понедельник, 19 августа 2019 г.

Ухабы на пути в Киев

В Киеве начались переговоры между премьер-министром Израиля Биньямином Нетаниягу и новым президентом Украины Владимиром Зеленским. Первый за последние 20 лет визит израильского лидера в эту страну осложняется рядом обстоятельств, связанных не только с... Сарой Нетаниягу.

 

Если верить израильским СМИ, супруга премьера еще до начала переговоров в столице Украины устроила два скандала: накричала на пилота самолета, летевшего в Киев, а в киевском аэропорту бросила на землю кусочек каравая, который высоким гостям преподнесли украинские красавицы.

Наверняка в обоих случаях израильские комментаторы «субъективно» интерпретировали увиденное. Пилот, приветствуя пассажиров, вроде бы не упомянул присутствие на борту супруги главы правительства, что, конечно, некрасиво. (Хотя достоинство первой израильской леди должно было проявиться в отсутствии реакции на этот «прокол» - впоследствии летчику и без нее указали бы на неуважительное поведение). Что касается хлеба-соли, то, на снимках видно, что Сара с улыбкой принимает дары украинской земли. Без сомнения, она не швыряла угощение на землю (о чем уже успели радостно сообщить российские СМИ), а просто уронила.

Но странно, что израильские обозреватели ограничиваются мелкими сплетнями и не анализируют главное значение визита Нетаниягу в Украину. Не секрет, что и в Израиле, и в Украине многих удивляет затянувшееся молчание нашего руководства по поводу захвата Россией Крыма и развязанной ею войны в Донбассе.

Израиль исторически связан с Украиной не меньше, чем с Россией. И в последней огромной алие количество представителей этих стран примерно одинаково. Украина в международных организациях ведет себя гораздо лояльней по отношению к Израилю, чем Россия, однозначно поддерживающая ХАМАС, «Хизбаллу» и требующая «прекращения оккупации». Израиль руководствуется странной «логикой»: если Россия стала союзницей его врагов – Сирии и Ирана, то надо перед ней усиленно заискивать и не «обижать» хозяев Кремля осуждением их незаконных действий. Такой подход «еврейского и демократического» государства полностью противоречит позиции США и Европы, категорически требующих прекратить агрессию России против Украины.

Понятно, что маленький Израиль должен быть осторожен в сложной ситуации, сложившейся у его границ. Но ничем нельзя оправдать уклонение наших руководителей от высказывания своего принципиального мнения о конфликте, беспокоящем весь мир. А избыток «тактичности» с нашей стороны вряд ли оценят в такой компании как Россия, Иран, Сирия, «Хизбалла». Москва не будет бесконечно лавировать между своими близкими друзьями и «вредным» Израилем. Мы уже столкнулись с наглыми обвинениями России в адрес Израиля после того как сирийские ракетчики сбили российский самолет-разведчик.

Совершенно ясно, что украинские лидеры обустраивают свою страну далеко не идеально. Но во внутренние дела Украины Израилю не надо вмешиваться. Хватает того, что туда по-бандитски лезет Россия. Ясно одно: в затянувшемся «конфликте» Украина – жертва. Поэтому со стороны Израиля необходимо хотя бы минимальное понимание ее проблем и эпизодические – если не осуждения, то мягкие увещевания - на переговорах с Кремлем. Характерно, что перед визитом Нетаниягу в Киев последовали двусмысленные комментарии из Москвы: мол, Израиль мог бы «сыграть важную роль в урегулировании конфликта» (видимо - разъяснять Западу, что Россия во всем права и Крым должен ей принадлежать вечно).

Украина при всех своих трудностях обладает большим потенциалом, и Израиль должен уделять больше внимания развитию экономических связей с этой страной.

Особо хотелось бы напомнить о том, что Нетаниягу обещал поставить перед киевским руководством вопрос о выплате пенсий проживающим в Израиле репатриантам из Украины. Аналогичная тема обсуждалась им и в ходе поездок в Москву. В России действительно изменили какие-то инструкции, и бывшим россиянам в Израиле начала поступать пенсия в размере... нескольких долларов! Когда я осмелился где-то критически упомянуть об этом, на меня набросились в соцсетях многочисленные поклонники Путина (те же самые, которые полностью оправдывали агрессию против Украины): дескать, премьер-министр решает стратегические проблемы и не может вникать в мелкие детали соглашения о пенсиях! Допустим. Но израильский премьер-министр не должен соглашаться с тем, что израильским гражданам платят мелкие пенсии. Пусть пошлет на переговоры в Россию и Украину министра социального обеспечения (впрочем, запамятовал – может, этот портфель он держит при себе?). 

В любом случае не надо громогласно рапортовать соотечественникам о том, что «вопрос решен», и превращать в инструмент предвыборной пропаганды ничем не обоснованные обещания об улучшении материального положения пожилых репатриантов. И без того их достаточно надувает наша «русская» партия.      

воскресенье, 18 августа 2019 г.

Качели для говорящих на разных языках

Пьеса американского драматурга Уильяма Гибсона «Двое на качелях» с успехом ставится на всех сценах мира. Почему внешне незатейливая история, даже без хэппи-энда, так волновала зрителей в двадцатом веке и продолжает волновать в двадцать первом? Пожалуй, к ответу на этот вопрос приближаешься благодаря спектаклю Камерного театра, поставленному и сыгранному Олей Шур-Селектар и Михой Селектаром.

 

Звезда Камерного театра Оля Шур-Селектар и ее муж Миха Селектар, один из ведущих актеров того же коллектива, сами выбрали для себя пьесу, сами поставили ее. Зачем им режиссер! Они давно живут в любви и согласии и знают о тайнах взаимоотношений полов никак не меньше театральных теоретиков. А пьеса «Двое на качелях» - это праздник актерской игры. Но это и вызов для думающих актеров: ведь при внешней непритязательности фабулы очень непросто понять, почему вдруг потянулись друг к другу два столь непохожих человека и почему они все-таки не смогли быть счастливыми вместе.

