среда, 6 января 2021 г.

Четвертые выборы: модель для сборки

Развал коалиции Ликуда и Кахоль-Лаван - политическая катастрофа. Это трагедия для страны, потому что правительство треснуло в момент, когда эпидемиологическая ситуация грозит выйти из-под контроля, а четвертые выборы подряд не сулят принципиального обновления власти.

 

Мальчик, которому очень захотелось, и мальчик, которому очень не хотелось

Обычно после досрочного роспуска кнессета провалившееся правительство и агрессивная оппозиция выискивают причины и виновников кризиса.

«Чрезвычайное» правительство появилось - с третьей попытки - потому, что противникам Нетаниягу удалось составить политический блок Кахоль-Лаван, который практически сравнялся по количеству мандатов с Ликудом и без которого нельзя было создать коалицию. Конкретной причиной досрочных выборов стало нечестное поведение Нетаниягу: в мае нынешнего года он создал правительство с Ганцем, расколовшим Кахоль-Лаван, но вскоре отказался от коалиционных обязательств - принятия госбюджета на 2020-2021 годы и перехода по ротации полномочий премьер-министра к Ганцу в конце 2021 года. Чтобы не отдавать свое кресло, премьер-министр решил не принимать бюджет даже на 2020 год!

Нетаниягу давно считает, что находится выше законов и морали. И до него в Израиле перестали быть неприкосновенными Основные законы, заменяющие Конституцию. После Барака ни один премьер не формировал кабинет из 18 человек, как когда-то предписывал Закон о правительстве. Но Нетаниягу, задабривая Ганца и ультраортодоксов, создал правительство из 52 министров и заместителей! Это стало непристойной карикатурой на власть и уничтожило какое-либо уважение к министерским постам.
 

Ганца не волновало, что его критикуют за разорванный союз  с Лапидом и сговор с Нетаниягу. Он после долгого жизненного пути, наконец, разобрался в себе и понял, что больше всего на свете хочет стать самым главным. Такое бывает в политике. Как признавался герой знаменитого американского романа «Вся королевская рать»: «Не буду тебе врать... Я хотел этого... Я не спал ночами и только об этом думал... Это как если ты мальчик и сок в тебе забродит в первый раз, и кажется, что однажды ночью ты сойдешь с ума - до того тебе хочется». Биби - начитанный человек и умелый манипулятор. Поняв одну, но пламенную страсть Ганца, он морочил ему голову, пугал выборами - лидер Кахоль-Лаван был готов терпеть любые унижения, пока оставался хоть грамм надежды на ротацию.

А Нетаниягу очень не хотелось! Ему не хотелось, чтобы политические шавки напоминали ему про предстоящий суд, ему не хотелось видеть зануду Ганца, который обеспечил ему легитимность как премьер-министру, но назойливо требовал поделиться высшими полномочиями.

Нетаниягу демонстрировал, что страна может жить без бюджета и без борьбы с ковидом! Несмотря на стремительное увеличение числа инфицированных глава правительства периодически впадал в ступор, подолгу ничего не предпринимал, а когда вводил «карантины», то они ввиду своей неэффективности становились посмешищем. Каждый член правительства надеется завоевать популярность, сопротивляясь введению ограничений для израильтян, опекаемых его ведомством. Особенно «преуспели» в этом министры финансов, образования, туризма. Они требуют не вводить ограничений - в итоге заражаются и умирают сотни израильтян...

Так управлять страной нельзя. Коалиция была обречена с момента ее появления на свет. Пеструю публику, сбежавшуюся в Кахоль-Лаван, объединяло только желание сместить Биби. Фракцию Ликуда, отвыкшую самостоятельно думать и действовать, скреплял страх потери вождя. Влиятельные ликудники давно состязались в том, кто хитрей подольстится к председателю партии, ловчей кувыркнется перед ним - как в политической практике лилипутов, описанной Свифтом.

