среда, 22 мая 2019 г.

Эти смешные интеллигентные европейцы...

В Австрии объявлены досрочные выборы. Такое решение канцлер Себастьян Курц принял из-за скандала, в центре которого оказался его главный союзник по правящей коалиции, глава Партии свободы Хайнц-Кристиан Штрахе. Израилю в этой истории важно не очередное разоблачение грязных методов  российской разведки, а неожиданное сопоставление политической этики, принятой «там» и у нас...


Себастьян Курц привел Народную партию к победе на парламентских выборах в 2017 году.  Для того, чтобы создать правящую коалицию, он заключил соглашение с Партией свободы, которая заняла третье место по числу мандатов. Их сотрудничеству неожиданно положили конец разоблачения в немецкой прессе. Сразу два известных издания опубликовали видеозапись встречи вице-канцлера Австрии, лидера Партии свободы Хайнца-Кристиана Штрахе с неизвестной блондинкой. Журналисты назвали ее Аленой Макаровой, племянницей русского олигарха (который возмущенно отрекся от «родственницы»).
 
Встреча состоялась в 2017 году (до выборов в Австрии) на испанском острове Ибица в Средиземном море. Штрахе явно находился в подпитии, а разговор был странноватым для вице-канцлера! Штрахе предлагал собеседнице вкладывать деньги в строительную область и гарантировал ей госконтракты, а также... рекомендовал приобрести одну из влиятельных австрийских газет. Он откровенно признал, что «своя газета» резко повысила бы шансы его партии на предстоявших выборах.
 
Как только скандальное видео стало всеобщим достоянием, Штрахе заявил, что стал жертвой политических противников и иностранных спецслужб (упоминался и Мосад), блондинка же - вовсе не русская, а латышка. Чуть позже он признал свое поведение постыдным и объявил, что не хочет компрометировать свою партию и уходит со всех постов. Новым лидером Партии свободы стал Норберт Хофер.  
 
Канцлер Курц разорвал коалиционное соглашение с Партией Свободы и принял решение о проведении новых парламентских выборов.
 
Меня лично совершенно не интересует гражданство блондинки с острова Ибица. Мне не важно, что к Партии свободы проявляет интерес Путин и что она подписала соглашение о сотрудничестве с Единой Россией. Недавно в Австрии вообще разоблачили важного военного деятеля, который оказался российским шпионом. Ну и что тут нового! Москва вмешивается не только в дела постсоветских государств, но грубо лезет и в Европу – где-то раздает нефтедоллары, где-то предпочитает радиоактивный полоний. Для нас гораздо опасней создание российских баз в Сирии.
 
В разразившемся в Австрии скандале, на мой взгляд, самое поучительное для Израиля – это поведение ведущих политиков страны в столь неприятной ситуации. Да, да, по рангу они сравнимы с израильским премьер-министром – а потому можно провести некоторые параллели.
 
Я знаю, что обожатели Нетаниягу сразу завизжат: мол, сравнение неуместно, так как Биби предъявляют смехотворные придирки, а в Австрии – серьезный политический скандал. Погодите, погодите, а кто сказал, что Штрахе причастен к каким-то криминальным делам! Ну, да, он женатый человек и где-то выпивал с какой-то блондинкой. Для нашего премьер-министра это давно пройденный этап (вспомним «историю с кассетой»). Ну, охмелев, Штрахе хвастал своими возможностями и обещал протекции. Так за это не судят. Сам Штрахе отмечает, что никаких последствий встреча на Ибице не имела, и обвиняет авторов публикаций в немецких СМИ в том, что они не продемонстрировали всю видеозапись, а привели только один эпизод (Как похоже на аргументы защитников Биби в связи с записями его бесед с Мозесом и Аловичем!).
 
Сразу подчеркну: по моему убеждению, о степени виновности Нетаниягу должен вынести заключение суд. Для этого премьер-министр должен следовать своим предвыборным обещаниям - не уклоняться от судебного разбирательства и разбить все обвинения в суде, а не пробивать в кнессете нового созыва закон о своей неприкосновенности.
 
Но, независимо от того, что решит суд, многим израильтянам не нравится этическая сторона нескольких дел премьер-министра: глава правительства не должен принимать от толстосумов для себя и своей жены вина, сигары, ювелирные украшения на сотни тысяч (!) шекелей или вести подозрительные беседы с влиятельными хозяевами СМИ. Увы, беда нашей провинциальной страны  - в том, что у нас бытует местечковое презрение к хорошим манерам, к этике. Если политик совершил уголовное преступление – надевают наручники и отправляют за решетку. Если же самые несимпатичные его действия не подпадают под статьи Уложения о наказаниях, он нагло оскорбляет журналистов, полицейских, судей, считая себя незапятнанным.
 
В старомодной Европе публичные лица щепетильней относятся к пятнам на репутации. Штрахе сразу ушел в отставку, чтобы не бросать тень на свою партию. Молодой австрийский канцлер, не попадавший на видеокассеты и вроде бы сохраняющий верность своей подруге, с которой пока не оформил отношения, мог бы попытаться переформатировать коалицию, пригласив туда социал-демократов (у них на один мандат больше, чем у Партии свободы). Но дело не только в идеологических различиях – Курц счел, что коалиция, в которую входила скомпрометированная партия, не имеет морального права далее функционировать! У нас в коалицию входили – и наверняка опять войдут – и НДИ, и ШАС с их постоянными расследованиями и тюремными сроками. Но напрашивается еще одна параллель.
 
Себастьян Курц не видит возможности руководить правительством из-за своего почти двухлетнего сотрудничества с легкомысленным вице-канцлером. В Израиле в «деле о подлодках» подозреваются – не в супружеских изменах, а в крупных взятках - самые приближенные к премьеру люди и даже родственники. Но Нетаниягу гордо несет свою не омраченную смущением голову. Точно так же ведут себя председатель НДИ, соратникам которого грозят длительные сроки, и богобоязненные депутаты от ШАСа, очень боящиеся без вторично отправляющегося под суд лидера не попасть в кнессет.        
 
Сегодня, когда идут яростные дискуссии о допустимости превращения кнессета в убежище, где политики спасаются от полиции и суда, фанаты Нетаниягу напыщенно говорят: «Народ высказал ему доверие на выборах – значит, он неподсуден!»  Это утверждение не в ладах с формальной логикой. Вопрос о виновности гражданина решают только судьи. Избирательные участки – это не зал суда. Люди, голосующие за находящихся  под следствием политиков, оценивают только их политические заслуги, они не знакомы с материалами следствия, да и не разобрались бы в них, ибо не имеют юридического образования.

Австрийский вице-канцлер мог бы сказать: «В 2017 году избиратели выразили мне доверие, а потому нелепы инсинуации по поводу моих происходивших до выборов частных встреч – пусть даже сопровождавшихся употреблением алкоголя». Но Хайнц-Кристиан Штрахе ушел в отставку. Смешные эти европейцы! Совсем свихнулись на своих цирлих-манирлих...  