Пьесу Уильяма Гибсона можно играть так, как она читалась в момент опубликования – в 1958 году. Джерри (Миха Селектар), преуспевающий адвокат из провинциального штата Небраска, состоящего в основном из маленьких городков, отставил семью, работу и испытывает дискомфорт в огромном и шумном Нью-Йорке. Нищая танцовщица Гитель (Оля Шур-Селектар) гораздо уверенней чувствует себя в космополитичном мегаполисе благодаря еврейской вездесущности и оптимизму. Национальность, вернее конфессиональная принадлежность, социальный статус – всему этому придавалось большое значение в послевоенной Америке. Кстати, в штате Небраска преобладают католики и лютеране – не самые большие доброжелатели евреев... Когда-то американский зритель хорошо понимал социальный подтекст пьесы. «Качели» были метафорой перемещения героев спектакля из одной общественной сферы в противоположную. Пренебрежительное отношение Джерри и Гитель к «условностям» было поистине бунтарским в ту пуританскую эпоху.

Но за полвека с лишним смысловые акценты сместились! Америка и весь мир стали демократичней, нравы – проще и непосредственней. Муж, расстающийся с женой и «переключающийся» на случайную знакомую, никого не шокирует – как и легкомысленная разлучница. И оказалось, что «Двое на качелях», несмотря на многочисленные бытовые подробности, - это не стареющая притча о Мужчине и Женщине, об их извечной непохожести, о трагической невозможности полного понимания между ними. Такая трактовка пьесы начинается с концептуальных -  как всегда - сценографии и костюмов Полины Адамовой. Сочетание красного цвета кирпичного здания с глухой чернотой окон создают тревожное ощущение дисгармонии. Оно усиливается контрастом между не идеально отутюженным, но добротным костюмом Джерри и пестрыми прикидами Гитель. Но это не столько социокультурная маркировка, сколько несовпадение сущностей.

Джерри – парень добрый, привязчивый, широкая натура. При этом во всем рационален и последователен. Он твердо решил забыть свою в чем-то (неясно в чем!) провинившуюся жену и любить Гитель, заботиться о ней. Но в своей заботе он исходит из положительного примера, который видит в... себе, в «серьезной» профессии, надежном доходе. Гитель живет без «правил», без долгосрочной стратегии, не боится рисковать: она доверяется Джерри, строит химерические планы создания собственной танцевальной студии. Джерри, зацикленный на себе, от всех чего-то требует -  от своей жены, от тестя, от Гитель, он всех в чем-нибудь подозревает, но ему не приходит в голову выяснить причины недомогания возлюбленной, заняться ее здоровьем. Менее образованная, не столь искусная в складывании слов, как ее друг, Гитель душевно тоньше, она чувствует, что Джерри заставляет себя забыть жену и вряд ли преуспеет в этом. Можно с уверенностью предположить, что именно постоянное напряжение, с которым Гитель следит за звонками из Небраски, приводит к постепенному обострению опасной в те времена язвенной болезни. 

Пьесу «Двое на качелях» с ее сюжетными перипетиями, сильными страстями всегда любили талантливые актеры. Роль Гитель позволяет Оле Шур-Селектар в полном блеске продемонстрировать весь диапазон своих возможностей, что не удивляет поклонников ее дарования. Но, в сущности, раскрыть образ Джерри – задача более трудная. Обычно в постановках этой пьесы доминирует актриса, а партнер «подыгрывает». Режиссерам чаще всего не удается избежать схематичности, при которой Гитель изображается как жертва, а Джерри - как виновник ее страданий. Миха Селектар играет человека, который хочет нравиться не только другим, но и себе, однако при внушительной внешности не обладает сильным характером и развитой эмпатией. Актер находит такую психологическую версию, которая позволяет создать не «историю двух одиночеств» с морализаторскими интонациями, а драму исчезновения универсального языка чувств, разъединения людей в современном мире. Но как раз из-за этой драмы любовь – огромное везение, выигрышный билет в, казалось бы, безнадежной лотерее! Это именно качели: пусть непонимание, пусть огорчения - но ведь высоко взлетаешь и дух захватывает! В финале спектакля Гитель и Джерри расстаются не безутешными, не опустошенными, а обогащенными тем счастливым случаем, который на время их свел. 

Актеры вложили много труда в создание яркого, волнующего спектакля. Они отредактировали текст пьесы сообразно настрою, которым проникнута их интерпретация. Проникновенную музыку написал замечательный композитор Иосеф Барданашвили, но мелодии, по ходу действия звучащие по радио,  подобрал Миха Селектар, а Оля – автор стихов, которые лирически окрашивают один из ключевых эпизодов. 

«Двое на качелях» - украшение репертуара «Камерного театра» и... полезный урок для многих израильских драматургов. Они - если не увлекаются легковесными комедиями и мелодрамами – пытаются перегрузить свои пьесы «сложными» и порой надуманными проблемами. Драма Гибсона – пример того, как достаточно непритязательный сюжет может отразить коллизии окружающего мира и превратиться в большое искусство.


Фото: пресс-служба Камерного театра  

     
 

понедельник, 12 августа 2019 г.

Красные горизонты «Черного квадрата»

Редактору журнала «Зеркало» Ирине Врубель-Голубкиной не надо было долго думать о том, чем заполнить 53-й номер. В июне в иерусалимском Музее Израиля завершилась выставка русского авангарда «Победа над солнцем», открывшаяся в конце 2018 года. В формировании ее экспозиции активную роль играли Ирина Врубель-Голубкина и один из лидеров Второго русского авангарда художник Михаил Гробман. Кому же как не «Зеркалу» - журналу, стоящему на авангардистской платформе, предстояло подвести итоги этого важнейшего события израильской, российской и международной художественной жизни!





В 53-м номере «Зеркала» опубликованы статьи из каталога, изданного Музеем Израиля,  и другие материалы, тематически связанные с выставкой «Победа над солнцем».

В вводной статье «Россия. ХХ век: от авангарда к андеграунду» куратор иерусалимской выставки, заведующая отделом графики Музея Израиля Татьяна Сиракович возвращается к концепции экспозиции, называет важнейшие события советского периода, потребовавшие от художников поисков новых форм, и прослеживает связи между русским авангардом и «неофициальным искусством» 1960-х - 1980-х годов, а также творчеством современных российских художников.

