пятница, 26 октября 2018 г.

Джентльмен перед балом: сначала грязевая ванна

Трудно понять, зачем Биньямин Нетаниягу, уверенно лидирующий в опросах, спровоцировал грубый скандал с ничем не обоснованными нападками на Гидеона Саара, который находится вне большой политики. Нервозность перед выборами? Привычка устранять всех гипотетических конкурентов? Перебои с поставками хороших вин, омрачившие день рождения премьера? Заострение отрицательных черт характера по мере старения организма?


Эта неделя ознаменовалась странным политическим спектаклем. В газете «Исраэль ха-йом» появилась статья о том, что на вечеринке в честь своего дня рождения Биньямин Нетаниягу обвинил бывшего высокопоставленного деятеля Ликуда в намерении «украсть» у него победу на предстоящих выборах в кнессет. Он назвал этот зловещий замысел популярным в Израиле термином "вонючий трюк".
 
Буквально было написано следующее. Премьер-министр собирался распустить кнессет и объявить о досрочных выборах, но ему помешало получение информации о коварных замыслах означенного деятеля. Некий бывший ликудник провел переговоры с президентом Израиля о том, что он создаст свой избирательный список, воспользуется наездами прокуратуры на премьер-министра – а после выборов Ривлин назовет его самым реальным кандидатом на формирование коалиции и поручит ему составить новое правительство. В связи с этими интригами Нетаниягу намерен ускорить принятие закона, который обязал бы президента доверять создание правительства прежде всего лидеру партии, получившей на выборах в кнессет больше всего мандатов.
 
Я непонятно излагаю? Извините, так уж это было изложено в «Исраэль ха-йом». Вскоре выяснилось, что коварный ликудник - это Гидеон Саар, бывший министр образования и министр внутренних дел, который в прошлой каденции вышел из партии, объяснив это личными обстоятельствами: он женился на известной телеведущей Геуле Эвен и должен был заниматься новой семьей.
 
После того как было названо имя, нападки продолжились: Саара обвинили в давних интригах против Нетаниягу, опасность задуманного им «путча» объяснили... левыми взглядами Геулы Эвен. По-прежнему не было приведено никаких доказательств и свидетельств сговора Саара с Ривлином.
 
Канцелярия экспансивного президента сразу заявила, что высказанные обвинения – паранойя, против чего у нее аргументов или рецептов нет.
 
Всегда сдержанный, корректный Саар сказал, что обычно не реагирует на выпады такого пошиба, но в данном случае вынужден заняться выяснением истины. Он обратился напрямую к Нетаниягу и предложил ему привести подтверждения своих обвинений, а при отсутствии таковых – извиниться. В ответ последовали две статьи в сегодняшнем «Исраэль ха-йом», обе длинные, сумбурные, по-прежнему не приводящие никаких фактов о якобы замышлявшемся «путче».
 
По-моему, то, что происходит, можно назвать только одним словом: маразм. Нетаниягу не первый год в политике и, если бы располагал показаниями свидетелей, записями разговоров, то не отказал бы себе в эффектном позировании перед телекамерами. «Обогащение» израильского политического инструментария кухонными сплетнями типа ОБС (одна баба сказала) позорит нашу страну и радует зарубежных антисемитов, которые заскучали после дел Кацава и Ольмерта, а теперь начнут острить насчет нашего местечкового базара.
 
Не стоит вдаваться в анализ страшилки, озвученной на тезоименитстве. Замечу, что она напоминает арабские сказки и это удивляет после принятия закона о национальном характере государства!
 
Есть ли прецеденты формирования правительства лидером партии, не получившей наибольшего количества мандатов на выборах в кнессет? Да, такое было в 2009 году. Кадима получила 28 мандатов, но ее лидер Ливни не смогла получить поддержку 61 депутата. Тогда президент Шимон Перес (в левизне которого не было оснований сомневаться) поручил создать правительство лидеру Ликуда, получившего 27 мандатов. Так премьер-министром стал Нетаниягу, не считавший, что совершает путч.
 
