, возникли бы проблемы с переводом – как это не раз бывало в прошлом), но забавно, что от израильтян безупречного русского языка требует российское министерство обороны, чей пресс-релиз о брифинге не отличается идеальной грамотностью!
 
Генерал-майор заявил, что со времени достижения российско-израильских договоренностей Россия предупреждала Израиль об «опасных» полетах своих самолетов 300 раз, а от Израиля поступило всего 25 предупреждений. Внушительное сопоставление! Но оно говорит только о... необоснованности нападок на Израиль по поводу нарушения им суверенитета Сирии. 

Израильские истребители появляются в сирийском небе только для одной цели – уничтожения иранских баз и складов оружия. Другие объекты их не интересуют. Над сирийскими городами летают российские самолеты, разрушившие полстраны и нанесшие ей ущерб, который не искупается последующими гостинцами оккупантов – конфетами, игрушками, учебниками русского языка.    

Совершенно идиллически описал Конашенков поведение иранцев, которые якобы послушно согласились с просьбой Путина – не угрожать Израилю. По его словам, иранские части и военная техника находятся не ближе 140 километров  к границе Израиля. (Почему-то Россия считает, что ей угрожает оружие, находящееся в Восточной Европе, в тысячах километров от ее территории!). А зачем «кроткие»  иранские генералы  полезли в Сирию и  периодически завозят туда наступательное оружие, которое передается «Хизбалле»?   
 
Если министерство обороны России не знает ни о постоянных антиизраильских декларациях тегеранских фанатиков и обитателя бейрутского бункера, ни о тоннелях, по которым через ливанскую границу переправляется иранское оружие для террористов, то могло бы пригласить на брифинг израильского докладчика.
 
Игорь Конашенков пустился в красочные рассказы  о благородных делах российских военнослужащих, которые, рискуя жизнью, спасают в Сирии иудейские святыни и ищут там же останки израильских солдат. После этого он безапеляционно заявил, что хотя «Ил-20» уничтожили сирийские ракетчики, израильские летчики проявили «непрофессионализм» и «преступную халатность», а потому «вина за трагедию с российским самолетом ЦЕЛИКОМ (!) лежит именно на военно-воздушных силах Израиля и тех, кто принимал решение о такого рода деятельности».
 
Грешно обсмеивать послушного начальству служаку. Любой объективный человек со здравым смыслом сам сравнит убедительность двух интерпретаций трагического инцидента: российская сторона говорит - впервые в истории! - о непрофессионализме  израильских летчиков (невысокого мнения о них и блестящий военный профессионал Яков Кедми...), израильская сторона указывает на беспорядочную пальбу сирийской ПВО, которая – судя по признанию самого Конашенкова – наблюдалась уже по крайней мере 25 раз...

Еще через день последовало заявление министра обороны Шойгу. Он повторил безграмотную чушь о том, что израильские истребители ПРЯТАЛИСЬ за российским самолетом, из-за чего тот был сбит. Но гораздо неприятней были его угрожающий тон и объявленные им меры «обеспечения безопасности российских военнослужащих в Сирии» (сначала их послали туда, чтобы защищать Асада, а теперь уже их самих надо защищать от сионистских агрессоров!).



Сирия в течение двух недель получит зенитный ракетный комплекс С-300, способный перехватывать средства воздушного нападения на дальности более 250 км и одновременно поражать несколько воздушных целей.
Командные пункты сирийских соединений и частей ПВО оснастят   автоматизированными системами управления, которые поставляются только в российские вооруженные силы. Это позволит обеспечить централизованное управление всеми силами и средствами ПВО Сирии. Будет гарантирована  идентификация всех российских воздушных судов сирийскими средствами ПВО.
В прилегающих к Сирии районах над акваторией Средиземного моря будет осуществляться радиоэлектронное подавление спутниковой навигации, бортовых РЛС и систем связи самолетов, атакующих объекты на сирийской территории.
«Реализация данных мер охладит «горячие головы» и удержит от необдуманных поступков... В противном случае вынуждены будем реагировать в соответствии со складывающейся обстановкой», -  заявил овеянный боевой славой министр обороны России.
 
