четверг, 4 июня 2020 г.

Нацизм - сталинизм - антисемитизм

Из всех лакеев с российского ТВ наиболее мерзок канающий под интеллигента Андрей Норкин с его передачей «Место встречи». Сегодня, переключая московские телеканалы, я увидел, что он с резвостью необычайной уже устроил обсуждение инициативы депутата Госдумы Алексея Журавлева, которая упоминалась в моем вчерашнем посте. Пришлось вслушаться в базарные крики аудитории Норкина.


Журавлев разработал два законопроекта: один отменяет постановление Съезда народных депутатов, в 1989 году осудившего пакт Молотова-Риббентропа и прилагавшиеся к нему секретные протоколы, а второй предусматривает уголовную ответственность для тех, кто усомнится в исторической прогрессивности сговора Сталина и Гитлера.

Только парочка вменямых людей в студии пыталась напомнить, что Съезд народных депутатов лишь признал существование протоколов, которые давно были известны всему миру, но полвека скрывались в тайной папке советских генсеков. Все остальные «полемисты» бурно поддерживали Журавлева. В их воплях параноидально повторялись два «тезиса»: 1) в протоколах, как и в пакте Молотова-Риббентропа, ничего не говорилось о нападении на кого-то и только разграничивались интересы СССР и Германии; 2) Россия не может осуждать секретные протоколы, так как именно на основании этих безобидных документов Запад приравнивает Сталина к Гитлеру!

Тупость «общественных» и политических деятелей, оккупировавших российские телеканалы, не уступает их лживости и наглости. Они, видимо, верят, что называя людоедские планы Сталина «интересами», обеляют одного из главных палачей ХХ века. Одним из проявлений изуверства нацистов было их умение переводить на элегантный дипломатический язык свои уголовные понятия. Это у них нынешний российский лидер научился называть агрессию "защитой интересов". Гитлер и Сталин растерзали Польшу, после чего один захватил Западную Европу, а другой «присоединил» страны Балтии, Бессарабию с Буковиной и оторвал кусок территории у побежденной им Финляндии. Сразу после раздела Польши с ее 3-миллионной еврейской общиной армиями Гитлера и Сталина нацисты начали создавать там гетто и концлагеря.

Обеляя Сталина, Россия признает, что преступный сговор большевистского пахана с нацистским фюрером был правильным и важным шагом для Страны Советов.

Почему, собственно, нельзя сравнить Сталина с Гитлером? Оба мечтали о мировом господстве, но Гитлер больше старался для своей страны, чем Сталин, который во имя «светлого будущего» довел советский народ до голода и нищеты. Гитлер из немцев-соотечественников преследовал только политических противников. Сталин сгноил в концлагерях миллионы своих подданных. Да что там спорить – сам Путин сказал, что если бы Гитлер остановился в 1938 году, то вошел бы в историю как политик, очень много сделавший для своей страны! Конечно, нюрнбергские расовые законы были приняты в 1935-м. Но, во-первых, «компетентность» Путина в вопросах истории известна, а, во-вторых, он считает, что величие нацлидера определяется не экономическим процветанием его страны, не демократическими свободами, а прежде всего наглостью в реализации своих «интересов» за счет свободы других государств.   


Совместный парад вермахта и Красной Армии в Бресте после "великой победы" над Польшей 

Гитлер многое позаимствовал у Сталина: имперскую мифологию, систему концлагерей, тайную полицию. Сталин восхищался Гитлером и сразу после скрепления пакта и секретных протоколов подписями Молотова и Риббентропа устроил банкет, на котором первым делом провозгласил тост за фюрера. Сталин слепо доверял Гитлеру и потому позволил ему надуть себя. После этого суть обоих бандитов не изменилась. С 1941-го по 1945 год советский народ воевал с гитлеровской Германией, а советский диктатор спасал свою шкуру и пытался отомстить немецкому диктатору. Бездарность вождя привела к гибели на фронтах и в тылу десятков миллионов советских людей – из-за его презрения к своим жертвам до сих пор неизвестны точные цифры человеческих потерь Советского Союза. Не случайно Сталин придавал важнейшее значение захвату Гитлера живьем при взятии Берлина – наверняка он опасался, что фюрер может разгласить немало неприятных ему тайн.  

Есть, конечно, и разница между Сталиным и Гитлером. Нацисты приступили к уничтожению евреев, развязав мировую войну. «Отец народов» развернул в СССР нацистские по духу антисемитские кампании и репрессии против евреев уже после войны.  Естественно, Госдума, пылко защищающая репутацию создателя ГУЛАГа, не будет осуждать эти позорные факты эпохи сталинизма.

Меня частенько ругают патриоты Израиля: зачем я вообще пишу о России, которая нам чужда и неинтересна! Так же в  начале 1930-х годов говорили о Гитлере: подумаешь, какой-то паяц появился в Германии – пусть бесится, нас это не касается.

