вторник, 23 июня 2020 г.

Правительство национальной беспринципности

Два месяца назад выяснилось, что Ликуд и Кахоль-Лаван после третьих подряд выборов собираются сформировать общее правительство. Эта новость потрясла даже людей, искушенных в хитросплетениях израильской политики. Нельзя сказать, чтобы договоренность Ликуда с конкурирующей партией была беспрецедентным явлением. Но впервые создание правительства национального единства сопровождалось такими идейными и моральными «сдвигами» с обеих сторон!



Вранье, популизм, блеф - отличная почва для сближения!

Три раза предвыборная пропаганда Ликуда запугивала израильтян тем, что, голосуя за Кахоль-Лаван, они приведут к власти левых, которые включат в правительство арабские партии, поддерживающие терористов. Агитаторы Ликуда напоминали избирателям о политической неопытности трех бывших начальников генштаба, но особо напирали на умственную неполноценность лидера Кахоль-Лаван Ганца. Его представляли как человека, не ориентирующегося без команд «направо-налево-кругом», как дислекса, неспособного самостоятельно произнести несколько фраз. Поскольку все понимали, что досрочные выборы проходят под тенью обвинений, предъявленных премьер-министру и уже переданных в суд, Ликуд для «равновесия» начал публиковать компромат на генералов и требовать возбуждения уголовных дел против них.

Что касается собственной позитивной пропаганды, то она у Ликуда сводилась к превознесению выдающихся достоинств премьер-министра. О команде Ликуда, ничего не говорилось. Избирателям внушали, что лично Нетаниягу привел к расцвету израильскую экономику, что только он способен обеспечить безопасность Израиля и уберечь страну от возвращения к капитулянтскому курсу Рабина-Переса-Шарона. Правда, даже самые наивные избиратели видели беспомощность Нетаниягу в противостоянии ХАМАСу, но премьер-министр решительно обещал стране, что если сохранит свой пост, то первым делом реализует «план Трампа» и аннексирует Иорданскую долину. Разве могут устоять истинные сионисты, когда артистичный Биби приносит такие клятвы! 

Громоздкий Кахоль-Лаван, сколоченный из партий Хосен ле-Исраэль, Телем и Еш атид, поначалу бойко озвучивал свою платформу, состоявшую в ограничении влияния харедим , развитии здравоохранения и образования, борьбе с монополиями и повышении благосостояния рядовых граждан. Говорилось также о борьбе с коррупцией, но вскоре этот лозунг заглох, как и все прочие. В «программе» Ганца практически остались только личные нападки на «преступника» Нетаниягу и обещания не входить в правительство этого растленного политика.

После трех скучнейших, однообразных избирательных кампаний стало ясно, что Израиль впервые оказался в безнадежном политическом тупике, так как ни Нетаниягу, ни Ганц не могут собрать достаточно сторонников для формирования правящей коалиции. Страна устала от выборов, и еще несколько попыток заставить граждан голосовать не сулили ей выхода из патовой ситуации. К тому же по ходу избирательного марафона кроме политического контекста появился эпидемиологический! Пандемия коронавируса ударила по по благополучию развитых стран, внесла коррективы в социально-политические стратегии.

Тут и последовало неожиданное сближение Нетаниягу с Ганцем! Сначала Ганц занял пост спикера кнессета вместо одного из самых авторитетных ликудников Эдельштейна. Стала очевидной готовность Нетаниягу к большим компромиссам и жертвам. Временное вытеснение Ганцем Эдельштейна было симптоматичным.

Дело в том, что хотя на третьих выборах Ликуд обошел Кахоль-Лаван по числу мандатов, он не мог получить поддержку парламентского большинства. В то же время Ганц – конечно, блефуя - грозил привлечь на свою сторону «всех, кто против Биби»: левых, НДИ, арабский список. Теоретически это позволило бы ему не только отказаться от «плана Трампа», но и принять в кнессете закон, не позволяющий становиться премьер-министром политику, которому предъявлено обвинение. Уступая Ганцу на считанные дни должность Эдельштейна, Нетаниягу демонстрировал степень своего доверия к лидеру Кахоль-Лаван и уверенность в том, что тот не пойдет на сделку с Либерманом, с арабскими депутатами и не причинит ему вреда. 

Принесеная жертва не была трагедией для Нетаниягу. На протяжении всей своей политической карьеры он сдавал своих союзников и соратников. А Эдельштейн никогда не входил в ближайшее окружение премьер-министра.

Стоило ли после сообщения о создании «чрезвычайного правительства» возмущаться, винить Нетаниягу и Ганца в отказе от своих позиций и деклараций? А скрывались ли за декларациями непоколебимые убеждения? В Израиле в наше время вранье, популизм, блеф - отличная почва для политического союза!

Поступились ли они принципами?

Сразу после соглашения между Нетаниягу и Ганцем, который вместе с Ашкенази покинул общий список «Кахоль-Лаван», на сбежавшего лидера набросились с яростной критикой его недавние союзники. Особенно напирал на «преданные интересы страны» глава Еш атид Яир Лапид. Но смешно слушать дискуссии о принципиальности с участием партийных руководителей, никогда не скрывавших своих главных интересов: восхождения на вершину власти.

Бени Ганц прямиком из армии и бизнеса десантировался в политику. Он никогда не излагал своих политических и социально-экономических воззрений – поэтому не было никаких оснований верить в то, что он невероятно озабочен тяжелым положением израильских трудящихся, засильем картелей и политическим шантажом ультраортодоксов. Экс-генерал создал пеструю партию исключительно для сражения с Ликудом. «Для приличия» следовало выдвинуть какую-то программу. Ганц озвучивал ее неохотно и сбивчиво не из-за «дислексии», а потому, что понимал, как мало у него потенциальных союзников для формирования правительства. Не желая отталкивать ни левых, ни правых, ни харедим, он в третьей избирательной кампании вообще крайне редко позволял себе атакующие выступления.

Поэтому союз с Нетаниягу был вполне логичным продолжением «блиц-крига» Ганца, желавшего любой ценой получить кресло премьер-министра. Нетаниягу подписал с ним соглашение о ротации на посту главы правительства и одинаковом количестве министерских портфелей для Ликуда и Кахоль-Лаван! Биби – слишком опытный и властолюбивый политик, чтобы подозревать его в неоправданной щедрости.

Прежде всего Нетаниягу исключил возможность принятия закона, который не позволил бы ему формировать новое правительство. Судя по всему, Ганц обязался терпеливо ждать завершения судебного процесса и отказался от личных нападок на Нетаниягу. Этим можно объяснить то, что Нетаниягу отнял портфель министра юстиции у Амира Оханы, который ради него обличал в коррупции пол-Израиля. Сейчас для Биби самое главное – выживание, остальное приложится, как он наверняка надеется.

Ради выживания Нетаниягу создал правительство, в котором более полусотни министров и заместителей! Такого в Израиле еще не видывали. На Нетаниягу и Ганца обрушились упреки в том, что они объединились под предлогом сплочения страны в борьбе с пандемией, но, несмотря на гигантские потери израильской экономики из-за карантина, тратят сотни миллионов шекелей на «конструирование» никому не нужных министерств.

Брань на вороту не виснет. Нетаниягу знает, что его поклонники скоро забудут про шок, испытанный при виде чудовищно раздутого правительства, а прикормленные партии долго будут хранить верность боссу. Конечно, дико звучат названия новых должностей: министр в министерстве обороны, отвечающий за гражданские проекты; министр по развитию общин; министр по связям правительства и кнессета; министр по делам высшего образования и по водным ресурсам; министр социального равноправия и по делам пенсионеров; министр статегического планирования... Что ж, в изощренности названий мелькают блестки литературного дарования Нетаниягу!

Расширяя объем кормушки, Нетаниягу не изменял своим принципам. К пятой премьерской каденции он пришел с огромным опытом формирования самых разношерстных коалиций.

