пятница, 31 июля 2020 г.

Самоизоляция премьера

С момента появления нынешнего правительства всем была ясна противоестественность союза Ликуда с Кахоль-Лаван. Возможно, Нетаниягу умышленно создавал коалицию, которую было бы легко развалить! Он постоянно цедит в сторону Ганца, что готов идти на четвертые выборы. Реальна ли эта перспектива и кому она выгодна?   

 


Союз поступившихся принципами

За последний год мы трижды ходили голосовать. После третьих выборов Нетаниягу не мог создать правительство. Заключив шокировавший его поклонников союз с Кахоль-Лаван, премьер-министр решил целый пакет проблем.  

Для Нетаниягу в выборе сюзников крайне важно его личное отношение к ним. Разрушив реально угрожавшую ему опозиционную партию, премьер особенно удовлетворен тем, что рассорил Ганца с лидером Еш атид Яиром  Лапидом, которого Биби не переваривал, а также с экс-министром обороны Моше Яалоном, в недавнем прошлом рассорившегося с Ликудом. Всех правых «попутчиков», критиковавших лидера Ликуда, Нетаниягу оставил за бортом правительства. И, главное - Кахоль-Лаван прекратил нападки на него как на коррумпированного политика, нарушителя закона.

 

БАГАЦ единогласно разрешил Нетаниягу исполнять обязанности премьер-министра, несмотря на приближавшийся процесс по его делам. Казалось бы, худшее осталось у Биби позади. Но премьер сознавал, что в правом лагере многие недовольны его союзом с Ганцом, которого он целый год представлял как левака, потенциального союзника террористов, к тому же умственно неполноценного. Плод их политического сожительства был назван чрезвычайным правительством, созданным для отражения угрозы пандемии. Какое правительство создал Нетаниягу и как оно преуспело в борьбе с коронавирусом -ы всем известно.

Бени Ганц, заключая соглашение с Нетаниягу, руководствовался не интересами страны - как он теперь объясняет. Болея за Израиль, он не затеял бы позорный дележ полусотни портфелей. Об интересах страны он «вспоминал», когда в предвыборных выступлениях деланно сокрушался о бедности, коррупции, засилье монополий. Всё это - как и обязательства перед союзниками по блоку Кахоль-Лаван - Ганц забыл, услыхав посулы Нетаниягу.


Правительство чрезвычайных проблем премьер-министра

Перед Нетаниягу в начале его пятой премьерской каденции стояли три главные задачи. Надо было эффективно противостоять пандемии. Следовало объяснить, почему после продолжавшейся целый год похвальбы о скорой аннексии Иорданской долины этот лозунг исчез без следа. И, наконец, новому правительству предстояло утвердить госбюджет.

Поражение Нетаниягу в борьбе с «первой волной» коронавируса предопределил его характер, который известен давно, но не оценивался в столь драматичных обстоятельствах.

Нетаниягу не умеет работать в команде, поскольку не терпит рядом с собой конкурентов. Хотя для торможения пандемии следовало больше прислушиваться к медикам, он не хотел ни с кем делиться властью. Чтобы никто из министров не усилил свое влияние успехами на эпидемиологическом фронте, Нетаниягу создал громоздкие безликие структуры - кабинет по борьбе с коронавирусом и комиссию кнессета с теми же функциями. Принятие необходимых решений только замедлилось.

В переходном правительстве министр обороны Беннет по собственной инициативе доверил армии задачи по борьбе с пандемией. Надо было поддержать его, но успешные действия неприятного ему политика наверняка встревожили (!) Нетаниягу и заставили его в дальнейшем оставить партию Ямина вне коалиции.

 


Составляя «чрезвычайное правительство», Биби под давлением общественного мнения заменил ультраортодоксального министра здравоохранения экс-спикером кнессета Эдельштейном. Но тут же начал подковерную борьбу с ним за право принятия решений. Поводом для разногласий стал вопрос о назначении проектора. Не совсем понятно, зачем нужен Главный координатор всех действий против пандемии, если есть премьер-министр, глава минздрава и гендиректор его ведомства - известный профессор. Но Нетаниягу хотел сократить сферу влияния профессионалов, не отдавая никому реальной власти!

Эдельштейн считал, что из-за «второй волны» армию надо опять привлечь к работе на местах, и поэтому прочил в проекторы  бывшего генерала Амира Абулафию. Нетаниягу противился росту авторитета ЦАХАЛа (тем более что его «дублер» Ганц стал министром обороны) и выдвинул кандидатуру профессора Габи Барабаша. Но, увидев, что ему не предоставляют конкретных полномочий, Барабаш через сутки (!) взял самоотвод. Проектором назначили профессора Рони Гамзо. Он уже представил свою программу «Щит Израиля» (она во многом повторяла план Беннета, составленный 4 месяца назад...). Гамзо, в отличие от Нетаниягу, против одинаковых указаний для всей страны. Его подход: изучать конкретные данные о местах заражения, ужесточать ограничения только в «проблемных» городах. Проектор предлагает использовать ЦАХАЛ, а также создать «кабинет профессионалов». Трудно поверить, что Нетаниягу потерпит появление независимого и полномочного центра по борьбе с пандемией, который будет руководствоваться не политическими, а чисто профессиональными соображениями. 

Когда за пятерку не хвалят

Наверняка Эдельштейн раздражает премьера не только возражениями в эпидемиологических вопросах. В иерархии Ликуда Эдельштейн входит в первую пятерку и своей самостоятельностью не раз навлекал на себя недовольство Нетаниягу. Входившего в ту же пятерку Саара премьер-министр открыто назвал интриганом и своим врагом, а оказавшегося в ней Эрдана отправил послом в США!  


Еще один сильный человек Ликуда Исраэль Кац за лояльность к боссу получил министерство финансов. Но и его Биби держит на «коротком поводке». До появления программы помощи  жертвам экономического кризиса, озвученной Нетаниягу и Кацом, был опубликован аналогичный план Барката - бывшего мэра Иерусалима, которому Биби во всеуслышание обещал пост министра финансов. Цена слова Нетаниягу известна, план уже забыт, но Кац помнит, что «у нас незаменимых нет».

Число заразившихся коронавирусом неумолимо растет, а премьер-министр тратит массу времени на решение собственных проблем и сведение личных счетов. Он торпедировал введение Аелет Шакед из Ямина в комиссию по назначению судей, он по-прежнему обличает во всех грехах юридического советника правительства Мандельблита, он добивается увольнения главы параментской комиссии по коронавирусу Ифат Шаша-Битон, осмелившейся отменить его решение о закрытии пляжей и бассейнов. Биби требует, чтобы ему разрешили принимать от друзей подарки в миллионы шекелей на покрытие судебных издержек.

То, что за полгода не переведены деньги многим обедневшим израильтянам, Нетаниягу, Кац и спасающий карьеру Баркат объясняют бюрократией - «вредительством» бюджетного отдела минфина. Этим отделом руководит Шауль Меридор. Он, как многие эксперты,  возражает против одинаковых денежных подарков всем израильтянам, считая, что это увеличит дефицит госбюджета. Но Нетаниягу интересует не профессиональная позиция Шауля Меридора, а то, что он сын Дана Меридора, одного из «принцев Ликуда», который при Биби был выдавлен из партии.

Внезапно меняющиеся решения правительства нельзя объяснить некомпетентостью. Правительство считается с протестующими рестораторами, с владельцами финтес-центров, которых поддерживают тысячи израильтян. «Отключенная» на полгода сфера культуры нашу власть не волнует: актеры и музыканты не пригрозят акциями неповиновения - не так воспитаны. Судя по всему, правительство проявит «гибкость» в отношении залов торжеств. Их владельцы очень близки нашим партийным деятелям! Повышение рейтинга израильского политика невзможно без появления на свадьбах, церемониях бар-мицвы и брит-милы, в которых участвуют сотни, а иногда и тысячи гостей.

Не случайна «уравниловка» в выплачиваемых компенсациях. Премьер-министр равнодушен к судьбе обнищавших соотечественников, но рад выказать скромные «знаки внимания» богатым. А зачем подарки обладателям огромных зарплат? Вместо раздачи им чеков можно было значительно увеличить помощь самым бедным.

Пока правительство без конца меняло программу помощи населению, ультраортодоксы потребовали выплат на четвертого и пятого ребенка. Их поддержали арабские депутаты. Но подарки - это компенсации за потерю заработка. У тех, кого содержит Битуах леуми, доходы не уменьшились. Тем не менее Нетаниягу и Кац пошли навстречу коалиционны партнерам. А харедим уже требуют дополнительного финансирования ешив!

Но вернемся к волнующему сюжету о взаимоотношениях Нетаниягу с Ганцом и реальности четвертых выборов.            

Нечестная игра против бедного родственника

Из-за неопытности и, возможно, моральных предрассудков Ганц на первых порах чувствовал себя в коалиции не в своей тарелке. Он вел себя, как бедный родственник: не участвовал в дискуссиях, не перечил Биби. Премьер обращался с приживалом бесцеремонно, иногда грубо обрывал его робкие попытки выступить. Но «чрезвычайному правительству» предстояло начинать свою работу, и Ганц не мог бесконечно отмалчиваться.

Относительно аннексии Ганц и Ашкенази всегда высказывались неопределенно: мол, кто ж против плана Трампа, но надо обсудить принципы окончательного размежевания с руководством ПА. Тут апеллировать к коалиционным обязательствам Кахоль-Лаван Нетаниягу не мог. Да и не собирался он на самом деле устраивать заваруху на территориях...

Зато вопрос о бюджете в коалиционном соглашении был сформулирован четко: Ликуд и Кахоль-Лаван договорились утвердить план государственных расходов на два года - как в предыдущих каденциях. Но внезапно Нетаниягу совершил политический пируэт: он категорически потребовал принятия бюджета на один год и заявил, что при возражении со стороны Кахоль-Лаван пойдет на выборы. Чем объяснить этот резкий маневр премьер-министра?

Когда возникает угроза единоличной власти Биби, он легко отказывается от честной игры. Конечно, Ганц подписывал с Нетаниягу коалиционное соглашение после консультаций с опытнейшими юристами. Но специалисты не в силах запретить партнеру их клиента нарушить соглашение!  

Расчет Нетаниягу прост. Если госбюджет не будет утвержден до конца августа, то в ноябре нынешнего года состоятся четвертые подряд выборы в кнессет. Нетаниягу готов нарушить коалиционное соглашение, чтобы не отдать Ганцу должность премьер-министра!