Россию нельзя игнорировать по многим причинам. В современном мире она обладает вторым по мощи ядерным потенциалом и постоянно ввязывается в военные конфликты: в Приднестровье, Чечне, Абхазии, Осетии, Грузии, в Украине, в Сирии, Ливии... 

В Израиле проживает более миллиона русскоязычных выходцев из бывшего СССР. Увы, многие из них до сих пор индоктринированы советской идеологией, имперской спесью. В День Победы они с гордостью щеголяют колорадками и одевают детей и внуков в энкеведистскую форму. В еврейском государстве из отбросов «большой алии» сформировалась новая общность: еврейский обломок советского народа. Его составляют люди, еле спасшиеся от советской разрухи и хаоса 1990-х, живущие на израильские пенсии и зарплаты, но презрительно называющие Израиль отсталой, некультурной страной, которую невозможно сравнивать с великой и могучей советской державой. Эти люди обладают правом голоса и участвуют в выборах израильской власти. Среди них уже практически нет участников войны с фашизмом, но они в восторге от прославления кремлевским начальством Великой Сталинской Победы – тем более что громче всех подпевают Кремлю некоторые израильские русскоязычные политики.

Сегодня электорат этих популистов поддерживает инициативы российских лидеров по «борьбе с фальсификаторами истории». В тесных черепных коробках не шевелится мысль о том, что оправдание пакта Молотова-Риббентропа и секретных протоколов – это оправдание союза большевистских бонз с нацистскими преступниками и подтверждение их идейно-нравственного родства.

Союзники СССР по антигитлеровской коалиции на занятой ими территории Германии гнали немецкое население в освобожденные лагеря смерти и тыкали носом обожателей Гитлера в пепел крематориев. Они провели денацификацию.   
Советские оккупационные власти не видели необходимости возмущаться увиденным в Восточной Германии. Ну, концлагеря, ну, депортации  евреев, цыган, демократов, ну, произвол гестапо, ну, массовые ритуалы поклонения вождю, ну, воспитание в этом духе гитлерюгенда – эка невидаль!

Равнодушное отношение к истории преступных режимов отнюдь не безобидно. Израиль долго не признавал геноцида армян, не желая портить отношений с «дружественной» Турцией. Теперь нет ни дружбы с Эрдоганом, ни уважения со стороны более принципиальных стран. Так же молчал Израиль по поводу роли России в Абхазии и Осетии, в аннексии Крыма и агрессии в Донбассе. Кремлевские чекисты по определению нас любить не могут, а потенциальных друзей мы растеряем.

Прискорбно, но израильские политики и историки до сих пор неспособны отделить героическую борьбу советского народа с фашизмом от ответственности Сталина за развязывание вместе с Гитлером Второй мировой войны. Невозможно хранить молчание по поводу преступлений советского тирана, любоваться на его портреты на парадах Победы в Москве и надеяться, что этого трусливого поведения никто в мире не заметит.

В свое время Юлий Марголин, чудом уцелевший в ГУЛАГе и написавший знаменитую книгу «Путешествие в страну Зэка», говорил, что для него критерием оценки человека является его отношение к сталинским преступлениям – точно так же, как отношение к антисемитизму. Невозможно надеяться на то, что законодательное утверждение «правильности» союза сталинской банды с нацистскими преступниками не оживит страшную триаду: нацизм - сталинизм - антисемитизм. Израильские политики заискивающе поддакивают российским пропагандистам насчет «реабилитации пособников нацистов» в постсоветских странах. А кто был бОльшим пособником нацистов, чем Сталин и Молотов? По поводу их возвеличивания в России не высказывается никто из пятидесяти членов израильского правительства.       



вторник, 2 июня 2020 г.

«Варшавская мелодия» на израильской сцене

Впервые я так долго не бывал в израильских театрах: почти полгода! Это одно из самых тяжелых испытаний карантинного существования. Вроде бы правительство собирается вскоре вернуть народу право на культурную жизнь. Но пока приходится вспоминать лучшие спектакли, которые я с удовольствием посмотрел, когда страна еще не думала о коронавирусе.

 

«Варшавская мелодия» в театре «Маленький» - тонкий, поэтичный спектакль. Пока его еще мало кто видел, чем объясняется недостаточный резонанс в русскоязычных СМИ. 

Узнав о новой работе Михаила Теплицкого, я, не скрою, удивился. Эта пьеса Леонида Зорина когда-то с успехом шла на советских сценах. Но актуальна ли она сегодня? Да и художественный руководитель «Маленького»  – не из тех режиссеров, которые заманивают зрителей известными им по прежней жизни фамилиями и названиями.

Заглянув в программку спектакля и увидев его первые сцены,  я понял, что напрасно беспокоился. Теплицкий поручил перевод пьесы на иврит Сиван Бескин, которая сохранила авторское название, большинство диалогов, но перенесла действие в Израиль и в более близкие нам времена. Это изменило атмосферу, интонации спектакля, а главное - его смысл.