Ни один израильский президент не предложит формировать коалицию лидеру партии, получившей 9-10 мандатов. Какой закон собирается разработать Нетаниягу и зачем? Неужели он  после нескольких тостов за его здоровье на дне рождения поверил, что президент Ривлин доверит формирование следующего правительства интригану Саару, у которого - как говорится во всех пресс-релизах Ликуда – нет никаких шансов ни расколоть партию, ни получить поддержку парламентского большинства?

А с какой стати Биби приплел к заговору расследования? Если ему не предъявят обвинений, никакой Саар ему не помешает, если предъявят, то скорее следует опасаться Лапида.
 
Я нахожу только одно объяснение неприличному взбрыку премьер-министра: он не верит в то, что уничтожил всех соперников в Ликуде (ведь Саар когда-то два раза занимал первые места – после главы партии – на праймериз). Раньше он очень грубо выдавливал из Ликуда потенциальных наследников (это были "ароматизированные трюки"). Но Саар давно вне партии и политики – чтобы дотянуться до него, приходится швыряться всем, что под руку попадет. Интересно, где интеллигентный Нетаниягу научился таким ухваткам?
 
В любом случае Саар никогда не считался интриганом, чего не скажешь о Нетаниягу. Ведь поводом для открытия двух из четырех дел,  заведенных на премьер-министра (переговоры с Мозесом и дело "Безека"), были именно закулисные манипуляции, поддающиеся неоднозначной интерпретации. Беда Саара - в том, что он относился к той части Ликуда, которая правее своего лидера! Биби пока не знает, как он преподнесет ей мирный план Трампа.
 
Без сомнения, нервозность Нетаниягу усиливается неуверенностью в приближающихся результатах расследований (о чем он проговорился в своем выступлении на дне рождения). Но тут не надо винить Саара. Следует понимать, что национальному лидеру не к лицу превращать знакомых богатеев в поставщиков вина, не говоря о закупках ювелирных украшений для супруги премьера.
 
Что касается инкриминирования Саару идеологических предпочтений его жены, то это – из репертуара взбесившихся политических дятлов и в приличном обществе не комментируется. Если кому-то захочется погалдеть на эту тему, то из-за плебейского уровня он больше не будет вхож ко мне.
 
В заключение скажу о Нетаниягу то, что уже не раз говорил: он талантливый и опытный политик, но главный его враг – характер. Биби подозрителен и злопамятен. Саара он никогда не любил, но сейчас заодно сводит старые счеты с Ривлиным.
 
Несколько минут назад мои высказывания подтвердила выступавшая в одной из телестудий Лимор Ливнат, ветеран Ликуда, прежде входившая в ближайшее окружение Нетаниягу. Она согласилась с Сааром в том, что Нетаниягу наносит удар не по нему, а по Ликуду. «Сегодня Ликуд – это Нетаниягу», - мрачно констатировала Ливнат. По ее мнению, нападки премьер-министра на Саара адресованы наиболее честолюбивым министрам от Ликуда – Исраэлю Кацу, Гиладу Эрдану, Мири Регев: «Так будет с каждым, кто покусится...». Холопское поддакивание ликудников своему лидеру провоцирует его на неадекватные действия.
 
Как точно заметила Ливнат, авторитарный пресс не консолидирует, а раскалывает партию. Она указала на то, что перед муниципальными выборами силы Ликуда в городах раздроблены. Можно предположить, что и выборы в кнессет не станут для Биби увеселительной прогулкой.
 
Нынешний срыв Нетаниягу может повлиять на настроения не только актива партии, но и избирателей. Израильтяне не любят политического хамства, которое нередко вызывает эффект бумеранга. На прошлых выборах в кнессет многие соотечественники проголосовали за Нетаниягу только из протеста против травли его семьи левыми. Но теперь беспардонные нападки исходят от лидера Ликуда...    

понедельник, 22 октября 2018 г.

«Вести»: хроника запланированного убийства

Как сообщили СМИ, в конце этого года закроется ведущая русскоязычная газета «Вести». Это никого не удивило. Газета агонизировала на глазах, становилась всё скучнее. Начальство последовательно урезало бюджет, увольняло лучших журналистов. Было ясно, что концерну «Едиот ахронот» хочется поскорее избавиться от «русской» падчерицы.