Ганц понимал, что, находясь в правительстве, имеет хоть воображаемый шанс стать премьер-министром, а досрочных выборов нельзя допускать, так как он опозорился перед избирателями. Нетаниягу отдавал себе отчет в том, что на следующих выборах его союзниками будут только ШАС и Яадут ха-Тора, из-за чего он не создаст коалицию и потеряет юридическую неприкосновенность. Поэтому лидеры Ликуда и Кахоль-Лаван пытались найти компромисс.

По слухам, Ганц уже был готов согласиться на передачу ему должности премьер-министра с полугодовым опозданием и ограничить полномочия министра юстиции Ниссенкорна. Может, так и было, но сосуществование действующего и «сменного» премьер-министров невозможно, когда у них и их партий противоположные цели.

Карусель честолюбцев

Выборы в кнессет состоятся 23 марта. Времени мало. Политики засуетились.

 

Гидеон Саар еще до роспуска кнессета заявил, что покидает Ликуд с целью создания своей партии Тиква хадаша («Новая надежда») и борьбы за пост премьер-министра. Саар начинал свою карьеру с должности секретаря правительства. Люди, возглавлявшие канцелярии Нетаниягу, в дальнейшем вызывали у него... неприязнь: Либерман, Шакед, Беннет, Саар, Мандельблит! Биби ревниво относится к тем, кого сам же выдвигает! После двух побед Саара на внутрипартийных выборах Нетаниягу понял, что он становится опасен. Недоверие перешло в нервный срыв, когда премьер-министр публично обвинил Саара в том, что тот готовит путч против него! Обвинение не подтвердилось, но Нетаниягу не счел нужным хотя бы извиниться. Ведь Саар перед третьими досрочными выборами в кнессет дерзнул выставить свою кандидатуру на выборах председателя партии, что в нынешнем Ликуде действительно приравнивается к путчу.

О присоединении к партии Саара объявил Зеэв Элькин, считавшийся человеком очень близким к Нетаниягу. Он резко обвинил премьер-министра в подмене государственных интересов личными, в подавлении демократии в Ликуде.

Товарищи Ганца разбегаются, поскольку партия не смогла сбросить Биби. Уходит один из создателей Кахоль-Лаван Габи Ашкенази. Ави Ниссенкорн остается в политике, поскольку мечтает отправить Нетаниягу под суд и участвовать в возрождении левого лагеря. Ожидается отставка Ганца...

 

На роль нового лидера левых претендует Рон Хульдаи, учредивший партию Исраэлим ("Израильтяне"). Бригадный генерал авиации, герой Шестидневной войны и Войны Судного дня, директор знаменитой гимназии «Герцлия», мэр Тель-Авива, много сделавший для обновления города, - более привлекательная личность для левых избирателей, чем Офер Шелах. Популярный в прошлом журналист долго довольствовался вторым номером в Еш атид, но осознал, что Яир Лапид недостаточно левый для него и надо создавать свою партию. Такие же планы у профессора экономики Ярона Зелихи. Когда-то он был главным аудитором минфина и сорвал попытку министра финансов Ольмерта продать Банк леуми по дешевке и без конкурса своему другу - американскому миллиардеру. Зелиху уволили из минфина. Теперь он регистрирует партию Ха-мифлага ха-калькалит («Экономическая партия»).

 

 

Видимо, лидеры левых партий, не проходящих электоральный барьер, примкнут к партии Хульдаи. На левом фланге собираются появиться полузабытые Хаим Рамон и Ципи Ливни. Удивляет настырностью экс-премьер Эхуд Барак, приближающийся к 80-летию, но громко критикующий все партии и утвердительно отвечающий на вопрос о его готовности возглавить правительство.

Предвыборный расклад: против "шахматиста" Нетаниягу достаточно коробки "лего"!       

Опросы создают примерно такую картину распределения мандатов на выборах: Ликуд - 27-29 мандатов, Тиква хадаша - 17-19 мандатов, Ямина - 12-14, Еш атид - 11-13, Объединенный арабский список - 10-11, Исраэлим - 8-9, ШАС и Яадут ха-Тора - по 8, НДИ - 6-7, Кахоль-Лаван и МЕРЕЦ - по 4-5 мандатов.