В пьесе Зорина действие происходит после войны. В те годы у романа русского парня и студентки-иностранки не было будущего. Поскольку по историческим причинам советские граждане стали встречаться с жителями других государств, в СССР приняли закон, запрещавший браки с иностранцами. А то, что девушка была из Польши, отнюдь не облегчало положение: известно, что «отец народов» ненавидел эту «братскую» страну.

Cегодня изъяны советской жизни не так уж волнуют российскую публику, из-за чего пьеса утратила популярность. Но мелодия осталась – любовь всегда актуальна!  

В ивритской версии исчезла мрачная тень антигуманного государства, вторгающегося в частную жизнь человека. Коллизия смягчилась, на первый план вышли общечеловеческие, «вечные» темы. Израильский солдат Ури (актер Ори Леванон) и польская студентка Геля (Наталья Гантман) встречаются в начале 1990-х. В космополитичном Тель-Авиве их роман никого не шокирует. Геля – такая же независимая, уверенная в себе польская девушка, как в пьесе Зорина. Солдат ЦАХАЛа, конечно же, менее закомплексован, чем его советский сверстник в 1940-годы. Несмотря на израильские сложности с оформлением «смешанного» брака, эта проблема решаема. Почему же Ури и Геля оказываются в разных странах и, сохраняя романтическое чувство, даже за несколько десятилетий не решаются соединить свои судьбы?

 

В новых - по сравнению с пьесой Зорина - обстоятельствах меняются характеры героев, логика их поступков. В 1990-е годы оба влюбленных не страдают ни от от назойливого внимания к ним властей, ни от экономических трудностей. Но свободное общество потребления тоже меняет человека! Ури и Геля живут достаточно комфортно. Ури становится специалистом с ученой степенью по... виноделию. В непьющей стране это не самая престижная профессия, но славный парень Ури строит свою жизнь достаточно практично. Женится не на любимой, но «своей» девушке, становится человеком с «надежным» статусом. Геля – известная певица, в своей стране пользуется успехом, ее муж, по «удачной случайности», - музыкальный критик. Естественно, у нее нет резона переселяться в Израиль, где надо будет отказаться от карьеры. Ури тем более не помышляет о жизни в Польше: там знают толк в водке и пиве, но не в виноделии. К тому же Геля знает иврит, а он в Польше оказался бы без языка.          

Конечно, не всё так фатально. На израильских сценах не раз появлялись нееврейки, которые делали здесь блестящие карьеры. Ури в молодые годы мог бы в Польше  освоить смежную специальность, а в зрелые – преподавать или заняться бизнесом. Вопрос в одном – в шкале ценностей! Влюбленные счастливы друг с другом, но не готовы ради любви создавать себе трудности – тем более что можно сохранять свободное чувство «параллельно» с законным браком и время от времени встречаться с любимым человеком в далеких краях...

Ури и Геля долго пытаются сохранять юношеский максимализм. Но такое уж время – не слишком благоприятное для идеализма...

Несмотря на отсутствие хэппи-энда спектакль Михаила Теплицого не заражает разочарованием, потому что пронизан теплотой и поэзией. Хотя два хороших человека не сумели сохранить любовь, сама любовь в этом не виновата - она прекрасна! В этом убеждает великолепная игра актерского дуэта.

Оба актера решают трудную здачу создания характеров в движении. Ори Леванон играет настоящего израильского мужчину – искреннего, порывистого, заботливого. Но именно эмоциональность - главный его недостаток! Ури не склонен анализировать свои отношения с Гелей и принимать волевое решение. А с возрастом романтические порывы слабеют и всё легче уступают место инерции существования...

Так уж написана пьеса Леонида Зорина, что поэтический настрой воплощает исполнительница женской роли. Трудно было найти для для этого лучшую актрису, чем Наталья Гантман, раньше блиставшая в Омске, обладающая и яркой внешностью, и российской психологической актерской школой, и... естественным легким акцентом. В начале спектакля ее героиня озадачивает израильского поклонника строгостью манер, хорошим вкусом, даже в грустных финальных сценах она сохраняет свойственные именно польской женщине обаяние, такт, достоинство. Автор этих строк – не фанатик системы Станиславского, но противоречащая фабуле пьесы личная история переселения Натальи Гантман в Израиль, возможно, позволяет ей наполнить свою роль особым драматизмом и передать ощущение напрасно оборванной мелодии любви.

Я помню советские постановки «Варшавской мелодии» с их политическими аллюзиями и добротными реалистическими декорациями. Михаил Теплицкий в 2020 году ставит спектакль-балладу, легкий и красивый. Материализации его замысла способствуют и музыка Евгения Левитаса, и условная сценография Полины Адамовой, и точно выписанные костюмы Далии Пэн, и работа со светом Миши Чернявского и Инны Малкиной, и видео-оформление Константина Каменского.