Бодренькие оптимисты-сионисты всегда испытывают воодушевление после закрытия очередного русскоязычного издания. Они радостно «констатируют», что выходцы из бывшего СССР успешно интегрируются в израильское общество, переходят на иврит и не цепляются за остатки убогой галутной культуры. Кабы действительно так было, я первый присоединился бы к заливистому смеху патриотов Израиля. Но всё не так.
 
Слава Богу, значительная часть «большой алии» действительно интегрировалась. Но, во-первых, израильтяне в первом поколении не отказываются от языка страны исхода и в еврейском государстве сохраняют общинные интересы, особенно культурные. Во-вторых, алия продолжается, пусть не с той интенсивностью, что в 1990-е, и в Израиль приезжают тысячи людей, нуждающихся в русскоязычных источниках информации. В третьих, по ряду причин даже «успешные» репатрианты нередко обнаруживают, что у них сохраняются специфические проблемы. Например, после завершения трудовой деятельности они - в отличие от «настоящих» израильтян - получают мизерную пенсию или только пособие от Битуах леуми. Не самые благополучные «русские», живущие в Израиле двадцать-тридцать лет, почему-то должны просить социальное жилье у министерства абсорбции, а не в министерстве строительства – как уроженцы страны. Русскоязычные израильтяне знают, что их родственников или гостей из постсоветских стран, прибывших в аэропорт Бен-Гурион, могут без объяснений не пустить в Израиль и отправить назад. Подобные темы неинтересны израильским газетам, и людям хотелось бы найти конструктивное обсуждение этих проблем в «своей» прессе.
 
Русскоязычные газеты поначалу – в первой половине 1990-х - соответствовали запросам читателей. Критическим моментом, как я не раз писал, стало появление «русской» партии Исраэль ба-алия. Ей удалось заполнить большинство русскоязычных газет откровенной рекламой своих придуманных «достижений». Из «русской» прессы быстро исчезли статьи на актуальные для репатриантов темы, поскольку своих громогласных обещаний ИБА не выполнила и обсуждение любой проблемы воспринималось как упрек ее самодовольным лидерам (точно так же раздражали статьи о нерешенных проблемах алии партию Либермана). 
Естественно, трусливые, беззубые газеты быстро погружались в убожество, теряли свое прежнее лицо, а с ним и читателей. Количество русскоязычных изданий быстро сокращалось. 
 
Среди изуродованных партийным прессом газетенок островом независимости оставались только «Вести». Они сохраняли солидный облик, публиковали интересные аналитические статьи, широко освещали важные для «русских» культурные темы. Здесь осмеливались критиковать «самого» Щаранского и его соратников. По некоторым оценкам, именно это ускорило изгнание из «Вестей» их главного редактора Эдуарда Кузнецова, который наверняка не был ангелом, но не поддавался давлению боссов «Едиот ахронот» и партийных бонз. После его ухода редакция еще пыталась противостоять политике концерна, но это сопротивление было быстро подавлено. Хозяева «Едиот ахронот», рассчитывавшие, что «русская» газета привлечет много рекламодателей и усилит левый лагерь, были разочарованы. Они ввели режим жесткой экономии: увольнялись журналисты, редакторы, переводчики, графики (в первую очередь – старожилы «Вестей», имевшие «слишком большие» зарплаты), урезавшиеся гонорары становились просто унизительными, от некогда просторного помещения остались тесные клетушки.
 
Принципиально изменилось управление газетой. Главным начальником стал присланный из «Едиот ахронот» генеральный директор (обычно отвечающий только за финансовые аспекты работы газеты). Не зная русского языка, он получал представление о содержании «Вестей» от своей секретарши (также не понимавшей по-русски!), но важно давал указания главному редактору и журналистам. Заместитель гендиректора занимался в основном составлением списков кандидатов на увольнение.

Я не знаю, какие интересы связывали владельцев «Едиот ахронот» с партией «Наш дом – Израиль», но в «Вестях» начали постоянно публиковаться интервью с лидерами НДИ и хвалебные статьи об их гениальных идеях и достижениях. Авторами были и самые «динамичные» журналисты «Вестей», и бесталанные пропагандисты штаба партии (в ивритоязычных газетах такое невозможно!). Газета быстро деградировала, превращаясь в примитивный партийный листок.
 