Между прочим, практика разработки двухлетних бюджетов появилась при Нетаниягу. В экономически развитых странах бюджет утверждается на один год. Теперь Нетанягу уверяет, что бюджет на год требуется для оперативного решения проблем, вызванных пандемией. Но провал в борьбе с коронавирусом объяснялся отсутствием у Нетаниягу долгосрочной стратегии. А его «умение» быстро реагировать на возникающие финансовые вопросы выявилось при выплате компенсаций, которых почти никто не получает! 

Принятие в августе бюджета на один год было бы ретроактивным: все министерства получили бы к концу сентября то, что потратили за 9 месяцев, и добавку на оставшиеся 3 месяца. Двухлетний бюджет реально был бы рассчитан на 15 месяцев. Но премьер-министру важна не маленькая разница в 3 месяца! Приняв бюджет на два года, придется выполнять коалиционное соглашение о ротации, и в 2021 году Ганц плавно пересядет в кресло Биби. Если же срок действия нового госбюджета истекает в этом году, то ничто не мешает Нетаниягу под каким-либо предлогом распустить кнессет и идти на выборы. Еще лучше спровоцировать Ганца на конфликт и назначить выборы на ноябрь, пока в США не появился новый президент! Поведение нечестное, но вполне нормальное для Биби. Ведь после раскола в Кахоль-Лаван все опросы показывали, что на следующих выборах Ганц получит менее десяти мандатов, а Ликуд будет вне конкуренции. Однако беспомощность Нетаниягу в руководстве страной изменила ситуацию.

Ликуд лидирует, но возможны варианты...

Последние опросы показывают, что рейтинг Ликуда немного снизился, но в случае проведения выборов он остался бы единоличным лидером с 31-32 мандатами. Кахоль-Лаван бороться за власть уже не сможет, так как получит 9-11 мандатов. Партию Ганца обходят Еш атид (18-19 мандатов), арабский список (15-16) и Ямина (12-16). 7-9 мандатов достанутся НДИ, Яадут ха-Тора, ШАСу. Ни одного мандата не «светит» Аводе, Гешеру и Дерех Эрец (Йоаз Гендель и Цви Хаузер).

Тем не менее Нетаниягу не стоит радоваться: разойдясь с Кахоль-Лаван и оставшись с «естественными союзниками», он не соберет коалицию. Для получения большинства премьер мог бы пригласить в правительство Ямина. Но Беннет и Шакед помнят агрессивное отношение к ним Нетаниягу и вряд ли согласятся на роль «партнеров по вызову».

А вот Яир Лапид сказал, что если коалиция развалится, он в течение 48 часов сформирует новое правительство, объединившись с НДИ и Ямина. Либерман как более опытный политик, чем говорливый Лапид, поспешил опровергнуть его заявление. Но не секрет, что он давно сблизился с лидером Еш атид, а тот дружит с Беннетом. Для создания коалиции без Биби этому триумвирату понадобятся мандаты МЕРЕЦа и ультраортодоксов. При необходимости с левыми договорится Лапид, с харедим - Либерман. Кроме того, Лапид не исключает еще одного варианта: принять назад Ганца - в качестве блудного сына, а не отца партии. Мандаты «возвращенца» смогут потопить Ликуд.

Заранее задумав «кинуть» Ганца, Нетаниягу не учел, что время начнет работать против него. Из-за своего политического стиля он загнал себя в «самоизоляцию».     

Много шума из ничего  

Израильские СМИ спешат распознать признаки скорой смены власти в демонстрациях протеста. Но именно эти акции свидетельствуют о слабости противников премьер-министра!   

Кто участвует в демонстрациях? Журналисты отвечают уклончиво: мол, это и активисты ультралевых группировок, и люди, дошедшие до отчаяния из-за экономического кризиса, и просто «сознательные» граждане, которые - независимо от политических взглядов - видят недееспособность правительства и хотят перемен.

На самом деле разорившиеся бизнесмены устраивают собственные акции протеста и не бегают каждый вечер на демонстрации. «Халатники» ищут заработок, сидят дома с детьми - они не могут беситься ночи напролет.

Понятно, кто финансирует ультралевых крикунов и бесноватых анархистов. Не удивительно, что на их демонстрациях среди красных и черных знамен появились и палестинские флаги. В эти сборища затесалось немало богемной публики, прожигателей жизни с Шенкин, путающих политические демонстрации с перформансом или хеппенингом. Всё это молодежь необразованная, самоуверенная, считающая себя ущемленной антидемократическим режимом, пышущая ненавистью к Нетаниягу. На самом деле они слышат от папы с мамой или от друзей-собутыльников, что без Биби у нас была бы замечательная страна, и тупо повторяют это. Они и при Нетаниягу живут в замечательной стране, если могут себе позволить каждую ночь беситься на демонстрациях.

 



Одни демонстранты распивают спиртные напитки, поджигают мусорные баки, оскорбляют полицейских и журналистов, другие громко орут, танцуют, оголяются в самых неподходящих местах - типа меноры у кнессета. Вообще эта толпа отличается вандализмом. Одичавшие от безделья молокососы гадят на облюбованных ими улицах. Так вели себя в 2011-м «палаточники» с Ротшильд, справлявшие нужду во дворах и подъездах ближайших домов. Сегодня иерусалимская улица Бальфур, где расположена резиденция премьер-министра, «благоухает» экскрементами и наркотиками.

Демонстранты, возбужденные безнаказанностью, швыряют в полицейских камни, бутылки, пластиковую мебель из окрестных пабов. Даже те, кто надевают маски, сдергивают их, когда начинают визжать, брызгая слюной...  

Очень подлую позицию заняли в освещении «протестного движения» израильские СМИ. Телерепортеры «не замечают», как накурившиеся молодчики плюют в лицо полицейским, оскорбляют их. А когда стражи порядка скручивают хулигана, этот кадр крупным планом показывают на всех телеканалах: как брутальны защитники прогнившего правительства!

Следует отметить, что полиция ведет себя корректно, но быстро подавляет все эксцессы. Пока нам не грозят беспорядки по американским и французским сценариям, когда толпы громил, проклиная власть, поджигают автомобили, грабят магазины.

Полиция требует от демонстрантов соблюдения простейших правил: протестовать в заявленных местах, не выбегать на проезжую часть и расходиться в положенное время. Но «борцы за демократию»  перекрывают трассы, останавливают движение транспорта, шумят до утра. Обитатели улицы Бальфур предупреждают муниципалитет, что перестанут платить «арнону», так как их жизнь стала невыносимой. Да и премьер-министр, как ни критикуй его, должен нормально высыпаться.

Наши ангажированные СМИ с радостью обнаружили, что левым бузотерам угрожают «правые экстремисты». Во время тель-авивской демонстрации против министра внутренней безопасности появились фанаты иерусалимского «Бейтара» и тель-авивского «Маккаби», традиционно поддерживающие Ликуд. Это крепкие ребята хулиганистого склада, быстро пускающие в ход кулаки.

Как обычно, демонстранты, пошумев у дома Оханы, понеслись по тель-авивским улицам - тут с ними сцепились фанаты. Как сообщают СМИ, эти бандиты били юных демократов железными прутьями и травили слезоточивым газом. Но в телерепортажах была видна обыкновенная потасовка в формате ММА. Фанаты не затягивали бы ее при угрозе отравления газом.  

Кто-то из левых получил по лбу бутылкой, в кого-то чем-то брызнули. Пострадавшие сами любят так буянить. Но одно дело - задираться с полицейскими, которые бояться ответить, а другое - связываться с «хулиганами». Молодые миротворцы и анархисты в армии обычно не служат. Интеллигентные родители учили их сторониться «шпаны». Получив по физиономиям от группки футбольных болельщиков, демонстранты несмотря на огромное численное превосходство ретировались, позвали на помощь полицию! Арестованы трое их обидчиков - не густо для картины «разгула реакции».  

Наутро во всех телестудиях началось судилище над полицией! «Свобода демонстраций - важнейший атрибут демократии. Почему вы не остановили насилие, подавляющее это демократическое право?» - истерически вопрошали журналисты высокопоставленных офицеров полиции.  Напрасно те объясняли, что демонстранты нарушали требования, что трудно бегать за ними по городу да еще защищать от злоумышленников. Похоже, полиция оказалась между двух огней: правые обвиняют ее в кознях против премьера, а левые - в том, что она под дудку Оханы третирует оппозицию!

СМИ уже заголосили, что «рост насилия» напоминает обстановку перед убийством Рабина. Но летом 2020-го у резиденции премьер-министра каждый вечер шумят левые! 

Столкновения между политическими противниками на демонстрациях бывают во многих странах. Вряд ли несколько инцидентов в Иерусалиме и Тель-Авиве  перерастут во что-то более серьезное. Наши арсы способны наломать дров, но, к счастью, левые трусоваты и не допустят уличных сражений. Футбольных болельщиков защищает адвокат Итамар Бен-Гвир, создатель Оцма Иегудит. Взгляды у него крайние, но как юрист он охладит страсти и даст отпор завравшимся СМИ. 

Бумеранг подстрекательства

Нетаниягу не могут нравиться вопли за окнами и загаженные окрестности. Но это долетевший до улицы Бальфур бумеранг подстрекательства, которым лично Нетаниягу давно и целенаправленно занимался. Никогда до него израильтянам не внушали, что левые не имеют права на существование, так как все они - предатели и союзники террористов. Нетаниягу всегда считал себя премьер-министром правых, а не всего Израиля. Ненависть порождает ненависть. Национальный лидер не имеет права раскалывать народ.

К счастью, народ устал от выборов, от карантина, от развала экономики. Никаких революций, покушений на премьеров не будет.

Больше всего пострадала от кризиса периферия. Но демонстрации левых проходят в основном в Иерусалиме и Тель-Авиве. После Осло или в 2011-м, в период протестного движения, на демонстрации выходили сотни тысяч людей. Сейчас в них участвуют пара сотен, иногда несколько тысяч бездельников.

Эти инфантильные дебоширы  не имеют никакой программы, их единственный лозунг: «Биби - в отставку!». Я пару раз видел выступления известного певца Асафа Амдурского. Дергающееся от ненависти лицо, срывающийся голос, бессвязная речь: «Мы устали... Это невозможно... Нетаниягу должен уйти!» Ничего более интеллектуального от «духовных лидеров» левых демонстрантов услышать нельзя!
 
Движение 2011 года выдвинуло хоть двух политиков - Став Шафир и Ицика Шмули. В бездарности нынешних протестов отражается полный развал левого лагеря.