После вынужденного перерыва премьера «Маленького» наверняка дополнится новыми режиссерскими и актерскими находками и порадует зрителей в новом помещении театра (Тель-Авив, Хома у-мигдаль, 32), а также на других израильских сценах.


Фото: Лена Запасски.








 
     
 
 


суббота, 30 мая 2020 г.

Родные дети с неведомой планеты

Впервые я так долго не бывал в израильских театрах: почти полгода! Это одно из самых тяжелых испытаний карантинного существования. Вроде бы правительство собирается вскоре вернуть народу право на культурную жизнь. Но новая власть пока ничего точно не обещает. Да и министр культуры, любившая театр безответной любовью, перешла на другую работу. Приходится пока вспоминать последние спектакли, которые я с удовольствием посмотрел, когда страна еще не думала о коронавирусе.

 

В иерусалимском театре «Микро», созданном в 1990-е годы Ириной Горелик, рядом с ней очень интересно работает ее ученик Ефим Риненберг. Он усвоил от своего педагога любовь к интеллектуальному репертуару и яркой, оригинальной форме, но идет своим путем. Если Ирина Горелик, выросшая в известной саратовской театральной семье,  отталкивается от традиции русского психологического театра, дополняя ее современным эстетическим кодом, то Ефим Риненберг любит условность, необычность сюжетов, позволяющие задавать зрителю философские загадки. Звучит это немного отпугивающе, но на самом деле его спектакли построены легко и элегантно, содержат немало юмора. А что вынесет из них человек в зале - это уж его проблема. 

В последние годы у Ефима Риненберга появился единомышленник - драматург Рои Малиах Решеф. Их первая совместная работа «Дам-дам-да-дам» родилась в жанре «черной комедии». Самые современные, эрудированные зрители приняли спектакль на ура. Более консервативная публика немного испугалась жесткой стилистики, из-за чего была не готова углубиться в вопросы, крывшиеся за жутковатыми перипетиями...

В январе этого года прошла премьера спектакля «Рождение», сценическая жизнь которого была прервана введением режима самоизоляции. На этот раз Рои Малиах Решеф обратился к фантастической форме. Действие его пьесы происходит в будущем, которое... как постепенно выясняется, достаточно понятно людям ХХI века.

Молодая женщина (актриса Ноа Цанкель) приходит в странное заведение, напоминающее не то клинику, не то промышленную лабораторию. Она сообщает встретившему ее сотруднику (Галь Исраэли), что решилась рожать, поскольку получит за это положенные бонусы.

Нельзя сказать, чтобы подобная ситуация была фантастической: реальность нашего времени – борьба женщин за равноправие, оборачивающаяся сокращением рождаемости. В спектакле эта тенденция лишь гротескно обыгрывается. В будущем желание женщины рожать становится столь редким, что для его успешного осуществления создаются сложнейшие технологии! Это уничтожает романтику, любовь, страсть, которые увенчивались созданием семьи и появлением детей. Режиссер со сценографом Ильей Коцем вносят в изображение механизированного мира будущего немало выдумки и иронии. Чисто символическая «близость» сотрудника заведения и пациентки, зарождение новой жизни в странных трубах-пробирках вызывают в зале веселый смех, так как деликатно, но довольно похоже имитируют процессы, знакомые предкам людей будущего, которые делали то же самое «по старинке». (кроме создателя костюмов Валентины Стец в великолепном оформлении спектакля участвуют художник по свету Андрей Юдашкин, ответственный за видео-арт и саунд Евгений Лещенко, мастер фото-эффектов Вадим Ерохин). 

 

Автор пьесы и режиссер не задавались мелковатой задачей сатирического  подтрунивания над тревожными демографическими явлениями. Для этого не обязательно было удаляться в будущее. Спектакль «Рождение» по композиции и по замыслу многослоен. Речь здесь идет не столько о прогрессирующем равнодушии женщин и мужчин к произведению потомства, сколько о причинах этого равнодушия. Мир становится всё сложней, динамичней, и родители перестают понимать своих детей! Они недовольны тем, что должны  вкладывать огромный труд в поиски этого понимания: ведь предыдущие поколения более заученно и просто воспитывали детей. Родители боятся непредсказуемости и не готовы принимать детей такими, какие они есть. К этой сложнейшей проблеме пока только подступается наука – до сих пор ее разрабатывали только писатели-фантасты.

В спектакле «Рождение» мысль о том, что дети становятся для родителей неведомой планетой, материализуется в каком-то сбое «производственного процесса» у сотрудника клиники, в появлении из небытия двух очаровательных существ (Габриэла Личман и Йосеф Альбалак). Трудно понять, мальчики это или девочки и почему они ничем не напоминают родителей, но разве это важно! Главное – человек остается демиургом, он способен порождать новый мир. Недаром после принятия героиней спектакля судьбоносного решения звучат слова из Книги Бытия. Не все можно сразу понять. Наши предки пообещали Демиургу, давшему им свои заветы: «наасе ве-нишма». Дословно это означает «сделаем и услышим», то есть сначала выполним а потом осознаем! Главное – чтобы не прерывалась нить Жизни, так как без этой высшей ценности нечего будет осознавать...

