понедельник, 29 марта 2021 г.

Ионеско без носорогов

Художественный руководитель театра ZERO Олег Родовильский очень взыскателен в выборе репертуара. Не упрощает он творческих проблем и для созданной при театре молодежной студии «Верю!» Но предложенная ученикам для постановки пьеса Эжена Ионеско «Бред вдвоем» - неожиданный выбор!

 

На сцене два героя - Он и Она, Мужчина и Женщина. Оба когда-то бросили свои семьи и теперь заполняют пустоту бессмысленного сожительства глупыми спорами и распрями. «Оживляют» это времяпрепровождение события за стенами их дома. Там стреляют, взрывают бомбы, жестоко притесняют мирное население.

«Бред вдвоем» написан в 1962 году. Мир приходил в себя после глобальной катастрофы, а Де Голль прекратил войну в Алжире, что раскололо Францию на два непримиримых лагеря. Внутри страны бесчинствовали террористы ОАС. Обстановка не прекращающегося насилия, всеобщего страха передана в пьесе гротескно, но весьма правдиво, и тем не менее «Бред вдвоем» не добавляет ничего нового к «антивоенным» произведениям Ионеско!

Как бы добросовестно актеры ни воспроизводили авторский текст, зритель уловит только старые штампы типа того, что пассивность мелкого буржуа приводит к росту насилия в обществе и его милитаризации. Естественно не для таких трюизмов Марина Белявцева решила поставить «Бред вдвоем».

Аллюзии, который вызывал «Бред вдвоем» полвека назад, сегодня не актуальны. Сам Ионеско отмечал, что у него главное - не логика слов, а скрывающиеся за ними иллюзии, мечты. Он требовал от постановщиков его пьес импровизации. Именно этим путем идет Марина Белявцева - в результате «заторможенная» первая часть спектакля не затягивается и сменяющее ее яркое, бурное зрелище, по закону контраста, сильнее действует на зрителя!



Беда двух спорщиков - не просто в неумении найти точное доказательство своей правоты, а в их оторванности от реальности! Они периодически вспоминают прошлое, беспомощно высказывают несбывшиеся надежды, но не понимают, что происходит вокруг. Где на самом деле война, где озверевшая солдатня? Может быть, это сны, которые впитали их страхи и разнообразят убожество прозябания двух прячущихся от жизни человеческих особей? Может быть, это не их жилище разваливается, как карточный домик, а разлетаются последние илюзии?..

В отличие от других классиков театра абсурда в пьесах Ионеско сохраняется человеческая психология. Я посетил спектакль, в котором главные роли играют молодые актеры. Они точными штрихами передают тягомотину ежедневной скуки, но не могут скрыть сохранившуюся энергетику их героев. Она (актриса Анна Кордонская) еще наряжается в элегантное платье, прихорашивается перед зеркалом. Он (Роман Джура) тоже старается в своем недорогом пиджачке выглядеть «прилично». Для них дальнейший ход событий - это напоминание о последнем шансе отстоять свои личности. Непременно посмотрю этот спектакль с Кристиной Головчинер и Вениамином Куперманом - подозреваю, что дуэт постарше придает спектаклю другое звучание, более драматичное...    

В авторском перечне действующих лиц фигурирует «Солдат». Он совсем не страшный, вежливо наведывается к Мужчине и Женщине один раз и сразу исчезает. Этот эпизод направляет режиссерскую фантазию Марины Белявцевой на создание собственной версии «Бреда вдвоем».

 

В программке спектакля уже значится «Армия»! К главным героям всё время вторгаются «гости». Но это не солдаты, не мародеры, не убийцы, а... шумная компания фантастических особ в пестрых одеждах и цветных париках! (Юлия Ким, Ира Брук, Анна Винокур, Ясмин Родовильская, Давид Циновой, Вениамин Куперман - в оформлении художника по костюмам Леи Шац). Они никому ничем не угрожают и больше похожи на расшалившийся античный хор или на очеловеченных шекспировских ведьм. А, возможно, это вырвавшееся на свободу подсознание главных персонажей - та стихия веселых безумств, которую Он и Она подавляли унылым распорядком жизни, скучными спорами и которая теперь разносит в пух и прах их жалкий мирок. Лукавое озорство Анны Винокур, счастливая улыбка Юлии Ким и смешные бесчинства их сообщников - это опровержение философии инерции, альтернативная модель бытия! Нельзя не отметить, что в музыкальном сопровождении спектакля столь же издевательски бурные ритмы Тома Уэйтса подавляют заезженно-тоскливые лирические мелодии.    

От театра абсурда в этой замечательной постановке остается только невозможность свести ее смысл к рационально-дидактическим выкладкам. Марина Белявцева правильно понимает Ионеско, особенно - решающую роль фантазии и импровизации! А талантливые актеры прекрасно раскрывают режиссерский замысел и становятся полноправными соавторами спектакля.


Сцены из спектакля: фото Максим Полак

  

    















 

пятница, 12 марта 2021 г.

Над пропастью во лжи

 Предвыборные дискуссии бурлят вокруг главного вопроса: погибнет Израиль без Нетаниягу или премьера пора сменить? Без сомнения, сосредоточенность избирателей на личности Нетаниягу умело организована его штабом! В сегодняшней ситуации лидеру Ликуда очень выгодно вызвать огонь на себя, чтобы избиратели не задумывались о том, куда и с кем он идет и какой Израиль он строит.


 

Красноречивый торговец лозунгами «секонд-хенд»

До 23 марта остаются считанные дни. К сожалению, огромная часть избирателей не задумываются, ЗАЧЕМ они идут голосовать.

Еще в начале 1990-х израильтяне активно выбирали между разными моделями еврейского государства: «справедливое общество» или рыночная экономика; неделимая Эрец-Исраэль или территориальное размежевание с арабскими соседями; организованный прием алии или «прямая абсорбция»? Сегодня обсуждаются совсем другие вопросы. Есть ли альтернатива Биньямину Нетаниягу? Удастся ли предотвратить путч левых СМИ и прокуратуры против законного премьер-министра? Можно ли допустить появление левого правительства Лапида?

Все дискуссии упираются в дилемму: Биби или не Биби? Наивно объяснять такую постановку вопроса интригами Ганца, Беннета или Либермана.

Кто-нибудь задумывался, почему власти запретили из-за пандемии все многолюдные сборища, но так и не запретили демонстрации против премьер-министра? Да потому что Нетаниягу сам цинично заметил: «Эти крикуны - даже не пол-мандата». Он прав: в демонстрациях участвовали несколько сотен, в лучшем случае пара тысяч противников премьера. На выборах один мандат «стоит» десятки тысяч голосов.

СМИ проглотили наживку и каждый вечер показывали «бурные протесты» против Нетаниягу, доставляя ему глубокое удовлетворение! Ему нравились иллюзии оппозиция насчет массовой поддержки курса «рак ло Биби». Призывая нехорошего премьер-министра к уходу, противники Ликуда не задумывались, за счет чего Нетаниягу продержался у власти пять каденций и куда движется Израиль под его управлением.