Правительство Нетаниягу неспособно облегчить экономические трудности соотечественников. Но исчезли партии, когда-то выдвигавшие социальные лозунги. Авода скорее всего не получит на выборах ни одного мандата! Пока двух ее представителей из милости держит в правительстве ненавистный им Биби. МЕРЕЦ живет безумной надеждой на реанимацию процесса Осло.

Отставные генералы, профсоюзный босс Нисенкорн, высокооплачиваемый писатель Лапид, бизнесмен и демагог Либерман - не те люди, которые будут бороться за справедливость и равенство в Израиле.

Справедливость не совместима с коррупцией. Премьер-министр считает, что коррупция - это когда на него лично заводят уголовные дела. Он почему-то не находил коррупции в действиях полиции, которая расследовала преступления Давида Битана, Арье Дери, Яакова Лицмана и ведущих деятелей НДИ. Лапид считает коррумпированным исключительно Нетаниягу, но готов ради его свержения вступить в союз с лидером партии, ведущих функционеров которой продолжают сажать. 

 




Пойдет ли Нетаниягу на четвертые выборы? Пока он возглавляет правительство, а Ганц - сменный премьер. Зачем им рисковать? Многие предсказывают, что Ганц согласится утвердить годичный бюджет.

Если Нетаниягу в разгар пандемии и кризиса затеет выборы, это действительно будет предательством по отношению к стране. Никто не станет слушать его старые байки о том, что роспуск правительства вызван происками врагов. Биби сам создает своих врагов: ему уже не с кем формировать коалицию, да и в недавно «монолитном» Ликуде начинаются распри. Так построил свою политическую биографию главный солист национального лагеря.  

Сегодня в Израиле нет партий и лидеров, которые были бы готовы заняться социально-экономическими проблемами и оздоровлением политической системы. Эту нишу непременно кто-то заполнит, но для этого требуется время. Новым национальным лидером станет только политик, который сможет восстановить единство общества.

Руководство страны должно перестать дурить и пугать выборами. Оно обязано работать до положенного срока. Бюджеты могут приниматься и на год, и на два. Вот тратить их надо по назначению.   




     


        







понедельник, 20 июля 2020 г.

Карантин как зеркало политической хлестаковщины

Правительство не может обуздать пандемию. Руководители страны ежедневно обещают в течение нескольких дней вернуть полный карантин, но только продолжают обещать... А тем временем число инфицированных намного превысило худшие весенние показатели! В опаснейшей ситуации обнажаются изъяны нашей системы власти...  




Неподготовленность, мобилизация, преждевременная радость

Когда началось распространение коронавируса, высказывалось много критических замечаний о нашей системе здравоохранения. Но критика наталкивалась на универсальный ответ: весь мир не ожидал пандемии - поэтому и в Израиле заранее подготовиться к ней было невозможно!

Предсказать появление страшного вируса было невозможно. Но это не оправдывает того факта, что израильское здравоохранение давно стало пасынком власти. В правительствах Ликуда не находили другого руководителя минздрава кроме ультраортодокса Яакова Лицмана. А он, как и его коллеги по фракции Яадут ха-Тора, занимался в основном выбиванием материальных благ для своего электората.

Такой интересант не мог требовать от Нетаниягу реализации перспективного плана развития здравоохранения - да и не обладал Лицман способностью к профессиональному прогнозированию, поскольку в университетах не учился, а на руководящих постах привык жить сегодняшним днем! При нем, несмотря на быстрый рост населения страны, не строились новые больницы. Количество врачей и медсестер, значительно увеличившееся благодаря «большой алие», в последние годы начало сокращаться из-за ухода на пенсию многих медиков.



Беда не в том, что Лицман имел смутное представление о вирусологии, а в том, что в начале 2020 года в Израиле не хватало масок даже для врачей! Нечего говорить о дефиците реагентов для тестов на коронавирус и аппаратов искусственной вентиляции легких.

Несмотря на все недочеты в логистике здравоохранения, наше руководство быстро сориентировалось в ситуации и действовало уверенно. Сказывался огромный управленческий опыт Нетаниягу. Важнейшим мобилизующим фактором стали его телевыступления. Израильтянам очень импонировал и генеральный директор минздрава Бар Симан-Тов, который четко информировал их каждый вечер об эпидемиологической ситуации. Он не имел диплома врача, но чувствовался класс менеджера, который суммирует рекомендации лучших израильских медиков.

Благодаря введению карантина, активному участию полиции и армии в изоляции заболевших израильтян, Израиль был признан одной из стран, наиболее успешно борющихся с пандемией. Когда число инфицированных коронавирусом сократилось, Нетаниягу объявил, что пора снимать ограничения и возвращаться на работу. Тут он и произнес непродуманные слова: «Таасу хаим!» («Радуйтесь жизни!»).

Главное качество политика

Нетаниягу должен был понимать, что его призыв не соответствует реальности и может причинить огромный вред соотечественникам. Но так уж устроен наш премьер-министр...

 

Его ум, обаяние, артистизм имеют оборотную сторону. Биби привык нравиться. Он утрачивает самообладание, когда сталкивается с массовыми проявлениями нелюбви к себе. Нетаниягу сознавал, что общество ждет от него укрощения коронавируса и именно с ним связывает свои экономические тяготы. Ему хотелось опять стать любимцем толпы. Поэтому он поспешил обнадежить сограждан: всё в порядке, жизнь опять прекрасна, Большой Брат помнит о вас!

Необходимое отступление на психологические темы

Период безоговорочного лидерства Нетаниягу в израильской политике изменил представления израильтян о качествах, необходимых премьер-министру. Во времена Давида Бен-Гуриона, Леви Эшколя, Голды Меир, при которых были выиграны Война за Независимость, Синайская кампания, Шестидневная война, Война Судного дня, никому не пришло бы в голову восхищаться личной привлекательностью, элегантностью, красноречием национального лидера. Израильтяне понимали, что руководителю страны необходимы прежде всего характер, воля, решительность.

Но именно характер - враг Биби! Его раздражают любые «сложности», он хочет жить и руководить комфортно, из-за чего не выдерживает политического давления, которому часто уступает.    

Нетаниягу против террора. Но он не решился на жесткую конфронтацию с Арафатом, которого поддерживал Запад. Позже не объявил войну ХАМАСу и периодически заключал соглашения с ним.

Когда Эрдоган направил к берегам Газы «флотилию мира» и в схватке со спецназом ЦАХАЛа погибли десять террористов, турецкий диктатор начал злобно ругать Израиль, угрожать ему. Нетаниягу не выдержал напряжения. Он принес извинения Турции и распорядился о выплате миллионных компенсаций семьям убитых бандитов!

Будучи министром финансов в правительстве Шарона, Нетаниягу столкнулся с главой Гистадрута Амиром Перецом, который пытался блокировать его реформы забастовками. Нетаниягу не уступал, но экономический ущерб от стачек оборачивался и против него. Впоследствии Нетаниягу учел этот урок и больше никогда не доводил противостояние с Гистадрутом до всеобщих забастовок, предпочитая в последний момент идти на уступки профсоюзным боссам.

Возглавляя минфин, Биби поначалу проявлял себя принципиальным теоретиком-«рыночником», осуждал иждивенческую позицию некоторых групп населения, резко критиковал ультраортодоксов. Опять став премьер-министром, он понял, что самое выгодное - привлечь ультраортодоксальные партии на свою сторону: ведь с ними нет идеологических противоречий и при щедром их финансировании они становятся самыми верными союзниками по коалиции. Конечно, распределение госбюджета по социальным секторам противоречит законам рыночной экономики. Конечно, повышение пособий ультраортодоксам повышает и без того высокую рождаемость в их среде и приводит к повышению удельного веса в обществе людей, не получающих современного образования и не конкурентоспособных на рынке труда. Но зато поддержка со стороны харедим позволяет премьер-министру прочно держаться в своем кресле!

Теперь Нетаниягу называет ультраортодоксальные партии «естественными союзниками» Ликуда. Таковыми не являются для него религиозные сионисты, которые в 2020 году остались за бортом правительства. Что с того, что они получают современное образование, служат в армии, работают, а в школах ультраортодоксов не учат точные науки и английский? Для Нетаниягу главным критерием прогрессивности политических союзников давно стали не их сионистские принципы (он уже не в первый раз берет в правительство представителей Рабочей партии), не отношение к науке и культуре, а комфорт и спокойствие, которые они обеспечивают премьер-министру.           

Главное качество политика (продолжение)

Нетаниягу поторопился отменить карантин не только из-за быстрого сокращения количества инфицированных. Режим самоизоляции нанес огромный ущерб израильской экономике. Впервые число безработных достигло миллиона! Люди, лишившиеся своих бизнесов и просто минимального заработка, начали все громче протестовать. Появились очень сильные группы давления: промышленники, рестораторы, владельцы залов торжеств, транспортные компании, представители туристического бизнеса, работники фитнес-клубов, огромная армия людей искусства.  

Нетаниягу, быстро уступающий давлению, поспешил задабривать всех сразу. По единодушному мнению специалистов, следовало постепенно снимать ограничения. Резкая отмена всех запретов в сочетании с призывом радоваться жизни привела ко «второй волне» заболеваний. Если пиком «первой волны» были 700 заразившихся за сутки, то теперь эта цифра уже превышена в три раза!

Значительная часть израильского общества проявила ужасающую несознательность. Даже во время карантина не все выполняли требования властей. А после отмены ограничений, несмотря на ежедневные напоминания премьер-министра, минздрава, люди не считают нужным надевать маски, идя в гости, посещая магазины, сидя в кафе. Никакие предупреждения о повторном введении карантина никого не пугают. В поведении главы правительства его соотечественники не видят той твердости и целенаправленности, которые убедили бы их, что ситуация крайне опасна и они сами усугубляют свои проблемы.

Провалы системы управления

Создание под предлогом борьбы с коронавирусом разорительного общего правительства из 52 министров и заместителей было вопиющей безнравственностью на фоне быстрого обнищания израильтян. Удручает не только глухота наших политиков к морали, но и их некомпетентность!

Израильские премьер-министры упорно игнорируют предложения о формировании правительств не из партийцев, а из профессионалов. Защитники нынешней порочной практики придумали отговорку: министру не обязательно обладать специальным образованием и знаниями - он должен быть хорошим управленцем. Но управленец, менеджер - это тоже профессия, которой нельзя овладеть, просидев всю жизнь в партийных кабинетах! Невозможно без профессионального кругозора руководить такими сферами как оборона, финансы, правовая система, образование, медицина, сельское хозяйство. Мы помним немало правых и левых политиков, которые по-хлестаковски, с хвастливыми декларациями брались  руководить этими министерствами и оставляли после себя полный развал, не говоря об огромных растратах государственных средств.