Похоже, Шойгу не сообразил, что все перечисленные им меры свидетельствуют о бездарности сирийских военных и правоте израильских экспертов. Но российских «полководцев» такие тонкости не волнуют. «Горячие головы» - это они сами! Их давно мучили воспоминания о позорных провалах кремлевской политики на Ближнем Востоке. Сегодня наследники Малиновского, Гречко, Устинова торжествуют: им явно удалось свернуть российско-израильские договоренности о предупреждении опасных инцидентов в Сирии и усилить конфронтацию с ненавистным еврейским государством. 

Три года назад Турции "простили" сбитый "Су-24". Сейчас ни слова укоризны не высказывается сирийцам. Из-за чего? Правители России воспитывались в учреждениях, где человеческих жизней не жалели. Истерическая и лживая кампания против Израиля, обвиняемого в том, что сирийская ПВО уничтожила российский самолет, не имеет рационального обоснования, как любая антисемитская вакханалия. 

От такой России нельзя ждать другой политики!  

Авторы мультиков, изображающих израильские истребители, которые коварно прячутся за российским самолетом, не пытаются ответить на вопрос: зачем Израилю надо было бы "наводить" сирийские ПВО на "Ил-20" и ссориться с Россией? Нежелание  российских силовиков считаться с логикой, фактами и кликушеские вопли в московских телестудиях о «наказании» Израиля – это не шизофрения и не паранойя. Надо ли удивляться лжи из уст Конашенкова и Шойгу, когда постоянно врет высшее лицо государства? Стоит ли возмущаться неожиданному наезду на Израиль российского министерства обороны, когда Россия нападает на Молдову, Чечню, Грузию, Украину, запугивает страны Балтии и Польшу, бомбит сирийские города?
 
Путинская Россия быстро покончила с детскими иллюзиями недоношенной демократии. Исчезли прежние оппозиционные партии, их лидеры были убиты или предпочли уйти из политики. Путин отучил россиян выходить на демонстрации, устраивая избиение протестующих и введя уголовные кары за участие в «беспорядках», к каковым отнесли любую критику власти.
 
Попытка Навального вывести 9 сентября людей на улицы, чтобы выразить несогласие с ограблением российских пенсионеров, привела к аресту инициатора акции и сотен его сторонников. Один из шумных оппозиционеров Петр Верзилов оказался в клинике Склифософского из-за того, что у него резко ухудшились зрение, слух, речь, начались судороги. Родным удалось отправить его в Берлин, где врачи сразу предположили отравление.
 

Удушение демократии невозможно без карательного аппарата. Путин создал исключительно для защиты своей личной власти Росгвардию, насчитывающую более 300 тысяч человек! В Сирию их не посылают. Начальник этой армии опричников Виктор Золотов, обвиненный Навальным в коррупции, через СМИ вызвал обидчика на «поединок», пообещав сделать из него отбивную. Поражает даже не интеллектуальный уровень генерала (!), гордящегося умением калечить людей, и не его уголовный лексикон (которого не стесняется сам нацлидер), но сознание им своей безнаказанности. Такого публичного глумления не позволили бы себе в свое время Ягода,  Ежов, Берия.
 
Диктатура, опирающаяся на карательные органы, может сплотить вокруг себя народ, только льстиво возвеличивая его и натравливая на другие – «враждебные» – нации. При Путине главной задачей державы объявлена защита «Русского мира», который находится, естественно, на всем постсоветском пространстве, и включает миллионы эмигрантов, бежавших из развалившейся империи на другие континенты. Наиболее активно защита «Русского мира» проходила в Украине, сопровождаясь безграмотными россказнями российских политиков и продажных пропагандистов об отсутствии у украинцев своей истории, своего языка и культуры.
 

В России возобновлена политика русификации, насаждавшаяся в СССР. Госдума принимает закон о необязательном изучении в автономных республиках национальных языков! Депутаты призывают то к исключению из учебных программ иностранных языков, то к очищению русского языка от иностранных слов.

«Враждебными» объявляются народы всех стран, у которых испортились отношения с Россией: американцы, англичане, украинцы, поляки, голландцы, турки. При улучшении отношений нападки на них сразу прекращаются.
 

Как всегда при подавлении свободы мысли, в России всё сильнее закручиваются гайки в области культуры. Против выдающегося режиссера Кирилла Серебренникова, осмелившегося не соглашаться с властью, начали уголовное расследование по обвинению в хищениях, его посадили под бессрочный домашний арест. Более «мелких» режиссеров вроде Сенцова можно обвинить в шпионаже, терроризме (!), отправить в колонию, подвергать пыткам.
 