 

Недавно я опубликовал на своем сайте статью о феномене Нетаниягу, которого обожатели считают единственной надеждой правого лагеря, но который со времен Осло последовательно сползает влево. Многие посетители сетей недоумевали: что же в этом плохого, прагматичный Биби проводил нужную для Израиля политику - и это главное! Но я ведь писал не о том, хорош или плох мирный процесс, а о том, что политик не должен слишком много лицемерить и врать!

Нетаниягу напоминает хозяина лавки «секонд-хенд», который выдает старье за новые, даже модные вещи и выставляет соответствующие цены! Только вместо драных штанов и разношенных ботинок он выдает за правизну левые лозунги, которые перенял с небольшим опозданием! Как ему это удается? Конечно, Биби артистичен и красноречив, умеет охмурять публику - но в этом нет ничего гениального. Кашпировский усыплял целый зал и делал операции без наркоза! Для иллюзиониста важно очень быстро передергивать.

Хорошая политика не требует вранья

Я не буду еще раз прослеживать биографию Нетаниягу, как в упоминаемой статье. Достаточно вспомнить, с чего начинался его политический взлет. Перед выборами премьер-министра в 1996 году Нетаниягу обоснованно опасался Переса. Поэтому перестал называть архитекторов Осло «капитулянтами» и начал повторять, что он не против мира, но хочет, чтобы мир был надежным. Из штаба Нетаниягу неслись возгласы: «Эйн шалом, эйн битахон, эйн сиба леацбиа Перес!» («Нет мира, нет безопасности, нет причины голосовать за Переса!»). Важнейшим пропагандистским козырем Нетаниягу было запугивание израильян тем, что Перес разделит Иерусалим.

Кстати, Нетаниягу с особой тщательностью скрывает то, что в 1996 году цинично обманул «русских»: руководимый им Ликуд рекламировал «программу Бранновера», сулившую создание 100 тысяч (!) рабочих мест для новых репатриантов. Сразу после выборов этот грандиозный план перестали упоминать. Когда я недавно напомнил об этом обмане, мне в обычном стиле ликудовских полемистов начали «возражать»: зачем копаться в прошлом, ведь ясно, что реализовать такую программу было невозможно. Извините, но если это было ясно, то зачем Нетаниягу, который кичится глубоким пониманием экономики, опустился до пошлого вранья!

 


Что касается «надежного мира», то, победив на выборах 1996 года, Нетаниягу успешно продолжал курс Рабина и Переса: вывел ЦАХАЛ из Хеврона, согласился отдать Арафату 13% территорий, а позже не возражал против шароновского «размежевания» и двух государств для двух народов. Плох не сам этот курс, а то, что Нетаниягу прикидывался непричастным к нему и разжигал страсти в обществе! Иерусалим до сих пор де-факто разделен - этого не изменит перенос в столицу американского посольства. Некоторые поклонники Нетаниягу, возбужденные его риторикой, не раз пытались проникнуть на Храмовую гору, куда их не пускают. Но, когда на Храмовой горе возникла угроза массовых арабских беспорядков, по распряжению премьер-министра Нетаниягу полиция убрала магнометры, с помощью которых выявляли обладателей «металлических предметов»...

Перед прошлогодними выборами Нетаниягу пообещал правому лагерю аннексию значительной части Палестинской автономии и, как обычно, обманул избирателей. В итоге сохранил голоса правых, но приблизил израильско-палестинское урегулирование! Повторюсь: эту перспективу можно оценивать по-разному, но из-за подстрекательства Нетаниягу многие горячие головы решатся на опаснейшие эксцессы - как это было после Норвежских соглашений...
 

 В политике иногда нужны хитрые маневры, компромиссы. Но правильная политика не требует постоянного сопровождения враньем. Больше того, из-за своего двуличия Нетаниягу не раз навлекал на Израиль различные неприятности - от осложнения отношений с США до международных судов...

Каков поп, таков и приход

Израильтяне - люди восточные, эмоциональные и готовы боготворить лидеров, обспечивших им спокойное, благополучное существование. Но при этом они прошли школу демократию и, когда в стране появляются негативные явления, общество решается на смену власти.


Гораздо менее гибки русскоязычные граждане Израиля. Левых среди них сейчас мало. Не будем сейчас упоминать и маргиналов, которые готовы идти на баррикады ради превращения Израиля в постсоветскую республику. 
 

Большинство выходцев из бывшего СССР не сомневаются в том, что придерживаются правых взглядов. Они даже не догадываются, как в их мышление въелись понятия страны исхода! Они по-советски гордятся своими кумирами, не изменяют им и считают идеологических противников «врагами народа». Вряд ли надо разъяснять происхождение последнего термина, как и словосочетаний «продать родину», «слить страну». Увы, именно у «русских», даже считающих себя сионистами, редко встречается искреннее ощущение еврейского единства. Вчерашний советский человек любит кого-нибудь считать ниже себя и презирать. Когда я слышу - «левый идиотизм» или «эти черные», то сразу вспоминаю отличников «единственно верного учения» и армейские стычки «советских патриотов» со среднеазиатскими «чурками» и прибалтийскими «фашистами».

 


 

Люди большевистской закалки - благодатная почва для политических демагогов. Увы, именно к ним относится нехитрая мудрость: скупой платит дважды, тупой платит трижды, лох платит постоянно...

  
Триумвират – он же Триада...

Нетаниягу - талантливый политик, и его негативные качества могли бы быть забыты историей, как и недостатки Давида Бен-Гуриона, Голды Меир, Менахема Бегина. Но он, сын историка, забыл основополагающий закон выживания народа: еврейскому лидеру прощается стремление к славе, к комфортному существованию, но не прощается подчинение национальных интересов личным!

Нетаниягу, стремясь к укреплению личной власти, постепенно отталкивал от себя всех потенциальных союзников. Перед приближающимися выборами он делает ставку только на две политические силы: ультраортодоксов и израильских исламистов. Хотя и те, и те занимают антиизраильские позиции, премьер-министр, думающий только о результатах опросов, плотоядно смотрит на них...

Пока единственный правдоподобный политический прогноз: после выборов Нетаниягу готов создать союз Ликуда, ультраортодоксов и арабской партии РААМ, возглавляемой Мансуром Аббасом, одним из руководителей Исламского движения.

Напрашивается термин «триумвират». Но почему-то вспоминается более современное слово Триада. Так называются китайские гангстерские организации. Отличаются беспрекословным подчинением исполнителей своим боссам и жестокостью...

Самая влиятельная часть триумвирата заняла беспроигрышную позицию: ультраортодоксы критику в свой адрес называют ненавистью к евреям. Они уже начали доносить на «вражеские антисемитские организации», якобы окопавшиеся в Израиле! Но никакие таинственные враги не сделали больше чем сами ультраортодоксы для провоцирования неприязни к ним!
 