Актерам театра "Микро" не привыкать к сложным задачам. В спектакле "Рождение" они очень точно и тонко передают заданные его создателями замысел и стиль. В итоге получилась  редкая для наших театров работа!  

Каждый режисер после премьеры сразу намечает улучшения, дополнения. А Ефим Риненберг особенно любит дорабатывать и перерабатывать свои постановки. Наверняка после возвращения актеров на израильские сцены спектакль «Рождение» станет еще красочней и богаче смыслом, что оценят верные театру «Микро» зрители.  



  

понедельник, 27 апреля 2020 г.

Один из 52 выдающихся управленцев...

Послушал выступление Яакова Лицмана, главы Яадут ха-Тора, уходящего с поста министра здравоохранения. Дребезжащим голоском (намекая на героически, но не до конца преодоленные последствия COVID-19) он объяснил свое решение. По его словам, теперь ситуация уже не такая тяжелая, как в начале эпидемии, магазины открываются – поэтому он решился оставить систему здравоохранения без своих указаний, огромного опыта и знаний.



О медицинской квалификации бывшего министра говорит уже то, что он оценивает эпидемиологическую ситуацию по количеству работающих магазинов (хотя правительство предупредило, что эти послабления будут отменены в случае ухудшения статистики) да и сам явно не соблюдал меры предосторожности, из-за чего подхватил коронавирус. «Зато» он противился блокированию ультраортодоксальных районов, усугубляя и без того тяжелое положение их жителей. 

По мнению многих медицинских авторитетов, десять лет пребывания Лицмана в должности министра здравоохранения нанесли большой ущерб здоровью нации. Можно обвинять бессменного главу правительства в равнодушии к этой сфере, но министр мог бы более принципиально отстаивать интересы своего ведомства. Лицман не боролся за строительство новых больниц, увеличение числа коек, расширение «корзины» лекарств и медицинских услуг. Естественно, он, как и более крупные специалисты, не мог предвидеть нынешнюю пандемию. Но эпидемии бывали и раньше, а Израиль оказался недостаточно подготовленным к чрезвычайным ситуациям. Не было даже запаса таких элементарных средств защиты, как маски! Хорошо, что экономические возможности страны позволили оперативно решать проблемы уже после начала пандемии.

Поразительно, что многие завсегдатаи русского ФБ объявляют любую критику ультраортодоксов антисемитизмом! Эти голосистые ребята заявляют, что Лицман не имел медицинского образования (вообще-то – не только медицинского), но был хорошим министром здравоохранения!

В Израиле любят повторять трюизм о том, что хороший управленец не обязан быть профессионалом в отдельных областях. Удобная позиция для претендентов на 52 места в формируемом сейчас правительстве. Но необходимо маленькое уточнение: управленец, менеджер – это тоже профессия, требующая опыта и знаний! Не каждый партийный функционер может считать себя управленцем, но именно эта публика после каждых выборов заполняет министерские вакансии, которых - при поощрении со стороны суперсовременного премьер-министра - скоро станет больше, чем депутатских мандатов.

Я лично не антисемит и не считаю каждого ультраортодокса классовым врагом. Есть среди харедим люди с талантами менеджеров. Например, Арье Дери. Но ультраортодоксальные политики представляют специфический сектор и потому руководствуются прежде всего экономическими интересами своего электората, а уже потом – наукой управления. Тот же Дери в эти дни потребовал, чтобы в гостиницах, где размещены эвакуированные жители ультраортодоксальных районов, выключили... телевизоры! Крайне актуальная инициатива. Понятно, что главу ШАСа волнует, как бы целомудренные харедим не увидели передачи «Большой брат» и «Выживание». Но «заодно» они лишатся и информации о распространении коронавируса и последних распоряжениях правительства, а также весьма полезных для них разъяснений медицинских светил.

А, кстати, почему решил отказаться от прежней должности Яаков Лицман? Он намерен занять пост министра строительства. Видимо, гурский адмор сказал ему, что для выживших после пандемии харедим обеспечение жильем будет важнее, чем сегодняшнее ношение повязок.

Ну, как не вспомнить Михаила Жванецкого, который еще в советские времена мечтал: «Как было бы хорошо, если бы в одной персоне объединялись руководитель, специалист и интеллигент!..»   

воскресенье, 19 апреля 2020 г.

Страшно далеки они от народа, разоренного коронавирусом...

У кнессета сегодня состоялась демонстрация представителей малого и среднего бизнеса. Они требовали немедленной помощи со стороны руководства страны и протестовали против действий – вернее бездействия – правительства в сфере экономики.