воскресенье, 5 мая 2019 г.

Ударим по ХАМАСу призывом ешиботников!

За сутки на города и поселки юга страны обрушились 450 ракет. Еще недавно поклонники Нетаниягу объясняли его пассивность неопределенностью предвыборной ситуации. Но переизбранный премьер-министр всё так же миндальничает с террористами. Притих и «воинственный» председатель НДИ, опять претендующий на пост министра обороны.


Этой ночью жители Юга не спали. Здесь без конца звучали сирены и взрывались ракеты. Со вчерашнего утра до сегодняшнего из Газы были выпущены 450 ракет. Повреждены жилые дома, в том числе здания школы и детского сада (к счастью, не в рабочие часы). В Ашкелоне погиб 58-летний отец четырех детей, тяжело ранена жительница Кирьят-Гата. Более ста пострадавших обратились в больницы из-за ранений или нервного шока. Сегодня на Юге отменены занятия в школах – даже в тех, где должен был пройти экзамен на аттестат зрелости. Обстрелы продолжаются. Сообщается о новых жертвах.

Наглость террористов беспрецедентна. Они опять устраивают «демонстрации» у электронного забора, требуют (!) не отвечать на запуск воздушных шаров со взрывчаткой, настаивают на немедленном переводе в Газу катарских миллионов – а до выполнения Израилем этих ультиматумов обстреливают его ракетами. Похоже, наш премьер-министр видит только один метод «умиротворения» головорезов: унижаться перед ними, предлагать очередное соглашение о «затишье». Нетаниягу отрицает, что сейчас идут переговоры с террористами, - как отрицал это пред выборами. Но из Каира передают репортажи: представители ХАМАСа и «Исламского джихада» обсуждают условия, на которых «пожалеют» Израиль. У Нетаниягу есть еще один шанс. Приближается Рамадан. Голод – не тетка...

Дело не только в том, что Израиль официально не признает хамасовский режим в Газе, требует, чтобы другие страны бойкотировали его, а сам малодушно отступает от этой позиции. Проявлять слабость перед фанатиками, демонстрировать неготовность к решительным действиям и всячески выказывать свою заинтересованность в соглашениях о «затишье» - это лучший способ стимулирования антиизраильского террора, расширения его масштабов! Пока Израиль медлит, ХАМАС совершенствует свой арсенал, получает ракеты от поддерживающих его стран и налаживает их производство у себя.

В былые времена террористы знали, что Израиль с ними переговоров не ведет и любая акция против еврейского государства вызовет ответный сокрушительный удар. Сейчас стороны поменялись местами: паханы ХАМАСа и Исламского джихада торжествующе констатируют: Израиль понимает только силу – так мы ему покажем!

Вспоминается, как Нетаниягу в спешке подписывал очередное позорное соглашение с ХАМАСом, чтобы повысить своей рейтинг перед выборами. Пропагандисты Ликуда намекали, что премьер-министр руководствуется... глубочайшими стратегическими соображениями, которые нельзя рассекречивать. Странная «стратегия» обеспечения безопасности: подставлять пол-Израиля под ракеты исламских фанатиков, а другую половину держать в страхе!

В ходе избирательной кампании Нетаниягу называл дебилами прежних начальников генштаба из Кахоль-Лаван. Зато сейчас во всей красе проявляют себя генералы, которым премьер-министр вроде доверяет! Пока начальник Управления тыла мычит перед микрофонами, телекамеры убедительно показывают, что даже надежных убежищ на Юге нет (как и в других районах Израиля - грозный министр обороны Либерман такими «мелочами» не занимался, посколько у его партии идиосинкразия к строительству и помощи слабым слоям). Другой генерал бодро заверил телезрителей, что ЦАХАЛ располагает всем необходимым для защиты жителей Гуш-Дана. Характерное признание: могучая армия страны, запускающей космические аппараты на Луну, готова только защищаться от банды из нескольких тысяч разбойников, разжившихся ракетами. Что ж, израильтянам, населяющим центр страны, пора приступить к самостоятельному ремонту бомбоубежищ. Ведь через считанные дни в Тель-Авиве – Евровидение!

Увы, приближением этого культурного события многие комментаторы объясняют возрастающую агрессивность террористов и нерешительность Нетаниягу! Наверное, в этой версии есть доля истины, но все-таки нельзя не напомнить, что наш премьер-министр и без вокала давно терпит обстрелы из Газы.

Даже бесноватые тетки из ФБ, которые истерически верещали перед выборами, что только Биби спасет страну, проглотили свои артикуляционные аппараты. Хорошее «спасение»: 450 ракет за сутки, а наша авиация упражняется на пустых лачугах в Газе! Ситуация слишком ясная, чтобы приписывать премьер-министру сложнейшие стратегические планы. Его мыслительный процесс напоминает поток сознания героя романа Джойса «Улисс» при переходе улицы или некоторых физиологических актах:
«Проклятое Евровидение! Мало мне забот – так еще об этих шлюхах думать... Осторожно. Вперед опасно. Там могут быть столкновения. За жертвы накажут... Этот щенок Кушнер против «односторонних действий»... Надо было проводить Евровидение в Иерусалиме... Не влипнуть в дерьмо. Не дай бог, летчики разрушат в Газе дом с многодетной семьей... Младенов в Совете Безопасности затрахает...».

Особо приближенный к премьер-министру Юваль Штайниц заявил, что проблема Газы не имеет решения. Авторитетному ликуднику оставалось добавить в стиле МЕРЕЦа, что только после заключения мирного договора террор исчезнет! Есть немало прецедентов успешного подавления деятельности террористов в нашем регионе. Задолго до «размежевания» Ариэль Шарон умел устанавливать в Газе тишину. После Второй ливанской войны шейх Насралла ругает Израиль, но ни разу не захотел подвергнуть «Хизбаллу» такому удару, как в 2006 году.

Нынешнее израильское руководство в период усиления террора решает только тактические задачи. Если бы у Нетаниягу была стратегия, он прежде всего задумался бы: нужны ли Израилю территории вообще и Газа в частности? Сионистская риторика давно превратилась в политическую демагогию. Послушать правых лидеров – они все за сохранение единой Эрец-Исраэль и каждый круче остальных. Но кто из наших премьер-министров решился принять законы о распространении израильской юрисдикции на контролируемые территории? Иерусалим наш, Голаны – наши. Всё остальное – болтовня.

Ни один из политиков, пылко возражающих против территориальных уступок, не принимает идеи двунационального государства. Но при этом никто из «подлинных сионистов» не может членораздельно объяснить, куда исчезнут палестинские арабы. Ответы: постепенно от отчаяния эмигрируют; получат от Израиля удовлетворительный выкуп – детский лепет. Пока мы имеем ракетные обстрелы из Газы, интифаду ножей в Иудее и Самарии. Пожалуй, только Либерман предлагал нечто радикальное: обмен территориями и населением. Конкретные очертания его «плана раздела» неприемлемы, да и сам он давно не возвращается к своей идее, но не исключено, что методология была правильной.