В Израиле никому не придет в голову осудить родителей, отдающих детей в государственную религиозную школу. Всеобщим уважением пользуются «вязаные кипы», которые учатся, работают, а в армии стремятся в боевые части.   Тем не менее Нетаниягу симпатизирует ультраортодоксам. Еще в свою первую премьерскую каденцию он понял, что антисионистски настроенные харедим рвнодушны к идеологии и, если не досаждать им призывом в армию, щедро финансировать, они будут самыми верными политическими союзниками. Поэтому впоследствии Нетаниягу мог брать в правительство вместо правых партий представителей Аводы, но Яадут ха-Тора и ШАС он назвал «естественными союзниками Ликуда».

Вопреки заповедям Торы ШАС и Яадут ха-Тора заботятся не обо всех евреях, а только о своем электорате. Ультраортодоксы получают увеличивающиеся  дотации многодетным семьям и ешивам, а также жилье. Однако больше всего пострадал Израиль от принятия закона о государственном финансировании ультраортодоксальных школ, в которых не изучаются точные науки и английский язык. Учащиеся этих заведений обречены быть неконкурентоспособными на современном рынке труда. Через 15-20 лет именно они составят большинство израильских школьников. Это превратит Израиль во второстепенную ближневосточную страну и плачевно отразится на его обороноспособности!


 

 

Быстрый рост ультраортодоксального сектора ведет к социальной несправедливости. Иждивенцы превращают Израиль в то, что американцы презрительно называют «государством вэлфера», а европейцы - «социальным государством». Эта модель общественного устройства полностью дискредитировала себя в ХХ веке, но «рыночники» Ликуда во главе с Нетаниягу возрождают социалистическую традицию.              

 Ультраортодоксальные лидеры, понимая, насколько зависит от них премьер-министр, уже диктуют правительству свои условия. Пандемия показала, к какой анархии и какому ущербу могут привести отсталость и агрессивность ультраортодоксов, из-за которых не выполняются распоряжения минздрава и тормозится борьба с инфекцией. Это тоже «модель» нашего будущего...

Сближение Нетаниягу с Мансуром Аббасом настолько противоестественно, что возможные последствия этого маневра еще никто не осознал. Исламское движение ведет такую же разнузданную агитацию против Израиля, как ХАМАС, но делает это на израильской территории.


 

Премьер-министр перед выборами выделяет огромные средства для ультраортодоксального и арабского секторов, что говорит о серьезности его планов. Если Смотрич и Бен-Гвир не пройдут электоральный барьер, а РААМ попадет в кнессет, то Нетаниягу для формирования коалиции понадобятся мандаты Мансура Аббаса. Конечно, в былые времена любой правый лидер предпочел бы остаться в оппозиции, чем блокироваться с арабскими экстремистами. Но председатель Ликуда руководствуется «чистой» арифметикой...

Поделюсь воспоминаниями. В 1990-е годы я участвовал в передаче радио РЭКА «Журналистский парламент». В то время бурлил мирный процесс, а мы, журналисты, были молоды и настроены оптимистически. Только старейшина нашего журналистского корпуса, очень правый, кричал на нас: «Неужели вы не понимаете, что Норвежские соглашения - это первая часть плана арабских стран по удушению Израиля!» Мы были молоды и смеялись. Сегодня мне не смешно. Исламисты - на пороге правительства Нетаниягу, а Израиль «нормализует» отношения с арабскими государствами, недавними врагами. Возможно, они стали либеральней, но требуют поставок самого современного американского оружия. Известно, как резко менялось отношение к Израилю «дружеских» мусульманских стран: Египта, Иордании, Турции!

Есть ли партии, способные сорвать фантасмагорические планы премьер-министра? Авода, МЕРЕЦ  думают только о преодолении электорального барьера. НДИ слишком мал, чтобы влиять. Для Беннета ликудовское правительство приемлемо, но Еш атид слишком левым. Саар исключает сотрудничество с Нетаниягу, однако не атакует ультраортодоксов и допускает союз с Лапидом, если тот не будет претендовать на пост премьера. Лапид миролюбиво заявил, что его партию устроит роль крупнейшей фракции в коалиции. При таком раскладе наиболее реальный кандидат в «альтернативные» премьер-министры - Саар. Правда, опросы обещают ему маловато. Но стоит ли доверять тому, что говорят конкуренты Нетаниягу? Они помнят, как он надул всех, объединившись с Ганцом, и, возможно, теперь водят за нос премьер-министра! Тем не менее в этих играх Нетаниягу - гроссмейстер, а они перворазрядники...

Жаль, что избиратели, готовые ставить вождю памятники при жизни, не отдают себе отчета в том, что их кумир изменился и уже метит в боссы Триады. Но у израильтян еще есть возможность поразмыслить. 

Не думать перед выборами - значит верить лжи. Тот, кто слепо плетется к избирательным урнам, проваливается в неизвестность и тянет за собой других.      

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

суббота, 6 марта 2021 г.

Почему появляются новые правые партии?

Ответ прост: Ликуд, возглавляемый Нетаниягу, отказался от главных принципов национального лагеря, сдвинулся в центр и продолжает сползание влево

 

 

После того как Гидон Саар объявил о выходе из Ликуда и создании партии Тиква хадаша, израильтяне задают вопрос: зачем нам еще одна правая партия - неужели ее позиция отличается от программы Ликуда?

Стоит задать встречный вопрос: а кто сегодня помнит программу Ликуда? Ее не забыли только ветераны правого движения. Спросите молодых избирателей Ликуда: почему они поддерживают эту партию? Они с жаром начнут говорить: мы голосуем за Ликуд, потому что Нетаниягу...

Да, сегодня программа Ликуда, знамя Ликуда, символ Ликуда - это Биньямин Нетаниягу. Давно нет партии, олицетворявшей для израильтян национальный лагерь, - есть партия Нетаниягу!
 

У Нетаниягу есть одно неоспоримое достоинство: он феноменально красноречив и умеет воздействовать на толпу, которая при виде кумира впадает в экстаз и утрачивает способность вспоминить факты и оперировать ими.

Тем не менее перед выборами необходимо оглянуться назад и разобраться в фактах. Действительно ли сегодня в правом лагере последняя инстанция истины - это Нетаниягу?

В Израиле, в отличие от других стран,  водораздел между правыми и левыми - отношение к арабскими соседям и к еврейским поселениям. Левые достаточно воевали, но всегда были готовы к миру с арабами. Правые  были категоричней: вся Эрец-Исраэль принадлежит евреям, а если соседи пугают нас террором, то мы должны демонстрировать силу и продолжать заселять свои библейские земли.

Конечно, не исчезло и принятое во всем мире представление о правизне и левизне. Израильские левые всегда были за «социальную справедливость», за поддержку слабых слоев населения. Правые выступали за развитие рыночных отношений и минимальное вмешательство государства в экономику.