Понятно, что тираж начал падать. Это облегчило владельцам «Едиот ахронот» расправу с «Вестями». Она началась с ликвидации ежедневной газеты и прикрывалась камуфляжной политикой создания сайта «Вестей» и переброски туда «лучших сил». Сайт не мог превосходить по качеству газету, а газету уже совершенно беззастенчиво добивали. Присланная из «Едиот ахронот» очередная начальница на производственных совещаниях истерически кричала: «Чтобы я не слышала о вашей «русской тематике» - надо делать нормальную израильскую газету!». Ей во всем поддакивал новый главный редактор Саша Виленский.
 
Так умерла хорошая газета «Вести», почитаемая во всем русском зарубежье. Увольняется большая группа сотрудников, которые вряд ли найдут работу по специальности. Пока неизвестно, уволен ли главный редактор, с энтузиазмом выполнявший указания концерна по умерщвлению газеты...
 
Несколько «счастливчиков», оставшихся на сайте «Вестей», трусливо молчат. Вряд ли им хочется думать о том, что радость самосохранения будет недолгой. Сайт невыразителен. Он предлагает очень мало информации, медленно обновляется, некоторые материалы висят на нем более года! Тем не менее раньше сайт подпитывался статьями из газеты – самые интересные заимствовались из политического приложения «Вести-2». Теперь компания переводчиков, вяло заполняющих сайт, не заменит команду журналистов.
 
В одном можно не сомневаться: в отпущенное ему время сайт «Вестей» будет добросовестно рекламировать партию НДИ. Ее лидер много сделал для обезображивания «Вестей», а теперь не приложил усилий для их поддержки - как и других флагманов «русской» общинной культуры в Израиле.
 
Грустная история. Все-таки «Вести» предоставляли возможность публиковаться многим известным писателям, художникам, ученым, общественным деятелям. Теперь им придется выпрашивать эфирное время на «русских» радио и телевидении, которые идут тем же путем обнищания и унижений, что и «Вести»...             

вторник, 2 октября 2018 г.

Эти очаровательные и загадочные панды...

В театре «Маленький» - премьера. Известный российский режиссер Александр Баргман,  старый друг руководителя «Маленького» Михаила Теплицкого, поставил пьесу знаменитого Матея Вишнека «История медведей панда, рассказанная саксофонистом, у которого есть подружка во Франкфурте». Изысканно-эстетское название не должно пугать. В пьесе всё очень просто и пронзительно. Замечательная игра двух актеров, которых с удовольствием откроют для себя наши русскоязычные зрители.


Матей Вишнек родился в 1956 году в Румынии. В юности был поэтом, получал престижные премии. Затем стал писать пьесы, но цензура их запрещала. В конце 1980-х писателю удалось перебраться во Францию. Там он перешел на французский. Его пьесы ставят во всем мире, критики называют Вишнека самым значительным драматургом после Эжена Ионеско.
 
Пьеса «История медведей панда, рассказанная саксафонистом, у которого есть подружка во Франкфурте» у Матея Вишнека называется чуть иначе, хотя похоже. Но это не принципиально, и просто нет сил переписывать длинный заголовок. Драматург любит названия, которые напускают тумана и дразнят любопытство зрителя.
 
Вишнека относят и к театру абсурда, и к сюрреализму, и даже к области мистики, но на самом деле он просто остался поэтом, то есть не любит в искусстве примитивного правдоподобия, банальных истин, предпочитая создавать причудливо-остраненную атмосферу, многозначные образы – в которых выражена его философия человеческого существования.
 
Режиссер Баргман тонко чувствует поэтику Вишнека. Завязка его спектакля словно взята из бытовой комедии. Молодой музыкант (актер Давид Зисельсон) обнаруживает в своей постели прекрасную незнакомку (Наталья Гантман). Он не может вспомнить, где они познакомились. Она напоминает ему, как это случилось, но предлагаемая ею версия ничего не говорит хозяину бедной парижской квартирки. Тем не менее Он ощущает, что испытывает к гостье гораздо больше, чем игривый интерес искателя случайных связей, и умоляет ее не уходить. В ответ Она делает неожиданное предложение: они встретятся девять раз, не больше, - и Он обязан этим ограничиться. Так намечавшийся водевиль перемещается в пространство поэтической драмы...
 