Подстрекаемые попами казаки, хулиганы, националисты врываются на спектакли и вернисажи для защиты «духовных скреп». Недавно в Москве на «Винзаводе» была разгромлена выставка художника Слонова «Небесный Иерусалим». Погромщики не скрывались – это SERB, или Юго-Восточный Радикальный блок. Экстремистская группировка появилась в Киеве в период Майдана, требовала независимости для «русских» областей Украины. Потом, опасаясь преследований, перебралась в Россию. На ее «счету» - обливание зеленкой Навального, Улицкой, осквернение мемориала на месте гибели Немцова. После побоища на «Винзаводе» бандитов практически только пожурили за «порчу экспонатов».
 

Тоталитаризм, шовинизм, ксенофобия естественно сочетаются с милитаризацией и империалистической внешней политикой. При Путине Россия начала нападать на соседние страны, а затем вторглась на Ближний Восток. Западный мир боится вступать в военную конфронтацию с Россией. В итоге нацлидер наглеет: агрессию, провокации и диверсии против суверенных стран он «объясняет» с помощью самого нелепого вранья. Недавно весь мир поражался российским байкам по поводу отравления Скрипалей в Англии. Британские спецслужбы проследили действия агентов ГРУ буквально по минутам. Но подозреваемых выпустили на российские телеэкраны, где они несли околесицу, которая была бы позорной для малолетних олигофренов. Впрочем, уровень сочинительства был не хуже, чем у домыслов по поводу израильских летчиков, «вынудивших» сирийских ракетчиков сбить российский самолет.       

Возвращение эпохи кремлевских ультиматумов?

Диктатура, усиление репрессивного аппарата, подавление инакомыслия, шовинизм, разжигание ненависти к «враждебным» нациям, создание фантастической мифологии, милитаризация и акты агрессии против суверенных стран – это классические признаки фашизма. Пока еще в России смирный обыватель, не участвующий в демонстрациях, не выступающий в телестудиях, не ставящий дерзких спектаклей, может не читать оппозиционных изданий и не замечать омоновцев, казаков, националистов – как многие немцы вплоть до 1945 года не замечали гестапо и концлагерей.
 

Израиль в отношении путинской России долгое время занимал позицию страуса: дескать, нас их дела не касаются, мы должны думать о судьбе еврейского государства... Больше того, после вторжения России в Сирию Нетаниягу начал регулярно ездить в Москву, чтобы объяснить Путину, как опасно для Израиля появление рядом с его границами иранских частей и отрядов «Хизбаллы».
 

Не думаю, что сегодня кто-то может объяснить достаточно благодушное отношение Путина к этим инициативам. Возможно, Путин действительно не является антисемитом – как уверяют многие его апологеты. Возможно, российскому президенту льстило, что с ним ведет диалог страна, представляющая демократический мир. Возможно, до определенного момента он был не уверен в том, что Россия в одиночку вытянет избранную ею авантюрную политику. В любом случае в его стране некоторые «странности» отдельных политиков не могут изменить Систему. Антисемитами не были Ленин, Дзержинский, Брежнев – а чего натворили!..
 

Предположения о том, что в последнее время российские силовики начали «давить» на Путина, выглядят наивными. Именно при Путине началось возрождение имперского духа в России, именно он вдохновенно обосновывал все ее агрессивные акции. Он достойный вождь изуродованной им страны. У Путина есть всем известный принцип: своих не сдавать. Бездарных генералов, не сумевших наладить в Сирию систему ПВО, следовало поувольнять. Но зачем позорить державу, если можно во всем обвинить сионистов?
 

Предъявление Израилю обвинений в том, что «из-за него» сирийцы сбили российский самолет, в сочетании с откровенным шантажом – пугающе напоминает нападение Гитлера на Польшу и Сталина на Финляндию. Фашизм генетически запрограммирован на антисемитизм, который рано или поздно проявится. Фашисты дружат с фашистами. Смешно было бы рассчитывать на то, что Путин и его генштаб предпочтут Израиль Сирии и Ирану.

Опасна ли возникшая ситуация? Очень!
 