При колоссальном преимуществе Израиля вполне реально уничтожить режим ХАМАСа в Газе. Однако с этим израильское руководство, как обычно, опоздало. ХАМАС можно победить, но его надо кем-то заменить, а Израиль никогда не умел «работать» с арабскими лидерами. Наше правительство нашло себе единственного «партнера» - Арафата! А в Газе был сильный человек, прагматик Мухаммед Дахлан. Он и с ХАМАСом умел разбираться. Но после хамасовского переворота Дахлан уже не годился в правители Газы.

Соглашения с ХАМАСом – это самая безнадежная политика. К тому же, прибегая к помощи посредников, Израиль признает, что контролирующей силой в секторе Газы становится Египет (не лучше и Россия, Турция, Иран). Чем позволять террористам атаковать израильские города, лучше атаковать террористов. Это будет стоить ЦАХАЛУ больших потерь, приведет к многочисленным жертвам среди населения Газы. Нас осудит ООН, где в Совете Безопасности слушают доклады специального координатора по вопросам ближневосточного мирного процесса Николая Младенова и считают, что в большинство случаев израильские военнослужащие открывают огонь без необходимости. Введя танки в Газу, можно оставить там на время израильскую военную администрацию. Это стало бы шагом назад, но позволило бы защитить жителей Юга.

Конечно, Биби медлит, потому что ждет обнародования «плана Трампа». Ни у кого нет сомнений в том, что американский лидер просил нашего не «осложнять» обстановку до этого исторического момента. Нетаниягу не мог отказаться, так как находится на крючке: президент очень помог ему накануне выборов, перенеся посольство США в Иерусалим и объявив о признании им Голан израильской территорией.

Сегодняшнее заседание военно-политического кабинета – это превращение бездарного поведения премьер-министра в сюрреалистическое! Правительства еще нет, «узкого кабинета», тоже нет. На заседание о Газе пригласили Беннета и Шакед, которые уже вне кнессета...
 

А вообще какими важными для Израиля проблемами занимаются победители выборов? Они договорились о распределении должностей: один министерский портфель на 2,5 депутатов. Кто придумал такие «нормы»? Когда-то Закон о правительстве ограничивал число министров, но теперь в политику идут, думая не о стране, а о зарплате.

Пока, несмотря на опаснейшие для Израиля события, правительства еще нет. Главное препятствие для его создания – «требования» Либермана. С трудом преодолев электоральный барьер, он пытается разыграть перед избирателями засаленную карту «борьбы с диктатом ультаортодоксов». Всё это бесстыдное лицедейство. Либерман – лучший друг председателя ШАСа, недавно он и Дери проталкивали в мэры Иерусалима религиозного Моше Леона, для чего потопили «русского» кандидата Зеэва Элькина. Либерман давно не борется за гражданские браки, за упрощение процедуры гиюра, он не протестует против того, что репатриантам не достаются льготное жилье и «жирные» пособия, как ультраортодоксам. На протяжении двадцати лет работы в кнессете он и его партия голосовали против законов, ущемлявших интересы харедим, - в том числе и против законов о призыве в ЦАХАЛ ешиботников.

Либерман отстаивает «свой» закон о призыве, далеко не самый принципиальный. Израиль ничего не выиграет от того, что в армию пойдут физически плохо подготовленные, не знающие современной техники недоросли из ультраортодоксальных районов. Не повысит боеспособности ЦАХАЛА и альтернативная работа этого контингента в больницах или детских садах.
 
Вопрос о призыве ешиботников – это вопрос об одинаковом уважении граждан к еврейскому государству. Общие ценности и мотивации вырабатываются в школе, но государство позволило создать две системы образования, формирующие у еврейских детей совершенно разное мировоззрение.

Никого не удивляет то, что требующий должность министра обороны Либерман никого не критикует при массированных обстрелах израильских городов. Он позволяет себе грубить начальству, только если его чем-то обделили. Когда же решается вопрос о получении им престижного портфеля, он даже становится похож на интеллигента.

Как и ожидалось, заседание виртуального «военно-политического кабинета» не принесло никаких решений. Биби и с реальным кабинетом никогда не считался. «Обсуждение» - характерное для него вранье. Даже по телевидению показали, что он уже всё обсудил с армейской верхушкой.

Для самых наивных израильтян сообщается, что Израиль будет наносить «болезненные удары» по сектору Газы. То есть наши военные будут болезненно морщиться, нанося по ХАМАСу не слишком вредящие ему удары...   
 
 
     
 

вторник, 16 апреля 2019 г.

Метание бисера перед обывателями

Результаты выборов известны, хотя Центральная избирательная комиссия еще что-то перепроверяет. Ясно, что победили Ликуд и правый лагерь, но президент страны Реувен Ривлин соблюдает формальности и ведет переговоры с парламентскими фракциями. Только после высказывания ими своих рекомендаций начнется формирование коалиции. 


Итоги выборов:

Ликуд – 35 мандатов,
Кахоль-Лаван – 35,
ШАС – 8,
Яадут ха-Тора – 8,
Авода – 6,
Арабский список Хадаш-ТААЛ – 6,
Объединенные правые -5,
НДИ – 5,
Кулану – 4,
МЕРЕЦ – 4,
Арабский список РААМ-БАЛАД- 4.

Из партий, рассчитывавших попасть в кнессет, не преодолели электоральный барьер Новые правые, Зеут, Гешер.

Право-религиозный блок с 65 мандатами уверенно опередил оппозицию, в сумме располагающую 55 мандатами. На на самом деле разрыв гораздо больше, так как арабские списки никогда не принимают участия в формировании коалиции.

Обыватель не любит думать и хочет стабильности 

Русскоязычные СМИ и социальные сети упорно сохраняют советский политический лексикон. В них можно встретить немало утверждений типа «народ выразил поддержку курсу правительства» и «решительно отверг капитулянтскую позицию левых».  Это, конечно, наивные объяснения результатов выборов.

Что такое «курс правительства», даже Ликуд и его лидер на протяжении всей избирательной кампании так и не разъяснили. Премьер-министр предпочитал не анализировать ситуацию в важнейших сферах израильской жизни: безопасность, борьба с картелизацией, проблемы слабых слоев, интеграция алии, рынок жилья, образование, здравоохранение, транспорт.

Право-религиозный лагерь одержал убедительную победу. Значит ли это, что израильтяне в восторге от соглашений с ХАМАСом, от диктата монополий, от роста цен – особенно на жилье, от переполненности больниц, от демонстраций харедим против призыва в ЦАХАЛ?