Опыт ХХ века показал, что именно свободная конкуренция - истинная база демократии, плюрализма. Левые тяготеют к однопартийности и диктатуре, что проявилось в первые тридцать лет существования Израиля. Левые всегда навязывали стране свою политику, правые стремились к укреплению единства народа.

Исходя из приведенных критериев, можно проследить, насколько последовательно премьер-министр Нетаниягу проводил правую политику. В итоге мы выясним, действительно ли правому лагерю не нужно партий кроме Ликуда. Итак, факты, факты и только факты.

«Палестинский вопрос»: вместо «неделимой Эрец-Исраэль» - продолжение «курса Осло»  

После заключенного израильскими левыми в 1993 году Соглашения Осло появилась Палестинская автономия, которая - по замыслу миротворцев - должна превратиться в палестинское государство. Ликуд, возглавленный Нетаниягу, осудил соглашение с Арафатом и называл политику Рабина-Переса капитулянтской. Но уже перед выборами 1996 года Нетаниягу заявил, что поддерживает «надежный мир». Став премьер-министром, он обнялся с Арафатом, назвал его другом, а затем на переговорах в Уай-плантейшн согласился отдать ему 13% территорий.

 

Это беспринципное поведение стало причиной развала правительства и временного ухода Нетаниягу из политики. Будучи министром в кабинете Шарона, он не возражал против плана «размежевания». Нетаниягу вышел из правительства, когда ничего нельзя было изменить: за считанные дни до вывода ЦАХАЛа из сектора Газы.

Вернувшись на пост премьер-министра в 2009 году, Нетаниягу произнес бар-иланскую речью, в которой признал лозунг «двух государств для двух народов». Он стал первый лидером Ликуда, допустившим создание государства террористов.

Тем не менее перед прошлогодними выборами в кнессет Нетаниягу, боясь приграть Ганцу, изображал грозного сиониста! Он обязался 1 июля 2020 года начать аннексию Иорданской долины. Избиратели поверили его трескотне о «грандиозной исторической задаче установления окончательных границ Израиля», но Нетаниягу обманул национальный лагерь! Он рассчитывал, что выгодное размежевание с ПА обеспечит обещанная Трампом «Сделка века». Однако импульсивный Трамп заменил ее... «нормализацией отношений» с ОАЭ, Бахрейном, Суданом, Марокко.

Нетаниягу невнятной скороговоркой заверил правый лагерь, что «палестинский вопрос» отложен на время, но он к нему вернется. Пока не вернулся. Президент Байден и наши новые арабские партнеры заявляют, что ближневосточное урегулирование невозможно без переговоров между Израилем и ПА.

Сворачивание лозунга «неделимой Эрец-Исраэль» похоронило мечту всех евреев об избавлении Израиля от «границ Освенцима». Нетаниягу пытается замаскировать этот позор правого лагеря рассказами о выгодных связях с богатыми арабскими странами. Эти прожекты радуют израильских любителей шопинга, но приносят политическое удовлетворение прежде всего... левым партиям! Ведь Шимон Перес давно описал прелести регионального сотрудничества в книге «Новый Ближний Восток». Правда, Рабин и Перес считали, что наступлению светлого будущего должно предшествовать  размежевание с ПА. Нетаниягу считает, что можно вести переговоры с отдаленными арабскими странами, когда у Израиля нет постоянных границ, когда подданные Абу-Мазена периодически убивают израильтян, а из Газы летят ракеты на израильские города.

Борьбу с террором Нетаниягу практически снял с повестки дня, чего никогда не было даже при левых правительствах. Израиль, официально не признающий ХАМАС, периодически подписывает с террористами соглашения о «затишье» и передает им миллионы долларов из Катара! 

Когда турецкий диктатор Эрдоган послал на подмогу ХАМАСу целую флотилию и в столкновении с израильским спецназом погибли 9 боевиков, Нетаниягу извинился за отпор провокации и согласился выплатить компенсации семьям убитых террористов!

Примирившись с террором, Нетаниягу так же беспомощен в пресечении насилия со стороны израильских нацменьшинств. В арабских городах каждую неделю убивают невинных людей, в Негеве вооруженные бедуинские бандиты нападают на израильтян, но полиция бездействует...

Оппортунизм Нетаниягу - это сдача позиций национального лагеря. Но в Ликуде заявить об этом вслух осмелились только Саар и Элькин. Лидеры партий Ямина и НДИ тоже против против сделок с террористами. Большинство ведущих ликудников думают так же, но они боятся идти на конфликт с Нетаниягу, опасаясь, что из-за этого правый лагерь проиграет выборы. А если нынешний Ликуд, отказавшийся от своих базовых принципов, победит на выборах, - это будет победа правого лагеря?

От свободной конкуренции – к государственной кормушке и к уравниловке

Один из аргументов фантичных поклонников Нетаниягу: благодаря его гениальности израильская экономика добилась небывалого расцвета и стабильности!

Да, Нетаниягу разбирается в экономике. Но приписывание ему всех экономических достижений страны - очень в духе культа личности, лелеемого в Ликуде. Израиль достиг нынешнего уровня благодаря системе образования, обеспечившей появление прекрасных специалистов, благодаря новому поколению управленцев, благодаря многим правительствам, готовившим реформы, плоды которых мы видим сегодня.

При Нетаниягу Израиль достиг высоких макроэкономических показателей, за которыми скрывается отнюдь не идиллическая ситуация. Огромная часть национального богатства распределяется между несколькими десятками олигархов. В Израиле разрыв между богатыми и бедными - самый большой среди развитых стран, причем продолжает увеличиваться.

Несмотря на рыночные декларации Нетаниягу у нас прогрессирует картелизация, а из-за отсутствия конкуренции растет дороговизна. Нетаниягу давно отказался от борьбы с Гистадрутом, из-за чего приватизация госконцернов замедлилась. На днях правительство подписало коллективный договор с работниками Ашдодского порта, сопротивлявшимися строительству частного порта. Процесс подписания договора занял восемь лет! Очень нехотя Нетаниягу преодолевает «наследие социализма»...  

Будучи министром финансов в правительстве Шарона, Нетаниягу сказал, что наша экономика напоминает худого человека, который тащит на себе толстого. Убежденный «рыночник», Нетаниягу под толстым захребетником подразумевал всех иждивенцев госсектора! Сегодня Нетаниягу «стесняется» прежних высказываний. Когда-то он призывал к муниципальной реформе, которая сократила бы фантастические количество местных советов. Теперь они ему не мешают, как и беспрецедентно раздутое правительство. Рост бюрократического аппарата - своей кормушки -  приветствуют ультраортодоксальные партии, главные политические союзники премьер-министра. 

Именно ультраортодоксы, подавляюще большинство которых не служат в армии и не работают, превратили Израиль в «социальное государство». Израильские пособия по старости, по безработице, по инвалидности - самые низкие в странах ОECD. Зато семьи ультраортодоксов получают постоянную государственную поддержку, в том числе замаскированную - через многочисленные амутот. Ешиботники в отличие от подрабатывающих по ночам студентов находятся на полном пансионе. Средний израильтянин давно не может проибрести квартиру, но с начала 1990-х существует государственная программа для харедим «Субсидированное жилье», в рамках которой за три десятилетия построены не просто новые районы, а целые города!