Путин безутешно скорбит по большевистской империи, его взгляды сформировались в кабинетах советской охранки. Он искренне понимает престиж и величие своей страны как страх, который она внушает миру. Президент России догадывается, что Америка ему не по зубам. Но все ли обратили внимание на недавние маневры «Восток-2018», которые российская пропаганда рекламировала как крупнейшие в современной истории страны? На их фоне Путин предложил Японии заключить, наконец, мирный договор без предварительных условий (то есть навсегда отдать России захваченные ею острова). Одновременно, обращаясь к участвовавшим в маневрах китайским и монгольским военнослужащим, он напомнил о разгроме Японии на Халкин-Голе. В той кампании участвовала только Монголия,  но сегодня Россия усиливает военное сотрудничество с Китаем, у которого сохраняются территориальные споры с Японией...
 

К счастью для Израиля, Россия затеяла и продолжает затевать слишком много авантюр при ее слабой экономике, которая и без того трещит по швам из-за западных санкций. Одна из причин, заставивших Путина удовлетворять предложения Нетаниягу о согласовании действий в Сирии, - нежелание России испытывать свои возможности в столкновении с Израилем. Наша страна способна постоять за себя: наиболее образованным российским генералам известны результаты нескольких сражений между израильскими и советскими летчиками в былые времена.
 

Надо ли понимать «программу Шойгу» как запрет на израильские атаки против иранских объектов в Сирии? Этот вопрос должен задавать не я, а наш премьер-министр и его министр обороны. К сожалению, именно Либерман в бытность главой МИДа с необъяснимым упорством высказывался за «более сбалансированную» внешнюю политику Израиля и его сближение с Россией. Сегодня Либерман что-то сбивчиво говорит о продолжении противостояния Ирану. Но опасен не сам Иран а его поддержка Россией. Мы не слышали ответа Либермана его российскому коллеге, который сразу после крушения «Ил-20» обрушился с грубыми нападками на Израиль. Не было и принципиальной реакции министра обороны на выступление Конашенкова и «программу Шойгу».             

Нетаниягу – прекрасный дипломат. Нельзя винить его за попытки «по-хорошему» решить с Путиным вопрос о пребывании иранских войск в Сирии. Но сегодня от Нетаниягу требуется не красноречие, не гибкость, а твердость. Это качество не относится к его достоинствам.
 

В столь напряженный момент почему-то молчит друг Израиля Трамп. Хотелось бы по крайней мере от наших лидеров услышать их оценки создавшейся ситуации.  










    

суббота, 15 сентября 2018 г.

25 лет обмана и самообмана

13 сентября 1993 года на лужайке у Белого дома Ицхак Рабин и Ясер Арафат под ласковым взглядом президента Билла Клинтона обменялись рукопожатием в знак примирения двух народов. Но началась новая волна кровавого террора...


После того как левые партии начали терять доверие избирателей, правые начали излагать историю «мирного процесса» весьма тенденциозно. В их изображении это было национальное предательство. Авигдор Либерман требовал суда над «архитекторами Осло». За этим наигранным пафосом скрывалось только  желание повысить рейтинг.  Правые не  более, чем левые, стремились к серьезному решению проблемы, которая была  главной для еврейского государства с момента его возникновения. Но эту проблему политики  забалтывали, из-за чего по сей день страдают граждане Израиля независимо от их идеологической позиции.

До возникновения государства сионистские лидеры могли ссылаться на отсутствие у них власти и откладывать решение вопроса о палестинских арабах на будущее. Без сомнения, линия левых в тот период определялась лицемерием. Ни Бен-Гурион, ни Каценельсон, ни Меир не считали целью сионизма построение еврейско-арабского государства. Уже в начале 1920-х годов, когда еще не было болтовни про «оккупацию» и «страдания угнетенного народа», в арабских погромах гибли сотни евреев. Но сионисты-социалисты разглагольствовали об общности интересов еврейских и арабских трудящихся и призывали к «сдержанной» реакции на нападения арабов.
 
Правые когда-то были последовательными. Жаботинский считал, что  не надо рассчитывать на появление у арабов любви к евреям, в связи с чем призывал отделиться от соседей «железной стеной» - военной силой.
 
В 1947 году вопрос о взаимоотношениях евреев и арабов принял конкретный характер. Историческая Ассамблея ООН предложила план раздела Палестины и создания на ее территории еврейского и арабского государств. Можно понять моральную позицию Бегина, который яростно возражал против дележа крохотной территории, которую мировое сообщество оставило для «еврейского национального очага» после первоначальных обещаний. Но следует понять, что именно с этого момента критерием оценки действий  еврейских лидеров становится реализм их мышления.
 