Если кто-то хочет гневно объяснить мне, что я не уважаю осознанный выбор общества, то пусть сначала задаст вопрос своим соседям или сослуживцам: можно ли считать правым политика, который обнимался с Арафатом, голосовал за шароновское «размежевание», выступал за два государства для двух народов, а в ответ на ракетные обстрелы Израиля из Газы спешил достичь соглашения с ХАМАСом и передавал террористам чемоданы с миллионами? Уверяю вас – минимум в восьми случаях их десяти собеседники раздраженно отмахнутся и скажут: «Да кого сегодня волнуют правые и левые! С Биби мы чувствуем себя спокойней. Живется совсем неплохо. Зачем рисковать и менять власть?»

Да, именно так! Людям надоели выборы, которые проходят слишком часто – всегда раньше срока. Люди не хотят напрягать мозги и играть в лотереи, которым не доверяют

Жизнь в Израиле непроста. Граждане страны периодически испытывают сильные встряски. Поскольку уже три каденции подряд правительством руководит Нетаниягу, израильтяне  привыкли считать, что именно он обеспечивает им спокойствие. Без сомнения, Беннет и Либерман справедливо критиковали премьер-министра за уступки ХАМАСу. Конечно, Ганц правильно говорил о кризисе в здравоохранении, о плохой работе транспорта, о коррупции. Да и с Кахлоном трудно спорить насчет того, что жилье стоит слишком дорого.
 
Но следует признать, что средний уровень жизни в Израиле повысился за годы правления Нетаниягу. Израильский обыватель хорошо питается, посещает тренажерный зал, он здоров и не собирается выходить на демонстрации из-за того, что кому-то приходится лежать в коридоре больницы или несколько месяцев ждать очереди на операцию. Обыватель получил от родителей их квартиру или финансовую помощь для  покупку своей – он не считает, что в Израиле обострилась проблема жилья. Цены на продукты растут, но ему вполне хватает зарплаты, и он не видит необходимости идти на баррикады, чтобы защищать права «русских» пенсионеров. А если обывателю живется сыто и спокойно, с какой стати он будет нападать на премьер-министра за уступки ХАМАСу! Он не согласен с тем, что переговоры с террористами и доставка им денег – это беспринципность. Коли это обеспечивает тишину, избавляет его и детей от необходимости воевать, то всё замечательно – и плевать, что харедим не хотят служить в армии!

Ганц потерял шансы на успех в тот момент, когда сделал ставку на израильтян с такой же ментальностью, как у сторонников правых. Отнюдь не все израильтяне – недалекие обыватели. Но пропаганда Кахоль-Лаван не считала нужным выдвигать серьезную программу, предлагать избирателям думать. В итоге за генералами и Лапидом пошла примерно такая же толпа, как за Биби. Но думающие избиратели 9 апреля остались дома.

«Левая угроза» для заполнения интеллектуального вакуума

Филистер – фигура не очень симпатичная. Но налицо процесс быстрого омещанивания значительной части нашего общества. Еще в начале 1990-х израильтяне до хрипоты спорили о целесообразности переговоров с Арафатом, они гневно осуждали коррупцию, возмущались политическим шантажом со стороны ультраортодоксов. Еще в 2011 году сотни тысяч людей участвовали в движении «За социальную справедливость». Нынешняя избирательная кампания протекала очень скучно. Социальные лозунги никого не зажигали: Гешер не попал в кнессет, Кулану – попала с трудом, Авода проскользнула, потеряв три четверти фракции.  

В прежние времена грязные методы предвыборной пропаганды вызывали у израильтян проест. Сейчас избиратели равнодушны к ним, как вообще к моральной подоплеке политики. Никого не волнуют новое дело Арье Дери, расследования правонарушений известных ликудников, криминальная ситуация в аппарате НДИ.  


Эта индифферентность – определяющее качество обывателя. Единственное, что его волнует, - угроза, направленная непосредственно против него. Поэтому партийным пропагандистам легче всего работать с обывателем. Главное – постращать его, для чего не надо даже изучать труды Эриха Фромма о психологии толпы.  

Перед выборами 2015 года Ликуд запугивал массу тем, что без Нетаниягу некому будет защитить Израиль от страшных врагов. В 2019-м из пропаганды Ликуда явствовало, что безопасность обеспечена. Теперь главной страшилкой стала левая угроза!

Почему так опасны левые, никто не объяснял. Обыватель с его заплывшими мозгами думать не хочет, однако смутно помнит про арабский террор после Осло и «интифаду Аль-Акса». Но теперь ликудовские агитаторы просто бились в падучей: мол, если победят «генералы», они сразу «сольют» Израиль нашим врагам – отдадут им еврейские земли, и террор опять вернется на израильские улицы.

С этими глупостями можно было поспорить. Левый Эхуд Барак сам предлагал Арафату вернуться к границам 1967 года, но тот отверг эти посулы. Левый Ольмерт ездил в Аннаполис, чтобы склонить Абу-Мазена к миру, но тот воротил нос. Как же продавать родину, если ее не забирают!

Всех трех генералов из Кахоль-Лаван пропаганда Ликуда обвиняла в трусости и капитулянтстве. Но ни один израильский начальник генштаба не принимает решений без премьер-министра, которым три последние каденции был Нетаниягу.

При Нетаниягу на израильские населенные пункты упало невиданное количество ракет.

Но Кахоль-Лаван не пытался дискутировать и только огрызался: «Сами хороши!» Впрочем, любые факты, противоречащие пропаганде Ликуда, вполне уживались в филистерском сознании с верой в то, что во всем виноваты... левые! Уж больно хочется верить, что Большой Брат непогрешим и защитит тебя от внешних и внутренних врагов!

Культ и его служители

Обожествление человека чуждо еврейской традиции. Раньше израильтяне весьма критично относились к своим лидерам. Отчасти изменению менталитета способствовала миллионная «русская» алия. Достаточно характерно отношение выходцев из бывшего СССР к «русской» партии. НДИ нарушал все обещания, дававшиеся избирателям,  а «пенсионная реформа» с надбавкой в 31 шекель к пособиям по старости была просто оскорблением. Но ничего, обожатели Либермана утерлись, и дали «своей» партии те же пять мандатов. Так же восторженные «русские» относятся к Биби: что бы он ни напорол, они обожают его, как гимназистка любимого киноактера.

К сожалению, склонность к созданию культов свойственна и многим израильтянам, не жившим при тоталитаризме и даже гордящимся неприятием социализма. На протяжении всей избирательной кампании от имени Ликуда выступал в основном Нетаниягу. Ликуд, который всегда отличался демократизмом, бурными дискуссиями, стал партией лидера, дружно и подобострастно цитирующей вождя.

Так же солировал Ганц! Но для создания его культа не было времени...

В такой обстановке совершенно исчезли нормальные критерии оценки политика. Огромная часть общества твердит, что Биби нет альтернативы, что он политик высшего международного уровня.