До сих пор словосочетание «Черный квадрат» шокирует массу потребителей искусства, не получивших в советской школе эстетической грамотности (на эту тему поучительно беседовали Пикассо и Фадеев в замечательном эпизоде из мемуаров Эренбурга!). К сожалению, даже искусствоведы «старой школы» слишком привыкли противопоставлять авангардистам передвижников и соцреалистов. Поэтому для широкого круга читателей будут очень полезными статьи историка искусства, сотрудницы Третьяковской галереи Татьяны Горячевой «Почти всё о «Черном квадрате» и художника Михаила Гробмана «Библейское строение квадрата». Авторы показывают, что Малевич считал супрематизм не просто беспредметным искусством, а «религией чистого действа», моделью нового духовного мироустройства. В блестящем эссе «Окрест «Черного квадрата» профессор МГУ Михаил Алленов высказывает ряд интереснейших соображений об историко-культурном и философско-эстетическом контексте творчества Малевича.

Название иерусалимской выставки напоминает о том, что одним из истоков русского авангарда была опера Крученых, Матюшина и Малевича «Победа над солнцем», поставленная в 1913 году. В статье Татьяны Горячевой «Про фигурины» рассказывается об уникальной сценографии, которую чуть позже разработал для этой оперы Эль Лисицкий.

Влиянию русского авангарда на мировое искусство и его связи с московским андеграундом посвящено исследование заведущей кафедрой истории искусств Иерусалимского университета Лёли Кантор-Казовской «По следам русского авангарда». Она обосновывает термин Гробмана «Второй русский авангард» тем, что многих «неофициальных» художников послевоенного периода роднили с художниками 1920-х годов не только творческая дерзость, неприятие конформизма, но «их любовь к примитиву, а также концентрация на принципах динамики, спонтанности, изменения, новаторства, которые прежде были характерны для футуризма, а затем и для философии супрематизма Малевича».



                        

                                     Эрик Булатов «Красный горизонт»

Михаил Гробман предоставил для выставки русского авангарда редчайшие работы из своей коллекции, а многие представленные в экспозиции художники – его близкие друзья и единомышленники. В интервью Лёле Кантор-Казовской «Я хотел всех заразить нашим искусством» Гробман рассказывает о том, как формировалось это бесценное собрание, как удалось сохранить его в годы полицейской слежки за всеми, кто отклонялся от «генеральной линии».

Диапазон художественных исканий московского андеграунда иллюстрируют манифесты появившейся в 1960-е годы группы «Движение», написанные лидером и теоретиком «кинетизма» Львом Нуссбергом. Эти материалы также сохранились в архиве Гробмана и впервые публикуются на русском языке.

Выставка «Победа над солнцем» ярко демонстрирует особое качество русского авангарда - его тесную связь с текстом, с литературой. Он начинался с футуризма. А футуризм – это не только тот единственный поэт, которого «проходили» в советской школе. «Зеркало» предлагает яркую подборку малоизвестных стихов Давида Бурлюка, старшего друга и первого наставника Владимира Маяковского. Ее подготовил Евгений Деменок, писатель, историк искусства, ныне проживающий в Праге.

Другая интереснейшая публикация – стихи поэта и художника Владимира Ковенацкого (1938-1986), дополняющие картину «альтернативного искусства» московского андеграунда. Прекрасное предисловие написано легендарным Юрием Мамлеевым.


Значение выставки в Музее Израиля – в том, что она станет мощным толчком к изучению не только русского авангарда, но и вдохновлявшегося им советского «подпольного» искусства 1960-х - 1980-х годов. Наверняка еще долго будут продолжаться дискуссии о правомерности применения термина «Второй русский авангард». Может ли авангард – по определению - быть вторым или третьим? Нет ли тут отголоска кантовских антиномий, когда основатели авангарда призывают с созданию нового искусства – абсолютного,  беспредметного, космического по масштабам, а их продолжатели не избегают ни предметности, ни локализованной во времени и пространстве тематики? Наверное, это схоластический спор. Подлинно передовое русское искусство на всех его этапах ставило перед собой огромные задачи универсального характера.

В 53-м номере «Зеркала» для расширения диапазона мнений опубликована статья «Воскрешение Авангарда» Вадима Захарова, представленного на выставке замечательной инсталляцией «История русского искусства от русского авангарда» до московской концептуальной школы» (эта работа создана уже в 2003 году – после Первого и Второго русского авангарда). Он полемически заявляет: «Лично на меня русский авангард не оказывал никакого влияния. Да, я использовал эту тему в некоторых своих работах, но лишь в качестве цитат, не более. Я не чувствую преемственности, И это не бравада, а скорее сожаление».  Захаров саркастически замечает: «Наверно, это общие мировые тенденции, но в России мы опять начинаем сначала… Бренд «Русский Авангард» - уже давно мертвое явление – на фоне реконструкции прошлого в отдельно взятой стране, постепенно оживает. Как художник я лишь могу наблюдать с неким ужасом за процессом воскрешения авангарда из мертвых.. Чур, чур меня!» Тем не менее, когда Захаров говорит без наигрыша, всерьез, он признает: «Пока не будет создана карта художественной жизни за последние сто лет и не будут проложены четкие маршруты от авангарда в день сегодняшний, ничего не получится и с современным искусством. А пока современное русское искусство не может увидеть в себе универсальный генетический код, появившийся в прошлом веке». 

пятница, 9 августа 2019 г.

Премьер путает демократию с однопартийной системой!

Сегодня в социальных сетях произошло принципиальное идеологическое столкновение премьер-министра Нетаниягу с лидером объединенного правого списка Аелет Шакед, которое выявило уязвимость позиции Ликуда.



Нетаниягу на своей странице в ФБ вышел в прямой эфир и заявил: «Сторонники правого лагеря должны в сентябре проголосовать за Ликуд. Это не дело: говорить, что вы собираетесь рекомендовать в премьер-министры председателя Ликуда, а голоса отдадите другим правым партиям. Очень опасно голосовать за маленькие партии, которые могут не пройти электоральный барьер. Так можно нанести большой ущерб Ликуду».