Конечно, первым изменил Закон о правительстве и расширил свой кабинет Эхуд Барак. Но бывший коммандос действовал грубо и цинично. Нетаниягу незаметно и элегантно узаконил практику перелицовки основных законов, которые, по замыслу, должны были заменить в Израиле Конституцию. Как-то незаметно появилось «правило», согласно которому коалиционным партиям положен один министерский портфель на каждых трех ее депутатов. Тем самым откровенно признано, что политики идут в кнессет не для служения стране, а для прибретения влияния, возможности распоряжаться государственными миллиардами. Последнее обстоятельство сегодня стало самым важным. Раньше степень уважения премьера к соратникам проявлялась в престижности предоставленных им министерств. Теперь ценится не престиж, а суммарная величина бюджетов, которыми оперирует член правительства. Поэтому «министр по связям правительства и кнессета» - это не курьер, а влиятельная фигура, руководящая также Управлением госслужащих, Управлением госкомпаний, Правительственным управлением компьютеров и связи и пр. Руководить высшим образованием и водными ресурсами доверено Элькину не для проведения «сеансов одновременной игры», а чтобы контролируемые им бюджеты соответствовали его важной роли в Ликуде.

Ганц – новичок в политике, но уже совершил такие виражи, которым позавидовали опытные «слаломисты» Барак, Дери, Либерман. Моральные соображения не отягощали честного солдата. После того как он вышел из блока с Лапидом и Яалоном, каждому депутату вполовину ужавшегося Кахоль-Лаван - согласно коалиционному соглашению с Биби -  полагался министерский портфель. Кто же будет заседать в кнессете и разрабатывать законы? Это Ганца не слишком волнует. Он начал государственную деятельность с решения вопросов о своей резиденции, автомобиле и т.п.   

Однопартийная система – идеальная среда для выживания вождя

Важнейший результат соглашения Нетаниягу с Ганцем - полное уничтожение мало-мальски дееспособных политических соперников премьер-министра. Этой технологией он владеет в совершенстве!

Вспомним судьбу Кадимы. Она уверенно победила на выборах 2006 года, а Ликуд с Биньямином Нетаниягу остался с 12 мандатами. Но уже на выборах 2009 года Ликуд получил всего на один мандат меньше, чем Кадима. Ципи Ливни не смогла договориться с харедим, и правительство сформировал Нетаниягу! Конечно, уотраортодоксы предпочли Биби, поскольку помнили, как основатель Кадимы Шарон не брал их в правительство под диктовку Лапида-старшего. Но наверняка не случайно в Кадиме оказались убежденные ликудники Ханегби и Элькин! Первый стал наперстником Ливни, а второй поддерживал Мофаза, претендовавшего на лидерство в партии. Кадима начала разваливаться и в конце концов исчезла с политической арены, а Элькин и Ханегби вернулись в Ликуд...

В 2011 году огромную популярность прибрело левое движение «За социальную справедливость». Нетаниягу сумел нейтрализовать его, создав бутафорскую «комиссию для разработки рекомендаций по актуальным социальным проблемам». До этого, в 2009 году, Нетаниягу предложил пост министра обороны в своем правительстве главе Аводы Бараку, который в дальнейшем . вышел из партии с группой сторонников, оставив от нее обломки.

В 2015 году социальные лозунги нового лидера Аводы Ицхака Герцога позволяли ей, согласно опросам, успешно бороться с Ликудом. Биби не стал полемизировать с Герцогом на социальные темы, а ликудовская пропаганда начала запугивать израильтян тем, что Авода вернется к капитулянтской политике Рабина и Переса и только Нетаниягу обеспечит обороноспособность Израиля. Герцог проиграл выборы и ушел из политики.

К выборам 2019 года и Авода, и МЕРЕЦ уже были явными аутсайдерами. Главной опасностью для Ликуда стал список Кахоль-Лаван. Видимо, Нетаниягу сразу запланировал провоцирование противоречий между Ганцем и Лапидом,  переманивание Ганца и раскол его блока. Но этого ему было недостаточно!

Нетаниягу давно раздражали деятели религиозно-сионистского лагеря: на фоне их сионистских деклараций было очевидно сползание Ликуда справа в центр. Нетаниягу настойчиво повторял перед тремя выборами подряд, что правые избиратели должны голосовать за Ликуд, а не за «мелкие» партии, чтобы не распылять голоса национального лагеря. В конце концов в кнессет попали только 6 депутатов от партии Ямина. Фейглина еще раньше речистый Биби уговорил не баллотироваться со списком Оцма, дав ему с три короба туманных обещаний.

Договорившись с Ганцем о создании «чрезвычайного» правительства, Нетаниягу вообще не пригласил туда партию Ямина! НДИ игнорируется из-за завышенных амбиций Либермана, ранее отказавшегося входить в правую коалицию и критикующего Нетаниягу.

Таким образом, нынешняя коалиция – это реальная модель однопартийной системы! ШАС и Яадут ха-Тора мыслят себя только как придатки Ликуда. Ганц без личного союза с Биби не может мечтать о сияющих вершинах, а партии за ним уже нет. Несколько принятых в правительство ренегатов левого лагеря – не в счет. Вязаные кипы остались не у дел. В итоге платформа Ликуда - это единственное верное учение и единственная мудрая политика.

 

В самом Ликуде затоптаны все следы былой демократии. Гидон Саар, высоко стоявший в партийной иерархии, остался вне правительства. Участие в выборах главы партии сегодня воспринимается как личное оскорбление премьер-министра. «Слишком активные» Гилад Эрдан и Ципи Хотобели переведены в дипломаты – первый отправится в Нью-Йорк, вторая – в Лондон. Юлий Эдельштейн перестал быть третьим лицом в государстве. Назначив его министром здравоохранения, Нетаниягу, без сомнения, рассчитывает, что опытный, уверенный в себе Эдельштейн начнет проводить свою линию по борьбе с пандемией и наживет только неприятности. Экс-мэру столицы Ниру Баркату Нетаниягу не так давно публично обещал пост министра финансов и, как обычно, не сдержал слова. Баркат ведет себя умно: не ропщет, ничего не просит, ждет перемены погоды...


Чего ждать от правительства? «Аннексия» как мистификация...

Судебные разбирательства явно не помешают Нетаниягу управлять страной, так как управлять... невозможно из-за коронавируса.

Главная проблема премьер-министра - паралич экономики, вызванный жестким карантином. К августу в стране будет насчитываться 500 тысяч молодых людей, не имеющих работы и потерявших право на пособие от Битуах леуми! Увы, статистика заболеваний не улучшается! Как стимулировать деловую активность в таких условиях?

Если форсировать возвращение людей на работу, они будут ездить туда в переполненных автобусах. По этой же причине правительство долго не решалось возобновить железнодорожное движение. На этой неделе поезда опять начали ходить, но из-за мер предосторожности в вагонах пусто, и это создает дополнительные нагрузки для автобусного транспорта.

Опять же, когда люди работают, они не могут сидеть дома с детьми. А рост числа инфицированных израильтян заставляет минздрав задуматься о вторичном закрытии учебных заведений. Сейчас, правда, начинаются каникулы, но нужны огромные средства на финансирование летних лагерей для школьников и детсадовцев. Денег нет ни на «кайтанот», ни на компенсации безработным и владельцам закрывшихся малых бизнесов, ни на помощь пожилым людям. Денег у государства нет, так как резко сократились налоговые поступления от промышленности и сферы услуг. В общем, создается заколдованный круг. Разорвать его может только победа над коронавирусом, но со снятием ограничений израильтяне ведут себя всё менее дисциплинированно, хотя и без того интенсификация общения на работе, в транспорте, в учебных заведениях, в местах отдыха, в детских учреждениях вызывает распространение коронавируса...     

Нетаниягу может возложить ответственность за проблемы, связанные с пандемией, на минздрав, министерства финансов, транспорта, образования, промышленности, соцобеспечения, туризма, культуры и спорта... Но есть один важнейший вопрос, на который может ответить только премьер-министр.

В прежней каденции Нетаниягу начал делать громкие заявления о том, что сразу после победы на новых выборах приступит к аннексии палестинских территорий в соответствии со «сделкой века». Это был его единственный пропагандистский лозунг, позволявший подтвердить свою верность идеологии Ликуда, оправдывавший борьбу с правыми партиями и убеждавший скептиков в том, что «только Нетаниягу гарантирует безопасность».

Аннексию Нетаниягу обещал начать в июле. Осталась неделя, но никаких признаков назревающих исторических перемен не наблюдается. В СМИ поговаривают, что премьер-министр готов пойти на новые выборы, так как Кахоль-Лаван противится аннексии. Сомнительно, чтобы он решился ввергуть страну в хаос, но стоит вспомнить эволюцию взглядов Нетаниягу, показывающую, что скрывается за риторикой об «аннексии».