Не буду вникать в споры о точности израильских социологических прогнозов. Как показывает практика, сравнительную силу партий опросы определяют довольно успешно и потому могут служить рабочим материалом для анализа предвыборной ситуации.

Формально в опросах лидируют правые партии. Но Саар и Беннет собираются бороться с Нетаниягу за пост премьер-министра. Коалицию он может составить только с ультраортодоксами - это примерно 45 мандатов...

На всякого мудреца довольно простоты. Глава НДИ во всеуслышание заявляет, что после выборов Саар, Беннет, Лапид, Либерман объединятся. О том, что это не блеф, говорят уже подписанные договоренности об остаточных голосах между Сааром-Беннетом и Лапидом-Либерманом. К этому квартету охотно примкнет и Хульдаи. Эти деятели легко, как в игре «Лего», сложат любую коалицию. Да и ультраортодоксальные партии, особенно ШАС, вряд ли будут блюсти верность Нетаниягу, увидев, что его карьера заканчивается. 

Без сомнения, Нетаниягу - блестяще одаренный политик с колоссальным опытом. Но не чудотворец. Рассказы о его любви к шахматам - ликудовская реклама. В шахматах Биби - слабый любитель. Гораздо сильней он в пропаганде, но, похоже, запас демагогии и чернухи исчерпал.

Нетаниягу уже пытается заигрывать с арабскими избирателями, но те помнят, как шокировал их Закон о еврейском характере государства. Бронирование в списке Ликуда места для араба - старый прием, который никого не впечатлит. 

Конечно, премьер-министр рассчитывает на то, что до выборов завершится вакцинация населения Израиля и он будет пожинать лавры. В международных делах Биби силен. Действительно, поначалу прививки проводились в невероятном темпе. Но уже что-то застопорилось. Да и неизвестно, собираются ли записываться на уколы самые "проблемные" секторы. 

В любом случае до 23 марта советникам премьер-министра придется лихорадочно искать сверхоружие...

Новые правые и новые левые

Нетаниягу всегда строил свои избирательные кампании на раздувании проблемы безопасности и запугивании израильтян перспективой сговора левых партий с арабскими террористами. Биби клятвенно обещал, что разработанная Трампом «сделка века» установит «вечные» границы Израиля, а его правительство не позже 1 июля 2020 года аннексирует часть территории ПА. Но поизошло беспрецедентное надувательство правых избирателей, так как зять Трампа не склонил к компромиссам руководство ПА.

Сегодня аналитики задают вопрос: чем конкретно могут привлечь избирателей Саар и Беннет, чем их лозунги отличаются от ликудовских? У них в запасе козыри, которые подействуют как раз на приверженцев идеологии национального лагеря!

Противники Нетаниягу справа могут напомнить, что в Израиле водораздел между правыми и левыми всегда состоял в отношении к арабским СОСЕДЯМ. Нетаниягу расхваливает прелести шопинга в далеких Эмиратах, но палестинскую проблему он отложил для следующих поколений уже потому, что его новые партнеры категорически предупредили о поддержке ими «прав палестинского народа». А сохранившийся конфликт каждую неделю напоминает о себе ракетными обстрелами из Газы и кровавыми терактами в Иудее и Самарии. Погибший в ходе столкновения поселенцев с израильской полицией подросток Ахувия Сандак - жертва неопределенной ситуации на территориях и лицемерия израильских властей, которое Нетаниягу всячески маскирует. Премьер давно не комментирует отношения с ПА.

Сегодня звучат легковесные утверждения об исчезновении левого лагеря, но это преувеличение. Зато правые не всегда соответствуют традиционным израильским представлениям о правизне!

Сейчас правую идеологию сохраняют только Тиква хадаша, Ямина и отдельные маленькие партии, активизирующиеся перед каждыми выборами. 