 

Кризис, вызванный пандемией, сильнее всего ударил по промышленности, туристической отрасли, сфере обслуживания, учреждениям культуры – всё это малые и средние бизнесы. Их владельцам грозит катастрофа. Они напоминают, что платят налоги муниципалитетам и в государственную казну, но никогда не получают поддержки от власти.   

Формально правительство предусмотрело в нынешней чрезвычайной ситуации ссуды для бизнесменов. Но, во-первых, непонятно, из каких средств они их будут возвращать, если не получают никаких доходов. А, во-вторых, именно сейчас помощь наиболее пострадавшим слоям населения преступно тормозится израильской бюрократией – коррумпированной и медлительной. Пока выдана только небольшая часть ссуд, предназначенных для помощи бизнесу. Точно так же задерживаются выплаты лишившимся работы людям и прочим социально слабым израильтянам.

«Ослабление» режима изоляции совершенно не согласуется с мерами по «оживлению» экономики! Например, сегодня люди, возвращающиеся на работу, добирались туда в переполненных автобусах! Правительство бросает полицию против харедим, чтобы они не ухудшали статистику эпидемии, требует от граждан не приближаться друг к другу ближе чем на 2 метра, но в автобусах возникает скученность пострашней, чем в квартирах ультраортодоксов.

Вроде уже поступило добавочное распоряжение: сажать в автобус не более 20 человек. Думается, проблема в том, что наши министры давно не пользуются общественным транспортом и не представляют себе, как их соотечественники едут на работу. Задачка для младших классов: сколько времени люди проведут в пути, если на каждой остановке их будут пересчитывать? И вообще автобус - не "Боинг", 20 пассажирам в нет не так уж просторно. Почему глава правительства считает, что на улице можно передать вирус с дистанции в 1,5 метра, а в автобусе не опасно расстояние в 0,5 метра? Кстати, в инструкциях для возвращающихся на работу установлена норма: в помещениях площадью до 20 кв. м. - не более 2 человек!

«Концептуальная» проблема состоит в том, что израильские руководители слывут «рыночниками», но привыкли в централизованном порядке распределять миллиарды отдельным секторам и корпорациям. Нетаниягу всегда поддерживает сильных и не обращает внимания на слабых. Он сам никогда не жил на минимальную израильскую зарплату. Его апологеты приводят затрепанное сравнение: в терпящем крушение самолете спасательные жилеты выдают сначала родителям, а не детям, потому что если взрослые спасутся, то спасут и детей. Но законы конкуренции состоят в том, что более сильный не спасает слабых, а старается вытеснить их с рынка.

Наши лидеры считают себя либертарианцами, но забывают, что при «нормальном» капитализме фундамент экономики составяют малые и средние бизнесы. Если сейчас они будут разваливаться, то никто не восстановит ни их, ни создававшиеся ими рабочие места.

В период нынешнего кризиса в телестудиях иногда выступает профессор экономики Ярон Зелиха. Напомню, что на академическую работу он перешел с должности главного аудитора министерства финансов. В этой роли Зелиха в свое время поднял шумиху вокруг планов Ольмерта продать по дешевке... Банк Леуми (!) своему другу-миллиардеру. Было начато полицейское расследование, сделка по приватизации сорвалась, но дело закрыли. А правдолюба Зелиху уволили.

Сейчас Зелиха говорит, что для спасения экономики правительство должно действовать по рекомендации великого Милтона Фридмана: «разбрасывать деньги с вертолета». Эта экстравагантная метафора Нобелевского лауреата подразумевала, что в периоды кризисов власть должна любыми способами  выбрасывать на рынок огромные средства, чтобы стимулировать спрос и предложение. По словам Зелихи, израильское правительство располагает большими деньгами и, если бы не его инертность и не бюрократические препоны, оно могло бы поддержать и нуждающихся израильтян, и бизнесменов, чтобы перезапустить экономические механизмы.

К сожалению, реального правительства у нас нет. Побеждавшие три раза на выборах Нетаниягу и Ганц опять не могут сформировать коалицию. На ведущихся после 2 марта переговорах лидеры Ликуда и Кахоль-Лаван произносят бессмысленные фразы о своем страстном желании добиться единства во имя борьбы с пандемией. Но всем понятно, что главная цель Нетаниягу – избежать явки в суд, а Ганц, услышав, что ему предлагают 15 министерств на 15 членов фракции, до сих пор не может сосредоточиться и вспомнить программу своей партии. Участников затянувшегося торга не волнует то, что у страны больше года нет бюджета и большинство министерств не функционируют. С чего бы им волноваться! Министрам и депутатам зарплаты не только выплачивают, но и повышают. Только министр обороны Нафтали Беннет подобно некоторым европейским коллегам жертвует часть своего оклада нищающим соотечественникам. Но его пока никто не приглашает на коалиционные переговоры, а кандидатам в новое правительство антисемиты-европейцы – не указ!
  

пятница, 10 апреля 2020 г.