Тут же откликнулась в прямом эфире Фейсбука Аелет Шакед, возглавляющая общий правый список. Она выразила недоумение в связи с агитацией Биби против правых партий. По ее мнению, вполне достаточно того, что эти партии обещали поддержать после выборов Нетаниягу как кандидата в премьер-министры. «Тем не менее в дальнейшем мы оставляем за собой возможность действовать в зависимости от того, как будет вести себя Ликуд, - сказала Шакед. – Нетаниягу швыряет нам в глаза песок. Мы помним, как он взял в свое правительство Барака и Ливни, а потом зазывал туда главу Сионистского лагеря Герцога. В минувшей каденции он предлагал войти в правительство лидеру Аводы Габаю. Сейчас Давид Битан и другие ликудники вслух говорят о том, что вполне возможно включение в коалицию Ганца и его партии в случае их выхода из Кахоль-Лаван». 



Как подчеркнула Шакед, партии правого лагеря ставят ту же задачу, что и Нетаниягу: создать правое правительство, опирающееся на парламентское большинство, - но это правительство должно руководствоваться только интересами Израиля, защищать его территориальную целостность и способствовать реформированию судебной системы.

Вообще, предвыборная линия Нетаниягу удивляет! Дело не только в том, что объединенный правый список – как и Бен-Гвир с Фейглиным – правее Ликуда и бесполезно предлагать их избирателям голосовать за партию Нетаниягу.

На словах Биби – защитник демократии. Но, похоже, он начал путать демократию с однопартийной системой. Демократия – это не «власть большинства», как нас учили в стране исхода (на самом деле марксистская трактовка была обоснованием «диктатуры пролетариата»), а создание возможности бороться за свои взгляды для всех легальных партий и движений. Нетаниягу же объявляет «врагами народа» всех левых и заодно в правом лагере проводит селекцию: он выражает вотум недоверия тем, кто правее Ликуда, и открыто агитирует против них! Это уже не гражданское общество, а нечто совсем другое.

Понятно, что премьер-министр находится в напряжении из-за шантажа НДИ и результатов опросов, которые не гарантируют право-религиозной коалиции без Либермана более 60 мандатов. Но претензии Биби может предъявлять только себе. Если правительство ввело практику тайных сделок с ХАМАСом, который мы официально не признаем, если оно начинает строительство жилья для палестинских арабов на израильской территории, то невозможно заставить Беннета, Бен-Гвира, Фейглина восторгаться такой политикой. Если цены растут быстрее зарплат, если огромная часть населения находится ниже уровня бедности, если доступное жилье в стране строят только для ультраортодоксов, если популисту, возглавившему минфин, позволяется довести дефицит госбюджета до чудовищной цифры - 54 миллиарда шекелей, после чего ему предоставляется политическое убежище в Ликуде, - то не надо удивляться тому, что многих израильтян начинают охмурять лозунгами социальной справедливости.

Кстати, совсем не всегда Нетаниягу пытается подавлять плюрализм. В своем сегодняшнем выступлении в ФБ он ответил тем, кто недоволен возрастающей политической активностью его сына. «Я люблю Сару и своих сыновей, - сказал Биби. – Но Яир – самостоятельный человек, и я не могу указывать ему, о чем писать». Что ж, с этим трудно спорить. Но почему бы премьер-министру так же по-отечески не относиться ко всем гражданам Израиля или хотя бы к правому лагерю?..      

понедельник, 5 августа 2019 г.

Милые бранятся...

Либерман сказал, что в сентябре возможна ситуация, когда формировать коалицию будет Ликуд, возглавляемый совсем не Нетаниягу. В ответ Ликуд огласил декларацию верности Нетаниягу. Либерман заявил, что эта присяга выдержана в северокорейском стиле и в НДИ такие позорные выступления невозможны. Ликуд напомнил, что в НДИ не проводятся праймериз. Очень содержательная полемика, если не вспоминать, что впереди выборы и израильтяне хотели бы ознакомиться с программами партий, баллотирующихся в кнессет. 





Кто бы говорил о Северной Корее!..

Декларация верности своему вождю, подписанная 40 ведущими членами Ликуда, особо ярко продемонстрировала, что сегодня предвыборные дискуссии в Израиле игнорируют главные проблемы страны и сводятся к перебранкам между партийными лидерами.

Само по себе высказывание Либермана ничего оскорбительного не содержало. Все опросы показывают, что ни правый, ни левый лагерь не смогут получить парламентское большинство без мандатов НДИ. Если Ликуд опередит Кахоль-Лаван, но Либерман опять проявит строптивость и Нетаниягу вновь не сможет сформировать коалицию, то, согласно закону, эту задачу могут поручить другому представителю Ликуда. Как сказал Либерман, таким новым лидером может стать Эдельштейн. Конечно, для Биби это больной вопрос. Политические противники постоянно прогнозируют, что ему придется покинуть свой пост после слушаний по его делам. Перед апрельскими выборами недоверие к соперникам из Ликуда прорвалось в не очень приличных (из-за их бездоказательности) публичных заявлениях Нетаниягу о том, что Гидон Саар и президент Ривлин готовят заговор, чтобы отстранить его от власти и сделать премьер-министром Саара. Теперь Биби опять утратил самообладание и обвинил в замышляемых против него комбинациях Либермана, Лапида и «некоторых правых». «Некоторый» Эдельштейн немедленно заверил израильское общество, что ни сном, ни духом не помышляет о покушении на авторитет Нетаниягу. Тем не менее глава правительства выступил с недостойным его ранга длинным разъяснением – мол, израильтяне никому не доверяют так, как Ликуду, а стать премьер-министром может только тот, кого поддерживает вся партия – то есть понятно кто...