Нетаниягу вырос в семье ревизиониста, соратника Жаботинского. Однако сам он проявлял свою правизну, только когда находился в оппозиции, произносил речи и писал книги. Соглашение Осло Биби называл капитуляцией. Но, став в 1996 году премьер-министром, он обнялся с Арафатом, назвал его другом, отдал ему Хеврон, а в Уай плантейшн обязался уступить  палестинцам 13% территорий. Нетаниягу голосовал в кабинете Шарона за демонтаж поселений в секторе Газы и вышел из того правительства только перед «размежеванием». В 2007 году Биби произнес бар-иланскую речь, в которой признал лозунг двух государств для двух народов.

 

Спору нет, Трамп - действительно искренний друг Израиля. Но разговоры о «сделке века» нужны ему самому перед президентскими выборами. Израилю этот план ничего конкретного не сулит.

История сионистского движения – это мечта о восстановлении еврейского государства в библейских границах и постоянные разочарования из-за намерений великих держав делить наш «национальный очаг» между евреями и арабами. Ни один израильский лидер не должен спекулировать на мечте, а тем более - обманывать евреев!

«Сделка века» предусматривает создание двух государств. Но Нетаниягу после бар-иланского «срыва» изображал противника палестинского государства.

Так что же премьер-министр обещает нам сейчас? Речь идет в лучшем случае об аннексии 30% контролируемой Израилем территории. Это не «два берега Иордана» из программы "Бейтара" и гораздо меньше, чем требовали другие правые лидеры. О палестинском государстве Нетаниягу уклончиво молчит. Но если наш премьер-министр говорит о «великом значении» установления окончательных границ, не имея в виду аннексию палестинских территорий, то ясно, что рядом с нами появится палестинское государство.

Блеф Нетаниягу состоит в том, что никто не принимает план аннексии! Руководство ПА категорически против, как весь арабский мир. ЕС и Россия требуют возобновления диалога с автономией. «Добрый» Трамп постоянно подчеркивает, что аннексия возможна, но сначала надо договориться с палестинцами. Так они и согласились!

Опыт Норвежских соглашений, одностороннего «размежевания», ухода из Южного Ливана показывает, что перебазирование израильских сил без соглашения с противоположной стороной вызывает сложнейшие проблемы. Нетаниягу не готов утвердить в кнессете распространение израильской юрисдикции на контролируемые территории - как делали его предшественники. Он никогда не решался на суровые военные меры против соседей.

Выскажу предположение, что союз с «Кахоль-Лаван» понадобился Нетаниягу, чтобы было чем объяснить не состоявшуюся «аннексию»! В пользу этой версии говорит и то, что он не включил в правительство никого из самых правых ликудников...

Размышления о будущем

Что ждет нашу страну при нынешней власти? Я высказал немало критических замечаний и о Нетаниягу, и о Ганце. Не сомневаюсь, что последуют обычные претензии читателей: «Тебе никто не нравится, но на кого же нам надеяться?»

Никаких откровений предложить не могу. Мы, евреи, давно решили не творить себе кумиров, но просуществовали более трех тысячелетий и даже возродили свое государство! Я лично надеюсь на еврейские таланты и на наш генетический критицизм, не позволяющий допускать гибельные ошибки.

Сначала надо разобраться с коронавирусом. Если пандемию притормозят, придется срочно заняться экономикой. Ликуд давно не уделяет внимания социальным проблемам, и это взяли на себя - только для помощи своему электорату! - ультраортодоксальные партии. Но после пандемии количество бедных в Израиле увеличится и станет необходимым изменение социальной политики.

Важнейшие рычаги повышения благосостояния израильтян и уничтожения неравенства - повышение качества образования, которое должны получать все израильские дети. Если наша экономика сильно пострадает от пандемии, то страна на выдержит бремени заботы об огромном количестве малообразованных иждивенцев, которым нечего делать на современном рынке труда. Кстати, пандемия стала жестоким, но нужным уроком для ультраортодоксальных лидеров, многие из которых осознали, как опасно жить в средневековье.

Израильская экономика не развалится: у нее прекрасная научно-техническая база, в стране - масса отличных специалистов, талантливых предпринимателей и менеджеров.

Израильская политика в кризисе, но это нормально для молодой страны, которая находится во вражеском окружении и очень быстро развивается. Я выскажу неожиданную для моих оппонентов мысль: совсем неплохо, что сейчас Нетаниягу возглавляет правительство и скорей всего сохранит эту роль в течение еще нескольких лет! Худшее, что он сделал как премьер-министр, - это раскол общества. Биби делегитимизировал понятие «левый», оттолкнул от Израиля его арабских граждан и дискредитировал нашу правовую систему. Это очень опасная ситуация, но Израиль сумеет выйти из нее. А по опыту, способностям, компетентности сегодня Нетаниягу не имеет равных в нашей политической среде. Он отлично проявил себя на первом этапе борьбы с коронавирусом. Во всех его решениях ощущалась уверенность управленца высшего класса. Можно восторгаться премьер-министром, можно не любить его, но надо быть реалистами: если нет более сильного политика, то в это смутное время пусть он еще поработает. (Я умышленно не высказываюсь по поводу криминальных подозрений против Нетаниягу – это компетенция суда).

Израиль сособен стать более совершенным и богатым государством, но для этого в нем надо многое менять. Нынешнее поколение политиков слишком часто увязает в популизме, мифотворчестве и отвратительной коррупции. Наша интеллектуальная элита, учительский корпус, родители должны преодолеть однобокую партийность и прививать молодежи новую общественную мораль. Но это длительный процесс.

Тем не менее население страны быстро растет. Не может быть, чтобы среди девяти-десяти миллионов евреев не нашлось ярких политиков, которые еще удивят наших детей и внуков.


вторник, 16 июня 2020 г.

Телеканал, поглощенный «выживанием»

Израильтяне привыкли, не задумываясь, называть наше телевидение левым. Это давно не так. В телестудиях выступает немало комментаторов с правыми взглядами. Гораздо прискорбней интеллектуальная деградация израильского телевидения.

 

Аналитические передачи, культурные программы идут на наших телеканалах в неудобное время и вообще исчезают. Бал правят «Старший брат» и «Выживание». Даже эти непритязательные передачи на глазах глупеют!

Я, естественно, неспособен смотреть целиком «Выживание». Но похоже, что эта программа уже заглатывает весь 13-й канал, на котором демонстрируется. Содержание передачи когда-то было задано ее названием: «Выживание». Конечно, передачу, как обычно, передрали с зарубежного оригинала. Но очень осторожно...

Мне доводилось видеть аналогичные иностранные программы и целые фильмы о настоящих экстремалах. Их забрасывают в какие-то дикие места с неблагоприятными природными условиями и даже опасными хищниками. Сильные и смелые люди должны взаправду выживать. Но такие «правила игры» - не для избалованных израильтян. Уже после первых выпусков «Выживания» дотошные журналисты сообщили, что операторы умело захватывают камерой небольшой отрезок берега океана и опушку леса, за которым... находятся городские кварталы!

Сегодня уже никто не пытается убеждать телезрителей в том, что персонажи передачи действуют на необитаемом острове. Подозреваю, что их снимают где-то на Кинерете, потому что (см. далее!) в тот же день они – чистенькие и нарядные - появляются в студии 13-го канала. Из джунглей Амазонки или острова Борнео они не успели бы добраться. Да и самолеты сейчас не летают. В ходе самой передачи "экстремалы" и "экстремалки" щеголяют в новеньких купальных прикидах, аккуратно причесанные, накрашенные. О «выживании» давно нет речи. На пляже установлены всякие спортивные снаряды, на которых герои соревнуются, больше болтая, чем напрягаясь. Но спортивные конкурсы – это совсем другой жанр! А передачу уже «разнообразят» какими-то нелепыми декорациями, ночными сценами, факелами.