В демократических странах будущий законодатель должен получить юридическое или экономическое образование в престижных университетах. У нас многие партийные лидеры довольствуются первой степенью по политологии - что-то вроде советской партшколы. Но не у всех есть школьный аттестат...

За эту самоуверенность, хлестаковщину мы жестоко расплачиваемся в период пандемии. Избалованный лестью своих приближенных, не терпящий соперничества премьер-министр не понял, что в опаснейшей ситуации надо было сразу создать немногочисленную группу специалистов высшего класса с огромными полномочиями для разработки оптимальной стратегии борьбы с пандемией.

Нетанигу никому не собирался отдавать руководящих функций! Его устраивал что-то невразумительно бормотавший Лицман. Премьер-министр грубо обрывал пытавшегося высказаться Ганца. Поначалу Беннет, еще сохранявший пост министра обороны, по собственной инициативе направил ЦАХАЛ в помощь минздраву и прекрасно проявил себя. Но, сформировав «чрезвычайное» правительство, Нетаниягу игнорирует рекомендации об использовании армии в борьбе с коронавирусом.

Новым министром здравоохранения стал Эдельштейн - не медик, но грамотный и рациональный руководитель. Его новый гендиректор - профессор медицины. Тем не менее не случайно Эдельштейн на прошлой неделе провел пресс-конференцию, на которой сказал: «Многие спрашивают, кто отвечает за борьбу с коронавирусом. Я - министр здравоохранения, и я за всё отвечаю». Вряд ли Эдельштейну понадобилось бы такое заявление, если бы он ощущал свободу действий и полное доверие к себе премьер-министра...

 

Нетаниягу создал «кабинет по проблемам пандемии», включивший чуть не половину министров. Параллельно существует комиссия кнессета по борьбе с коронавирусом. При отсутствии координации между этими громоздкими струтурами их работа вязнет в бесплодных спорах. Нетаниягу, не желая поступиться статусом главного руководителя и не имея дельных предложений, несколько раз исчезал с важных заседаний кабинета по коронавирусу!

Как и в более спокойные времена, Нетаниягу не терпит возражений. Он собирается  уволить председателя парламентской комиссии по коронавирусу Ифат Шаша-Битон, посмевшую оспорить распоряжение правительства. Но что представляет сегодня «правительство»? При отсутствии прозрачности неизвестно, как и с кем принимает решения премьер-министр.

Появилась идея назначения Главного Координатора (на иврите - «проектора»), который сосредоточил бы в своих руках все полномочия по борьбе с коронавирусом. Но каждому, кто имеет представление о характере Биби, понятно, насколько реально появление рядом с ним такой независимой фигуры...

«Вторая волна» набирает силу. Наша система здравоохранения может не выдержать ухудшения ситуации. Еще в феврале следовало учесть, что немногочисленный персонал больниц понесет ущерб от пандемии. Уже более 700 медсестер находятся в изоляции. Сегодня из-за перегрузок медсестры объявили забастовку. Их обвиняют в отсутствии патриотизма. А патриотично ли вели себя Нетаниягу и Лицман, экономя на здравоохранении!

Во многих больницах открыты дополнительные отделения для больных коронавирусом. Но если зимой вспыхнет эпидемия гриппа, не хватит мест для всех больных!

Израиль с опозданием закупил аппараты для искусственной вентиляции легких, а персонала для работы с ними не хватает. Точно так же не увеличивается количество тестов на коронавирус, поскольку некому обрабатывать результаты проверок! Тесты помогают в борьбе с пандемией, если ответ дается в тот же день. У нас гарантируют недельный срок...  

Наши медицинские светила много спорят. В Израиле не так уж много крупных эпидемиологов. Из-за сокращения финансирования науки и высшей школы каждый второй израильский профессор работает за границей. 

При неэффективных действиях правительства только затрудняет его работу оппозиция, критикующая премьер-министра, не выдвигающая конструктивных предложений и заигрывающая с организаторами беспорядков («демонстраций протеста»).

Экономическая политика при парализованной экономике

Отсутствие координации и планирования особенно прискорбно отразились на экономическом положении израильтян. В западных странах безработица при пандемии составляет менее 10%, в Израиле - более 20%. На недавней пресс-конференции Нетаниягу гордо повторял, что он уже спасал Израиль в период кризиса и не надо читать ему лекции по экономике. Но за полгода он и министр финансов Кац огласили с десяток программ «помощи наиболее пострадавшим», а единой программы действий так и не создали. Ход распространения пандемии достаточно очевиден – почему надо так часто менять свои решения?   

Государство неспособно полностью компенсировать потери безработным или разоряющимся бизнесменам. Но недовольство израильян можно понять. Правительство врет им: назначенную  помощь мало кто получает.

Непонятно, как рассчитываются размеры компенсаций и пособий. Последнее решение об одинаковых подарках всем (!?) израильтянам в зависимости от количества детей - бессмысленная уравниловка. Помогать надо слабым. Миллионерам или обладателям высоких зарплат подарки в 2-3 тысячи шекелей не нужны. Как объяснял Нетаниягу, выделение 6 миллиардов увеличит покупательную способность граждан, «тонизирует» экономику. Однако богатые люди даже не заметят увеличения своего счета на тысячу-другую. А людям скромного достатка важнее всего - заплатить за квартиру и купить больше еды. Но продукты питания и без того пользуются сейчас самым высоким спросом. Подарки правительства не стимулируют закупки одежды, электроприборов, мебели, а тем более автомобилей...

Защитники правительства доказывают, что выяснять доходы граждан очень долго, а те, кому лишние деньги не нужны, пожертвуют их бедным соседям или отдадут амутот. Но за полгода вполне можно было получить иформацию от Налогового управления, Службы трудоустройства, Битуах леуми. Альтруизм израильтян явно преувеличен. К тому же у богатых людей редко бывают бедные соседи. Передавать деньги амутот - глупость: значительная часть их бюджета уходит на самофинансирование.

Но похвалявшийся своими экономическими познаниями премьер-министр уже через несколько дней изменил план выплаты подарков! Сменный премьер Ганц заявил, что помощь должны получить только нуждающиеся. Нетаниягу, не желая повышать рейтинг конкурента, сразу создал группу для нового дележа 6 миллиардов: он, Ганц, Кац и министр экономики Перец. Как сообщается, на этой неделе никто денег не получит, -  такая «оперативность»!
 
Нетаниягу и Кац жалуются на бюрократов минфина. Но Нетаниягу лично руководил этим ведомством, а также контролировал его в качестве премьер-министра: кто мешал «классику экономики» навести там порядок? 

 

Сейчас для выплаты компенсаций бизнесменам от них требуют сведений о конкретных убытках и урезают размеры помощи. Это сложнейшая работа. А финансовые отчеты сдаются в конце года: если кому-то переплатили, то «лишнее» вычтут. Проблема – не в бюрократии, а в том, что правительство не спешит выплачивать компенсации!

Подарки и в 3 тысячи, и в 7,5 тысяч не слишком помогут владельцам малых бизнесов, к тому же эти суммы получит максимум треть пострадавших. Но сам подход очень характерен для «рыночника» Нетаниягу. Он всегда исходит из того, что помогать надо самым богатым, потому что они -  «локомотив экономики». Это правильно только отчасти и не в условиях тотальной катастрофы. К сожалению, премьер-министр, человек весьма состоятельный, не знаком с жизнью гораздо менее обеспеченных соотечественников и никогда им особенно не сочувствовал.

Сегодня в Израиле сотни тысяч отчаявшихся людей, готовых на любую работу. Почему бы не задействовать их в борьбе с пандемией? Относительно молодых и образованных полгода назад можно было начать обучать работе с ИВЛ и тестами. Многие безработные могли бы помочь в больницах, в контроле над соблюдением ограничений на улицах и в «проблемных» районах. Но время упущено.

Без руля и без ветрил...

Поражает нерешительность правительства: ежедневно мы слышим, что вот-вот введут карантин, если... в ближайшие дни статистика заболеваемости не улучшится. В «ближайшие дни» проявятся симптомы у тех, кто заразился два недели назад! А руководство должно сегодня пресекать дальнейшее распространение инфекции! Но правительство топчется на месте, меняет свои решения! Наглядный пример: на прошлой неделе было объявлено о немедленном закрытии ресторанов, но Объединение рестораторов через своих руководителей вышло на премьер-министра и пригрозило акциями неподчинения. Нетаниягу по своему обыкновению сразу пошел на попятный и отложил закрытие израильских кафе до вторника.   

Приказ о закрытии на следующий день общепита был неграмотным: владельцы ресторанов и кафе должны были бы выбросить тонны продуктов и уволить - непонятно на какой срок - своих работников. Но пугает не ущерб, а отсутствие системы в «борьбе с коронавирусом»!

До сих пор нет точных данных: где больше всего заражаются израильтяне? Говорят, что главная причина «второй волны» - преждевременное открытие школ. Но в некоторых городах в школах не было ни одного заразившегося! Почему же теперь обсуждается вопрос о закрытии всех учебных заведений и лагерей? Почему бы не вводить изоляцию точечно - в соответствии со статистикой заболеваний?

Аналогичная ситуация – с закрытием тренажерных залов, бассейнов, пляжей. На воздухе и в воде коронавирус практически не распространяется. Нет данных о количестве заразившихся в фитнес-клубах. Почему же во все упомянутые места доступ израильтян полностью перекрывается?

 

В СМИ мелькнула странная информация о том, что две трети заболевших заразились дома, а, например, в синагогах или магазинах инфицированы всего 2%. Но откуда принесли домой инфекцию? К тому же в одних домах есть возможность полной изоляции больного, а многодетные семьи часто живут в тесных квартирках, где один инфицированный быстро заражает остальных. Приводится цифра: 10% заразились в школах и ешивах - но где именно? Директора школ не советуют заразившимся учащимся - подобно раввинам - скрывать симптомы заболевания. В школах не было массового заражения коронавирусом, как в бней-бракской ешиве. 

Предлагаемая «статистика» сомнительна! Создается впечатление, что многие данные не публикуются, так как премьер-министр боится «обидеть» партнеров по коалиции...     

Кто-то должен начать руководить!

Возвращаясь к вопросу о поведении израильтян, надо признать, что иногда люди игнорируют указания властей, потому что не понимают их смысла и не видят пользы от них. Это еще один аргумент в пользу изменения методов работы правительства.