Либерман неправ, усмотрев в присягании на верность Нетаниягу северо-корейский стиль. Партийные бонзы Северной Кореи так запуганы, что декларация, подобная ликудовской, оскорбила бы тамошнего тирана и повлекла за собой перетряску правящей верхушки. Вообще, такие коллективные заявления предполагают, что кто-то сомневается в преданности партии своему вождю, - поэтому коммунистические диктаторы в таких спектаклях не нуждались. Но вот лидеры «русских» партий в Израиле всегда любили дух преданности и единства! Помнится, когда актив Исраэль ба-Алия по наивности попробовал поиграться в израильскую демократию, бывший советский диссидент Щаранский быстро навел порядок в партии. Во всех русскоязычных газетах появилось заявление лояльной части Центра ИБА о том, что в партии нет никакой «внутренней борьбы» и она сплочена вокруг своего руководства!

Либерман дважды неправ, когда с пафосом огромного нравственного превосходства говорит о культе личности в Ликуде. Конечно, эта партия забыла времена, когда в ней боролись с Нетаниягу за лидерство Давид Леви, Моше Аренс, Сильван Шалом, Меир Шитрит. Но все-таки Ликуд – одна из немногих израильских партий, где избирательный список определяется на праймериз. В НДИ праймериз считают буржуазным пережитком, а декларации о верности лидеру отсутствуют по одной простой причине: зная любовь этого лидера к чисткам в партии, ее активисты ежедневно и ежечасно выражают свою преданность ему! В НДИ нет дискуссий, потому что высказывания Либермана декламируются партсоставом, как цитатники Мао.

Меня лично поражает болезненная реакция Нетаниягу на выпады Либермана. По-моему, это симптом износа нервной системы...

Либерман после жиденького результата НДИ на апрельских выборах и провалившихся надежд на портфель министра обороны в отчаянии избрал самую примитивную тактику: площадно ругать премьер-министра и – не стесняясь нахального вранья - представлять  себя перед избирателями борцом против обскурантизма, демократом, сторонником сплочения нации. Количество наивных израильтян  (не только «русских»), принимающих эти маски за истинное лицо Либермана, сразу увеличилось и пока позволяет председателю НДИ рассчитывать на 9-10 мандатов.

По-моему, со стороны Нетаниягу умней всего было бы не вступать в затяжные перебранки с Либерманом и отвечать ему той же монетой, метя в самые уязвимые места. Например, на все нападки посмеиваться: «Удивительно, что Либерман не наболтался в бытность министром обороны. Неужели он думает, что, став еще разговорчивей, он получит эту должность?» 

Нетаниягу помнит, в каком трудном положении он находился, когда перед выборами 2015 года Сионистский лагерь критиковал его за равнодушие к социальным проблемам. Но тогда он нашел оптимальное решение: сменил тему дискуссий и запугал избирателей криками о том, что левые продадут родину террористам. Вот и сейчас Биби мог бы повторить эти нехитрые политтехнологии – внушать сторонникам Либермана, что после миндальничанья с ХАМАСом на посту министра обороны тот хочет привести к власти партии, сочувствующие террористам.

Как правильно отмечает один из стратегов «русского» Ликуда Михаил Лобовиков, популистские «требования» Либермана не имеют никакого отношения к проблемам выходцев из бывшего СССР! Сколько ешиботников ни призывай в ЦАХАЛ – репатрианты не получат ни социального жилья, ни ощутимого увеличения пособий по старости. Не больше смысла и в обещании НДИ бороться за министерство... здравоохранения. Легендарная добавка в 31 шекель для пенсионеров была следствием элементарной неграмотности деятелей НДИ. Среди них не оказалось ни одного человека, компетентного в вопросах социального обеспечения, способного произвести несложные арифметические подсчеты. И с такими кадрами партия хочет браться за здравоохранение? Правда, в качестве кандидата в министры называется Леонид Эйдельман, председатель профсоюза врачей. Возможно, профессор и не возражает против карьерного взлета. Но смущает его склонность к профсоюзной работе! В НДИ уже мелькал соратник Амира Переца Леонид Литенецкий – позже он возглавил кремлевскую организацию «Соотечественники» и укреплял «Русский мир»...

Опасный эффект бумеранга

Премьер-министру очень трудно организовать пропаганду против Либермана, поскольку она может ударить по самому Ликуду!

Либерман обольщает «передовых» израильтян призывами к борьбе с религиозным засильем. Это сплошная демагогия. Закон НДИ о призыве в ЦАХАЛ ничего существенно не изменит во взаимоотношениях религиозных и светских израильтян и, как уже говорилось, не улучшит жизнь новых репатриантов. Либерман не покушается на главные привилегии ультраортодоксов, к которым относятся массированное строительство для них доступного жилья, беспроблемная жизнь ешиботников в сравнении с нелегким существованием студентов университетов, особое финансирование ешив и ультраортодоксальных школ, упорно отказывающихся от преподавания базовых предметов. Лидер НДИ жонглирует «ужасными» цифрами: дескать, в Израиле получают зарплату 20 тысяч инспекторов по кашруту. И что тут особенного? Если религия не отделена от государства, оно должно обеспечивать гражданам соблюдение заповедей. Вот о гражданских браках или проблеме гиюра Либерман не вспоминает, поскольку это были программные обещания НДИ, которых партия не выполнила. Проще ругать Смотрича, который по простоте душевной не скрывает своей мечты о государстве галахи.   

Кстати, похоже выступает против харедим и глава Еш атид - друг Либермана. Лапид выпустил ролик, в котором попытался высмеять ультраортодоксов. Этим в свое время занимался и его покойный отец: дразнил харедим, хамил им, но был категорически против разделения функций государства и религии. Лапид-юниор получил строгую оповедь не только от Ликуда, от ультраортодксальных лидеров, но и от своих коллег по Кахоль-Лаван. Ганц, как и Нетаниягу, не собирается задирать харедим, так как без них не создать правительство. Оба они лицемерно говорят, что нельзя «раскалывать общество». Особенно неубедительно проповеди о недопустимости разжигания ненависти к соплеменникам звучат в устах Биби, который объявил врагами народа всех левых, к каковым причислил и Либермана.