Ультраортодоксы создали финансируемую государством систему школ, в которых не изучаются точные науки и английский язык. Это наносит огромный ущерб образованию и науке. Поскольку доля учащихся ультраортодоксальных заведений неуклонно увеличивается, Израиль будет становиться всё менее конкурентоспособным государством.  

Когда правительство попыталось поддержать израильтян, разоренных пандемией, выяснилось, как запутался Нетаниягу в социально-экономических вопросах. Всем гражданам, независимо от доходов, раздавали одинаковые денежные подарки - это придумал премьер-министр, который перед выборами пугает нас, что если не победит Ликуд, Израиль вернется к социалистической уравниловке!..

Конечно, помогать надо было в первую очередь бедным. Но не их судьбой озабочен Нетаниягу. В СМИ появились сообщения о том, что нуждающиеся граждане получат продовольственные талоны. Увы, эта информация исчезла. Дело в том, что Дери захотел распределять талоны исключительно среди харедим. Из-за скандала проект явно решили закрыть...
 

 


Среди правых партий оздоровлением социально-экономической ситуации в стране озабочены только Тиква хадаша и Ямина. Саар и Беннет, руководя системой образования, немало делали, чтобы повысить уровень ультраортодоксальных школ. Беннет на посту министра экономики пытался ускорить процес приватизации госкомпаний. Такие люди заинтересованы в поощрении конкуренции и не допустят деградации израильской системы образования.


От «американской» демократии – к травле инакомыслящих и однопартийной системе  

Левые навязывали Израилю власть одной партии и Гистадрута. Демократами были правые: Жаботинский, Бегин, Шамир. Нетаниягу любит напоминать о своем американском воспитании.

Сионизм невозможен без демократии, потому что только демократия обеспечивает единство народа. Бегин говорил, что гордится не своей борьбой с агличанами, не подписанием первого мирного соглашения с арабской страной, а тем, что в моменты острейших национальных кризсов ему удавалось предотвратить раскол общества. Хотя левые немало травили и оскорбляли Бегина, перед Шестидневной войной, в момент смертельной опасности для страны, он вошел в правительство национального единства.

Нетаниягу возродил стиль Мапая и всю пропаганду Ликуда направил на дискредитацию оппозиции. Левые изображались как потенциальные предатели, готовые создать правительство с арабскими партиями и «продать» Израиль террористам. Такой же политической трескотней, как «аннексия» Иорданской долины, стало принятие Закона о национальном характере государства, оттолкнувшего от Израиля нацменьшинства и увеличившего раскол в обществе. Но после этого именно Нетаниягу усилил... предвыборную пропаганду в арабском секторе и особенно сблизился с главой партии РААМ Мансуром Аббасом, одним из лидеров прохамасовского Исламского движения! Недавно, несмотря на экономический кризис, премьер-министр выделил огромные средства на «укрепление арабских городов». 


Также к расколу общества ведет кампания в «защиту премьер-министра от преследований». Биби обвинил полицию, прокуратуру, юридического советника правительства, СМИ в фабрикации липовых дел на него. Вопрос о виновности Нетаниягу может решаться только в суде. Но попытка развала правовой системы ради одного политика - это напоминает Россию, Турцию, Беларусь...

Пропаганда против левых удалась. От старых левых партий остались ошметки.

Но не меньше преуспел Нетаниягу в развале правого лагеря! Перед прошлогодними выборами он призывал голововать только за Ликуд, а не за «мелкие» правые партии. В итоге нанес немалый урон конкурентам справа, особенно религиозным сионистам.

Что ж, о таких достижениях не мечтали Давид Бен-Гурион и Голда Меир, которых обвиняли в диктаторских замашках. Но укрепит ли израильское общество приближение нашей политической системы к однопартийной? Возможно ли единство народа, когда Нетаниягу своей политикой развращает харедим и настраивает большинство израильтян против них?

Нетаниягу, стремительно сползающий с платформы национального лагеря, готов ради рейтинга заигрывать с кем угодно. Еще недавно престиж правых укрепляли ликудовские министры культуры, осуждавшие деятелей искусства за антисионистские произведения. Но сейчас в угаре политического нарциссизма Нетаниягу решил пококетничать с Авивом Гефеном, популярным певцом, символом левой богемы! Премьер заискивающе заверил Гефена, что очень переживает из-за закрытия сферы культуры и намерен поддержать ее материально, не говоря о скором открытии театров и концертных залов. Гефен был очень польщен вниманием к его персоне премьер-министра, хотя за «неразборчивость» подвергся нападкам коллег. Естественно, в Ликуде вождя не критиковали.  

Театр одного актера

Премьер-министру, стремящемуся к укреплению личной власти, легче всего было уничтожить демократию в Ликуде. Там забыты времена бурных дискуссий. Споры с лидером невозможны, члены парламентской фракции состязаются в лести к нему.

Жаботинский, Бегин радовались появлению перспективных молодых лидеров в правом лагере и не рассматривали их как конкурентов. Нетанягу воспринимает участие в выборах председателя Ликуда как нелояльность. Саара он давно обвинял в подготовке путча, а после того как тот баллотировался на пост лидера партии, не нашел ему никакой должности в правительстве из 52 человек!

Из всех правых партий только Тиква хадаша называет своей главной задачей восстановление единства народа. Другие правые партии не могут говорить об этом, так как стали или откровенно секторальными, или слишком оголтелыми, или популистскими. Саар никогда не отличался вождизмом, не опускался до грубых нападок на политических противников или представителей других национальностей. Он может критиковать ультраортодоксов, но готов обсуждать с ними общеизраильские проблемы. 

Судя по опросам, глава Ликуда уже утомляет своими «метаниями» национальный лагерь. Нетаниягу ушел справа в центр, но во многом может дать фору левым! Пока он сохранил «личное оружие»: красноречие, умение манипулировать толпой. Но даже израильским любителям лицедейства скоро наскучит театр одного актера. Людям хочется разнообразия и более правдивой игры на политической сцене.               

 

пятница, 5 марта 2021 г.

Кто натравливает израильтян на ультраортодоксов?

Осталось чуть более двух недель до выборов. 23 марта мы получим ответ на вопрос: появится ли у нас, наконец, стабильное правительство или вскоре потребуются пятые выборы?


 

Что показывают опросы?

Пока даже самые проницательные комментаторы ничего обнадеживающего о перспективах нашей политической системы сказать не могут. Если судить по опросам, то у нас по-прежнему наблюдается динамическое равновесие. И правящая партия, и ее противники должны быть готовы как к поражению, так и к победе.  

Опросы - не пророчество, но выявление тенденций. Рейтинг Ликуда снижается. Правящая партия, недавно проводившая в кнессет более 30 депутатов, сейчас застряла на показателях в 27-28 мандатов.