Прежде всего необходимо определить, кто у нас несет главную ответственность за принятие решений. Назначение «проектора» - утопия! Это должен быть человек, способный анализировать указания медиков и обладающий опытом управления всеми областями израильской жизни. Есть только один такой человек - премьер-министр!

Да, да, можно критиковать Нетаниягу, напоминать о его недостатках, но сегодня у него нет в Израиле «дублера» с равноценным опытом и знаниями. Он должен перестать прятаться за лиц, не обладающих и долей его полномочий. (Вроде он назначит «проектором» профессора Габи Барабаша вопреки более деловому предложению Эдельштейна о назначении генерала Амира Абулафии, бывшего начальника отдела планирования ЦАХАЛа, который обладает стратегическим мышлением и способен  найти общий язык с религиозными общинами). Нетаниягу в этот труднейший период обязан взять себя в руки, работать в команде и руководить страной до конца каденции. Полномочными представителями правительства на местах должны быть мэры, которые лучше всех знакомы с обстановкой в городах.  

Наверное, правильны требования о привлечении Службы тыла ЦАХАЛа к работе с населением. Только у армии есть мобильный управленческий аппарат и технические средства для быстрых и решительных действий.

Правительство должно публиковать более конкретные статистические данные об эпидемиологической ситуации и, исходя из них, корректировать свои программы.

В борьбе с нарушителями режима изоляции необходима предельная жесткость. В некоторых европейских странах действуют гораздо более суровые, чем у нас, штрафы за хождение без масок, которое квалифицируется как уголовное преступление! А у нас в выпусках теленовостей жалеют наглых нарушителей правил, которые плюются и лягаются, когда полиция пытается разобраться с ними.

Необходимо улучшение разъяснительной работы с населением. Недостаточно наставлений премьер-министра или главы минздрава. На всех телеканалах по вечерам должны проводиться популярные беседы специалистов о характере пандемии, о способах передачи коронавируса. Почему не привлечь к этой работе создателей популярных сатирических телепередач? Они немало выдумки и злости вкладывают в сюжеты о Нетаниягу. Сейчас могли бы наступить на горло собственной песне и так же беспощадно высмеивать темных, недисциплинированных людей, которые способствуют распространению коронавируса и развалу экономики.    
      
Сегодня в кнессете продолжаются дискуссии о целесообразности закрытия ресторанов. Не сдаются сторонники посещения израильтянами пляжей, бассейнов, спортклубов.

До сих пор неизвестно, что будет с учебными заведениями. Если закрыть их, то родители не смогут работать. Если люди отправятся на работу, то возрастет число заразившихся в переполненном транспорте. В любом случае нельзя сообщать о принятом решении в последний момент!

Правительство пока не решается объявлять карантин, но обсуждается «компромисс»: вводить режим изоляции по... выходным. Как заметил один медик, это позволит людям в будние дни заражаться, чтобы по выходным заражать домочадцев! Зачем заниматься самообманом? Может, если бы месяц назад вторично ввели полный карантин, сегодня ситуация была бы под контролем.

Но сегодня власти предержащие в растерянности. Он не готовы ни брать на себя ответственность, ни отдать свои полномочия другим. Перед выборами все были более активными, речистыми. И говорили о судьбе страны... 
     

воскресенье, 19 июля 2020 г.

Идеалы аннексии и аннексия идеалов

Нетаниягу обязался начать 1 июля аннексию палестинских земель в Иудее, Самарии, Иорданской долине. Сегодня - 19 июля. Лидер Ликуда предпочитает не вспоминать о своих самых шумных предвыборных обещаниях. Притихла крикливая орава обожателей премьер-министра, которая еще недавно была готова втоптать в землю всех сомневающихся в мессианском предназначении ее кумира...


«Сделка века» в предвыборном арсенале президента США

Разговорами об окончательных границах еврейского государства израильтян взбудоражил Дональд Трамп. В свою первую президентскую кампанию он пообещал разработать «Сделку века», которая примирит Израиль и палестинцев.

Израильтяне не избалованы любовью мировых лидеров и оценили доброту нового американского президента. Современный иврит обогатился идиомой - НИКТОИЗПРЕЗИДЕНТОВСШАТАКХОРОШОНЕОТНОСИЛСЯКИЗРАИЛЮ!

Действительно, Трамп отказался от надоевшей манеры своих предшественников призывать Израиль к прекращению «оккупации». Он постоянно твердил, что его план примирения двух народов удовлетворит обе стороны. Израильские правые не сомневались в том, что президент США намекает на свое благосклонное отношение к скорой аннексии контролируемых Израилем территорий. Правда, Трамп упоминал «два народа», в том числе палестинских арабов, которые никогда не были отдельной нацией и столетиями считались частью огромного арабского этноса. Было не совсем понятно, как энергичный самоуверенный президент намерен дарить еврейскому государству Иудею и Самарию и в то же время удовлетворить проживающих там арабов...  
 



Тест на искренность для Трампа и Нетаниягу

Подтверждением искренности намерений Трампа в Израиле сочли перенос посольства США из Тель-Авива в Иерусалим. Это был политический шаг, на который не решались другие американские президенты. Однако перемещение посольства не нарушило территориального статус-кво. Правда, Трамп публично признал суверенитет Израиля над Голанскими высотами. Но Израиль и без того давно распространил свою юрисдикцию на эту часть Сирии, наказав ее за участие в войнах против нашей страны.

У Трампа с искренностью всё в порядке. Он и его домочадцы не фальшивят, улыбаясь нашему премьер-министру. Но вплоть до израильских выборов в кнессет президент не раскрывал конкретного содержания «Сделки века», не объяснял, каким образом будет расширена территория Израиля после окончательного размежевания с ПА. Тем не менее премьер-министра Нетаниягу эта неопределенность устраивала! По его мнению, израильтяне постепенно проникались убежденностью в том, что окончательные границы еврейского государства установит не отчаянно-смелый израильский лидер, а добрый американский покровитель. Благодаря такому морально-психологическому воздействию на умы соотечественников Нетаниягу неоднократно обещал, что будущее правительство Ликуда сразу после прихода к власти аннексирует Иорданскую долину.

Эта политическая программа укрепила сильно пошатнувшуюся репутацию Нетаниягу как вождя правого лагеря. Ведь после его запальчивых выступлений в роли молодого оппозиционера против Соглашения Осло он стал весьма прагматичным политиком. Возглавляемый им Ликуд сдвинулся в центр, и в партии образовалось правое крыло, более радикальное, чем  ее лидер. В национальном лагере после затянувшейся депрессии начали усиливаться религиозные сионисты: еще в 2013-м Нетаниягу пришлось включить в правительство Еврейский дом, глава которого Нафтали Беннет неприятно напоминал о забытой Ликудом правой идеологии. Совсем потерял представления о корректности председатель НДИ Авигдор Либерман, в последние годы оскорбительно называвший Нетаниягу демагогом, популистом и даже шарлатаном!

Обязательство об аннексии Иорданской долины было подкреплено не столько репутацией Нетаниягу, сколько авторитетом американского президента  и резко повысило акции премьер-министра в правом лагере. Перед выборами 2019 года он уже с надрывным пафосом призывал поддерживать только Ликуд и не голосовать за «мелкие правые партии», чтобы не распылять голоса сионистского лагеря и не сорвать предстоящее «историческое решение» об установлении окончательных границ еврейского государства. Беннет и Шакед пытались объяснить, что Биби собирается аннексировать гораздо меньше, чем требовал Еврейский дом, но их голоса заглушались громкими речами премьер-министра о близившемся торжестве правой идеологии, а позиции лидеров «мелких правых партий» успешно расшатывала пропаганда Ликуда.

Ша! Уже никто ничего не аннексирует!


Тот, кто помнит политическую биографию Биньямина Нетаниягу, знает, что его эффектные предвыборные лозунги всегда снимаются с повестки дня или сильно приглушаются после формирования им очередного правительства. После роспуска кнессета в 2019 году он оказался в особо сложном положении. Трижды ему пришлось идти на выборы, но ни разу председатель Ликуда не мог сформировать коалицию, опирающуюся на парламентское большинство.

Нетаниягу после всех его презрительных отзывов о Кахоль-Лаван (леваки, готовые объединиться с арабскими депутатами и продать страну террористам!) пришлось договариваться с Ганцем о создании общего правительства. Он удовлетворился тем, что Ганц пошел на разрыв с Еш атид, лидера которого Биби особо не любит. Правительство назвали «чрезвычайным», мотивировав противоестественный политический союз необходимостью сообща бороться с пандемией. 

 


Биби прекрасно знал, что Ганц и Ашкенази отрицательно относятся к риторике об аннексии Иорданской долины. Но он заключил с ними коалиционное соглашение именно для того, чтобы объяснить их «саботажем» снятие с повестки дня лозунга расширения границ Израиля.

Нетаниягу прекрасно понимает, что на практике аннексия территорий обернется сопротивлением арабских соседей. Подданные Абу-Мазена развязали бы интифаду, к которой добавились бы ракетные обстрелы из Газы. Не исключено, что сложное для Израиля положение использовал бы Иран, натравив на нас «Хизбаллу». При второй волне коронавируса, при беспрецедентном экономическом спаде Израилю очень опасно провоцировать военный конфликт - а, возможно, и войну на нескольких фронтах.

Всё сказанное носит исключительно гипотетический характер, поскольку Нетаниягу не выказывал захватнических поползновений. ЦАХАЛ не получал никаких указаний о передислокации его крупных сил в Иудею и Самарию.

Как и следовало ожидать, спустить на тормозах «план аннексии» нашему премьер-министру помог сам автор «Сделки века»! У Трампа проблемы с коронавирусом, а кроме того по всей Америке распространились беспорядки афроамериканцев, которых поддерживают все враждебные президенту политические силы и группы населения. Накануне вторых президентских выборов у него слишком низкий рейтинг, чтобы благословлять Израиль на рискованную затею с аннексией.

Напрасные надежды на доброго дядю

Совершенно ясно, что даже если бы не выспыхнула пандемия и затянувшиеся израильские выборы не загнали Трампа в цейтнот, он всё равно не мог бы соглашаться с «поглощением» Израилем обширной части ПА. США сейчас в конфронтации с Европой, которая - как и большинство членов ООН - категорически возражает против израильской аннексии. Еще более сложные отношения у Трампа с Россией и Китаем, которые всегда отвергают односторонние действия Израиля на контролируемых им территориях.