Импонирует тогдашний романтический максимализм Бегина. Но нельзя осуждать Бен-Гуриона, который решил, что надо идти на компромисс ради единственного за две тысячи лет шанса на возрождение еврейского государства. Можно было до XXI века напоминать мировому сообществу об обязательстве Бальфура 1917 года, о той обширной территории, которую в 1920 году на конференции Сан-Ремо обещали евреям. В 1947 году уже не было ни Лиги Наций, ни прежнего Ближнего Востока, разделенного между Англией и Францией.

Бен-Гурион был прав в том, что согласился на создание еврейского государства. Он был неправ в том, что не настоял на сохранении принципа раздела. В ходе Войны за независимость арабские страны пытались уничтожить еврейское государство, а большинство израильских арабов, следуя просьбе агрессоров, покинули Палестину, чтобы не мешать намечавшейся резне. Не надо было позволять им вернуться! В Декларации независимости Бен-Гурион обратился к израильским арабам с благодушными призывами к дружбе и сотрудничеству. В итоге Израиль стал двунациональным государством, арабская часть которого никогда не была лояльной.
 
Если бы после Войны за независимость в границах Израиля осталось немногочисленное арабское меньшинство, наша страна, возможно, подверглась международному давлению, но это было бы меньшим из зол. На Ближнем Востоке возникло более двух десятков арабских государств, и Израиль мог апеллировать к тому, что принял около миллиона еврейских беженцев из мусульманских стран. Что касается проблемы «палестинских беженцев», то, во-первых, ХХ век был эпохой вынужденного перемещения гигантских человеческих масс: на планете насчитывалось более 200 миллионов беженцев - и никто не поддерживал их требований о возвращении. Во-вторых, арабы всегда были кочевниками и редко жили подолгу на определенных территориях – в том числе и потому, что изгоняли с них друг друга. Король Ирака Фейсал I и иорданский монарх Абдалла I были беженцами из Саудии, где являлись законными наследниками шерифов Мекки. Никто о тех правах давно не вспоминает.
 
В вопросах об израильско-арабском территориальном размежевании, о беженцах невозможно оперировать абстрактными моральными категориями. Последнее столетие показало, что самое моральное – любыми способами прекратить вражду и насилие, дать возможность народам жить по своему разумению. Да и о какой морали можно говорить, если официальные арабские лидеры уже сто лет поддерживают террор и ведут об Израиле самые людоедские разговоры! Западные политики пресмыкались перед хозяевами арабской нефти и поддерживали ложь об агрессивности сионизма.

Второй раз возможность добиться подавляющего демографического перевеса появилась у Израиля во время Шестидневной войны. Многие арабы Иудеи и Самарии бежали, испугавшись наступления ЦАХАЛа. После того как Насер во всеуслышание призвал арабов сбросить евреев в море и начал осуществлять это намерение, Израиль имел право обезопасить себя. Поэтому на его стороне было мировое общественное мнение.  
 
Левые правительства не сумели воспользоваться победами в войнах с арабами. Но все же они исповедовали доктрину нанесения сокрушительного удара в ответ на любую арабскую агрессию и отказывались вести переговоры с террористами.
 
Первое мирное соглашение с арабами подписал не Рабин, а правое правительство в 1979 году. Надо понимать, что до Кэмп-Дэвида именно Египет был самым фанатичным и кровожадным врагом Израиля, с его территории совершались террористические рейды. Бегин расчувствовался при появлении в Иерусалиме египетского президента и не очень думал о том, сколько еще проживет Садат и долго ли Египет будет соблюдать свои обязательства. Но хуже этой интеллигентской доверчивости было то, что Бегин внес в текст мирного договора обязательство Израиля о предоставлении самоуправления «палестинцам». Именно из этого параграфа выросли Норвежские соглашения! 
 
Рабина и Переса правые обвиняли в том, что они пошли на переговоры с Арафатом. Но до 1993 года и «несгибаемый» лидер Ликуда Шамир вел переговоры с палестинскими арабами. Он требовал, чтобы в них участвовали не тунисские паханы, а арабские лидеры с территорий. Можно подумать, он не понимал, что Фейсал Хусейни и Ханан Ашрауи высказывают «свое мнение» только после звонков Арафату.
 
Соглашение Осло не было преступлением, как не был преступлением Кемп-Дэвид. Преступлением был бы отказ израильских лидеров от любых попыток положить конец войнам и террору, от которых погибли тысячи евреев.
 