Главным конкурентом Ликуда становится Еш атид - 18-20 мандатов. Тиква хадаша занимает третью позицию - 11-14 мандатов, за ней следует Ямина - 10-12.

Объединенный арабский список, с которым разъединился РААМ, перешел в разряд середняков - 8-9 мандатов.

Ультраортодоксальные партии в опросах стабильны: Яадут ха-Тора и ШАС претендуют на 7-8 мандатов. Немного уступает им НДИ (6-7).

Левые партии в лучшем случае останутся аутсайдерами: Авода - 5-7 мандатов, МЕРЕЦ - 4-5.

«Религиозные сионисты» во всех опросах преодолевают электоральный барьер с 5 мандатами, чего нельзя сказать о Кахоль-Лаван и РААМ, которые пока дотягивают только до 4 мандатов.

Как Нетаниягу удержаться у власти?

Премьер-министр находится в сильном напряжении, о чем свидетельствует его заявление о том, что пандемия уже позади. Опросы сулят Ликуду вместе с ультраортодоксами примерно 45 мандатов. За счет чего Нетаниягу создаст коалицию большинства?

Саар объяснил свой уход из Ликуда идеологическим перерождением его лидера. Он наверняка не войдет в правительство Нетаниягу. Беннет не угрожал Ликуду бойкотом, но у него много причин не доверять премьер-министру.

Еш атид, НДИ, Авода и МЕРЕЦ с нынешним Ликудом сотрудничать не собираются. Для того, чтобы Нетаниягу сохранил шанс удержаться у власти, должны преодолеть электоральный барьер Религиозные сионисты и РААМ, с которым Биби давно заигрывает. Однако и в этом случае премьеру нужна Ямина. Непростое условие! У Смотрича не будет причин отказываться от сотрудничества с Ликудом, но Нетаниягу понимает, что  коалиционное соглашение с главой РААМ Аббасом Мансуром из Исламского движения равносильно включению в израильское правительство представителя ХАМАСа!

 

 

Вообще сложилась новая для Нетаниягу ситуация. В недавнем прошлом конкурировать с Ликудом могли только Кадима и Кахоль-Лаван. Ливни и Ганца Биби легко переигрывал. Но после мартовских выборов его политическая судьба, возможно, будет зависеть от комбинаций, разыгрываемых другими партиями.

Ссорятся или притворяются противники премьера?

Как только союз Нетаниягу с Ганцем стал разваливаться, самый откровенный план смещения премьера обнародовал Либерман. Председатель НДИ заявил, что после выборов следует сформировать коалицию Еш атид - Ямина - Тиква хадаша - НДИ, которая лишит власти Ликуд и ультраортодоксов. План опасный для Нетаниягу. Правда, в сумме названные партии могут получить меньше 61 мандата, но Биби так восстановил против себя большинство политических лидеров, что мятежный квартет получит поддержку других партий. 
 

Скептики сразу поинтересовались, кто будет премьер-министром при альтернативной коалиции. Находчивый Либерман объяснил, что тут всё просто: глава партии, получившей больше мандатов, чем три другие, возглавит правительство, а остальные лидеры, соответственно их достижениям на выборах, распределят между собой портфели обороны, иностранных дел и финансов.

Тем не менее последующие события внесли коррективы в простой и красивый план Либермана. Саар заявил,что он не войдет в правительство, если его возглавит левый Лапид. Беннет постоянно повторяет, что результаты опросов отличаются от итогов выборов, а в роли национального лидера он видит только себя! Лапид старается не критиковать Саара и Беннета, но в опросах опережает их. Либерман уверенно говорит, что после 23 марта противники Нетаниягу легко договорятся, а он лично заранее согласен на скромный пост министра финансов.

 

 

Трудно сказать, насколько драматичны нападки Саара и Беннета на Лапида. Действительно ли у Беннета закружилась голова от возрастания его роли в политическом раскладе? Возможно, эти политики учитывают коварство Нетаниягу и, чтобы предупредить подвохи с его стороны, усыпляют бдительность премьер-министра. Оба они достаточно умны, чтобы понимать, насколько нереально для них в одиночку победить Нетаниягу. Если же будущую коалицию составит блок противников премьер-министра, то, как это всегда было в прошлом, в проигравшей правящей партии начнутся раздоры и там появится новый лидер. А с такой временной фигурой Саар и Беннет надеются справиться.  (Саар мог бы для этого даже вернуться в Ликуд). Все-таки они убеждают избирателей в своей способности руководить страной, а в Ликуде при культе Нетаниягу даже авторитетные партийцы стараются быть незаметными, чтобы не навлечь на себя немилость вождя.

Начнут ли выборы определять будущее Израиля?
 

Читатели всегда спрашивают меня: за кого голосовать? Я беспартийный журналист. У меня, как у всякого гражданина страны, есть представление о том, что хорошо и что плохо для нее. Принимая мои взгляды или отвергая их (возможно, частично) читатели могут определить и свою позицию. Я не партийный агитатор и конкретных имен не предлагаю. Наверное, мой "идеальный политик" напоминает воображаемого гоголевского жениха, в котором сочетаются лучшие черты всех претендентов на руку Агафьи Тихоновны. Поэтому я не возражаю против того, чтобы любой избирательный штаб использовал - получив от меня разрешение! - статьи с моего сайта, если найдет там нечто созвучное себе. Подозреваю, что от ШАСа, Яадут ха-Тора, Объединеного арабского списка, МЕРЕЦа, не говоря о РААМ, я таких просьб не получу. 

Печально то, что русскоязычные избиратели, воспитанные в тоталитарной стране, привыкли обожать или, наоборот, ненавидеть отдельных политиков и путают оценки этих личностей с интересами страны. Похоже настроены и многие уроженцы Израиля, поскольку пропаганда Нетаниягу приложила колоссальные усилия для дискредитации всех политических сил кроме Ликуда и ультраортодоксальных партий. Направляясь на избирательные участки, израильтяне думают о том, кто должен победить благодаря их голосованию, а не о том, что даст стране этот политик и его партия. Предлагаю читателям немного поразмыслить об этом.        

Совершенно ясно, что сегодня итоги выборов будут определять правые партии - даже если в последующих пертурбациях удачливей всех окажется Еш атид.

Видимо, из-за брожения в обществе, вызванного пандемией, израильтяне как никогда критически относятся к союзу Ликуда с ультраортодоксами. Очень многие осознали, что лидер Ликуда, боясь потерять главных коалиционных партнеров, не только перераспределяет в их пользу государственные средства, но и позволяет им не обращать внимания на любые решения правительства! Поведение «духовных учителей» в период пандемии показало, что ультраортодоксы - самая отсталая часть общества, все ощутимей тормозящая развитие еврейского государства.

Для Ликуда главной задачей стало сохранение своего лидера, а лидер при всех его блестящих дарованиях склонен думать прежде всего об удержании власти. Из-за этого он давно не исповедует идеологию национального лагеря и всё больше сползает влево. Этой теме я посвятил отдельную статью, поэтому предельно кратко опишу «эволюцию» Нетаниягу.