Трамп и его наведывающиеся на Ближний Восток эмиссары напомнили Нетаниягу о том, что любому изменению израильских границ должны предшествовать переговоры между Израилем и ПА. Карты, предлагаемые планом Трампа, начали быстро меняться. В последних вариантах допускалось только включение в границы Израиля важнейших поселенческих анклавов. Это не более 30 процентов «спорных территорий». Итак, всё краснобайство Нетаниягу на протяжении последнего периода оказалось блефом, за которым стоял такой же блеф американского президента!

Как показывает история сионистского движения и Государства Израиль, поддержка со стороны великих держав важна, но никогда нельзя было надеяться на то, что Великобритания или США договорятся за нас с арабами или, пригрозив им, заставят их нас любить. Любые решения, касающиеся еврейского ишува, приобретали силу только при утверждении их официальными постановлениями международных организаций. ООН принимала немало антиизраильских резолюций. Но это реальность, в которой мы живем и с которой нельзя не считаться.    

Последние гвозди в крышку гроба правой идеологии

Со времен решения Генеральной Ассамблеи ООН о разделе Палестины у каждого еврея, проживавшего в Эрец-Исраэль или в диаспоре, оставался горький осадок из-за того, что мировое сообщество, обещавшее еврейскому народу возрождение «национального очага» на его библейской территории, в итоге решило создать на этом крохотном клочке земли два «очага» - для евреев и для арабов, которые и без того заполнили весь Ближний Восток своими государствами. Независимо от своих левых или правых убеждений, евреи всего мира всегда переживали за исход войн Израиля с агрессивными арабскими соседями и радовались тому, что еврейское государство хотя бы временно увеличивает контролируемую им территорию. Надо сказать, что такие войны Израиль выигрывал при левых правительствах! Взгляды тогдашних левых лидеров сегодня назвали бы «крайне правыми».

До Первой ливанской войны в стране существовал консенсус относительно территориальных приобретений в результате военных побед. Всегда говорилось вслух или подразумевалось молча, что в конечном итоге Израиль не останется в «границах Освенцима», -  то есть каким-то образом аннексирует занятые после образования государства территории. Вопреки нынешним попыткам Нетаниягу изобразить нелояльными и нелегитимными всех левых - именно кумир правых Менахем Бегин в 1979 году подписал первый мирный договор с арабской страной и, отдав Египту огромный Синай, первым из израильских руководителей реализовал принцип «Территории в обмен на мир». Именно Бегин гарантировал в Кемп-Дэвидском договоре «палестинское самоуправление». Через 14 лет Рабин и Перес выполнили его обязательства, а затем их примеру последовал Нетаниягу.

Нетаниягу аннексировал не территории, а сионистскую идею! На протяжении последнего столетия на знамени правого движения было начертано: «Оба берега Иордана - наши». Благодаря сохранению этой сионистской мечты Ликуд правит страной с 1977 года с небольшими перерывами. Нетаниягу - первый политик национального лагеря, который сказал народу: «Два берега - это, конечно, чересчур. Мы довольствуемся 30 процентами отвоеванных Израилем территорий». Ни один израильтянин с правыми убеждениями не представлял себе, что Нетаниягу назовет эти 30% историческим достижением! Точнее - концом истории правого лагеря!

Великий гипонтизер правого лагеря

Можно быть обожателем Нетаниягу, можно ненавидеть его, но нельзя не признать его огромного артистического таланта. Только его харизмой, редким ораторским искусством - и, без сомнения, виртуозным использованием политических комбинаций и партийной пропаганды, - можно объяснить невероятный факт: четверть века израильские правые упорно относятся, как к мессии, к лидеру, который никогда не подтверждал делом своих красивых слов о сохранении библейских границ Израиля, о недопущении новых территориальных уступок, о беспощадной борьбе с террором.

То, что Нетаниягу в пятый раз стал премьер-министром, говорит о превосходстве лидера Ликуда над другими израильскими политиками. Но его оголтелые поклонники не понимают, что способность обойти на выборах мелких провинциальных конкурентов не означает гениальности и непогрешимости! Даже миф о Нетаниягу как гаранте безопасности и неделимости Эрец-Исраэль опровергается давно известными фактами.

Впервые став премьер-министром в 1996 году, Нетаниягу обнялся с Арафатом и сказал, что в его лице обрел друга. Он сразу продолжил территориальные уступки: вывел ЦАХАЛ из Хеврона, а в Уай Плантейшн подписал с Арафатом соглашение о передаче ПА 13% территорий. Нетаниягу сам признал, что вел через Рона Лаудера переговоры с дамасским диктатором Хафезом Асадом о возвращении Сирии Голан. Когда премьер-министр Шарон выдвинул план ухода из сектора Газы, Нетаниягу голосовал за «размежевание» и оставался в правительстве (в отличие от покинувших коалицию политиков – например, Либермана) почти до последнего момента перед демонтажом Гуш-Катифа. В 2009 году Нетаниягу в бар-иланской речи заявил о признании им модели двух государств для двух народов. После сражения на «Мармаре» Биби извинился перед Турцией за гибель десяти террористов и обязался выплатить компенсации их семьям. Теперь Нетаниягу - первым из лидеров национального лагеря - отказался от его базовой идеологии.

 


Когда же Нетаниягу «противился территориальным уступкам»? В свою первую каденцию, когда он немало отдал Арафату, но не соглашался с требованиями Клинтона и Олбрайт о быстром подписании мирного договора с ПА? Так ведь и у левого Барака, и у не менее левого Ольмерта тоже не получилось одним махом добиться «окончательного урегулирования»! Мешало не недостаточное миролюбие израильских руководителей, а избыточная агрессивность наших «партнеров».

Пропаганда Ликуда много дифирамбов посвятила стойкости и мужеству Нетаниягу, который якобы противостоял «беспрецедентному» нажиму на него Барака Обамы. Ну да, американский президент долго и нудно склонял израильского премьера к возобновлению переговоров с Абу-Мазеном. Но насчет садистского «выкручивания рук» - это, конечно, художественный образ. Обама был недостаточно решительным либералом, чем навредил своей стране гораздо больше, чем Израилю. При нем у Нетаниягу сохранялись хорошие отношения с большинством европейских лидеров. Вот при Клинтоне Европа из солидарности с ним весьма жестко «принуждала к миру» Израиль.

А чем отличился премьер-министр Нетаниягу в борьбе с террором? С Арафатом он был в отличных отношениях с начала и до конца своей первой каденции. Среди правых давно стало хорошим тоном называть Ариэля Шарона соглашателем, предателем (вообще-то Газу был готов отдать Египту еще Бегин, а Нетаниягу отдал не меньше территорий, но падение его правительства в 1999 году не позволило ему выполнить Соглашение Уай). А ведь именно Шарон первым наплевал на неприкосновенность зоны А, находившейся после Осло под контролем ПА. Он провел там антитеррористическую операцию «Защитная стена», он запер Арафата в Мукате, обнародовал его документацию, свидетельствовавшую о продолжении Набелевским лауреатом террора, и держал раиса под арестом, пока тот не отпросился во Францию умирать. Ни на что подобное Нетаниягу  не решался.

В свою предпоследнюю каденцию, в разгар «интифады ножей», Нетаниягу пригрозил ужесточить проверку посетителей Храмовой горы. Но после взрыва недовольства среди арабов он, как обычно, не выдержал характера и велел убрать магнитометры с Храмовой горы. 

Любого левого лидера правая пропаганда размазала бы по стенке, прояви он такое многотерпение под ракетными обстрелами из Газы и заключи он столько соглашений о «затишье» с ХАМАСом, как Нетаниягу. При нем одна из самых высокотехнологичных армий мира оказалась совершенно беспомощной против «ноу-хау» террористов - горящих воздушных змеев и летающих шариков со взрывчаткой...

Канцелярия премьер-министра после каждого запуска ракет из сектора Газы рапортует о мощном ответном ударе наших ВВС по «военным объектам» ХАМАСа. Если суммировать эти сообщения, то непонятно, почему до сих пор эта террористическая организация не уничтожена, а «Хамастан» не стерт с лица земли! Пока же тысячи израильских детей знают, что их никто не защитит от ракетных обстрелов. Они считают сирены, перебежки из классов бомбоубежища нормальной жизнью и страдают от неврозов, от ночного недержания.       

Нетаниягу – феноменальный манипулятор. Премьер-министр, всегда умевший достигать компромисса с главарями террористов, проявлявший себя в сфере безопасности откровенным  оппортунистом, сумел внушить правому лагерю восхищение своей «твердостью» и «принципиальностью», которые в глазах его фанатичных поклонников граничат с героизмом. Это многое говорит не только о Биби, но и о состоянии умов в правом лагере и конкретно в Ликуде...

Любимый политический прием Нетаниягу – замена не реализованного лозунга новым, не менее звучным и эффектным. В апреле казалось, что коронавирус в Израиле укрощен. Биби, без сомнения полагал, что после его блестящей победы (конечно, его – не медиков же благодарить народу!) над пандемией в отдельно взятой еврейской стране ее жители забудут о не осуществленной аннексии. Они действительно не вспоминают об Иудее и Самарии, поскольку правительство Нетаниягу утратило контроль над распространением заболевания в израильских городах...            

вторник, 23 июня 2020 г.

Правительство национальной беспринципности

Два месяца назад выяснилось, что Ликуд и Кахоль-Лаван после третьих подряд выборов собираются сформировать общее правительство. Эта новость потрясла даже людей, искушенных в хитросплетениях израильской политики. Нельзя сказать, чтобы договоренность Ликуда с конкурирующей партией была беспрецедентным явлением. Но впервые создание правительства национального единства сопровождалось такими идейными и моральными «сдвигами» с обеих сторон!



Вранье, популизм, блеф - отличная почва для сближения!

Три раза предвыборная пропаганда Ликуда запугивала израильтян тем, что, голосуя за Кахоль-Лаван, они приведут к власти левых, которые включат в правительство арабские партии, поддерживающие терористов. Агитаторы Ликуда напоминали избирателям о политической неопытности трех бывших начальников генштаба, но особо напирали на умственную неполноценность лидера Кахоль-Лаван Ганца. Его представляли как человека, не ориентирующегося без команд «направо-налево-кругом», как дислекса, неспособного самостоятельно произнести несколько фраз. Поскольку все понимали, что досрочные выборы проходят под тенью обвинений, предъявленных премьер-министру и уже переданных в суд, Ликуд для «равновесия» начал публиковать компромат на генералов и требовать возбуждения уголовных дел против них.