Рабин, в отличие от Бегина, который сразу вернул Египту весь Синай, начал с испытательного срока: «Сначала Газа и Иерихон». И в дальнейшем он и Перес отдавали под юрисдикцию автономии только арабские города, но не разрушили ни одного еврейского поселения – как поступил Бегин с Ямитом, а позже Шарон с Гуш-Катифом.

Рабин виноват не в том, что решился на переговоры с главой ООП, а в том, что забыл свое обещание денонсировать договор с Арафатом после первого же теракта. Его безумная фраза об усилении террора по мере продвижения мирного процесса стала поворотным пунктом в политической карьере Рабина и стоила израильтянам многих жертв...
 
Но тут надо вспомнить, что именно Шамир создал прецедент бездействия Израиля после ударов арабов. Во время первой войны в Персидском заливе Шамир поддался на уговоры Буша-старшего и не ответил на ракетные обстрелы, «чтобы не разрушить антииракскую коалицию», в которую входили и арабские страны. Коалиция вскоре распалась, Буш не решился взять Багдад. А поведение Шамира убедило Арафата в том, что Израиль уже «не тот» и против него можно нагло сыграть ва-банк. (Впоследствии обстреливать ракетами Израиль стали террористы «Хизбаллы» и ХАМАСа).
 
Без сомнения, не может быть двух оценок поведения Рабина и Переса при вакханалии террора. Это трусливая позиция Нобелевских лауреатов, не решившихся признать, что третий лауреат их надул и убивает евреев с большей жестокостью и интенсивностью, чем прежде. Это попустительство террору вызвало смятение и отчаяние у израильтян, именно оно стало причиной трагедии на Площади Царей Израиля.
 
Но не надо противопоставлять «капитулянтам» Рабину и Пересу «принципиального» Нетаниягу. На выборах 1996 года молодой лидер Ликуда уверял, что он за «надежный мир» (которого нет до сих пор). Став премьер-министром, Нетаниягу обнялся с Арафатом и патетически заявил, что обрел друга! Вскоре Нетаниягу отправился в США и подписал Соглашение Уай, согласно которому отдавал ПА еще 13% территорий. К счастью, правительство пало и не выполнило этого договора.
 
Тем не менее именно при власти правого лагеря в израильском политическом лексиконе окончательно закрепился термин «палестинцы», позволявший никогда не существовавшему народу требовать «суверенитета». Это лингвистическое малодушие ознаменовало поражение Израиля в информационной войне.
 
Провал инициативы Эхуда Барака, предложившего Арафату полный уход Израиля к границам 1967 года, окончательно продемонстрировал, что причина террора – не «оккупация», а фанатичная ненависть арабов к евреям, имеющая религиозные корни. Несмотря на это, Нетаниягу, вернувшись в кресло премьера, произнес свою программную речь о двух государствах для двух народов. Следует напомнить, что Рабин и Перес, которых сегодня называют предателями, в 1993 году ничего не говорили о «палестинском государстве».
 
В последние годы Израиль столкнулся с «интифадой ножей», развернувшейся в Иудее и Самарии, и не прекращающимися атаками из Газы. Эффективного ответа у наших лидеров нет, потому что продолжаются вранье и демагогия.
 
Левые давно надоели избирателям требованиями о «немедленном возобновлении переговоров». С кем они их собираются вести? Рабин, Перес, Барак, Ольмерт, Ливни много говорили с руководителями автономии, но не приблизили страну к миру. Да и «центрист» Яир Лапид начинал карьеру с проникновенных речей о том, что «мы не можем оставлять в наследство детям войну и террор». Эта была такая же левая глупость, как его же упреки правому правительству по поводу ухудшения отношений с Турцией. Вражду, войну, террор порождаем не мы, а фанатики, заправляющие в исламском мире и не желающие честного диалога с еврейским государством.  
 
«Проект Осло» давно забыт. Западный мир стесняется вспоминать своего недавнего любимца Арафата. Мечты о «новом Ближнем Востоке» развеялись. Пора возвращаться к реальности.
Реальность состоит в том, что в Газе правит ХАМАС – союзник Ирана, а агонизирующий в Рамалле Абу-Мазен – никакой не «прагматик», потому что был правой рукой Арафата и автором нацистских «теоретических» работ. Иран предпринимает огромные усилия для расширения своей сферы влияния на Ближнем Востоке. Только страх перед Ираном – а не «умеренная позиция» - заставляет некоторые арабские страны заигрывать с Израилем. Реальность состоит в том, что значительная часть израильских арабов идентифицируют себя с «палестинскими братьями» и поддерживают враждебные Израилю государства. Какой стратегии должна придерживаться наша страна в этой ситуации?   
 