Основой правой идеологии всегда была вера в неделимую Эрец-Исраэль. Нетаниягу после Осло яростно критиковал Рабина и Переса, но, став премьер-министром в 1996 году, обнялся с Арафатом, назвал его другом и вскоре подписал соглашение о передаче ПА 13% территорий. В 2005 году Нетаниягу вышел из правительства Шарона за считанные дни до «размежевания». Вернувшись в кресло премьера, он поддержал лозунг двух государств для двух народов. В последние каденции Нетаниягу прекратил борьбу с ХАМАСом и периодически подписывал с ним соглашения о «затишье». После отправки  Эрдоганом флотилии в Газу Нетаниягу извинился перед ним за отпор, который ЦАХАЛ дал провокаторам, и согласился выплатить компенсации... семьям убитых в столкновении террористов!

Перед прошлогодними выборами Нетаниягу поклялся аннексировать часть территории ПА. Он патетически обещал начать аннексию 1 июля 2020 года, но обманул национальный лагерь. Отказавшись от решения вопроса о границах Израиля, Нетаниягу занялся нормализацией отношений с отдаленными арабскими странами. Это важное политическое достижение, но оно полностью соответствует... идеям Шимона Переса о Новом Ближнем Востоке, которые Ликуд всегда осмеивал. Тому, как сегодня Нетаниягу заискивает перед арабскими избирателями, позавидовали бы и Рабин, и Перес, и Бейлин. 

Израильские правые всегда отличались от левых тем, что во всем руководствовались не политической выгодой, а общенациональными интересами. Они стремились к демократии и плюрализму. Но при Нетаниягу пропаганда Ликуда представляет левых как «врагов народа», а израильтянам с правыми убеждениями настойчиво предлагает голосовать за Ликуд, а не за «мелкие» правые партии, чтобы «не распылять силы». Что ж, Биби добился большевистского результата: Израиль приближается к однопартийной системе с культом единственного и неповторимого вождя!

Несмотря на декларации о рыночной экономике, Нетаниягу практикует чисто социалистическое централизованное распределение благ, от которого особенно выигрывают ультраортодоксы. Перед выборами пропаганда Ликуда высмеивает социалистическую уравниловку, но именно ее ввели в период пандемии, предоставляя всем (!) гражданам страны одинаковые денежные подарки. В Израиле прекрасно сосуществуют социализм для электората ШАСа,  Яадут ха-Тора и капитализм для картелей, которые правительство Ликуда ни в чем не ущемляет.

Из-за перекачивания бюджета на нужды ультраортодоксов деградируют образование, наука, культура. Государство финансирует школы, в которых не изучают точные науки и английский язык! Через несколько десятилетий это трагически отразится на конкурентоспособности и обороноспособности Израиля.

Видя, как усиливается в обществе негативное отношение к ультраортодоксам, их лидеры придумывают мифы о существовании в Израиле антисемитов, ненавидящих еврейскую религию. В их натравливании на «хранителей традиций» обвиняется Либерман. Но председателю НДИ достаточно его реальных грехов. На самом деле никто не сделал для разжигания неприязни к ультраортодоксам больше, чем Нетаниягу! Только лишь за последний год израильтяне убедились, насколько жестче власть относится к ним, чем к ультраортодоксам, которых гладят по головкам при самом вредительском поведении!       

Сегодня из правых лидеров только Саар проявляет  себя как претендент на роль  общенационального лидера. Его главное предвыборное обещание - восстановить единство народа. Саар всегда относился к самым принципиальным деятелям Ликуда, которые были гораздо правее лидера. Он категорически возражает против территориального компромисса с палестинцами, к которому де-факто пришел Нетаниягу «благодаря» слепой вере в Трампа.

Саар не задирается с ультраортодоксами, но способен требовательно относиться к ним, что продемонстрировал на посту министра образования. Желающие ознакомиться с программой Тиква хадаша убедятся в широком кругозоре и высоком профессионализме ее авторов.

Пока в правом лагере только Саар представляет реальную угрозу для Нетаниягу. Беннет обладает многими достоинствами, но его, как и Смотрича или Бен-Гвира, никто не воспринимает как политика, представляющего всё общество.

В заключение - о левых. Я не раз писал о том, что исчезновение левого лагеря делает несбалансированной израильскую политическую систему, сужает ее интеллектуальный диапазон. Конечно, наши левые партии скукожились не только из-за ликудовской пропаганды. Они слишком долго занимали неконструктивную позицию в «палестинском вопросе» и забыли о своих былых социальных концепциях, которые рано отменять в стране, продолжающей принимать алию и отличающейся самым большим разрывом между бедными и богатыми среди развитых государств.

Левый лагерь давно не выдвигает ярких лидеров. Характерно, что перед нынешними выборами ни одна левая партия не захотела пригласить на достойное место профессора Зелиху, создателя Экономической партии. Ярон Зелиха в свое время показал свою способность противостоять коррупции (он сорвал сделку по «приватизации» Банка Леуми, который министр финансов Ольмерт намеревался продать без конкурса своему американскому другу). В программе партии Зелихи называются социально-экономические просчеты израильской власти и способы улучшения положения.

Скромней и тише других партийных лидеров ведет себя перед выборами Яир Лапид. Станет ли катастрофой для Израиля создание им правительства - как стращает Ликуд? Председатель Еш атид может не в первый раз получить солидную поддержку избирателей, что не случайно: еще в 2013 году его дебютировавшая в политике партия отличалась продуманной и актуальной программой. Лапид называет Еш атид партией центра. У правых это вызывает сарказм. Но почему самый левый в Еш атид - Офер Шелах, несмотря на второе место в списке, убежал из партии? Конечно, Нетаниягу продолжает поносить Лапида как левого. Но Биби называет левыми всех, кто ему не поклоняется. Правые у него только Дери и Лицман...            

вторник, 2 марта 2021 г.

Он наплевал на бронзы многопудье

 Сегодня исполнилось 90 лет Михаилу Сергеевичу Горбачеву, последнему генсеку КПСС и первому советскому президенту. Именно он начал «перестройку», что привело к развалу большевистской империи, 74 года державшей в страхе цивилизованный мир. Постсоветские лидеры не скрывают своей ненависти к Горбачеву. Да и российская оппозиция без пиетета отзывается о нем. Только на Западе имя человека, разрушившего СССР, произносят с огромным уважением...


 


Сегодня мало кто вспоминает 1985 год и приход к власти в СССР Михаила Горбачева. Перед этим огромной страной правил синклит дряхлых старцев. Появился даже «неофициальный» термин - геронтократия. Старцы, как заведено в природе, часто умирали. После смерти Леонида Брежнева его преемники и их соратники уходили из жизни с пугающей частотой. В то время кто-то неосторожно дал указание проводить матч Карпов-Каспаров в Колонном зале Дома Союзов. Но организаторам пришлось прерывать захватывающее шахматное единоборство, когда в этом зале водружали гроб и проходило прощание с очередным умершим членом Политбюро.