Происходящие с героями метаморфозы, которые вызывают жанровые и стилистические трансформации спектакля, точно материализуются в сценографии и костюмах Полины Адамовой. Поначалу мы видим неопрятность, запущенность богемно-холостяцкого жилища, уставленного пустыми бутылками. Постепенно оно превращается в арену Бытия. Соответственно и будничные прикиды героев сменяются всё более поэтичными одеяниями.
 
Драматург не пытается навязывать зрителям единственный способ понимания его пьесы. Кто-то может поверить, что все события происходят в затуманенном алкоголем сознании саксофониста. Кто-то заподозрит, что это видения, рождающиеся (из-за порочных излишеств героя) уже за гранью земной реальности. Но вряд ли Матей Вишнек всё сводил бы к одной «проясняющей» интерпретации.  Ведь Он и Она лишены конкретных имен и индивидуальных черт. Девять ночей – это условность, могло быть и девять лет, а на самом деле речь идет о том, что вся Жизнь человека продолжается, пока жива Любовь.
 
Девять дней – это шагреневая кожа Любви, укорачивающаяся с катастрофической скоростью, ибо счастье необъяснимо, его всегда недостаточно, и не каждый способен по-человечески распорядиться отведенным свыше временем. Это время не измеряется количеством ночей – недаром Она один раз, ничего не объясняя, не приходит: это не нарушение их договора, так как Любовь состоит не только из встреч, но и из расставаний, из ожидания.
 
Я не знаю, нужно ли перед спектаклем пробежать в Википедии (хотя это всегда полезно) статью о пандах. Какие-то неуловимые ассоциации в пьесе есть. На мой взгляд, ключ к прочтению авторского замысла – поэтический эпизод с таинственной клеткой, которую Она дарит возлюбленному: в ней от прикосновений героя рождаются и множатся какие-то невидимые, но замечательные сущности. Тот, кто истолкует эту метафору, объяснит и панду, и Франкфурт в диковинном названии пьесы...
 


Такой спектакль невозможно поставить со средними актерами. Премьера показала, что на культурном небосклоне нашего «русского» зрителя загорелись еще две звезды. Давид Зисельсон, хотя и получил театральное образование в России, уже замечен на израильских сценах и экранах. Не умаляя его актерских достоинств, должен отметить, что в пьесе Вишнека протагонистом является Она. Именно ее появления сообщают импульсы фабуле, приобщают простоватого любовника к тайне Любви, преображают его духовно. Наталья Гантман прежде блистала в Омском академическом театре драмы. Яркая внешность романтической героини сочетается у нее с глубиной актрисы интеллектуального театра. А уж профессиональное мастерство на сибирских сценах всегда было отменным. Хорошо бы удержать Наталью Гантман в Израиле!..    

Не могу не высказать восхищение вкусом, организационными способностями, творческой щедростью Михаила Теплицкого, благодаря которым театр «Маленький» очень высоко держит репертуарную планку и дает возможность проявить себя многим режиссерам и актерам. Эти возможности особенно ограниченны у талантливых людей, только начинающих свою израильскую жизнь.
 
Пользуясь случаем, информирую читателей о том, что с 6 по 9 октября в Тель-Авиве и Яффо пройдет фестиваль «Большие друзья Маленького театра» с участием зарубежных театральных коллективов. Все сведения можно найти в Интернете.

Фото: Марк Цо           

понедельник, 1 октября 2018 г.

Барьерный бег на укороченной дистанции

Скоро откроется зимняя сессия кнессета. Многие оракулы уверены, что нас ждет решение премьер-министра о досрочных выборах. Они ссылаются на недавнее предложение Нетаниягу о снижении электорального барьера. Но ведь перед прошлыми выборами барьер повышали! Похоже, законы, определяющие политическую систему Израиля, действуют одну каденцию и меняются сообразно целям, которые преследуют партийные деятели...