На итальянских балконах – идишская песня!

Весь мир завороженно слушал, как итальянцы, тяжело пострадавшие от пандемии, поют на балконах «Белла чао». Неожиданно на каком-то израильском телеканале промелькнуло сообщение о том, что мелодию знаменитой песни сочинил после революции одесский еврей, вскоре уехавший в США, а оттуда она попала в Италию!





Как всегда, телеведущий сильно исказил «русскую» фамилию. Но я очень заинтересовался и полез в Интернет. На иврите и английском фамилия автора мелодии звучала, как Жиганов или Зиганов. Но из русской Википедии я узнал, что легендарный музыкант - Мишка Цыганов (1889-1967). Информация была предельно краткой: родился в цыганской (?!) семье, крестился, но отлично знал идиш и, будучи аккордеонистом, клезмером, в 1919 году сочинил мелодию на слова еврейской песни «Дус зекеле Койлен». Это название на русский переводится – «Мешочек с углем», (английский вариант - «The little bag of coal»). Неизвестные авторы заметок в Интернете объясняли, что Цыганов стал владельцем нью-йоркского ресторана, где песня «Койлен» имела огромный успех, и проживавшие в Америке итальянцы завезли популярную мелодию на свою историческую родину.

Спору нет, в довоенный период еврейские мелодии получили широкое распространение в США благодаря многочисленным идишским театрам и эстрадным группам. Во всем мире – не только среди евреев – известна замечательная мелодия песни «Бай мир бисту шейн», которую написал Шолом Секунда в 1932 году. Но «Белла чао» мы привыкли связывать с героизмом итальянских партизан. Однако и эта версия подвергается сомнению в Интернете...

Впервые песня «Белла чао» прозвучала на первом Всемирном фестивале молодежи и студентов в Праге в 1947 году, и очень скоро ее уже распевала вся планета. Хотя, как утверждают скептики, гимном итальянских партизан ее «назначили» с опозданием на двадцать лет, ее «левое» звучание было очевидно. «Белла чао» полюбилась кубинцам, ее пели участники «студенческой революции» в Париже в 1968-м, а также популярные в СССР Ив Монтан и Дин Рид – не говоря о Муслиме Магомаеве!

В Советском Союзе песня была известна в «переводе» Анатолия Горохова. Существовал и детский текст, обязательный для исполнения в пионерских лагерях.

В Италии песне «Белла чао» приписывалось народное происхождение. Одна из теорий утверждала, что в прошлом ее пели работницы рисовых плантаций. Слова «Белла чао» толковались как прощание с красотой и молодостью, загубленных тяжелым трудом...

Но вернемся к Мишке Цыганову. Он – лицо реальное, и существуют старые аутентичные записи «Койлен». Был ли он действительно цыганом, неизвестно – возможно, придумал себе экзотическую биографию для рекламы. Известен другой одессит, его тезка, которого из-за скуластого лица и раскосых глаз нарекли в юности Япончиком!

Меня заинтересовала в Интернете статья «Прощай, красавица с маленькой сумкой для угля» крымской журналистки Натальи Астаховой (желающие без труда найдут ее). Автор утверждает, что «Койлен» Мишки Цыганова в годы гражданской войны исполняли во всех крымских ресторанах. Безумно любившие эту песню белоэмигранты познакомили с ней Европу – так ее узнали в Италии.     

То, что евреи музыкальны и способны очаровать своими мелодиями неевреев, которые начинают считать их своими, народными, - не подлежит сомнению. Достаточно вспомнить Джорджа Гершвина, писавшего гениальную «черную музыку». Но тем не менее у меня не получается свести воедино итальянскую историю песни «Белла чао» и версию о ее еврейском происхождении. Я вообще в музыке и в истории музыки беспомощный дилетант. Может, более грамотные и осведомленные люди внесут ясность в затронутый мною вопрос?  
    
 
      

вторник, 24 марта 2020 г.

Ушел король Лир израильского театра

В возрасте 88 лет скончался Нико Нитай, удивительный человек, актер, режиссер, драматург. Последние десятилетия своей жизни он руководил театром «Каров», но, без сомнения, в истории израильского искусства останется понятие «театр Нико Нитая».


 

Нико Нитай родился в 1931 году в еврейском районе Бухареста. В детстве учился в еврейских школах. Среди его учителей были представители еврейско-румынской элиты - писатель Михаил Себастьян (Иосиф Гехтер) и композитор Хаим Шварцман. Оба они пострадали от  расовых законов при фашистском режиме. Нико Нитай изучал в Румынии кино и театр уже после прихода коммунистов к власти. Именно тогда у него возникла убежденность в том, что искусство – это прибежище свободного духа, противостоящего всем видам подавления личности. Свою духовность он ощущал как еврейскую.
 