Пропаганда Ликуда могла бы без труда перечислить в своих материалах все предвыборные обещания, не выполненные Либерманом. Но неизбежно встанет вопрос: а что хорошего обещал «русской» алие Нетаниягу? Так могут вспомнить и «Программу Брановера», и «Программу Висконсин», одним из авторов которой был министр финансов Нетаниягу...

Можно бы «намекнуть» на слишком доброжелательное отношение НДИ к России и нацлидеру. Но ретивые имиджмейкеры Биби уже поспешили натянуть на здание штаб-квартиры Ликуда транспарант с Нетаниягу и Путиным. Причем, миниатюрный президент РФ получился выше осанистого премьер-министра Израиля!

А тем временем Либерман поддразнивает премьер-министра, «шутя», натравливает его на Эдельштейна. Нетанигу психует, так как понимает, что за этими дразнилками стоят более серьезные угрозы. Либерман уже бросил фразу о своем возможном участии в ротации в случае присоединения к коалиции. Наверняка у его предположения о создании ликудовского правительства без Биби есть сложный подтекст. Либерман не считает, что добился в политике максимума. Он знает, что если Нетаниягу опять не сможет сформировать коалицию или против него будут выдвинуты обвинения, в Ликуде начнется смута. А многие авторитетные деятели Ликуда помнят, что стартовали в политике при всесильном гендиректоре партии Либермане, и до сих пор испытывают пиетет перед ним.
Либерман вполне способен использовать свое влияние и связи для захвата власти в Ликуде...

Сегодня на одном из телеканалов прозвучало сенсационное сообщение о том, что НДИ причастен к ряду антиправительственных демонстраций и даже платит деньги «волонтерам», соглашающимся поучаствовать в них. Это уже попахивает криминалом, что могло бы пригодиться ликудовской пропаганде. Ведь есть еще одна важная тема: как утверждают недоброжелатели НДИ, активисты этой партии доставляют старичков на избирательные участки, где «помогают» им проголосовать за Либермана.

Но стоит ли сегодняшнему Ликуду пытаться дискредитировать другие партии, приписывая им криминальную направленность? Увы, и тут надо помнить про эффект бумеранга - ведь эволюция Ликуда далеко увела его от стандартов Жаботинского и Бегина.

В любом случае напрасно пытаются уловить в предвыборном визге что-то важное для себя миллионы израильтян: люди, из года в год получаюшие зарплату-минимум без
надбавки на подорожание, которая сохранена только для депутатов и министров, молодежь, уезжающая с израильскими дипломами в Берлин, отчаявшись приобрести на свои доходы жилье, пожилые репатрианты, не сводящие концы с концами при их жалком пособии по старости, израильтяне, вынужденные оформлять брак на Кипре, учителя, которым запрещено преподавать теорию эволюции...  


воскресенье, 4 августа 2019 г.

Жизнь, невозможная без боли

Театр «ZERО», созданный в Израиле в начале 1990-х Олегом Родовильcким и Мариной Белявцевой, как все наши лучшие «русские» труппы, отличается изысканным репертуаром и прекрасной режиссурой, которая раскрывается в ярких актерских работах. Но в числе творческих достижений этого театра – еще и действующая при нем драматическая студия «Верю». Недавно состоялась ее очередная премьера – спектакль «Страна Дракона» по произведениям Теннесси Уильямса.



Студия актерского мастерства «Верю» существует с 2008 года. Ее название – не пустой пафос. Оно означает, что человек должен верить в себя, в свой духовный потенциал, в возможность дополнить любую свою деятельность серьезными творческими занятиями. В отличие от других «русских» театров, которые за счет молодых актеров пополняют свои труппы, студия «Верю» оставляет открытым вопрос о степени приобщения к искусству. Главное – это то, что благодаря студии люди разных возрастов и профессий овладевают драматическим мастерством. Возможно, не все они считают себя «настоящими» актерами. Но их спектакли вызывают у зрителей подлинные и глубокие  эмоции. Потому что под руководством Олега Родовильского и Марины Белявцевой студийцы ставят перед собой сложные профессиональные задачи и самозабвенно погружаются в мир мыслей и страстей замечательных пьес. Педагоги не делают им поблажек, студия ставит таких авторов как Арбузов, Вампилов, Лорка, Ануй – и эти спектакли удостаивались призов на международных любительских театральных фестивалях.

Без сомнения, спектакль «Страна Дракона» - новый этап  в работе студии. Теннесси Уильямс – сложнейший драматург. У него необычная философско-поэтическая концепция бытия, он изображает новые социальные коллизии и сложные душевные комплексы, порожденные «нервным» веком. Чтобы играть в его пьесах, необходимы и актерская техника, и человеческая зрелость.

Ставили спектакль Олег Родовильский и Марина Белявцева. Он создан на основе малоизвестных одноактных пьес Теннесси Уильямса. В нем четыре сюжета, но тем не менее спектакль воспринимается на одном дыхании не только из-за отсутствия перерыва, но потому, что его отдельные части – повествование о том же самом: о таинстве человеческой жизни и человеческих взаимоотношений. Как говорит сам автор: «Страна дракона, страна боли, страна, где жить нельзя и где всё же живут. У каждого пересекающего эту огромную бесплодную землю, есть своя отдельная тропа, по которой он идет в одиночестве». Об этом одиночестве, об этой боли говорят уже названия пьес: «Говори со мной словно дождь и не мешай слушать»; «Ты слишком много куришь, Лили»; «Не могу представить, что будет завтра»; «Растоптанные петуньи». Не случайно почти все роли играют в очередь несколько актеров, которые заняты и в других сюжетах «Страны Дракона»: все они передают тот же мрачный настрой, что сохраняет единое звучание спектакля. (Я пока только один раз видел спектакль, поэтому выделяю фамилии актеров, которые играли в тот вечер). 

Лейтмотив каждой части и всего спектакля – отчуждение между людьми. Мужчина (актер Давид Циновой) и Женщина (София Абрамович, Анна Винокур, Ира Брук) в пьесе «Говори со мной словно дождь» вроде ведут диалог, но фактически он распадается на не связанные между собой монологи. Можно только догадываться о том, что прежде они были близки, а потом их что-то разлучило...
 