Бурные события последнего времени заставили нас жить глобальными проблемами. Но открытие зимней сессии кнессета вернет Израиль к своим внутренним заботам. Судя по раздорам в коалиции и даже внутри некоторых коалиционных партий, назревают досрочные выборы.
 
Внешним поводом для роспуска правительства может стать отказ ультраортодоксальных партий одобрить новый закон о призыве в ЦАХАЛ ешиботников. Но есть более скрытые причины, способные заставить Нетаниягу объявить о досрочных выборах.
 
На Генеральной Ассамблее ООН американский президент опять заговорил о ближневосточном урегулировании. Президент США не скрывает, что ему больше всего нравится вариант создания двух государств для двух народов. Хотя раньше всех эту формулировку озвучил Нетаниягу в своей знаменитой бар-иланской речи, всем ясно, что израильский премьер-министр использует ее не как реальную программу действий, а как возможность отмахнуться от Запада, зацикленного на мирном процессе. В Ликуде обсуждение лозунга двух государств считается неприличным. Еврейский дом открыто говорит, что не согласится с созданием палестинского государства. Либерман уже не рекламирует свою идею обмена населением и территориями с арабскими соседями, но не спешит признаваться, что давно стоит на позициях архитекторов Осло.   

Как мы видели, Трамп упорно пытается реализовать все свои предвыборные обещания. Трудно усомниться в том, что он обсуждал свой мирный план с Нетаниягу. Пассивность нашего премьера и его министра обороны на фоне наглых провокаций ХАМАСа можно объяснить только тем, что они обещали американскому президенту не «осложнять» обстановку на своих границах до обнародования его мирной инициативы.  

Нетаниягу прекрасно понимает, что принятие им предложения о территориальном размежевании с ПА может рассорить его с правыми партиями и вызвать бунт в Ликуде. Конечно же, ему выгодней провести праймериз в Ликуде и сформировать новое правительство до того как Трамп начнет искушать Ближний Восток новыми миротворческими соблазнами. А если «процесс пойдет» и премьер-министра будут слишком агрессивно атаковать правые, он сможет урезонить их перспективой создания правительства национального единства с Аводой и Еш атид.
 
Другой сильный стимул для проведения досрочных выборов – уязвимость правительства в дебатах на социальную тему. Главный специалист коалиции по квартирному вопросу Кахлон не добился благотворных изменений на рынке жилья. Нечего сказать министру финансов и по поводу роста цен. Всё это наверняка использует против Ликуда пылкий оратор Яир Лапид – и в интересах премьер-министра оставить ему минимум времени для предвыборной пропаганды.
 
Наконец, есть третье неприятное для Нетаниягу соображение: расследования, ведущиеся против него. Пока трудно сказать, чем это закончится, но ему лучше идти на выборы, чтобы отложить и свои встречи со следователями, и надвигающееся заключение прокуратуры.
 
Хотя Ликуд лидирует в опросах, далеко не так уверенно смотрят в будущее его коалиционные партнеры. Падает рейтинг Кулану, НДИ, ШАСа. В Яадут ха-Тора углубляется конфликт между литваками и хасидами, которые могут создать отдельные партии, как было до 1990-х.
 
Именно это проблематичная ситуация заставила Нетаниягу заявить на встрече с лидерами коалиционных партий о желательном снижении электорального барьера на 0,5%. Тем самым он опустился бы до 2,75% и в кнессет попадали бы партии, получившие по итогам выборов не менее 3 мандатов. Сегодня «проходной балл» - 4 мандата.
 
Хотя именно партиям НДИ и ШАС опросы часто сулят 4 мандата (учитывая возможность статистической погрешности, это может оставить их за бортом кнессета), Либерману особенно трудно согласиться с предложением Нетаниягу. Ведь он много лет требовал изменения израильской политической системы, которая, по его словам, отличается нестабильностью из-за шантажа маленьких партий и слишком частой смены правительств. В итоге в 2014 году по инициативе Давида Ротема (НДИ) был принят Закон о стабильности власти. Он предусматривал повышение электорального барьера с 2% до 3,25% (в результате минимальное количество мандатов, позволяющее партии попасть в кнессет, увеличилось с 2 до 4), а также сокращение количества министров до 18 и заместителей министров – до 4. Не секрет, что избиратели НДИ давно недовольны тем, что партия не выполняет своих обещаний. Поэтому Либерман не может отказаться от политических лозунгов, которые отстаивал два десятилетия.
 
