вторник, 12 октября 2021 г.

От романтической мелодрамы - к высокой трагедии

Очень сильное впечатление произвел спектакль «Амок», поставленный Михаилом Теплицким в театре «Маленький».


 


Людям моего поколения не надо объяснять, кем и о чем написан «Амок». Когда-то Стефан Цвейг был одним из самых популярных в СССР иностранных писателей. Но три его рассказа стали поистине культовыми: «Письмо незнакомки», «Шахматная новелла», «Амок».

Стефан Цвейг, наверное, был последним романтиком в европейской литературе. Его привлекали яркие личности, необычные события. Именно волнующие драматические сюжеты всегда вызывали у режиссеров желание перенести на сцену или экран новеллы Цвейга.
 

Писатель рассказывает в предисловии, что амок - встречающееся в Азии маниакальное состояние, в котором человека охватывает ярость и он не может остановиться в агрессивных, разрушительных действиях. Но в его новелле это слово употребляется в метафорическом смысле, для обозначения чудовищной страсти, овладевшей человеком...

Как часто бывает у классиков, сюжет пересказывается одним из героев новеллы случайному попутчику (актер Ори Леванон) на пароходе, следующем из Малайзии в Европу. К врачу, работавшему в колонии (Дуду Нив), обратилась неизвестная ему женщина (Анна Дубровицкая) аристократического облика. Она коротко объяснила, что ждет ребенка, но хотела бы от него избавиться. Прекрасный облик незнакомки и ее высокомерие вызвали у врача отнюдь не романтическую реакцию: он согласился оказать профессиональную помощь, но выдвинул условие, которое дама даже не удостоила ответа. Тем не менее ее уход только распалил нечистые чувства, и врач начал с безумной настойчивостью разыскивать посетительницу. Ей же для спасения репутации пришлось обратиться к услугам местной неграмотной целительницы...

 


 

Рассказ Цвейга - мелодрама, но в сценической версии и постановке Михаила Теплицкого она превращается в высокую трагедию! Дуду Нив - великолепный актер и впечатляюще передает всю низость поведения врача, забывшего о долге и порядочности. Но если бы его жертва была изображена наивным заблудшим ангелом, то в итоге получилась бы именно мелодрама с ее гипертрофированными контрастами. Поэтому, не умаляя таланта Дуду Нива, следует признать, что именно игра Анны Дубровицкой поднимает спектакль над экзотически-бытовой историей и заставляет зрителя испытать подлинный катарсис.

Трагический узел завязывается, когда подлость, низость не могут подчинить себе благородство и потому уничтожают его. Если зло воплощено актером масштаба Дуду Нива, ему должен противостоять очень сильный, цельный характер. Его неуловимыми штрихами создает Анна Дубровицкая. В этом спектакле она успевает прожить всего несколько эпизодов, складывающихся в волнующе-таинственную жизнь.

В сценической редакции Теплицкого даже не затрагивается (как у старомодно-педантичного писателя) вопрос об отце ребенка. Героиня Дубровицкой не может принять филистерские правила «приличного поведения». Она настолько выше уровня колониального «светского общества», что живет своими представлениями о счастье, ради которого готова заплатить самую страшную цену. Кульминация спектакля - трагическая развязка «колониального романа». Поражает игра актрисы, которая без слов и движений создает картину, достойную кисти старых мастеров!

 


Своим высоким звучанием спектакль «Амок» обязан прежде всего режиссерской концепции. В такой атмосфере актеры могут дышать только воздухом трагедии. У Теплицкого всегда прекрасно играет весь актерский ансамбль. Ори Леванон - не просто пассивный слушатель исповеди злодея, он альтер эго трагической героини, духовная мембрана, обостряющая восприятие ее судьбы, очерченной тонким пунктиром. Очень много делает для пластической передачи духа цвейговской новеллы актриса Ксения Мороз. Она создает на сцене азиатский театр теней и сама задает тот усыпляющий восточный ритм, который, сталкиваясь с гибельно-ускоряющимся ходом событий, усиливает драматический конфликт.
 

Как обычно, великолепна вся команда Теплицкого: автор ивритского перевода Рои Хен, сценограф Полина Адамова, композитор Евгений Левитас, хореограф Лена Розенберг, художник по костюмам Йегудит Аарон, художники по свету Миша Чернявский и Инна Малкин - но в этом спектакле они, вдохновленные романтической коллизией, добавляют к своему профессиональному мастерству новую ступень.


В новом и постоянном тель-авивском помещении (Хома у-мигдаль, 32) театр «Маленький» после долгих скитаний по случайным сценам явно ощутил уют и уверенность, которые очень способствуют творческому горению.

Фото: Марк Цо