Еще ужасней то, что «Выживание» становится близнецом «Большого брата» - только антураж отличается. Участники передачи разбиваются на пары, ведут то игривые, то «глубокомысленные» разговоры и совершенно идиотские псевдофилософские «дискуссии». Верх идиотизма: эти неестественные, бессмысленные «дискуссии» выносятся за пределы передачи и продолжаются – теми же участниками - в других программах 13-го канала! Можно подумать, каналу уже нечего предложить телезрителям. Пока не укрощен коронавирус. В стране больше месяца буксует уродливо-раздутое правительство. Настоящую борьбу за выживание ведет миллион безработных. Парализованы образование, наука, культура. А мы должны любоваться на отъевшихся парней с мускулистыми торсами и красавиц в мини-купальниках, из которых вываливаются их прелести.

Видимо, ощущая, что передача деградирует, ее создатели включили в число участников... знаменитую дзюдоистку Ярден Джерби, чемпионку мира, призера Олимпийских игр. Надо отдать ей должное – Ярден симпатична, скромна, интеллигентна, одета приличней других и явно чувствует себя не в своей тарелке в компании притворяющихся и кривляющихся, тем более что своих спортивных достоинств на аттракционах проявить не может.

Зато раскованны наши, «русские»! Кто б сомневался. Красавица Николь Резникова по крайней мере стройна и свободно шпарит на иврите (в содержание ее тирад лучше не вникать). Зато вездесущий VIP Семен Графман в своем репертуаре: маленький, упитанный «атлет» что-то тараторит с гипертрофированным акцентом и не забывает каждую фразу завершать русским ругательством - видимо, чтобы его не приняли за индонезийца.

Не понимаю, почему 13-й канал еще не переименован в «Исардут». Возвращаясь к расхожему мнению о левизне нашего телевидения, я задумываюсь. Когда в стране последний раз было левое правительство? Кто на самом деле давно перекраивает израильские телеканалы? У кого есть власть для этого? Кто «заказывает музыку»? Кто заинтересован в оболванивании израильтян?..     

понедельник, 15 июня 2020 г.

Бандитские последствия бандитского пакта

Сегодня, 15 июня, исполняется 80 лет оккупации Литвы Советским Союзом. 17 июня 1940 года Красная Армия вступила на территорию независимых государств Латвии и Эстонии. Еще через несколько недель их судьбу разделила Бессарабия.


Захват Прибалтики полностью соответствовал разделу сфер «интересов» между Сталиным и Гитлером, зафиксированному в секретных протоколах при заключении пакта Молотова-Риббентропа 23 августа 1939 года. Уже в сентябре 1939-го нацистская Германия напала на Польшу, затем туда вторглась Красная Армия. Они разделили беззащитную страну. Началась Вторая мировая война. Вскоре СССР напал на Финляндию. Финны потерпели поражение после героического сопротивления, потеряли часть территории, но Советский Союз как агрессор был исключен из Лиги Наций. Вермахт двинулся на запад.
 

В 1940 году Сталин спешил захватить намеченную добычу – Прибалтику и Бессарабию. Если в восточную Польшу Красная Армия «для приличия» вступила через 17 дней после германской агрессии, то о своей репутации после вторжения в Финляндию Сталин мог уже не волноваться...

Впоследствии советские и российские историки доказывали, что прибалтийские страны не были захвачены в результате военных действий и, следовательно, добровольно вошли в состав братской семьи советских народов. (Я учился на историко-филологическом факультете Вильнюсского университета и помню, как продажные партийные историки писали огромные монографии о якобы создавшейся в Литве в 1940 году «революционной ситуации»).

Советский Союз действительно не воевал со странами Балтии. Москва «просто» напомнила им о судьбе более сильной, чем они, Польши и предложила для «обеспечения безопасности» СССР разместить на своей территории советские воинские контингенты в 20-25 тысяч человек. Маленькие страны уступили наглому большевистскому колоссу. (Так же не решилась на сопротивление Советскому Союзу Румыния, «добровольно» отдавшая ему Бессарабию). Остальное было «делом техники».
 

В «нулевые» годы в России вышла книга Михаила Мельтюхова «Упущенный шанс Сталина». Историк не отрицает, что и Гитлер, и Сталин готовились напасть друг на друга. Естественно, он сочувствует Сталину. При этом приводит массу интереснейших материалов. Например, версию о «добровольном присоединении» прибалтийских государств к СССР опровергает тот факт, что еще до вступления Красной Армии в эти страны советский генштаб принял решение о создании Прибалтийского военного округа!

Президент Литвы Антанас Сметона попытался призвать к сопротивлению назревавшей агрессии. Но "пацифисты" его не поддержали, и он бежал из страны. А 15 июня советские танки «мирно» катили по улицам Каунаса, тогдашней столицы Литвы. Вскоре спешно согнанный парламент проголосовал за присоединении Литвы к СССР. Эта была формальность, так как Москва давно определила, кто будет руководить «Литовской ССР». Из Москвы прислали первого секретаря литовской компартии Антанаса Снечкуса. Первым премьером стал Юстас Палецкис.

Мой покойный отец до войны редактировал в Каунасе идишскую газету. Он был коммунистом-подпольщиком и, на свою беду, входил в список доверенных лиц посольства СССР в Литве. Он рассказывал мне, как перед оккупацией Литвы к нему ночью приходил советник советского посольства, собиравший отзывы о Палецкисе. Мой отец сказал, что Палецкис – демократ, либерал, подвергался репрессиям со стороны режима Сметоны и вообще человек достойный.

В Москве и без опроса уже остановились на кандидатуре Палецкиса. Сталин перед войной явно пришел к выводу, что в захваченных Советским Союзом странах надо действовать «гибче»: ставить у власти не только коммунистов, но и сочувствующих им либералов, чтобы привлечь на их сторону значительную часть общества. После войны эта «идея» материализовалась в модели «стран народной демократии».
 

Превращение Литвы в советскую социалистическую республику сопровождалось массовыми репрессиями, депортацией «неблагонадежных и контрреволюционных элементов». В аграрной стране, заваливавшей Европу беконом, магазины быстро опустели  (поначалу почтовые отделения Литвы были забиты советскими офицерами, которые отправляли своим семьям в опустошенной коллективизацией державе посылки с колбасой, сыром, маслом). Промышленные предприятия переходили с западных технологий на советские...

Новая власть поощряла деятелей искусства, которые создавали лживые произведения, воспевавшие «путь прибалтийских народов к революции». Сталинскую премию получил после войны роман Александра Гудайтиса-Гузявичюса «Правда кузнеца Игнотаса». Автор был генерал-майором, первым наркомом госбезопасности Литовской ССР. Конечно, он уступал по «таланту» Вилису Лацису, первому премьеру Латвийской ССР, автору эпопеи «К новому берегу».

Сегодня поклонники Сталина яростно доказывают, что вхождение в состав СССР защитило маленькие и слабые страны. Проживавших там евреев никто не защитил....

Надо сказать, что во время войны союзники Сталина по антигитлеровской коалиции пытались ставить вопрос о прекращении оккупации стран, захваченных Советским Союзом после пакта Молотова-Риббентропа. Об этом рассказывает Черчилль в своих мемуарах. Но Сталин считал свой Союз нерушимым и вечным. Относительно Польши он водил за нос союзников, но как только Красная Армия вышла за пределы СССР, по указанию вождя, в эту страну, а затем и в другие государства Восточной Европы перестали пускать представителей Запада и там хозяйничал НКВД. Рузвельт и Черчилль понимали, что изменить такую ситуацию можно только военной силой – а этого в мире не поймут. Поэтому факт сговора Сталина и Гитлера не обсуждался на Нюрнбергском процессе.  Сталин создал коммунистический блок, а бывшие союзники ответили «холодной войной».

Такова история, изучаемая в школах всех стран. Только Россия готовится принять закон, утверждающий, что пакт Молотова-Риббентропа был прогрессивным событием и не имел отношения к развязыванию Второй мировой войны. Так же, как постсоветская Россия не имеет отношения к войнам в Приднестровье, Чечне, Абхазии, Грузии, Украине, Сирии, Ливии...
 
Если вспоминать мою семью, то нельзя не упомянуть, что после оккупации Литвы Советским Союзом мой отец стал заместителем директора ЭЛЬТА – литовского отделения ТАССа. С этой работы он вылетел в течение трех минут за месяц до смерти Сталина: его обвинили в сокрытии от партии того, что его двоюродный брат (уже сидевший в лагере) – вильнюсский резидент английского шпиона Михоэлса. Отцу повезло: за ним не успели прийти. Но это, как говорится, уже совсем другая история...