Не в восторге от предложения Нетаниягу и Арье Дери. Ему удалось вернуться в большую политику, отобрав лидерство в ШАСе у Эли Ишая, который успешно руководил партией в отсутствие Дери. Но в этой каденции избиратели не очень довольны своим бывшим кумиром, благодаря чему список Ишая может преодолеть электоральный барьер.
 
Казалось бы, Беннету опросы обещают больше нынешних 8 мандатов. Но, если снизится электоральный барьер, то в кнессет могут попасть мелкие правые партии, способные отнять часть мандатов у Еврейского дома.

Только у лидеров Дегель ха-Тора и Агудат-Исраэль нет причин возражать против предложения Нетаниягу. В случае раскола в Яадут ха-Тора каждая из этих партий в отдельности может не получить 4 мандатов.
 
Но дело не в том, насколько рационально предложение премьер-министра. А раздувать правительство маленькой страны, а создавать в нем должности вроде «министр транспорта и разведки» - рационально? К сожалению, Нетаниягу, много разглагольствующий об укреплении еврейского государства, не слишком считается с основополагающими принципами этого государства. Когда он оказывается перед выбором: спасение своей личной власти или принципы – то предпочитает не принципы...
 
Победив на выборах 1996 года, Нетаниягу обнимался с Арафатом, называл его другом, а потом подписал соглашение о передаче ему 13 процентов территорий. Находясь в кабинете Шарона, Нетаниягу голосовал за его план ликвидации поселений в Газе и вышел из правительства только накануне «размежевания».
 
Не стоит удивляться тому, что через несколько лет после повышения электорального барьера Нетаниягу готов его снизить. Правила выборов он рассматривает прежде всего через призму своих интересов. После победы Кадимы в 2006 году Нетаниягу содействовал законодательным инициативам, которые не отличались этической безупречностью, поскольку были «привязаны» к конкретным политикам. Когда интригами в кнессете занимался Перес, это называли «грязными трюками». Раскол Цомета при Рабине, выход Бронфмана из Исраэль ба-Алия оценивали как аморальное политическое поведение. Но ради развала Кадимы пробивался «закон Мофаза» разрешавший выходить из парламентской фракции не трети ее членов – как прежде требовал закон, а семи депутатам. Такой же «точечный» характер носил «закон Дери». Перед выборами 2013 года Беньямина Нетаниягу больше устраивал во главе ШАСа правый Эли Ишай, нежели Арье Дери, способный спеться с левыми. Дери после отсидки мог вернуться в политику только через 5 лет. Новый закон увеличивал этот срок до 7 лет.
 
Среди Основных законов, заменявших в Израиле Конституцию, одним из важнейших был Закон о правительстве. Он не позволял включать в правящий кабинет более 18 человек. Первым этот закон растоптал циничный Барак. Но Нетаниягу проявил себя не лучше. Он не возражал против введенного политическими вымогателями базарного «принципа»: коалиционной партии на каждых трех депутатов «положен» один министерский портфель.
 
Предложение Нетаниягу о снижении электорального барьера говорит о том, что он хочет превратить свою коалицию в парламентскую «высшую лигу», из которой невозможно выбыть. Правда, непонятна арифметика: как склеить коалицию, в которой у большинства партнеров по 3 мандата! Опять напрашивается предположение, что премьер-министру видится будущее правительство с участием левых партий при максимально широкой политической поддержке, - соответственно, ему нужно не увеличение представительства сегодняшних союзников, а хотя бы их присутствие в кнессете.
 
Израилю очень не помешало бы оздоровление его политической системы: пора отделить законодательную власть от исполнительной, перестать раздувать правительства, ввести более высокие профессиональные и моральные требования к занятию государственных постов. Хуже всего то, что в последние десятилетия каждый национальный лидер перекраивает политическую систему под свои личные вкусы и интересы. Еврейский народ существует тысячи лет. Ему необходимо государственное устройство, рассчитанное надолго, – никак не на три-четыре года.