Либерман на словах правый, но мало кто этому верит, так как он открыто призывает к созданию разношерстного союза против Нетаниягу, а его партия превратилась в секторальную.

Крайне левые - это, конечно, МЕРЕЦ. Лейбористская Авода, видимо, не пройдет электоральный барьер, но ее нишу заняли Кахоль-Лаван и Еш атид. Судя по опросам, на следующих выборах у них отберет немало мандатов Хульдаи.

Ликуд сполз в лучшем случае в центр. Если применить к нему традиционные израильские критерии левизны и правизны, то он давно отказался от жестких действий против палестинских арабов. Естественно, соглашения с ОАЭ, Бахрейном, Марокко (Судан - нищее террористическое государство) очень важны, но они свидетельствуют только о безальтернативности мирного урегулирования! Доводы о том, что Нетаниягу добился мира, не жертвуя территориями, - примитивная демагогия: помирившиеся с нами страны и не претендовали на Землю Израиля, а прочность мира проверяется десятилетиями! Нетаниягу осуществляет то, из-за чего правые когда-то осмеивали книгу Шимона Переса «Новый Ближний Восток».

Экономическую политику Ликуда с большой натяжкой можно назвать правой. Надоевшие вопли: «Если вы хотите возвращения социализма и власти профсоюзов - голосуйте за левых» - говорят только о бездарности ликудовской пропаганды. В Израиле никто не хочет социализма - да и не помнит о нем. А вот Ликуд занимается чисто социалистическим централизованным распределением материальных благ, переводя миллиарды ШАСу, Яадут ха-Тора и отдельным группам населения. Биби, с тех пор как его конфликты с Амиром Перецом парализовали страну всеобщими забастовками, прекрасно договаривается с боссами Гистадрута. Нетаниягу любит разглагольствовать о конкуренции, но за пять своих каденций не воспрепятствовал усиливавшейся картелизации, не приватизировал многие крупнейшие госконцерны, до сих пор не торопится открыть израильский рынок для конкуренции с импортными товарами.

Израиль за счет передовых технологий добивается отличных макроэкономических показателей, но по сравнению с развитыми странами у него самый большой разрыв между богатыми и бедными, самая слабая система социальной поддержки. Экономическим курсом Нетаниягу довольно меньшинство граждан страны. Наши ученые уезжают в Америку. Молодые израильтяне, неспособные приобрести квартиры и обеспечить детей всем необходимым, переселяются в Берлин.

Почему все говорят о пятых выборах?

Нынешний политический кризис - это тупик, которого Израиль еще не знал!

Главный вопрос выборов: Биби или не Биби? Но даже если его сместят, это не решит ни одной из глубинных проблем страны. Антиликудовский блок быстро развалится, так как у составляющих его партий нет конструктивных программ, а есть только амбиции их руководителей.

Для Израиля неважно, удержит ли Нетаниягу власть, поскольку после четвертых выборов вскоре всё равно состоятся пятые. Чтобы выбраться из тупика, израильским лидерам нужны новые идеи, способные остановить процесс деградации нашего общества.

Пандемия не просто потрясла Израиль, но самым безжалостным образом обнажила противоречия и слабости нашего общества , без которых число жертв было бы гораздо меньше.

Самая тяжелая эпидемиологическая ситуация сложилась в двух секторах - арабском и ультраортодоксальном, где показатели иногда в 2-3 раза хуже, чем в других группах населения!.

Израильские арабы с 1948 года не доверяют еврейской власти. Они знают, что высшее руководство вспоминает о них только перед выборами. Для арабской общины невыполнение указаний минздрава - одна из форм пассивного сопротивления.
 

После 1993 года ускорилась палестинизация нашего нацменьшинства. Его антиизраильский настрой не изменится, пока Нетаниягу надеется гармонизировать обстановку на Ближнем Востоке без урегулирования отношений с ПА и соседними государствами. Возможно, еще хуже то, что Биби ради укрепления своей личной власти сделал часть еврейского населения государством в государстве!  