Лили (Вита Зуева, Анна Кисельман) не находит общего языка с матерью (Виктория Шмидт, Ася Цейтлина). Не потому ли, что у подростка еще сохранились вопросы к жизни, а ее наставница на всё предлагает заученные ответы? Мысль о роботизации людей передана оригинальным приемом: рядом с миссис Йорк появляются еще две «мамы», похожие на нее, как клоны (Ира Брук, Анна Кордонская, Юлия Ким, Анна Винокур)!
 

Герой пьесы «Не могу представить, что будет завтра» (Вениамин Куперман) из-за какой-то душевной травмы утратил психическое равновесие. В сущности, для возвращения к жизни ему нужны не лекарства, а понимание близкого человека. Но любимая женщина (Ася Цейтлина) неспособна понять его состояние, и он не может обрести уверенность в себе...
 

Первые три пьесы из-за их безысходности тяжело воспринимаются. У каждого из их героев свой Дракон. Зрителю позволяет перевести дух последняя часть «Растоптанные петуньи». Она может показаться комедией: Дороти Симпл, (Юлия Ким, Анна Кордонская, София Шульман, Анна Кисельман), забавная дама неопределенного возраста, целиком погружена в заботы о своем магазинчике и своих цветах. Поиски полисменом (Давид Циновой) злоумышленника, растоптавшего ее петуньи, видятся ей как восстановление глобальной справедливости. Из этого выморочного мирка ее выводит неожиданно появляющийся молодой человек (Роман Джура) – он напоминает Дороти о неведомых ей и пугающих ее радостях жизни и в конце концов назначает свидание. Но суть пьесы не так уж комична. Да и не писал комедий Теннесси Уильямс! Кто этот незнакомец: случайный прохожий, мистификатор, дьявол-искуситель? А, может, это Смерть, о которой забывает обыватель, транжирящий свои лучшие дни на бессмысленные занятия? Ведь свидание должно состояться возле кладбища...
 

Спектакль не становится однообразным благодаря своей тонко организованной архитектонике. Каждая из четырех пьес выдержана в другой стилистике: «Говори со мной» поставлена в романтично-поэтической манере, «Ты слишком много куришь» - в гротескно-реалистической, «Не могу представить» - в традиционно-психологическом ключе, «Растоптанные петуньи» – в мистико-фантастической эстетике. Актеры легко переходят от одного стиля к другому. Связующими элементами становятся музыкально-хореографические сцены. В спектакле использовано творчество Жан-Мишеля Жарра – классика электронной музыки. Точно передают общую атмосферу и психологические характеристики костюмы Леи Шац.
 
В таком большом и сыгранном творческом коллективе трудно выделить отдельных актеров, к тому же не могу судить обо всех. Отмечу мощную энергетику и великолепную пластику Романа Джуры, лирическое обаяние Софии Абрамович, отличное соединение психологизма с буфонностью у Юлии Ким.
 
Педагоги студии «Верю» исповедуют принципы системы Станиславского, но видят в этом подходе не догму, а возможность получать из реалистического зерна разнообразие ярких форм.
 
Всем, кто любит добрый старый театр, умную режиссуру, хорошую игру, очень рекомендую посмотреть «Страну Дракона». Те, кто не увидит, испытают зависть, слушая рассказы настоящих театралов, не поленившихся добраться до Кирьят-Оно!

Фото: Яков Зак      

вторник, 30 июля 2019 г.

Повторные выборы: новые блоки, новые конфликты, личные амбиции и личные счеты...

Завершается регистрация избирательных списков. Партийные лидеры даже не пытаются представлять свои программы. Похоже, они искренне верят в то, что граждан Израиля очень волнует, с кем они объединились, с кем разъединились, кто в их списках на восьмом месте, а кто на одиннадцатом! Вся энергия ведущих политиков уходит на публичные перебранки, закулисные комбинации, популистские рекламные трюки.

 

Ликуд по-прежнему позиционирует себя как партия одного человека. Этот человек выказывает понятную нервозность в связи с предстоящими слушаниями по его делам. Этот человек воспринял как личное оскорбление отказ Либермана от вхождения в коалицию, приведший к повторным выборам, и откровенно называет цель ликудовской пропаганды: переманить «русский» электорат и потопить НДИ. Этот человек призывает к единству правых сил, но не скрывает своей неприязни к лидеру объединенного блока правых партий и дает им указания, словно эти партии – филиалы Ликуда.

Смешение личных интересов с предвыборной стратегией весьма опасно. Нетаниягу недопонимает, что если «русские» после 20 лет игнорирования их Либерманом дают его партии 5-6 мандатов, то бесполезно надеяться на перекачивание этих голосов в пользу Ликуда за пару месяцев. Больше того, нападки на Либермана многие репатрианты склонны воспринимать как оскорбление всей общины выходцев из бывшего СССР. К тому же они знают, что Нетаниягу никогда (после большого обмана с «Программой Брановера») не выступал по поводу их проблем и не обещал их решить. А Либерман по крайней мере много раз обещал...

Премьер набрал каких-то бестолковых «советников», которые совершенно не представляют, как воздействовать на «русских», и упражняются в пустопорожней риторике. Ничего не даст ему переход в Ликуд нескольких безликих отставных деятелей НДИ. Просто дикое впечатление производит попытка превратить «дружбу» Нетаниягу с Путиным в инструмент для привлечения «русских» голосов. Гигантский плакат с Нетаниягу и Путиным на штаб-квартире Ликуда, усилия по организации приезда Путина в Израиль перед выборами – всё это может вызвать совсем не тот «эффект», на который рассчитывают ошалевшие «политологи». Впрочем, всё это не так уж противоречит рефрену Нетаниягу о том, что левые - враги народа.