Физическое вырождение советского руководства отражало развал режима, созданного после октябрьского переворота группой революционеров-«ленинцев». Эти фанатики, ничего не понимавшие в экономике, за несколько лет разорили страну с гигантским потенциалом. Они умели править только бандитскими методами - поэтому пополняли госказну периодическими ограблениями народа, а ропот подавляли массовыми репрессиями. Понимая, что в своем государстве скоро будет некого «экспроприировать», вожди большевистской империи постоянно развязывали захватнические войны под чудовищным лозунгом «мировой революции». Поскольку материальные и интеллектуальные ресурсы страны работали только на «оборону», Советский Союз обладал мощной армией и ведущие державы пытались задабривать кремлевских правителей, склонять их к «мирному существованию».

Режим, державшийся на терроре, страхе, мог существовать, пока были живы участники октябрьского переворота и их ученики. Они воспитали несколько поколений советских людей, которым выбили мозги «единственно верным учением». Миллионы людей не могли приобрести нормальной еды или одежды, жили в тесных коммуналках и бараках, не имели представления о развитии мировой культуры, но с детства благодарили партию и правительство за свою счастливую жизнь.

После того как помер очередной кремлевский старец, уставший от невзгод народ вяло констатировал, что генсеком стал совсем молодой член Политбюро - 54-летний Михаил Горбачев. Никто ничего не ждал от него. Казалось, что страна навсегда погрузилась в страшный сон. Но «новенький» продолжал удивлять. Он выступал без бумажки - в отличие от неграмотных предшественников с выпадавшими челюстями, которые, запинаясь, зачитывали свои речи, напечатанные для них  крупным шрифтом. Да и слова Горбачев произносил какие-то непривычные: гласность, демократизация, ускорение, перестройка...

Тогда еще никто не понимал, что означает смена поколений в системе власти. Горбачев, Ельцин и другие новые руководители родились в 1930-е годы. Они не участвовали в сталинских расправах с народом. Наоборот, в ту эпоху пострадали их родственники. До того, как начать партийную карьеру, они учились не в партшколах, а в нормальных вузах, жили на стипендию и на скромную зарплату. Конечно, для продвижения наверх они поддакивали начальству, но у них уже не было фанатизма и жестокости ленинско-сталинской гвардии.

Постепенно народ оживился. Конечно, советский человек видел, что в магазинах по-прежнему пусто. Но по крайней мере жизнь стала интересней. Горбачев объявил, что «нет зон, закрытых для критики». Запуганные люди начали смело ругать свое начальство. На предприятиях и в учреждениях вошли в моду выборы директора голосованием всего коллектива!

Таинственная кремлевская власть стала более открытой. Оказалось, что члены Политбюро не занимают одинаковую позицию, а борются друг с другом. Полностью транслировавшиеся по телевидению съезды народных депутатов стали первым наглядным пособием по демократии. Там шли споры, за которые еще недавно сажали в лагеря и психушки. Критиковали всех, включая генсека! Горбачев вернул из ссылки академика Сахарова, освободил и других диссидентов.

Советские люди, привыкшие к принудительной подписке на «Правду» и «Известия», рано утром сами бежали покупать газеты и журналы, из которых с удливлением узнавали не только о текущих событиях, но и о недавнем прошлом!

Горбачев начал выводить из советского лексикона такие выражения как «классовые враги», «происки империализма», «борьба двух миров». Он прекратил войну в Афганистане, где ни за что погибали тысячи советских ребят. Запад поначалу настороженно относился к Горбачеву, септически воспринимая его мирные декларации. Но когда разрушили Берлинскую стену, все поверили, что на планете может начаться спокойная жизнь.   

Наивно было ожидать, что «архитектор перестройки» окажется реформатором, во всем порвавшим с большевизмом. Естественно, Горбачева сформировала Система, которую он не мог сразу уничтожить. Михаил Сергеевич верил в «идеи» коммунизма, в прочность «братской семьи» советских народов. Когда привычный порядок пытались разрушить без него, он гневался, иногда даже посылал войска для наведения порядка во взбунтовавшихся республиках.

Но все-таки люди ценили его простоту, доступность, готовность к диалогу. Я помню, как Горбачев приехал в Литву, которую советские лидеры не любили и никогда не посещали. Литва первой заговорила о выходе из состава СССР. Горбачев, игнорируя свою охрану, шел по вильнюсским улицам через радостно приветствовавшую его толпу, улыбался людям. Ненавидевшие советскую власть литовцы улыбались ему, вежливо спорили с ним, объясняли, что хотят нормальных отношений с Россией, которые возможны только между свободными народами...

Горбачев не был готов всем дать свободу. Но он открыл для евреев ворота страны. Страна еще не понимала, что она теряет, а миллион с лишним потомков Авраама устремились на историческую родину и в некоторые другие страны, очень скоро ощутившие, что они приобрели. Свое место в еврейской истории Горбачев себе уже обеспечил.

Это было замечательное время! Это было тревожное время. Все понимали, что с прошлым еще не покончено и Горбачеву не позволят зайти слишком далеко в его реформах. Как-то знаменитого диссидента и умнейшего человека Владимира Буковского спросили: верит ли он, что «перестройка» необратима. Он сказал: «Появились люди, которые хотят изменить страну к лучшему. Они кое-что сделали. Но те, кто создавал кровавый режим, не сдались и готовятся к реваншу. Вопрос в том, кто быстрей осознает свои ошибки и победит».

Как известно, победили поклонники Сталина, потомки Дзержинского, Ежова, Берии. Путин назвал развал СССР величайшей геополитической катастрофой двадцатого века. Тем не менее он и его новая гвардия не смогли реставрировать большевистскую империю. Понимая, как изменился народ, они трусливо не упоминают ни КПСС, ни ее создателя, формально сохраняют рыночные отношения и демократические институты. Они постепенно перешли от горбачевских и ельцинских вольностей к введению уголовной ответственности за «участие в беспорядках», разгоняют демонстрации и сажают оппозиционеров в тюрьмы. Они опять грозят «врагам», опять разваливают национальную экономику ради наращивания вооружений. Но наворованные миллиарды им приходится держать в зарубежных банках. Бывшие вассалы Москвы строят в своих странах новую жизнь и не боятся окриков из Кремля. А поумневшие «враги» научились сдерживать постбольшевистские эксцессы жесткими санкциями.

Горбачев изменил не только свою страну, но и весь мир. Он жив назло тем, кто покончил с его реформами и не может вспоминать его без злобной брани. Жив потому, что не ругает новых правителей России и не пытается им ничего доказывать. Первый президент России остался скромным человеком, не умеющим напоминать о своей исторической роли. История сама разберется в том, кому ставить памятники. Иногда оказывается, что для человечества больше всего сделали не великие полководцы и ораторы, а неприметные чудаки, не умевшие правильно произносить «Азербайджан»...