Что касается собственной позитивной пропаганды, то она у Ликуда сводилась к превознесению выдающихся достоинств премьер-министра. О команде Ликуда, ничего не говорилось. Избирателям внушали, что лично Нетаниягу привел к расцвету израильскую экономику, что только он способен обеспечить безопасность Израиля и уберечь страну от возвращения к капитулянтскому курсу Рабина-Переса-Шарона. Правда, даже самые наивные избиратели видели беспомощность Нетаниягу в противостоянии ХАМАСу, но премьер-министр решительно обещал стране, что если сохранит свой пост, то первым делом реализует «план Трампа» и аннексирует Иорданскую долину. Разве могут устоять истинные сионисты, когда артистичный Биби приносит такие клятвы! 

Громоздкий Кахоль-Лаван, сколоченный из партий Хосен ле-Исраэль, Телем и Еш атид, поначалу бойко озвучивал свою платформу, состоявшую в ограничении влияния харедим , развитии здравоохранения и образования, борьбе с монополиями и повышении благосостояния рядовых граждан. Говорилось также о борьбе с коррупцией, но вскоре этот лозунг заглох, как и все прочие. В «программе» Ганца практически остались только личные нападки на «преступника» Нетаниягу и обещания не входить в правительство этого растленного политика.

После трех скучнейших, однообразных избирательных кампаний стало ясно, что Израиль впервые оказался в безнадежном политическом тупике, так как ни Нетаниягу, ни Ганц не могут собрать достаточно сторонников для формирования правящей коалиции. Страна устала от выборов, и еще несколько попыток заставить граждан голосовать не сулили ей выхода из патовой ситуации. К тому же по ходу избирательного марафона кроме политического контекста появился эпидемиологический! Пандемия коронавируса ударила по по благополучию развитых стран, внесла коррективы в социально-политические стратегии.

Тут и последовало неожиданное сближение Нетаниягу с Ганцем! Сначала Ганц занял пост спикера кнессета вместо одного из самых авторитетных ликудников Эдельштейна. Стала очевидной готовность Нетаниягу к большим компромиссам и жертвам. Временное вытеснение Ганцем Эдельштейна было симптоматичным.

Дело в том, что хотя на третьих выборах Ликуд обошел Кахоль-Лаван по числу мандатов, он не мог получить поддержку парламентского большинства. В то же время Ганц – конечно, блефуя - грозил привлечь на свою сторону «всех, кто против Биби»: левых, НДИ, арабский список. Теоретически это позволило бы ему не только отказаться от «плана Трампа», но и принять в кнессете закон, не позволяющий становиться премьер-министром политику, которому предъявлено обвинение. Уступая Ганцу на считанные дни должность Эдельштейна, Нетаниягу демонстрировал степень своего доверия к лидеру Кахоль-Лаван и уверенность в том, что тот не пойдет на сделку с Либерманом, с арабскими депутатами и не причинит ему вреда. 

Принесеная жертва не была трагедией для Нетаниягу. На протяжении всей своей политической карьеры он сдавал своих союзников и соратников. А Эдельштейн никогда не входил в ближайшее окружение премьер-министра.

Стоило ли после сообщения о создании «чрезвычайного правительства» возмущаться, винить Нетаниягу и Ганца в отказе от своих позиций и деклараций? А скрывались ли за декларациями непоколебимые убеждения? В Израиле в наше время вранье, популизм, блеф - отличная почва для политического союза!

Поступились ли они принципами?

Сразу после соглашения между Нетаниягу и Ганцем, который вместе с Ашкенази покинул общий список «Кахоль-Лаван», на сбежавшего лидера набросились с яростной критикой его недавние союзники. Особенно напирал на «преданные интересы страны» глава Еш атид Яир Лапид. Но смешно слушать дискуссии о принципиальности с участием партийных руководителей, никогда не скрывавших своих главных интересов: восхождения на вершину власти.

Бени Ганц прямиком из армии и бизнеса десантировался в политику. Он никогда не излагал своих политических и социально-экономических воззрений – поэтому не было никаких оснований верить в то, что он невероятно озабочен тяжелым положением израильских трудящихся, засильем картелей и политическим шантажом ультраортодоксов. Экс-генерал создал пеструю партию исключительно для сражения с Ликудом. «Для приличия» следовало выдвинуть какую-то программу. Ганц озвучивал ее неохотно и сбивчиво не из-за «дислексии», а потому, что понимал, как мало у него потенциальных союзников для формирования правительства. Не желая отталкивать ни левых, ни правых, ни харедим, он в третьей избирательной кампании вообще крайне редко позволял себе атакующие выступления.

Поэтому союз с Нетаниягу был вполне логичным продолжением «блиц-крига» Ганца, желавшего любой ценой получить кресло премьер-министра. Нетаниягу подписал с ним соглашение о ротации на посту главы правительства и одинаковом количестве министерских портфелей для Ликуда и Кахоль-Лаван! Биби – слишком опытный и властолюбивый политик, чтобы подозревать его в неоправданной щедрости.

Прежде всего Нетаниягу исключил возможность принятия закона, который не позволил бы ему формировать новое правительство. Судя по всему, Ганц обязался терпеливо ждать завершения судебного процесса и отказался от личных нападок на Нетаниягу. Этим можно объяснить то, что Нетаниягу отнял портфель министра юстиции у Амира Оханы, который ради него обличал в коррупции пол-Израиля. Сейчас для Биби самое главное – выживание, остальное приложится, как он наверняка надеется.

Ради выживания Нетаниягу создал правительство, в котором более полусотни министров и заместителей! Такого в Израиле еще не видывали. На Нетаниягу и Ганца обрушились упреки в том, что они объединились под предлогом сплочения страны в борьбе с пандемией, но, несмотря на гигантские потери израильской экономики из-за карантина, тратят сотни миллионов шекелей на «конструирование» никому не нужных министерств.

Брань на вороту не виснет. Нетаниягу знает, что его поклонники скоро забудут про шок, испытанный при виде чудовищно раздутого правительства, а прикормленные партии долго будут хранить верность боссу. Конечно, дико звучат названия новых должностей: министр в министерстве обороны, отвечающий за гражданские проекты; министр по развитию общин; министр по связям правительства и кнессета; министр по делам высшего образования и по водным ресурсам; министр социального равноправия и по делам пенсионеров; министр статегического планирования... Что ж, в изощренности названий мелькают блестки литературного дарования Нетаниягу!

Расширяя объем кормушки, Нетаниягу не изменял своим принципам. К пятой премьерской каденции он пришел с огромным опытом формирования самых разношерстных коалиций.

Конечно, первым изменил Закон о правительстве и расширил свой кабинет Эхуд Барак. Но бывший коммандос действовал грубо и цинично. Нетаниягу незаметно и элегантно узаконил практику перелицовки основных законов, которые, по замыслу, должны были заменить в Израиле Конституцию. Как-то незаметно появилось «правило», согласно которому коалиционным партиям положен один министерский портфель на каждых трех ее депутатов. Тем самым откровенно признано, что политики идут в кнессет не для служения стране, а для прибретения влияния, возможности распоряжаться государственными миллиардами. Последнее обстоятельство сегодня стало самым важным. Раньше степень уважения премьера к соратникам проявлялась в престижности предоставленных им министерств. Теперь ценится не престиж, а суммарная величина бюджетов, которыми оперирует член правительства. Поэтому «министр по связям правительства и кнессета» - это не курьер, а влиятельная фигура, руководящая также Управлением госслужащих, Управлением госкомпаний, Правительственным управлением компьютеров и связи и пр. Руководить высшим образованием и водными ресурсами доверено Элькину не для проведения «сеансов одновременной игры», а чтобы контролируемые им бюджеты соответствовали его важной роли в Ликуде.

Ганц – новичок в политике, но уже совершил такие виражи, которым позавидовали опытные «слаломисты» Барак, Дери, Либерман. Моральные соображения не отягощали честного солдата. После того как он вышел из блока с Лапидом и Яалоном, каждому депутату вполовину ужавшегося Кахоль-Лаван - согласно коалиционному соглашению с Биби -  полагался министерский портфель. Кто же будет заседать в кнессете и разрабатывать законы? Это Ганца не слишком волнует. Он начал государственную деятельность с решения вопросов о своей резиденции, автомобиле и т.п.   

Однопартийная система – идеальная среда для выживания вождя

Важнейший результат соглашения Нетаниягу с Ганцем - полное уничтожение мало-мальски дееспособных политических соперников премьер-министра. Этой технологией он владеет в совершенстве!

Вспомним судьбу Кадимы. Она уверенно победила на выборах 2006 года, а Ликуд с Биньямином Нетаниягу остался с 12 мандатами. Но уже на выборах 2009 года Ликуд получил всего на один мандат меньше, чем Кадима. Ципи Ливни не смогла договориться с харедим, и правительство сформировал Нетаниягу! Конечно, уотраортодоксы предпочли Биби, поскольку помнили, как основатель Кадимы Шарон не брал их в правительство под диктовку Лапида-старшего. Но наверняка не случайно в Кадиме оказались убежденные ликудники Ханегби и Элькин! Первый стал наперстником Ливни, а второй поддерживал Мофаза, претендовавшего на лидерство в партии. Кадима начала разваливаться и в конце концов исчезла с политической арены, а Элькин и Ханегби вернулись в Ликуд...

В 2011 году огромную популярность прибрело левое движение «За социальную справедливость». Нетаниягу сумел нейтрализовать его, создав бутафорскую «комиссию для разработки рекомендаций по актуальным социальным проблемам». До этого, в 2009 году, Нетаниягу предложил пост министра обороны в своем правительстве главе Аводы Бараку, который в дальнейшем . вышел из партии с группой сторонников, оставив от нее обломки.

В 2015 году социальные лозунги нового лидера Аводы Ицхака Герцога позволяли ей, согласно опросам, успешно бороться с Ликудом. Биби не стал полемизировать с Герцогом на социальные темы, а ликудовская пропаганда начала запугивать израильтян тем, что Авода вернется к капитулянтской политике Рабина и Переса и только Нетаниягу обеспечит обороноспособность Израиля. Герцог проиграл выборы и ушел из политики.

К выборам 2019 года и Авода, и МЕРЕЦ уже были явными аутсайдерами. Главной опасностью для Ликуда стал список Кахоль-Лаван. Видимо, Нетаниягу сразу запланировал провоцирование противоречий между Ганцем и Лапидом,  переманивание Ганца и раскол его блока. Но этого ему было недостаточно!