Нетаниягу, и прежде не любивший партию Беннета, совершенно закусил удила, когда Беннет уступил лидерство Шакед и она возглавила блок правых партий. Он убеждал Рафи Переца (через его жену – и это не сплетни!) не отдавать первое место в общем списке Шакед. Теперь Биби лицемерно предлагает подключить к квартету Шакед, Рафи Перец, Смотрич, Беннет – Бен-Гвира и даже Фейглина, которого он в свое время с большим трудом выжил из Ликуда. Он явно рассчитывает на то, что в разношерстном правом блоке влияние Шакед резко снизится. Конечно, надо помнить о том, что Нетаниягу не терпит рядом с собой сильных политических фигур. А парадокс Шакед – в том, что именно после апрельского провала Еврейского дома стало ясно, насколько она популярней Беннета. Неожиданно она стала восприниматься как лидер альтернативного Ликуду правого движения, а в перспективе - и как самый сильный политик всего правого лагеря. Не факт, что она реализует свои возможности и даже на сентябрьских выборах обеспечит успех правому блоку, - Нетаниягу имеет огромный опыт по уничтожению политических соперников. Но непонятно, почему после патового итога апрельских выборов Нетаниягу перед повторными выборами тратит силы не на укрепление позиций Ликуда, а на борьбу с усиливающимся правым блоком, без которого он может опять не собрать коалицию.

Частичное объяснение «тактики» Нетаниягу – сенсационное сообщение о его намерении развернуть строительство для палестинцев в «Зоне С». Как выяснилось, последние два дня премьер-министр на заседаниях «узкого кабинета» по вопросам обороны пытался заручиться поддержкой депутатов для принятия решения о строительстве в «Зоне С» 700 единиц жилья для палестинцев и 6000 – для еврейских поселенцев. Вопрос тут не в пропорции: «Зона С» находится под административным и военным контролем Израиля, и в ее пределах вообще не строится жилье для жителей ПА! Беннет давно предлагал аннексировать эту территорию. 

В конце концов "кабинет" единогласно (в том числе Элькин, Смотрич, Рафи Перец!) поддержал предложение Нетаниягу. Точно так же Биби голосовал за "размежевание", находясь в правительстве Шарона...
Ясно, что планы Нетаниягу не приемлемы для партий правого блока, но их лидеры пока связаны обязательством о поддержке Ликуда. Тем не менее Либерман не давал никаких обязательств, и резкие высказывания с его стороны против строительства для палестинцев в «Зоне С» могли бы сильно повредить Ликуду.

Как бы ни пытался Нетаниягу уклониться в предвыборной полемике от обсуждения платформы Ликуда, перед избирателями встает вопрос об идеологии правого лагеря, о реальности изменения границ Израиля в ближайшем будущем. Конечно, «русские» обожатели премьера, искушенные в верноподданнической советской казуистике, любое решение своего кумира могут истолковать наоборот. Но в блоке правых партий нет сторонников новых территориальных уступок в пользу ПА. Не произойдет ли 17 августа перераспределение голосов между Ликудом и объединением правых партий в пользу последнего? Ведь вопрос о «Зоне С», - а, возможно, и не только о ней - не сойдет с повестки дня. Вскоре в Израиле появятся посланники Трампа Гринблат и Кушнер. Без сомнения, именно с этим визитом связано решение Нетаниягу о строительстве жилья для палестинцев. Президент США явно не намерен больше откладывать обнародование «сделки века». Недаром Биби пытался заставить членов «узкого кабинета» поддержать его план – на самом деле, будучи премьер-министром и министром обороны, он ни с кем не должен согласовывать свои решения о строительстве на территориях! Но ему очень нужно подготовить Ликуд и весь правый лагерь к возможным переменам, которые стали бы логическим завершением мирных инициатив Бегина, Рабина и Переса...

Может ли всё сказанное привести к поражению Ликуда в сентябре? Очень сомнительно! Суммарный электоральный потенциал левого лагеря не позволяет ему добиться большинства в кнессете. А грызня между левыми способна оттянуть немало мандатов от Кахоль-Лаван, что лишит «партию генералов» шанса получить право на формирование правительства. 

Экс-премьер Барак объединился с МЕРЕЦом, к ним примкнула популярная среди левых Став Шафир из Аводы. Как ни странно, этот химерический блок не только не раздражает левых избирателей, но, согласно опросам, может погубить Кахоль-Лаван.

Аводе, возглавляемой Амиром Перецом, лишившейся таких влиятельных депутатов как Став Шафир и ушедшая из политики Шели Ехимович, вряд ли поможет объединение с Гешером. Орли Леви-Абукасис в апреле не прошла электорального барьера, а с тех пор не приобрела никаких козырей. Перец в предчувствии очередного провала в своей карьере затеял... чистку в Аводе!

Очевидно полное интеллектуальное угасание Аводы и МЕРЕЦа, а также моральная деградация Барака, не первый раз разрушающего левый лагерь. Но поразительно бездарное молчание Кахоль-Лаван! Партия не критикует ни социальную политику Ликуда, ни его политическую платформу. Ультраортодоксов ее пропаганда не поминает, потому что команда Ганца не знает, кто ей понадобится для создания коалиции в случае успеха (всё менее вероятного) на выборах. Если предположить, что Ганц, Яалон, Ашкенази – дислексы, то таковым не является Яир Лапид. Но ему не дают выступать перед избирателями так раскрепощенно, как в 2013 году. Три осторожных генерала, до сих пор не определившие свои позиции, опасаются его слишком резких высказываний.

Пожалуй, в самом выгодном положении находится НДИ. Либерман не ввязывается в развернутую полемику с Ликудом, а для его антиклерикальной демагогии находится достаточно развесивших уши наивных израильтян. Такое же "положительное" впечатление производят призывы Либермана (когда-то кичившегося тем, что "правее его только стенка") к созданию правительства национального единства - "давайте жить дружно!" В результате рейтинг НДИ растет, и в сентябре партия может получить вдвое больше мандатов, чем в апреле. А там уже Либерман вступит в любую коалицию – хоть с раввинами, хоть с чертом - и вытребует заветный портфель министра обороны. Причем, ему было бы легче договориться с левыми нежели с правыми благодаря дружбе с Лапидом – Биби и лидеры объединенного правого списка сейчас относятся к нему хуже. Но это уж как карта ляжет...