Вне сомнения, Нетаниягу разносторонне одарен, очень опытен. Но объективны ли те, кто им восторгается? Может ли выдающийся политик называть соперников дебилами, психами, распускать о них сплетни? Можно ли себе представить, чтобы Тэтчер публично рассказывала о намерении ведущих деятелей консервативной партии затеять путч против нее, а Рейган поручал знакомым миллиардерам поставлять ему эшелонами дорогие вина и дарить ювелирные украшения его супруге? Можно ли себе представить, чтобы Саркози упорно держал при себе бывшего начальника своей канцелярии, отстраненного от должности за манеру лезть под юбки его сотрудницам? Увы, у нас создают не просто культы, но провинциальные культы: «Конечно, у Нетаниягу есть отдельные недостатки, но ведь в нашем местечке его не с кем сравнить!»

Политический пейзаж после кампании запугивания

Нетаниягу уже в том возрасте, когда национальные лидеры готовятся уходить на покой и готовят себе смену. Лидер Ликуда не готов ни к первому, ни ко второму. Становясь в очередной раз премьер-министром, он раздает ведущие посты в правительстве представителям других партий – только бы свои не продвигались и не росли. Естественно, руководя министерствами экологии, спорта, науки, не вырастешь в руководителя страны...

Всю избирательную кампанию Нетаниягу не только пугал «левой угрозой», но и призывал правый лагерь голосовать за Ликуд, а не за мелкие партии, чтобы не распылять голоса. Левые и так проиграли бы выборы, потому что их  электоральный потенциал слишком ограничен: Кахоль-Лаван на-равных боролся с Ликудом, но почти уничтожил Аводу и МЕРЕЦ.  Вряд ли и у Нетаниягу есть причины для торжества.

«Благодаря» подстрекательству Ликуда электоральный барьер не преодолели Новые правые и Зеут. Право-религиозный блок набрал в сумме 65 мандатов. Невхождение в коалицию любой партии кроме Кулану (4 мандата) лишает Нетаниягу возможности создать правительство. Соответственно каждый потенциальный «партнер» может заламывать самую фантастическую цену за союз с Ликудом.

А что делать с внутренними противоречиями в право-религиозном лагере? Либерман, уже думающий о выживании на следующих выборах, грозно требует принять его отвергнутый в прошлой каденции закон о призыве в ЦАХАЛ ешиботников. Яадут ха-Тора предложила ШАСу и Объединенным правым вместе выступить против провокаций Либермана. Как Биби составит коалицию? Даже если он умерит аппетиты руководителей маленьких партий, то претензии Либермана и Кахлона могут превратить в норму раздачу самых важных портфелей политическим аутсайдерам.

Обозреватели уже состязаются в экзотических версиях, прибегая к домыслам и сплетням. Они спрашивают: не проще ли для Нетаниягу послать подальше вымогателей и сформировать правительство национального единства с Кахоль-Лаван? Поговаривают, что не случайно Либерман и Лапид сразу после выборов уехали в Европу: они давно дружат – уж не собираются ли предложить Биби сколотить коалицию без харедим?

Другая версия: Нетаниягу не может зависеть всю каденцию от капризов «союзников» - ему проще включить в Ликуд НДИ, Кулану, а, может, и Объединенных правых! Сумма мандатов не изменится, а прозелиты будут вынуждены подчиняться партийной дисциплине. 

Распространяются слухи о том, что Айелет Шакед рассорилась с Нафтали Беннетом и готова вернуться в Ликуд...

В любом случае не подтверждается одна версия: истерические утверждения Биби о том, что президент Ривлин коварно свергнет его после выборов. Ривлин принципиально парировал обвинения в интригах прозрачностью переговоров с парламентскими фракциями: их впервые показывают по телевизору!

Трудно сказать, скоро ли мы узнаем состав нового правительства. Не факт, что Нетаниягу очень спешит! Чем дольше он будет комплектовать коалицию, тем позже пройдут слушания по его делам и тем позже Трамп опубликует свой мирный план. А это будут сложнейшие испытания для новой власти...



  

пятница, 12 апреля 2019 г.

Татьяна Хазановская играет «русскую» Рахель

Свой новый моно-спектакль «Странствия со стихами» актриса Татьяна Хазановская посвятила знаменитой израильской поэтессе Рахели. У зрителей не возникает проблем с пониманием ее стихов, потому что спектакль рассказывает о раннем периоде жизни Рахели, когда она еще писала по-русски!

 

Татьяна Хазановская любит воссоздавать на сцене образы великих поэтов и погружать зал в атмосферу их жизни и творчества. Собственно, сам жанр моно-спектакля роднит с поэзией лирическая форма самовыражения.

«Странствия со стихами» поставил режиссер Семен Перель по сценарию Якова Иовновича. Обстоятельства обнаружения «Русской тетради» Рахели остаются за пределами спектакля. Это открытие случилось через много лет после смерти поэтессы. Да и не очень интересовали израильских исследователей стихи национальных классиков, созданные до переезда в Палестину и нередко писавшиеся на русском языке. Но русскоязычному зрителю эти культурные корни очень важны. И именно он может ощутить глубокую связь израильского поэта с русской поэзией.

Спектакль рассказывает о том периоде жизни Рахели, который предшествует ее превращению в народную еврейскую поэтессу. Родившаяся в семье бывшего кантониста Рая Блувштейн всегда помнила о своем происхождении, увлеклась сионизмом, в 1909 году прибыла в Палестину и уехала оттуда во Францию изучать «полезную» для халуцим специальность агронома. Но тем не менее языком ее детства и юности был русский, первые стихи она писала под влиянием Ахматовой, Блока, Гумилева. Самый яркий период ее «русского» творчества – годы Первой мировой войны, когда она, вернувшись из Франции домой, не могла выехать в Палестину и работала воспитательницей в приюте для еврейских сирот в Бердянске. Свои стихи девушка в основном посвящает возлюбленному, с которым познакомилась во время учебы и навсегда рассталась. Вопреки ничем не подкрепленному мнению об ученическом характере этой поэзии в ней уже очевидны признаки незаурядного дарования и та доверительная безыскусность, которой покоряет творчество Рахели.

Зритель знает, что после войны Рая Блувштейн отправилась в Эрец-Исраэль, жила на берегу Кинерета, затем из-за туберкулеза переехала в Тель-Авив и там умерла в 40 лет. Она взяла себе имя Рахель – та была праматерью еврейского народа, а Блувштейн стала его первой великой поэтессой.  Возвышенно-печальная судьба Рахели, даже оставаясь «за кадром», наполняет спектакль Татьяны Хазановской своим драматизмом. Но эта заданная духовная высота ставит перед актрисой труднейшую задачу. Она должна поддерживать драматический накал и своим рассказом о самых важных моментах молодости Рахели, и чтением ее стихов. Поскольку стихи Рахели стали народными песнями, ее русская поэзия в спектакле превращается в музыкальный отзвук ивритского творчества. Музыку к спектаклю написал Александр Файфман, песни на русские стихи Рахели звучат в проникновенном исполнении Ханиты Очаковской.