Нетаниягу давно раздражали деятели религиозно-сионистского лагеря: на фоне их сионистских деклараций было очевидно сползание Ликуда справа в центр. Нетаниягу настойчиво повторял перед тремя выборами подряд, что правые избиратели должны голосовать за Ликуд, а не за «мелкие» партии, чтобы не распылять голоса национального лагеря. В конце концов в кнессет попали только 6 депутатов от партии Ямина. Фейглина еще раньше речистый Биби уговорил не баллотироваться со списком Оцма, дав ему с три короба туманных обещаний.

Договорившись с Ганцем о создании «чрезвычайного» правительства, Нетаниягу вообще не пригласил туда партию Ямина! НДИ игнорируется из-за завышенных амбиций Либермана, ранее отказавшегося входить в правую коалицию и критикующего Нетаниягу.

Таким образом, нынешняя коалиция – это реальная модель однопартийной системы! ШАС и Яадут ха-Тора мыслят себя только как придатки Ликуда. Ганц без личного союза с Биби не может мечтать о сияющих вершинах, а партии за ним уже нет. Несколько принятых в правительство ренегатов левого лагеря – не в счет. Вязаные кипы остались не у дел. В итоге платформа Ликуда - это единственное верное учение и единственная мудрая политика.

 

В самом Ликуде затоптаны все следы былой демократии. Гидон Саар, высоко стоявший в партийной иерархии, остался вне правительства. Участие в выборах главы партии сегодня воспринимается как личное оскорбление премьер-министра. «Слишком активные» Гилад Эрдан и Ципи Хотобели переведены в дипломаты – первый отправится в Нью-Йорк, вторая – в Лондон. Юлий Эдельштейн перестал быть третьим лицом в государстве. Назначив его министром здравоохранения, Нетаниягу, без сомнения, рассчитывает, что опытный, уверенный в себе Эдельштейн начнет проводить свою линию по борьбе с пандемией и наживет только неприятности. Экс-мэру столицы Ниру Баркату Нетаниягу не так давно публично обещал пост министра финансов и, как обычно, не сдержал слова. Баркат ведет себя умно: не ропщет, ничего не просит, ждет перемены погоды...


Чего ждать от правительства? «Аннексия» как мистификация...

Судебные разбирательства явно не помешают Нетаниягу управлять страной, так как управлять... невозможно из-за коронавируса.

Главная проблема премьер-министра - паралич экономики, вызванный жестким карантином. К августу в стране будет насчитываться 500 тысяч молодых людей, не имеющих работы и потерявших право на пособие от Битуах леуми! Увы, статистика заболеваний не улучшается! Как стимулировать деловую активность в таких условиях?

Если форсировать возвращение людей на работу, они будут ездить туда в переполненных автобусах. По этой же причине правительство долго не решалось возобновить железнодорожное движение. На этой неделе поезда опять начали ходить, но из-за мер предосторожности в вагонах пусто, и это создает дополнительные нагрузки для автобусного транспорта.

Опять же, когда люди работают, они не могут сидеть дома с детьми. А рост числа инфицированных израильтян заставляет минздрав задуматься о вторичном закрытии учебных заведений. Сейчас, правда, начинаются каникулы, но нужны огромные средства на финансирование летних лагерей для школьников и детсадовцев. Денег нет ни на «кайтанот», ни на компенсации безработным и владельцам закрывшихся малых бизнесов, ни на помощь пожилым людям. Денег у государства нет, так как резко сократились налоговые поступления от промышленности и сферы услуг. В общем, создается заколдованный круг. Разорвать его может только победа над коронавирусом, но со снятием ограничений израильтяне ведут себя всё менее дисциплинированно, хотя и без того интенсификация общения на работе, в транспорте, в учебных заведениях, в местах отдыха, в детских учреждениях вызывает распространение коронавируса...     

Нетаниягу может возложить ответственность за проблемы, связанные с пандемией, на минздрав, министерства финансов, транспорта, образования, промышленности, соцобеспечения, туризма, культуры и спорта... Но есть один важнейший вопрос, на который может ответить только премьер-министр.

В прежней каденции Нетаниягу начал делать громкие заявления о том, что сразу после победы на новых выборах приступит к аннексии палестинских территорий в соответствии со «сделкой века». Это был его единственный пропагандистский лозунг, позволявший подтвердить свою верность идеологии Ликуда, оправдывавший борьбу с правыми партиями и убеждавший скептиков в том, что «только Нетаниягу гарантирует безопасность».

Аннексию Нетаниягу обещал начать в июле. Осталась неделя, но никаких признаков назревающих исторических перемен не наблюдается. В СМИ поговаривают, что премьер-министр готов пойти на новые выборы, так как Кахоль-Лаван противится аннексии. Сомнительно, чтобы он решился ввергуть страну в хаос, но стоит вспомнить эволюцию взглядов Нетаниягу, показывающую, что скрывается за риторикой об «аннексии».

Нетаниягу вырос в семье ревизиониста, соратника Жаботинского. Однако сам он проявлял свою правизну, только когда находился в оппозиции, произносил речи и писал книги. Соглашение Осло Биби называл капитуляцией. Но, став в 1996 году премьер-министром, он обнялся с Арафатом, назвал его другом, отдал ему Хеврон, а в Уай плантейшн обязался уступить  палестинцам 13% территорий. Нетаниягу голосовал в кабинете Шарона за демонтаж поселений в секторе Газы и вышел из того правительства только перед «размежеванием». В 2007 году Биби произнес бар-иланскую речь, в которой признал лозунг двух государств для двух народов.

 

Спору нет, Трамп - действительно искренний друг Израиля. Но разговоры о «сделке века» нужны ему самому перед президентскими выборами. Израилю этот план ничего конкретного не сулит.

История сионистского движения – это мечта о восстановлении еврейского государства в библейских границах и постоянные разочарования из-за намерений великих держав делить наш «национальный очаг» между евреями и арабами. Ни один израильский лидер не должен спекулировать на мечте, а тем более - обманывать евреев!

«Сделка века» предусматривает создание двух государств. Но Нетаниягу после бар-иланского «срыва» изображал противника палестинского государства.

Так что же премьер-министр обещает нам сейчас? Речь идет в лучшем случае об аннексии 30% контролируемой Израилем территории. Это не «два берега Иордана» из программы "Бейтара" и гораздо меньше, чем требовали другие правые лидеры. О палестинском государстве Нетаниягу уклончиво молчит. Но если наш премьер-министр говорит о «великом значении» установления окончательных границ, не имея в виду аннексию палестинских территорий, то ясно, что рядом с нами появится палестинское государство.

Блеф Нетаниягу состоит в том, что никто не принимает план аннексии! Руководство ПА категорически против, как весь арабский мир. ЕС и Россия требуют возобновления диалога с автономией. «Добрый» Трамп постоянно подчеркивает, что аннексия возможна, но сначала надо договориться с палестинцами. Так они и согласились!

Опыт Норвежских соглашений, одностороннего «размежевания», ухода из Южного Ливана показывает, что перебазирование израильских сил без соглашения с противоположной стороной вызывает сложнейшие проблемы. Нетаниягу не готов утвердить в кнессете распространение израильской юрисдикции на контролируемые территории - как делали его предшественники. Он никогда не решался на суровые военные меры против соседей.

Выскажу предположение, что союз с «Кахоль-Лаван» понадобился Нетаниягу, чтобы было чем объяснить не состоявшуюся «аннексию»! В пользу этой версии говорит и то, что он не включил в правительство никого из самых правых ликудников...

Размышления о будущем

Что ждет нашу страну при нынешней власти? Я высказал немало критических замечаний и о Нетаниягу, и о Ганце. Не сомневаюсь, что последуют обычные претензии читателей: «Тебе никто не нравится, но на кого же нам надеяться?»

Никаких откровений предложить не могу. Мы, евреи, давно решили не творить себе кумиров, но просуществовали более трех тысячелетий и даже возродили свое государство! Я лично надеюсь на еврейские таланты и на наш генетический критицизм, не позволяющий допускать гибельные ошибки.

Сначала надо разобраться с коронавирусом. Если пандемию притормозят, придется срочно заняться экономикой. Ликуд давно не уделяет внимания социальным проблемам, и это взяли на себя - только для помощи своему электорату! - ультраортодоксальные партии. Но после пандемии количество бедных в Израиле увеличится и станет необходимым изменение социальной политики.

Важнейшие рычаги повышения благосостояния израильтян и уничтожения неравенства - повышение качества образования, которое должны получать все израильские дети. Если наша экономика сильно пострадает от пандемии, то страна на выдержит бремени заботы об огромном количестве малообразованных иждивенцев, которым нечего делать на современном рынке труда. Кстати, пандемия стала жестоким, но нужным уроком для ультраортодоксальных лидеров, многие из которых осознали, как опасно жить в средневековье.

Израильская экономика не развалится: у нее прекрасная научно-техническая база, в стране - масса отличных специалистов, талантливых предпринимателей и менеджеров.

Израильская политика в кризисе, но это нормально для молодой страны, которая находится во вражеском окружении и очень быстро развивается. Я выскажу неожиданную для моих оппонентов мысль: совсем неплохо, что сейчас Нетаниягу возглавляет правительство и скорей всего сохранит эту роль в течение еще нескольких лет! Худшее, что он сделал как премьер-министр, - это раскол общества. Биби делегитимизировал понятие «левый», оттолкнул от Израиля его арабских граждан и дискредитировал нашу правовую систему. Это очень опасная ситуация, но Израиль сумеет выйти из нее. А по опыту, способностям, компетентности сегодня Нетаниягу не имеет равных в нашей политической среде. Он отлично проявил себя на первом этапе борьбы с коронавирусом. Во всех его решениях ощущалась уверенность управленца высшего класса. Можно восторгаться премьер-министром, можно не любить его, но надо быть реалистами: если нет более сильного политика, то в это смутное время пусть он еще поработает. (Я умышленно не высказываюсь по поводу криминальных подозрений против Нетаниягу – это компетенция суда).

Израиль сособен стать более совершенным и богатым государством, но для этого в нем надо многое менять. Нынешнее поколение политиков слишком часто увязает в популизме, мифотворчестве и отвратительной коррупции. Наша интеллектуальная элита, учительский корпус, родители должны преодолеть однобокую партийность и прививать молодежи новую общественную мораль. Но это длительный процесс.

Тем не менее население страны быстро растет. Не может быть, чтобы среди девяти-десяти миллионов евреев не нашлось ярких политиков, которые еще удивят наших детей и внуков.