В 1961 году Нико Нитай репатриировался в Израиль. В возрасте 30 лет начал здесь успешную театральную карьеру: играл в Хайфском театре, ставил спектакли, вел детскую телепередачу. Нико Нитай выступал и в ведущем театре страны «Габиме». Но, не умея поступаться своими художественными принципами, он быстро вступил в противоречие с официальным израильским театром, тяготевшим к коммерциализации.
 
Нико Нитай решительно отказался от гарантированных источников дохода, хвалебных рецензий прикормленных критиков и пополнил семью нищих рыцарей театра, с трудом находивших крышу и сцену для своих удивительных постановок. Впоследствии Нико Нитай поставит замечательный ностальгический спектакль о легендарных маленьких театрах 1970-х-1980-х годов, быстро разорявшихся и исчезавших, но сохранивших самые высокие критерии израильского театрального искусства...
 
Продолжая идти против течения, в 1982 году Нико Нитай основал театр «Симта» в Яффо, существующий до сих пор и предоставляющий свою сцену талантливым экспериментальным коллективам. А в 2001 году он создал театр «Каров» в котором работал до конца жизни.
 
«Каров» приютился в мрачном закоулке Центральной автобусной станции в Тель-Авиве. Примеру Нико Нитая последовали другие театральные энтузиасты, благодаря которым уродливая бетонная громада на улице Левински стала одним из центров культурной жизни Тель-Авива.
 
Я помню первый увиденный мной спектакль театра «Каров» Это был чеховский «Леший» - ранняя версия «Дяди Вани». Меня поразило умение Нико Нитая найти в обросшей штампами классике первичное звучание пьесы. В «Лешем» не было ничего от «хрестоматийного» Чехова – фальшиво назидательного и безумно скучного! Это был динамичный, гротескный спектакль, каждая фраза которого принадлежала самому остроумному русскому писателю! Актеры играли раскованно, щедро, точно. Сразу замечу, что у Нико Нитая была беззаветно преданная ему труппа, знавшая, что под его руководством не получит престижных наград, но зато будет играть в настоящем Театре.  
 


Я сразу полюбил этот замечательный уголок «Таханы мерказит». Полюбили его и мои дети, которых раздражали большинство спектаклей «больших» израильских театров – пустых и неинтересных. Сегодня они позвонили мне, чтобы вместе погрустить об уходе Нико Нитая...
 
Я горжусь тем, что создатель театра «Каров» всегда приветливо встречал меня перед спектаклями и лично усаживал на удобное место в крохотном «зале». Он просил переводить ему мои рецензии и говорил, что я многое вижу не так, как израильские критики. Не скрою, приятно это вспомнить.
 
Я не знаю, как определить стиль постановок Нико Нитая и манеру игры его актеров. Эксцентрика, буффонада сочетались у него с предельной простотой, убедительностью психологических трактовок. Главная задача, которую он всегда решал: истреблять серость, не допускать фальши, веско, крупным планом подавать Слово.
 

Сам Нико Нитай был воплощением того романтического представления об актере, которое сохранилось только в старых книжках: высокий, красивый, одетый бедновато, но импозантно, он напоминал гордого короля Лира, щедро раздаривавшего свои богатства и ничего не оставлявшего себе на «черный день».
 
Поразительно, сколько блистательных спектаклей Нико Нитай поставил при отсутствии приличного помещения и сносного бюджета! Софокл, Шекспир, Чехов, Брехт, Сартр... Почти полвека продержался его моно-спектакль «Падение». А после занавеса Нико Нитай всегда долго обсуждал со зрителями загадки этой повести Камю.
 
Помню, как впечатлила меня поставленная им «Безымянная звезда» - жесткий и грустный рассказ об убожестве провинции, о страшной жизни, в которой нет и не предвидится духовного просвета. Я - с еще не истребленной совковой гордостью - спросил Нико Нитая, видел ли он одноименный советский фильм. Он снисходительно пожал плечами и сказал: «Красивый, очень красивый...». А я тогда не знал, что автор пьесы был его учителем и сам Нико бежал от бессмысленного существования в своей стране, как его земляки Эжен Ионеско и Матей Вишнек.
 
Кстати, именно в театре «Каров» я впервые увидел пьесы румына Вишнека и чеха Гавела. Тема столкновения человека с тоталитарной властью всегда волновала Нитая. Особенно ярко он поставил Вишнека – «Историю коммунизма в сумасшедшем доме».
 
Нико Нитай был очень талантливым драматургом и, естественно, в своем театре иногда ставил свои пьесы. Одна из лучших – «Рай для начальных классов». Это затеянный в рамках "школьной истории" острый, беспощадный анализ израильского прошлого, попытка найти истоки тех «негативных» явлений, которые лишают гармонии нашу сегодняшнюю жизнь.
 
Нико Нитай не замечал возраста, потому что постоянно жил новыми замыслами, смелыми идеями. Он очень много сделал. Но его поклонники не были готовы к уходу короля Лира израильской сцены и вряд ли смирятся с этой потерей...