Татьяна Хазановская должна существовать на сцене в атмосфере, перенасыщенной поэтическим кислородом. Для это требуются профессиональное мастерство и художественный такт. Актриса чувствует, что тема сама по себе очень волнующая и потому не следует «пережимать» по части эмоций. Татьяна Хазановская всегда читает стихи просто, без экзальтации, с необходимыми смысловыми акцентами – именно так должны звучать лирические исповеди Рахели.

Благодаря отточенной пластике Хазановская  находит лаконичные штрихи для «пунктирного» обозначения важнейших событий. Например, до окончательного переезда в Палестину Рахель часто принимает судьбоносные решения, много путешествует. Перед каждым вояжем своей героини актриса энергичным движением надевает на плечо сумку - и продолжает свой рассказ. Когда речь заходит о редких в жизни Рахели моментах радости, счастья, Татьяна может совершить несколько танцевальных движений. А связущей нитью ее повествования становится... нить! Ею актриса опутывает немногочисленные предметы, находящиеся на сцене, - как бы напоминая о непрочности связей Рахели вне ее духовной жизни. Этот метафорический ряд продолжается периодическим сматыванием клубка, усиливающим тревожное предчувствие зрителем несправедливого преждевременного финала вдохновенной жизни поэтессы...

Татьяна Хазановская не строит для себя «системный» литературно-просветительский репертуар. Она щедро делится со зрителями тем, что любит, что у нее самой вызывает душевный подъем. Отсюда и жанр моно-спектакля, и обычная эмоциональная реакция зала. «Странствия со стихами» - яркая работа, которую уже оценили зрители и которая еще долго будет им нужна.

вторник, 9 апреля 2019 г.

Проще простого, но сложнее сложного

Иерусалимское издательство «Достояние» владеет секретом минималистского оформления поэтических сборников, которое не оттолкнет ценителя стихов ни чрезмерной пышностью, ни удручающей скудостью. Светлана Бломберг знала, кому доверить книгу лирики «Проще простого», вобравшую очень важные для автора духовные события.    
-----------------------------------------------------------------------------------------------
Светлана Бломберг. Проще простого. изд. «Достояние». Иерусалим. 2018.

 
Известны две самые общие рекомендации писателям: 1) ни дня без строчки; 2) пиши только тогда, когда не можешь не писать! Светлана Бломберг скорее всего придерживается второго правила. Она не спешит издавать свои стихи или размещать их в ФБ. И на этот раз выпустила миниатюрный сборничек, в котором нет длинных, написанных «на технике» виршей. Тем не менее я сделал оговорку: «Скорее всего». Как я подозреваю, Светлана Бломберг, возможно, садится к компьютеру не так уж часто, но пребывает в поэтическом настрое постоянно, переживая и продумывая то, что потом материализуется в коротких, насыщенных строках.

Взыскательность, требовательность к себе продиктованы безупречным вкусом, филологическим образованием, полученным в одном из лучших советских университетов. Конечно, эстетические предпочтения Светланы Бломберг,  приверженность традиционной форме определяются местом рождения, исходной для нее культурной средой, европейским шармом Старого Таллинна. Но творчество Светланы Бромберг выгодно отличает от многих читанных мною в Израиле «русских» стихов отсутствие географического галопа в воспоминаниях о прежней жизни и туристического пафоса - в описании ее  нынешнего существования.

Культура, история для поэта – не предмет щегольства, не украшательство, а материал для построения лирического образа:

Своя страна для эллинов тесна:
присели на пороге гор Кавказских.
Им ноги лижет море в пенной ласке,
их охраняет горная стена,
их невода удачею кипят,
ладьи везут товар краснее солнца...
Но души-ласточки в Элладу улетят,
едва зима Горгиппии коснется.
  

Вообще объективированное «реалистическое» повествование – редкость у Светланы Бломберг. Например, в ее стихах часто присутствует природа. Но она дается как бы в мультиэкспозиции: сквозь размытое изображение пейзажа просвечивает рентгеновский снимок потаенных переживаний:

Ты видишь – падает звезда
на дно канала?
Она светила нам всегда,
и вот упала,
сливаясь прямо на глазах
с гнилой водою...
Но ангел ранку в небесах
прикрыл собою.


******

Что делать мне, заложнице зимы?
Декабрь с утра канючит, как убогий,
тепла и ласки, а с приходом тьмы
колючей крошкой сеет по дороге.
Спаси меня! Смотри:
мой дух ослаб,
что соткала, всё расползлось
на нити...
Идет циклон,
растлитель снежных баб
и флюгеров коварный совратитель.

Даже знакомые до мельчайших подробностей картины родного города не появляются в стихах, которые насыщены не однотонной ностальгией, а какими-то ушедшими в подсознание драматическими переживаниями, эмоционально мотивированными словами-намеками:

Дома теряет город в мутной мгле,
и над землей глумится снегопад,
химеры приближаются к земле
и флюгерами бешено скрипят.
Бессонный сторож,
вечный часовой,
сойди на площадь, латами звеня,
ворота крепко-накрепко закрой
и в этот город не пускай меня.

Пропуская всё через себя, Светлана Бломберг умеет примерять чужие судьбы, она отличается редко встречающимся качеством, которое Лев Толстой называл «способностью переноситься мыслью и чувством в другое человеческое существо». Это умение требуется поэту не в меньшей степени, чем прозаику:

Ах, какие туфельки!
Белый атласный верх,
серебряная пряжка,
благородно скругленный носок
и тонкий каблучок,
который, наверное,
так звонко стучал бы
по белому камню
иерусалимских мостовых!
Я бы никогда
не бросала их в прихожей
как попало,
а протирала после каждой прогулки
и укладывала в коробку.
Но они так и останутся
по другую сторону стекла
на витрине
в музее Аушвица,
а я каким-то чудом
стою на этой.
  

В середине прошлого века споры в русской поэзии шли о том, кто из стихотворцев продажен, труслив, банален, а кто независим и оригинален. В XXI веке, после крушения государственной литературы с ее замшелыми стереотипами, пишущий по-русски поэт больше всего опасается обвинений в несовременности. У Светланы Бломберг сохраняется классическая строфа, но нет старомодной сентиментальности и говорливости. Стих предельно сдержан, лаконичен, есть и современная образность:

Как бумага из принтера,
дни вылетают.
Жесткими дисками годы
ложатся на ствол
...

Современность поэта – это умение видеть и думать, способность остро ощущать непригодность устаревших слов и понятий, готовность идти на риск, испытывая новое:


Где небо сворачивается в рулон
засвеченной пленкой,
неведомый путь дрожит, раскален,
над старой бетонкой.
А вещи и имени вместе не быть,
союз их распался…
Беги без опаски туда, где ступить
никто не решался.