четверг, 4 июня 2020 г.

Нацизм - сталинизм - антисемитизм

Из всех лакеев с российского ТВ наиболее мерзок канающий под интеллигента Андрей Норкин с его передачей «Место встречи». Сегодня, переключая московские телеканалы, я увидел, что он с резвостью необычайной уже устроил обсуждение инициативы депутата Госдумы Алексея Журавлева, которая упоминалась в моем вчерашнем посте. Пришлось вслушаться в базарные крики аудитории Норкина.


Журавлев разработал два законопроекта: один отменяет постановление Съезда народных депутатов, в 1989 году осудившего пакт Молотова-Риббентропа и прилагавшиеся к нему секретные протоколы, а второй предусматривает уголовную ответственность для тех, кто усомнится в исторической прогрессивности сговора Сталина и Гитлера.

Только парочка вменямых людей в студии пыталась напомнить, что Съезд народных депутатов лишь признал существование протоколов, которые давно были известны всему миру, но полвека скрывались в тайной папке советских генсеков. Все остальные «полемисты» бурно поддерживали Журавлева. В их воплях параноидально повторялись два «тезиса»: 1) в протоколах, как и в пакте Молотова-Риббентропа, ничего не говорилось о нападении на кого-то и только разграничивались интересы СССР и Германии; 2) Россия не может осуждать секретные протоколы, так как именно на основании этих безобидных документов Запад приравнивает Сталина к Гитлеру!

Тупость «общественных» и политических деятелей, оккупировавших российские телеканалы, не уступает их лживости и наглости. Они, видимо, верят, что называя людоедские планы Сталина «интересами», обеляют одного из главных палачей ХХ века. Одним из проявлений изуверства нацистов было их умение переводить на элегантный дипломатический язык свои уголовные понятия. Это у них нынешний российский лидер научился называть агрессию "защитой интересов". Гитлер и Сталин растерзали Польшу, после чего один захватил Западную Европу, а другой «присоединил» страны Балтии, Бессарабию с Буковиной и оторвал кусок территории у побежденной им Финляндии. Сразу после раздела Польши с ее 3-миллионной еврейской общиной армиями Гитлера и Сталина нацисты начали создавать там гетто и концлагеря.

Обеляя Сталина, Россия признает, что преступный сговор большевистского пахана с нацистским фюрером был правильным и важным шагом для Страны Советов.

Почему, собственно, нельзя сравнить Сталина с Гитлером? Оба мечтали о мировом господстве, но Гитлер больше старался для своей страны, чем Сталин, который во имя «светлого будущего» довел советский народ до голода и нищеты. Гитлер из немцев-соотечественников преследовал только политических противников. Сталин сгноил в концлагерях миллионы своих подданных. Да что там спорить – сам Путин сказал, что если бы Гитлер остановился в 1938 году, то вошел бы в историю как политик, очень много сделавший для своей страны! Конечно, нюрнбергские расовые законы были приняты в 1935-м. Но, во-первых, «компетентность» Путина в вопросах истории известна, а, во-вторых, он считает, что величие нацлидера определяется не экономическим процветанием его страны, не демократическими свободами, а прежде всего наглостью в реализации своих «интересов» за счет свободы других государств.   


Совместный парад вермахта и Красной Армии в Бресте после "великой победы" над Польшей 

Гитлер многое позаимствовал у Сталина: имперскую мифологию, систему концлагерей, тайную полицию. Сталин восхищался Гитлером и сразу после скрепления пакта и секретных протоколов подписями Молотова и Риббентропа устроил банкет, на котором первым делом провозгласил тост за фюрера. Сталин слепо доверял Гитлеру и потому позволил ему надуть себя. После этого суть обоих бандитов не изменилась. С 1941-го по 1945 год советский народ воевал с гитлеровской Германией, а советский диктатор спасал свою шкуру и пытался отомстить немецкому диктатору. Бездарность вождя привела к гибели на фронтах и в тылу десятков миллионов советских людей – из-за его презрения к своим жертвам до сих пор неизвестны точные цифры человеческих потерь Советского Союза. Не случайно Сталин придавал важнейшее значение захвату Гитлера живьем при взятии Берлина – наверняка он опасался, что фюрер может разгласить немало неприятных ему тайн.  

Есть, конечно, и разница между Сталиным и Гитлером. Нацисты приступили к уничтожению евреев, развязав мировую войну. «Отец народов» развернул в СССР нацистские по духу антисемитские кампании и репрессии против евреев уже после войны.  Естественно, Госдума, пылко защищающая репутацию создателя ГУЛАГа, не будет осуждать эти позорные факты эпохи сталинизма.

Меня частенько ругают патриоты Израиля: зачем я вообще пишу о России, которая нам чужда и неинтересна! Так же в  начале 1930-х годов говорили о Гитлере: подумаешь, какой-то паяц появился в Германии – пусть бесится, нас это не касается.

Россию нельзя игнорировать по многим причинам. В современном мире она обладает вторым по мощи ядерным потенциалом и постоянно ввязывается в военные конфликты: в Приднестровье, Чечне, Абхазии, Осетии, Грузии, в Украине, в Сирии, Ливии... 

В Израиле проживает более миллиона русскоязычных выходцев из бывшего СССР. Увы, многие из них до сих пор индоктринированы советской идеологией, имперской спесью. В День Победы они с гордостью щеголяют колорадками и одевают детей и внуков в энкеведистскую форму. В еврейском государстве из отбросов «большой алии» сформировалась новая общность: еврейский обломок советского народа. Его составляют люди, еле спасшиеся от советской разрухи и хаоса 1990-х, живущие на израильские пенсии и зарплаты, но презрительно называющие Израиль отсталой, некультурной страной, которую невозможно сравнивать с великой и могучей советской державой. Эти люди обладают правом голоса и участвуют в выборах израильской власти. Среди них уже практически нет участников войны с фашизмом, но они в восторге от прославления кремлевским начальством Великой Сталинской Победы – тем более что громче всех подпевают Кремлю некоторые израильские русскоязычные политики.

Сегодня электорат этих популистов поддерживает инициативы российских лидеров по «борьбе с фальсификаторами истории». В тесных черепных коробках не шевелится мысль о том, что оправдание пакта Молотова-Риббентропа и секретных протоколов – это оправдание союза большевистских бонз с нацистскими преступниками и подтверждение их идейно-нравственного родства.

Союзники СССР по антигитлеровской коалиции на занятой ими территории Германии гнали немецкое население в освобожденные лагеря смерти и тыкали носом обожателей Гитлера в пепел крематориев. Они провели денацификацию.   
Советские оккупационные власти не видели необходимости возмущаться увиденным в Восточной Германии. Ну, концлагеря, ну, депортации  евреев, цыган, демократов, ну, произвол гестапо, ну, массовые ритуалы поклонения вождю, ну, воспитание в этом духе гитлерюгенда – эка невидаль!

Равнодушное отношение к истории преступных режимов отнюдь не безобидно. Израиль долго не признавал геноцида армян, не желая портить отношений с «дружественной» Турцией. Теперь нет ни дружбы с Эрдоганом, ни уважения со стороны более принципиальных стран. Так же молчал Израиль по поводу роли России в Абхазии и Осетии, в аннексии Крыма и агрессии в Донбассе. Кремлевские чекисты по определению нас любить не могут, а потенциальных друзей мы растеряем.

Прискорбно, но израильские политики и историки до сих пор неспособны отделить героическую борьбу советского народа с фашизмом от ответственности Сталина за развязывание вместе с Гитлером Второй мировой войны. Невозможно хранить молчание по поводу преступлений советского тирана, любоваться на его портреты на парадах Победы в Москве и надеяться, что этого трусливого поведения никто в мире не заметит.