В левом лагере сегодня нет лидеров, способных отказаться от лексикона 1990-х годов. Затянувшийся самообман или прогрессирующая шизофрения заставляют их бубнить прежнюю чушь о прекращении «оккупации» и предоставлении свободы террористическим режимам Рамаллы и Газы. Но это болтовня маргиналов, давно лишившихся реальной силы. Реальный вред причиняет стране лицемерие правых, находящихся у власти.
 
Большинство правых тоже давно занимаются самообманом. Они уговаривают себя и соотечественников в том, что решение «палестинской проблемы» не обязательно: надо продолжать «жить как жили». Они уверяют общество, что Нетаниягу ведет тонкую дипломатическую игру и на самом деле тормозит процесс уступок арабским соседям.
 
На самом деле при правых правительствах Израиль живет не так, как раньше! На словах наши лидеры не признают ХАМАС, но на деле периодически ведут с ним переговоры. В обмен на милостивое согласие ХАМАСА на непродолжительное «затишье» Израиль освобождает из тюрем тысячи опаснейших террористов. Эти сделки утверждаются правительствами, в которые входят все наши правые партии. Вот и последнее обострение ситуации в Газе привело к «внезапному» отказу ХАМАСа почти от всех насильственных акций. Естественно, была договоренность, а обозреватели предсказывают заключение долгосрочного соглашения с террористами...
 
Правые обманывают общество, потому что за 25 лет перешли на позиции левых. Нетаниягу принципиально не возражает против палестинского государства. Либерман, клявшийся, что став министром обороны, уничтожит ХАМАС, пасует перед ним. Он выдвинул детскую теорию «кнута и пряника» в отношении жителей территорий. Там некого поощрять за «хорошее поведение», но Либерман предложил увеличить в два раза площадь Калькилии!
 
Сегодня общим местом у правых идеологов стал призыв к созданию коалиции с «умеренными» арабскими государствами, которые заключат с нами мир ради замечательных израильских технологий. Но это же возвращение к утопии Шимона Переса о «новом Ближнем Востоке»!
 
Прорывается ли сквозь болтовню и вранье наших политиков хоть что-то похожее на реализм и стратегию?
 
Давно ясно, что дружбы и любви с соседями у нас не предвидится. Тянуть время очень опасно: Израиль периодически снижает агрессивность террористов беспринципными уступками. Как можно обеспечить безопасное будущее еврейского государства? 
 
Радикальное решение проблемы – трансфер. Но время для подобных действий давно упущено, на них не решится ни один израильский лидер. «План Либермана» по добровольному обмену территориями и населением не только фантастичен, но и предусматривает отказ Израиля от значительной части Галилеи!
 
Можно признать, что на определенной части контролируемых территорий евреи не живут и не собираются жить, - и создать там арабское государство. Но проблема тут не в идеологических возражениях. Размещение на маленьком клочке земли нескольких миллионов человек вызовет там невероятную скученность. Надежды представителей Ликуда и НДИ на превращение этого государства в Сингапур – смесь демагогии и идиотизма. Насколько опасны нищие соседи, лишенные надежд, мы видим на примере Газы.
 
По смутным высказываниям соратников Дональда Трампа о его «мирном плане» можно предположить, что президент США хочет задействовать в территориальном размежевании Египет и подарить новому арабскому государству кусок Синая, который из Каира все равно невозможно контролировать. Возможно, именно в ожидании предстоящего американского откровения Нетаниягу и Либерман не решаются на жесткие действия против ХАМАСа и склонны трактовать как ДТП наезд на израильтянку в Самарии со смертельным исходом.
 
Конечно, впервые вашингтонская администрация так симпатизирует Израилю и так бескомпромиссно защищает его интересы. Но израильские лидеры уже вышли из возраста юношеских иллюзий и должны знать, что государствам надо самим решать свои судьбы, а не ждать благодеяний доброго дядюшки. Оттягивая принятие собственных решений до обнародования «плана Трампа», можно дождаться новых президентских выборов в Америке. Кто способен предсказать их результаты?..