Сегодня в поисках «современной» формы многие поэты отказываются от знаков препинания, прописных букв, «смело» прибегают к ненормативной лексике. Но тайна поэзии – не в форме и даже не в содержании, а в душе поэта! У Светланы Бломберг есть веские душевные основания писать стихи. Она может не пользоваться ни рифмой, ни ритмом – спрессованные искренностью, сердечностью строки сложатся в верлибр, который мало кому удается:

Трамваи тащатся
в анемичном свете прожекторов
в самый гиблый, сырой
предрассветный час
вдоль бесконечных заборов
из Копли вверх, на Маяка,
с Маяка – вниз, в Копли –
недетская карусель,
встречные перевозки обреченных –
тебя все равно оторвут от мамы
и
 у в е д у т
есть манную кашу и пить
кофе из цикория.
Никто не знает, когда
разомкнется круг,
мир сойдет с рельсов
и потащит от привычного ужаса
в неизвестность.
 

Светлана Бломберг переживает ту поэтическую пору, когда пишут не только о настоящем, но и о прошлом. Она с легкостью перемещается в разных пространственно-временных координатах, потому что всюду остается собой, переживающей и думающей. Ее стихи нелегко воспринимаются, они лаконичны, однако многослойны. Иллюзию простоты создает не только лукавое название сборника – «Проще простого», но и обманчиво знакомая форма, провоцирующая инерцию восприятия. Эти стихи надо читать медленно и желательно по нескольку раз. Торопиться ни к чему: Светлана Бломберг не нагрузила читателя большим количеством слов, но вспоминается русский поэт, писавший о своем собрате, что «
Муза, правду соблюдая, Глядит — а на весах у ней  Вот эта книжка небольшая...».



понедельник, 8 апреля 2019 г.

Откуда берутся лидеры?

В последние дни перед выборами на всех телеканалах дают интервью представители разных партий. Эти выступления заставляют о многом задуматься...
 

Сегодня я послушал Смотрича. Из него левая пропаганда делает чудовище – фанатик, экстремист, мракобес. А он говорит спокойно, рассудительно, с юмором. Орут как раз его противники: «Голосуйте за правых, если хотите, чтобы Смотрич стал министром образования!!!» Ну вот задают ему вопрос: «Что ты изменишь в школе, если получишь это министерство?» Он спокойно отвечает: школа должна учить математике, физике, английскому, но при этом она должна еще и воспитывать. О! Я еще много лет назад, читая проекты реформ, начатых министрами образования Ливнат или Тамир, отмечал, что там нет даже маленькой главки «Воспитательные задачи израильской школы»… Хватит нападать на Смотрича – пусть руководит министерством образования!
 
Из интервьюируемых политиков живо и интересно говорили Став Шафир, Орли Леви-Абукасис, скучней выглядели Нир Баркат и Буги Яалон. Что я могу сказать по этому поводу?
 
Еще задолго до выборов мы слышали: «Разве есть в Израиле альтернатива такому политику, как Нетаниягу!» Но вспомним, как и где начинал Нетаниягу. В тогдашнем Ликуде даже после ухода Ицхака Шамира было много ярких фигур: Ариэль Шарон, Моше Аренс, Давид Леви, Дан Меридор, Бени Бегин, Эхуд Ольмерт, Лимор Ливнат… Нетаниягу поначалу не блистал ни профессионализмом, ни мудростью, допускал немало ляпов. Но он пробился в лидеры в таком окружении, что не мог не вырасти как политик.
 
И что же он сделал с Ликудом! Я сегодня смотрю на некогда энергичных, перспективных политиков: Эрдана, Исраэля Каца, Акуниса – они ужались, поблекли. Почему перед выборами не видно Элькина, Эдельштейна, Саара, Хотобели, умеющих говорить умно и доходчиво? Со всех трибун вещает Биби! Давно отошедшая от дел Лимор Ливнат мрачно констатирует: «Ликуда нет. Есть только Нетаниягу…» Баркат долго солировал на муниципальном уровне, но не стал в Иерусалиме политиком израильского масштаба. Даже красноречию не научился. Мэр – это хозяйственник. А вот те, кого в свое время выжали из Ликуда, получили свободу, политическую инициативу! Они-то и выросли.       
 



Либерман был даже не депутатом от Ликуда – аппаратным работником. Но партийные авторитеты ощущали его потенциал и всячески третировали. А Нетаниягу не любит сильных личностей в своем окружении и потому охотно сдал Либермана. Тому надо было где-то приложить свою энергию – вот и стал в конце концов министром иностранных дел, министром обороны!
 

А кто сегодня руководит правыми партиями? Кахлон и Фейглин, Беннет и Шакед были активными деятелями Ликуда или ответственными работниками его аппарата. Там не пришлись ко двору или были бесцеремонно вытолкнуты. После этого раскрылись как самобытные, харизматичные политики. Что характерно: из Кулану вышел Ави Габай, ставший лидером Аводы, а размежевавшийся с Беннетом Смотрич – один из руководителей Еврейского дома.
 

Авода, конечно, в упадке, но там сейчас никому не затыкают рты, можно высказывать свое мнение, спорить. Поэтому партия постепенно усиливается. Я послушал Став Шафир: она говорит уверенно, интересно. Вырос и ее соратник по движению «За социальную справедливость» Ицик Шмули.
 
Депутаты от Ликуда почти не выступают перед этими выборами не только из-за того, что их задвигают на задний план. В партии сейчас принято цитировать вождя. Никто не спорит - Биби очень талантлив, он умен, красноречив, импозантен. Но пора уже позволить и соратникам показать себя. Они умеют выступать, но не считают себя попугаями, хотят сказать что-то от себя, а это не положено! С озаренным лицом и счастливой улыбкой цитирует начальство разве что Мири Регев.
 
Либерман вырос в одного из ведущих израильских политиков благодаря школе, которую прошел в «классическом» Ликуде. Он любит называть себя учеником Жаботинского. Но Жаботинский был демократом, как и его ученик Менахем Бегин. В партии Либермана нет праймериз, совершенно исключены споры рядовых депутатов с лидером. В своей команде Либерман перед каждыми выборами проводит «чистки». Где ж тут вырастут яркие политики?.. Характер проявила только Орли Леви-Абукасис. Она сама ушла из НДИ и долгое время в опросах одна не уступала всей своей бывшей партии! Сейчас Орли во главе Гешера может не преодолеть электоральный барьер (это не гарантировано и НДИ). Но как приятно слушать выступления этого интеллигентного, обаятельного политика, в чьей программе на первом месте социальная проблематика! Жаль, если она исчезнет из израильской политики…
 
Я знаю, «оппоненты» ревниво укажут мне: «А что ж ты не говоришь про Кахоль-Лаван»! На мой взгляд, этот список –  подобно Новым правым, Зеуту, Гешеру - создавался в качестве альтернативы «старым» партиям. В новых политических образованиях еще не сложились внутренняя структура, устав, взаимоотношения лидеров и партактива. Пусть сначала выступят на этих выборах – потом поговорим и о них…

суббота, 6 апреля 2019 г.

За кого же голосовать? Часть 2 (окончание).