В свое время Юлий Марголин, чудом уцелевший в ГУЛАГе и написавший знаменитую книгу «Путешествие в страну Зэка», говорил, что для него критерием оценки человека является его отношение к сталинским преступлениям – точно так же, как отношение к антисемитизму. Невозможно надеяться на то, что законодательное утверждение «правильности» союза сталинской банды с нацистскими преступниками не оживит страшную триаду: нацизм - сталинизм - антисемитизм. Израильские политики заискивающе поддакивают российским пропагандистам насчет «реабилитации пособников нацистов» в постсоветских странах. А кто был бОльшим пособником нацистов, чем Сталин и Молотов? По поводу их возвеличивания в России не высказывается никто из пятидесяти членов израильского правительства.       



вторник, 2 июня 2020 г.

«Варшавская мелодия» на израильской сцене

Впервые я так долго не бывал в израильских театрах: почти полгода! Это одно из самых тяжелых испытаний карантинного существования. Вроде бы правительство собирается вскоре вернуть народу право на культурную жизнь. Но пока приходится вспоминать лучшие спектакли, которые я с удовольствием посмотрел, когда страна еще не думала о коронавирусе.

 

«Варшавская мелодия» в театре «Маленький» - тонкий, поэтичный спектакль. Пока его еще мало кто видел, чем объясняется недостаточный резонанс в русскоязычных СМИ. 

Узнав о новой работе Михаила Теплицкого, я, не скрою, удивился. Эта пьеса Леонида Зорина когда-то с успехом шла на советских сценах. Но актуальна ли она сегодня? Да и художественный руководитель «Маленького»  – не из тех режиссеров, которые заманивают зрителей известными им по прежней жизни фамилиями и названиями.

Заглянув в программку спектакля и увидев его первые сцены,  я понял, что напрасно беспокоился. Теплицкий поручил перевод пьесы на иврит Сиван Бескин, которая сохранила авторское название, большинство диалогов, но перенесла действие в Израиль и в более близкие нам времена. Это изменило атмосферу, интонации спектакля, а главное - его смысл.

В пьесе Зорина действие происходит после войны. В те годы у романа русского парня и студентки-иностранки не было будущего. Поскольку по историческим причинам советские граждане стали встречаться с жителями других государств, в СССР приняли закон, запрещавший браки с иностранцами. А то, что девушка была из Польши, отнюдь не облегчало положение: известно, что «отец народов» ненавидел эту «братскую» страну.

Cегодня изъяны советской жизни не так уж волнуют российскую публику, из-за чего пьеса утратила популярность. Но мелодия осталась – любовь всегда актуальна!  

В ивритской версии исчезла мрачная тень антигуманного государства, вторгающегося в частную жизнь человека. Коллизия смягчилась, на первый план вышли общечеловеческие, «вечные» темы. Израильский солдат Ури (актер Ори Леванон) и польская студентка Геля (Наталья Гантман) встречаются в начале 1990-х. В космополитичном Тель-Авиве их роман никого не шокирует. Геля – такая же независимая, уверенная в себе польская девушка, как в пьесе Зорина. Солдат ЦАХАЛа, конечно же, менее закомплексован, чем его советский сверстник в 1940-годы. Несмотря на израильские сложности с оформлением «смешанного» брака, эта проблема решаема. Почему же Ури и Геля оказываются в разных странах и, сохраняя романтическое чувство, даже за несколько десятилетий не решаются соединить свои судьбы?

 

В новых - по сравнению с пьесой Зорина - обстоятельствах меняются характеры героев, логика их поступков. В 1990-е годы оба влюбленных не страдают ни от от назойливого внимания к ним властей, ни от экономических трудностей. Но свободное общество потребления тоже меняет человека! Ури и Геля живут достаточно комфортно. Ури становится специалистом с ученой степенью по... виноделию. В непьющей стране это не самая престижная профессия, но славный парень Ури строит свою жизнь достаточно практично. Женится не на любимой, но «своей» девушке, становится человеком с «надежным» статусом. Геля – известная певица, в своей стране пользуется успехом, ее муж, по «удачной случайности», - музыкальный критик. Естественно, у нее нет резона переселяться в Израиль, где надо будет отказаться от карьеры. Ури тем более не помышляет о жизни в Польше: там знают толк в водке и пиве, но не в виноделии. К тому же Геля знает иврит, а он в Польше оказался бы без языка.          

Конечно, не всё так фатально. На израильских сценах не раз появлялись нееврейки, которые делали здесь блестящие карьеры. Ури в молодые годы мог бы в Польше  освоить смежную специальность, а в зрелые – преподавать или заняться бизнесом. Вопрос в одном – в шкале ценностей! Влюбленные счастливы друг с другом, но не готовы ради любви создавать себе трудности – тем более что можно сохранять свободное чувство «параллельно» с законным браком и время от времени встречаться с любимым человеком в далеких краях...

Ури и Геля долго пытаются сохранять юношеский максимализм. Но такое уж время – не слишком благоприятное для идеализма...

Несмотря на отсутствие хэппи-энда спектакль Михаила Теплицого не заражает разочарованием, потому что пронизан теплотой и поэзией. Хотя два хороших человека не сумели сохранить любовь, сама любовь в этом не виновата - она прекрасна! В этом убеждает великолепная игра актерского дуэта.

Оба актера решают трудную здачу создания характеров в движении. Ори Леванон играет настоящего израильского мужчину – искреннего, порывистого, заботливого. Но именно эмоциональность - главный его недостаток! Ури не склонен анализировать свои отношения с Гелей и принимать волевое решение. А с возрастом романтические порывы слабеют и всё легче уступают место инерции существования...

Так уж написана пьеса Леонида Зорина, что поэтический настрой воплощает исполнительница женской роли. Трудно было найти для для этого лучшую актрису, чем Наталья Гантман, раньше блиставшая в Омске, обладающая и яркой внешностью, и российской психологической актерской школой, и... естественным легким акцентом. В начале спектакля ее героиня озадачивает израильского поклонника строгостью манер, хорошим вкусом, даже в грустных финальных сценах она сохраняет свойственные именно польской женщине обаяние, такт, достоинство. Автор этих строк – не фанатик системы Станиславского, но противоречащая фабуле пьесы личная история переселения Натальи Гантман в Израиль, возможно, позволяет ей наполнить свою роль особым драматизмом и передать ощущение напрасно оборванной мелодии любви.

Я помню советские постановки «Варшавской мелодии» с их политическими аллюзиями и добротными реалистическими декорациями. Михаил Теплицкий в 2020 году ставит спектакль-балладу, легкий и красивый. Материализации его замысла способствуют и музыка Евгения Левитаса, и условная сценография Полины Адамовой, и точно выписанные костюмы Далии Пэн, и работа со светом Миши Чернявского и Инны Малкиной, и видео-оформление Константина Каменского.

После вынужденного перерыва премьера «Маленького» наверняка дополнится новыми режиссерскими и актерскими находками и порадует зрителей в новом помещении театра (Тель-Авив, Хома у-мигдаль, 32), а также на других израильских сценах.


Фото: Лена Запасски.








 
     
 
 


суббота, 30 мая 2020 г.

Родные дети с неведомой планеты

Впервые я так долго не бывал в израильских театрах: почти полгода! Это одно из самых тяжелых испытаний карантинного существования. Вроде бы правительство собирается вскоре вернуть народу право на культурную жизнь. Но новая власть пока ничего точно не обещает. Да и министр культуры, любившая театр безответной любовью, перешла на другую работу. Приходится пока вспоминать последние спектакли, которые я с удовольствием посмотрел, когда страна еще не думала о коронавирусе.

 

В иерусалимском театре «Микро», созданном в 1990-е годы Ириной Горелик, рядом с ней очень интересно работает ее ученик Ефим Риненберг. Он усвоил от своего педагога любовь к интеллектуальному репертуару и яркой, оригинальной форме, но идет своим путем. Если Ирина Горелик, выросшая в известной саратовской театральной семье,  отталкивается от традиции русского психологического театра, дополняя ее современным эстетическим кодом, то Ефим Риненберг любит условность, необычность сюжетов, позволяющие задавать зрителю философские загадки. Звучит это немного отпугивающе, но на самом деле его спектакли построены легко и элегантно, содержат немало юмора. А что вынесет из них человек в зале - это уж его проблема. 

В последние годы у Ефима Риненберга появился единомышленник - драматург Рои Малиах Решеф. Их первая совместная работа «Дам-дам-да-дам» родилась в жанре «черной комедии». Самые современные, эрудированные зрители приняли спектакль на ура. Более консервативная публика немного испугалась жесткой стилистики, из-за чего была не готова углубиться в вопросы, крывшиеся за жутковатыми перипетиями...