Мы видим, что даже смертельная угроза не заставила самых фанатичных ультраортодоксов выполнять требования властей о самоизоляции, ограничении общения. Более миллиона евреев хотят жить в средневековом гетто, а не в современной еврейской стране. Правительство вводило карантины, а в гетто продолжали работать учебные заведения, магазины были открыты, люди собирались в синагогах, веселились на свадьбах, участвовали в похоронах, толпы израильских хасидов бродили по просторам... Украины, чтобы прорваться в Умань. Нетаниягу не пытался призвать харедим к порядку, позволял им заражать друг друга и всех прочих израильтян, только чтобы не отталкивать союзников по коалиции.  

Мы окружены врагами и не можем выжить без единства общества. А откуда оно возьмется, если ультраортодоксальный сектор отвергает базовые ценности еврейского государства, осуждает службу в ЦАХАЛе, создает отдельную систему образования, отдельную систему соцобеспечения, отдельную теневую экономику?

Нетаниягу превратил ультраортодоксов в элиту, но третировал многие правые партии. С остальными гражданами страны он вообще не миндальничал. Ликудовская пропаганда вела невиданную травлю политических противников, фактически делегитимизировав левые партии, нацменьшинство и целую ветвь власти! Сейчас Биби виляет перед выборами, готов на диалог даже с Исламским движением, однако в предыдущие годы он «преуспел» в разрушении единства общества, внедрил паранойю в еврейские головы. О вредоносности этой политики сегодня говорит отнюдь не левый лагерь, а Гидеон Саар, самый правый партийный лидер! Один из главных его предвыборных лозунгов - восстановление единства Израиля.   

Единственный путь к восстановлению национального единства - создание единой системы начального образования, в которой все еврейские дети получали бы одинаковые знания и одинаковые представления о гражданских обязанностях. На этой базе возможен плюрализм. Если Израиль хочет не только преодолеть последствия пандемии, но стать одним из самых передовых и благополучных государств, он не может допустить культивирования отсталости и страха перед современной наукой. Даже в далеком прошлом евреи не боялись знаний и всегда преуспевали в медицине!

Никто не поверит, что за два с лишним месяца мышление израильских политиков принципиально перестроится. На предстоящих выборах вряд ли выйдет на первый план проблема безопасности, потому что Биби успел задурить израильский плебс мечтами о выгодной дружбе с богатыми арабскими странами.

Правые партии не привыкли критиковать израильскую экономику. Социально-экономические лозунги в марте 2021-го будут связаны только с преодолением огромного ущерба, нанесенного Израилю пандемией. Лишь Ярон Зелиха призывает бороться с дороговизной, которую, по его утверждениям, породило потакание премьер-министра монополистам и группам интересов. Но у Экономической партии нет шансов пройти в кнессет не только из-за скучного названия. Проблема дороговизны скомпрометирована шумным, но неэффективным движением за социальную справедливость в 2011 году, а затем Кахлоном, которого хватило не надолго.

Левые партии только начинают преодолевать дистрофию, которую сами нажили, ограничив на многие годы свой кругозор «мирным процессом». Пока они не готовы ни выдвинуть радикальные социально-экономические программы, ни потребовать перестройки школьного,  высшего образования и совершенствования системы здравоохранения.   
 

Израиль не вернется в 1950-е - 1960-е годы. Но надо понимать, что в стране с позорным разрывом между богатыми и бедными, которая принимает сотни тысяч новых репатриантов, не смешны, а безумно глупы декларации наших доморощенных либертарианцев, которые грезят о «чистом капитализме», построенном по трактатам и романам американки Айн Рэнд.

Для того, чтобы обдумать всё это, времени уже нет. Независимо от того, останется у власти Нетаниягу или нет, израильские политики пока готовы в лучшем случае решать сиюминутные проблемы. Хорошо, если хоть до пятых выборов появятся партии и лидеры, готовые к разработке долгосрочной стратегии развития Израиля - подобно тому, как мыслили Бен-Гурион, Жаботинский, Бегин...