В январе этого года прошла премьера спектакля «Рождение», сценическая жизнь которого была прервана введением режима самоизоляции. На этот раз Рои Малиах Решеф обратился к фантастической форме. Действие его пьесы происходит в будущем, которое... как постепенно выясняется, достаточно понятно людям ХХI века.

Молодая женщина (актриса Ноа Цанкель) приходит в странное заведение, напоминающее не то клинику, не то промышленную лабораторию. Она сообщает встретившему ее сотруднику (Галь Исраэли), что решилась рожать, поскольку получит за это положенные бонусы.

Нельзя сказать, чтобы подобная ситуация была фантастической: реальность нашего времени – борьба женщин за равноправие, оборачивающаяся сокращением рождаемости. В спектакле эта тенденция лишь гротескно обыгрывается. В будущем желание женщины рожать становится столь редким, что для его успешного осуществления создаются сложнейшие технологии! Это уничтожает романтику, любовь, страсть, которые увенчивались созданием семьи и появлением детей. Режиссер со сценографом Ильей Коцем вносят в изображение механизированного мира будущего немало выдумки и иронии. Чисто символическая «близость» сотрудника заведения и пациентки, зарождение новой жизни в странных трубах-пробирках вызывают в зале веселый смех, так как деликатно, но довольно похоже имитируют процессы, знакомые предкам людей будущего, которые делали то же самое «по старинке». (кроме создателя костюмов Валентины Стец в великолепном оформлении спектакля участвуют художник по свету Андрей Юдашкин, ответственный за видео-арт и саунд Евгений Лещенко, мастер фото-эффектов Вадим Ерохин). 

 

Автор пьесы и режиссер не задавались мелковатой задачей сатирического  подтрунивания над тревожными демографическими явлениями. Для этого не обязательно было удаляться в будущее. Спектакль «Рождение» по композиции и по замыслу многослоен. Речь здесь идет не столько о прогрессирующем равнодушии женщин и мужчин к произведению потомства, сколько о причинах этого равнодушия. Мир становится всё сложней, динамичней, и родители перестают понимать своих детей! Они недовольны тем, что должны  вкладывать огромный труд в поиски этого понимания: ведь предыдущие поколения более заученно и просто воспитывали детей. Родители боятся непредсказуемости и не готовы принимать детей такими, какие они есть. К этой сложнейшей проблеме пока только подступается наука – до сих пор ее разрабатывали только писатели-фантасты.

В спектакле «Рождение» мысль о том, что дети становятся для родителей неведомой планетой, материализуется в каком-то сбое «производственного процесса» у сотрудника клиники, в появлении из небытия двух очаровательных существ (Габриэла Личман и Йосеф Альбалак). Трудно понять, мальчики это или девочки и почему они ничем не напоминают родителей, но разве это важно! Главное – человек остается демиургом, он способен порождать новый мир. Недаром после принятия героиней спектакля судьбоносного решения звучат слова из Книги Бытия. Не все можно сразу понять. Наши предки пообещали Демиургу, давшему им свои заветы: «наасе ве-нишма». Дословно это означает «сделаем и услышим», то есть сначала выполним а потом осознаем! Главное – чтобы не прерывалась нить Жизни, так как без этой высшей ценности нечего будет осознавать...

Актерам театра "Микро" не привыкать к сложным задачам. В спектакле "Рождение" они очень точно и тонко передают заданные его создателями замысел и стиль. В итоге получилась  редкая для наших театров работа!  

Каждый режисер после премьеры сразу намечает улучшения, дополнения. А Ефим Риненберг особенно любит дорабатывать и перерабатывать свои постановки. Наверняка после возвращения актеров на израильские сцены спектакль «Рождение» станет еще красочней и богаче смыслом, что оценят верные театру «Микро» зрители.  



  

понедельник, 27 апреля 2020 г.

Один из 52 выдающихся управленцев...

Послушал выступление Яакова Лицмана, главы Яадут ха-Тора, уходящего с поста министра здравоохранения. Дребезжащим голоском (намекая на героически, но не до конца преодоленные последствия COVID-19) он объяснил свое решение. По его словам, теперь ситуация уже не такая тяжелая, как в начале эпидемии, магазины открываются – поэтому он решился оставить систему здравоохранения без своих указаний, огромного опыта и знаний.



О медицинской квалификации бывшего министра говорит уже то, что он оценивает эпидемиологическую ситуацию по количеству работающих магазинов (хотя правительство предупредило, что эти послабления будут отменены в случае ухудшения статистики) да и сам явно не соблюдал меры предосторожности, из-за чего подхватил коронавирус. «Зато» он противился блокированию ультраортодоксальных районов, усугубляя и без того тяжелое положение их жителей. 

По мнению многих медицинских авторитетов, десять лет пребывания Лицмана в должности министра здравоохранения нанесли большой ущерб здоровью нации. Можно обвинять бессменного главу правительства в равнодушии к этой сфере, но министр мог бы более принципиально отстаивать интересы своего ведомства. Лицман не боролся за строительство новых больниц, увеличение числа коек, расширение «корзины» лекарств и медицинских услуг. Естественно, он, как и более крупные специалисты, не мог предвидеть нынешнюю пандемию. Но эпидемии бывали и раньше, а Израиль оказался недостаточно подготовленным к чрезвычайным ситуациям. Не было даже запаса таких элементарных средств защиты, как маски! Хорошо, что экономические возможности страны позволили оперативно решать проблемы уже после начала пандемии.

Поразительно, что многие завсегдатаи русского ФБ объявляют любую критику ультраортодоксов антисемитизмом! Эти голосистые ребята заявляют, что Лицман не имел медицинского образования (вообще-то – не только медицинского), но был хорошим министром здравоохранения!

В Израиле любят повторять трюизм о том, что хороший управленец не обязан быть профессионалом в отдельных областях. Удобная позиция для претендентов на 52 места в формируемом сейчас правительстве. Но необходимо маленькое уточнение: управленец, менеджер – это тоже профессия, требующая опыта и знаний! Не каждый партийный функционер может считать себя управленцем, но именно эта публика после каждых выборов заполняет министерские вакансии, которых - при поощрении со стороны суперсовременного премьер-министра - скоро станет больше, чем депутатских мандатов.

Я лично не антисемит и не считаю каждого ультраортодокса классовым врагом. Есть среди харедим люди с талантами менеджеров. Например, Арье Дери. Но ультраортодоксальные политики представляют специфический сектор и потому руководствуются прежде всего экономическими интересами своего электората, а уже потом – наукой управления. Тот же Дери в эти дни потребовал, чтобы в гостиницах, где размещены эвакуированные жители ультраортодоксальных районов, выключили... телевизоры! Крайне актуальная инициатива. Понятно, что главу ШАСа волнует, как бы целомудренные харедим не увидели передачи «Большой брат» и «Выживание». Но «заодно» они лишатся и информации о распространении коронавируса и последних распоряжениях правительства, а также весьма полезных для них разъяснений медицинских светил.

А, кстати, почему решил отказаться от прежней должности Яаков Лицман? Он намерен занять пост министра строительства. Видимо, гурский адмор сказал ему, что для выживших после пандемии харедим обеспечение жильем будет важнее, чем сегодняшнее ношение повязок.

Ну, как не вспомнить Михаила Жванецкого, который еще в советские времена мечтал: «Как было бы хорошо, если бы в одной персоне объединялись руководитель, специалист и интеллигент!..»   

воскресенье, 19 апреля 2020 г.

Страшно далеки они от народа, разоренного коронавирусом...

У кнессета сегодня состоялась демонстрация представителей малого и среднего бизнеса. Они требовали немедленной помощи со стороны руководства страны и протестовали против действий – вернее бездействия – правительства в сфере экономики.

 

Кризис, вызванный пандемией, сильнее всего ударил по промышленности, туристической отрасли, сфере обслуживания, учреждениям культуры – всё это малые и средние бизнесы. Их владельцам грозит катастрофа. Они напоминают, что платят налоги муниципалитетам и в государственную казну, но никогда не получают поддержки от власти.   

Формально правительство предусмотрело в нынешней чрезвычайной ситуации ссуды для бизнесменов. Но, во-первых, непонятно, из каких средств они их будут возвращать, если не получают никаких доходов. А, во-вторых, именно сейчас помощь наиболее пострадавшим слоям населения преступно тормозится израильской бюрократией – коррумпированной и медлительной. Пока выдана только небольшая часть ссуд, предназначенных для помощи бизнесу. Точно так же задерживаются выплаты лишившимся работы людям и прочим социально слабым израильтянам.

«Ослабление» режима изоляции совершенно не согласуется с мерами по «оживлению» экономики! Например, сегодня люди, возвращающиеся на работу, добирались туда в переполненных автобусах! Правительство бросает полицию против харедим, чтобы они не ухудшали статистику эпидемии, требует от граждан не приближаться друг к другу ближе чем на 2 метра, но в автобусах возникает скученность пострашней, чем в квартирах ультраортодоксов.

Вроде уже поступило добавочное распоряжение: сажать в автобус не более 20 человек. Думается, проблема в том, что наши министры давно не пользуются общественным транспортом и не представляют себе, как их соотечественники едут на работу. Задачка для младших классов: сколько времени люди проведут в пути, если на каждой остановке их будут пересчитывать? И вообще автобус - не "Боинг", 20 пассажирам в нет не так уж просторно. Почему глава правительства считает, что на улице можно передать вирус с дистанции в 1,5 метра, а в автобусе не опасно расстояние в 0,5 метра? Кстати, в инструкциях для возвращающихся на работу установлена норма: в помещениях площадью до 20 кв. м. - не более 2 человек!

«Концептуальная» проблема состоит в том, что израильские руководители слывут «рыночниками», но привыкли в централизованном порядке распределять миллиарды отдельным секторам и корпорациям. Нетаниягу всегда поддерживает сильных и не обращает внимания на слабых. Он сам никогда не жил на минимальную израильскую зарплату. Его апологеты приводят затрепанное сравнение: в терпящем крушение самолете спасательные жилеты выдают сначала родителям, а не детям, потому что если взрослые спасутся, то спасут и детей. Но законы конкуренции состоят в том, что более сильный не спасает слабых, а старается вытеснить их с рынка.

Наши лидеры считают себя либертарианцами, но забывают, что при «нормальном» капитализме фундамент экономики составяют малые и средние бизнесы. Если сейчас они будут разваливаться, то никто не восстановит ни их, ни создававшиеся ими рабочие места.

В период нынешнего кризиса в телестудиях иногда выступает профессор экономики Ярон Зелиха. Напомню, что на академическую работу он перешел с должности главного аудитора министерства финансов. В этой роли Зелиха в свое время поднял шумиху вокруг планов Ольмерта продать по дешевке... Банк Леуми (!) своему другу-миллиардеру. Было начато полицейское расследование, сделка по приватизации сорвалась, но дело закрыли. А правдолюба Зелиху уволили.

Сейчас Зелиха говорит, что для спасения экономики правительство должно действовать по рекомендации великого Милтона Фридмана: «разбрасывать деньги с вертолета». Эта экстравагантная метафора Нобелевского лауреата подразумевала, что в периоды кризисов власть должна любыми способами  выбрасывать на рынок огромные средства, чтобы стимулировать спрос и предложение. По словам Зелихи, израильское правительство располагает большими деньгами и, если бы не его инертность и не бюрократические препоны, оно могло бы поддержать и нуждающихся израильтян, и бизнесменов, чтобы перезапустить экономические механизмы.

К сожалению, реального правительства у нас нет. Побеждавшие три раза на выборах Нетаниягу и Ганц опять не могут сформировать коалицию. На ведущихся после 2 марта переговорах лидеры Ликуда и Кахоль-Лаван произносят бессмысленные фразы о своем страстном желании добиться единства во имя борьбы с пандемией. Но всем понятно, что главная цель Нетаниягу – избежать явки в суд, а Ганц, услышав, что ему предлагают 15 министерств на 15 членов фракции, до сих пор не может сосредоточиться и вспомнить программу своей партии. Участников затянувшегося торга не волнует то, что у страны больше года нет бюджета и большинство министерств не функционируют. С чего бы им волноваться! Министрам и депутатам зарплаты не только выплачивают, но и повышают. Только министр обороны Нафтали Беннет подобно некоторым европейским коллегам жертвует часть своего оклада нищающим соотечественникам. Но его пока никто не приглашает на коалиционные переговоры, а кандидатам в новое правительство антисемиты-европейцы – не указ!
  

пятница, 10 апреля 2020 г.

На итальянских балконах – идишская песня!

Весь мир завороженно слушал, как итальянцы, тяжело пострадавшие от пандемии, поют на балконах «Белла чао». Неожиданно на каком-то израильском телеканале промелькнуло сообщение о том, что мелодию знаменитой песни сочинил после революции одесский еврей, вскоре уехавший в США, а оттуда она попала в Италию!





Как всегда, телеведущий сильно исказил «русскую» фамилию. Но я очень заинтересовался и полез в Интернет. На иврите и английском фамилия автора мелодии звучала, как Жиганов или Зиганов. Но из русской Википедии я узнал, что легендарный музыкант - Мишка Цыганов (1889-1967). Информация была предельно краткой: родился в цыганской (?!) семье, крестился, но отлично знал идиш и, будучи аккордеонистом, клезмером, в 1919 году сочинил мелодию на слова еврейской песни «Дус зекеле Койлен». Это название на русский переводится – «Мешочек с углем», (английский вариант - «The little bag of coal»). Неизвестные авторы заметок в Интернете объясняли, что Цыганов стал владельцем нью-йоркского ресторана, где песня «Койлен» имела огромный успех, и проживавшие в Америке итальянцы завезли популярную мелодию на свою историческую родину.

Спору нет, в довоенный период еврейские мелодии получили широкое распространение в США благодаря многочисленным идишским театрам и эстрадным группам. Во всем мире – не только среди евреев – известна замечательная мелодия песни «Бай мир бисту шейн», которую написал Шолом Секунда в 1932 году. Но «Белла чао» мы привыкли связывать с героизмом итальянских партизан. Однако и эта версия подвергается сомнению в Интернете...

Впервые песня «Белла чао» прозвучала на первом Всемирном фестивале молодежи и студентов в Праге в 1947 году, и очень скоро ее уже распевала вся планета. Хотя, как утверждают скептики, гимном итальянских партизан ее «назначили» с опозданием на двадцать лет, ее «левое» звучание было очевидно. «Белла чао» полюбилась кубинцам, ее пели участники «студенческой революции» в Париже в 1968-м, а также популярные в СССР Ив Монтан и Дин Рид – не говоря о Муслиме Магомаеве!

В Советском Союзе песня была известна в «переводе» Анатолия Горохова. Существовал и детский текст, обязательный для исполнения в пионерских лагерях.

В Италии песне «Белла чао» приписывалось народное происхождение. Одна из теорий утверждала, что в прошлом ее пели работницы рисовых плантаций. Слова «Белла чао» толковались как прощание с красотой и молодостью, загубленных тяжелым трудом...

Но вернемся к Мишке Цыганову. Он – лицо реальное, и существуют старые аутентичные записи «Койлен». Был ли он действительно цыганом, неизвестно – возможно, придумал себе экзотическую биографию для рекламы. Известен другой одессит, его тезка, которого из-за скуластого лица и раскосых глаз нарекли в юности Япончиком!

Меня заинтересовала в Интернете статья «Прощай, красавица с маленькой сумкой для угля» крымской журналистки Натальи Астаховой (желающие без труда найдут ее). Автор утверждает, что «Койлен» Мишки Цыганова в годы гражданской войны исполняли во всех крымских ресторанах. Безумно любившие эту песню белоэмигранты познакомили с ней Европу – так ее узнали в Италии.     

То, что евреи музыкальны и способны очаровать своими мелодиями неевреев, которые начинают считать их своими, народными, - не подлежит сомнению. Достаточно вспомнить Джорджа Гершвина, писавшего гениальную «черную музыку». Но тем не менее у меня не получается свести воедино итальянскую историю песни «Белла чао» и версию о ее еврейском происхождении. Я вообще в музыке и в истории музыки беспомощный дилетант. Может, более грамотные и осведомленные люди внесут ясность в затронутый мною вопрос?