За несколько дней до выборов картина политических дебатов предельно проста и примитивна: все забрасывают грязью всех! Ни одна партия не предлагает честного анализа своей деятельности в завершившейся каденции, почти никто не говорит о своих программах. Закрадывается подозрение, что Ликуд умышленно создал такую ситуацию, так как она не позволит конкурентам привлечь симпатии избирателей и отнять у него мандаты... 




Реакция некоторых читателей на первую часть этой статьи показала, что они увидели в ней авторитетную рекомендацию: кому за кого голосовать. Но я не партийный агитатор и не отношу себя ни к гадалкам, ни к предсказателям. Моя задача гораздо скромней: объяснить трудно различимую в шуме политических перебранок суть наиболее известных партий и прикинуть, какому типу избирателей «логичней» за них голосовать. Естественно, логика предпочтений избирателей – особенно израильских! – до сих пор до конца не ясна. Поэтому мои соображения не могли не содержать легкой доли иронии – что, надеюсь, моя аудитория уловила...   



Остались ли в Израиле «социальные» партии?

Я объясняю неожиданно высокие показатели «Кахоль-Лаван» во всех опросах тем, что правящая партия давно забыла о самой неблагополучной части израильского общества, судьба которой волновала создателя Ликуда Менахема Бегина. Тем не менее разношерстный Кахоль-Лаван очень невнятно объясняет, что и как он намерен сделать для улучшения жизни слабых слоев. А видим ли мы перед нынешними выборами партии, ставящие во главу угла социальные проблемы?

Такой партией давно перестала быть Авода. После 1993 года ее лидеры думали исключительно о продвижении «мирного процесса». Только когда руководители Рабочей партии обнаружили, что увлекшись борьбой за мир, она превратилась в политического аутсайдера, в их головах нерешительно зашевелилась мысль о выдвижении социальных лозунгов. Но боевой оппозицией Авода не стала, в промежутках между выборами трудящихся особо не защищала. Поэтому будет счастлива получить более 10 мандатов.

МЕРЕЦ живет мечтой о мире. Если в начале 1990-х его лидеры робко заикались о помощи самым нуждающимся израильтянам, то нынешний лидер партии Тамар Зандберг искренне верит, что только забота об угнетенном палестинском народе принесет МЕРЕЦу новые депутатские мандаты.

Нетаниягу не любит социальной тематики после былых сражений с председателем Гистадрута Амиром Перецом. Наверняка он боится еще раз пускаться на такой обман "русских" избирателей, как "Программа Брановера" в 1996 году.

Когда Кахлон перед прошлыми выборами покинул Ликуд, он объявил, что партия Кулану будет бороться против картелей за снижение цен и осуществит программу строительства дешевого жилья. После выборов оказалось, что с некоторыми монополиями Кахлона связывает личный интерес, о чем он «забыл» сообщить избирателям чуть раньше. Конкуренцию Кахлон не усилил -  наоборот, не позволил допустить иностранные молочные продукты на израильский рынок. Жилье при нем не подешевело.

Орли Леви-Абукасис  вышла из НДИ, заявив, что эта партия глуха к социальным проблемам. Но эти задачи и она пока не решает, так как последнюю каденцию провела в одиночестве, а партю Гешер создала в последний момент.

Социальные проблемы решают ультраортодоксальные партии. Но они неуклонно улучшают жизнь только своих избирателей. Остальная часть израильского общества их не интересует.

У партии Фейглина Зеут самая толстая предвыборная программа. Там можно найти любые обещания, в том числе по социальной части. Но о Фейглине мы еще поговорим отдельно...

Подведем грустные итоги.

Израильтянам, довольствующимся минимальными заработками, можно надеяться на государственную поддержку и получение жилья только в том случае, если они живут в районах харедим и голосуют за ШАС и Яадут ха-Тора. Бедным, но светским опасно голосовать за Кулану, поскольку в лучшем случае партия наберет 4-5 мандатов и не получит портфель министра финансов. Еще бессмысленней голосовать за Гешер, который явно не преодолеет электоральный барьер.

Доверчивые оптимисты могут поддержать Кахоль-Лаван, критикующий Ликуд за усугубление социальных проблем, или положиться на улыбчивого Фейглина, не скупящегося на обещания. Люди бедные, но экономически грамотные должны надеяться на энергичную поступь израильского капитализма, который в исторической перспективе сделает всех богаче: об этом им охотно расскажет лучший оратор израильской политики - тем более что он не считает нужным отвечать за свои слова. 

Кто защитит нас от страшных опасностей?

Перед прошлыми выборами Нетаниягу нейтрализовал опасные социальные лозунги Сионистского лагеря криками о том, что кроме него некому защитить Израиль от страшных врагов.

В завершающейся каденции ЦАХАЛ наносил решительные удары по позициям иранской армии в Сирии. Но следует признать, что пока Иран не решался посягнуть на границы Израиля. Ближайшая и непосредственная угроза безопасности Израиля – террор. Министр обороны Либерман выдвинул оригинальную теорию, согласно которой жители ПА должны получать не только кнут, но и – при хорошем поведении - пряники. К сожалению, в борьбе с «интифадой ножей» в Иудее и Самарии эта тактика не принесла успеха. Против наглеющего ХАМАСа, запускающего на нашу территорию шары со взрывчаткой и обстреливающего ракетами центр страны, Нетаниягу начал применять одно и то же «оружие» – соглашения о затишье, а также чемоданы с катарскими деньгами. Благодаря египетским посредникам перед нынешними выборами ХАМАС притих... Беспринципные переговоры с террористами, сочетающиеся с «мерами по улучшению жизни в Газе», критикуют все партии национального лагеря: Новые правые, Объединенные правые, НДИ, Зеут.   

Подведем итоги.

Бесполезно переубеждать обожателей Нетаниягу, видящих только в нем надежного защитника Израиля и верящих ему, что три бывших начальника генштаба из Кахоль-Лаван - бездари, предатели и к тому же дебилы. Он, конечно, их знает: в Израиле генералы не могут ничего предпринимать без санкции премьер-министра.

Те, кто не доверяет Биби, могут проголосовать за одну из правых партий. Они не скупятся на воинственные заявления. Лидер Новых правых Беннет собирается стать министром обороны, а Либерман уже проявил себя на этом посту.

Избирателям, еще не разочаровавшимся в израильских генералах, стоит рискнуть и поддержать Кахоль-Лаван. Пусть потом пеняют на себя!

Кто-то еще беспокоится о будущем израильской демократии?

Еще недавно некоторые партии выступали за совершенствование израильской демократии. Звучали требования о прямых выборах премьер-министра, о введении президентского правления и даже о принятии Конституции.

Сегодня таких грандиозных задач никто не выдвигает, как и более скромных. Например, не слышно призывов к борьбе с коррупцией. Те, кто когда-то ратовал за введение Конституции, готовы без конца принимать новые Основные законы – можно представить себе, как перекраивали бы перед каждыми выборами Конституцию, если бы таковая у нас появилась.

Только антиклерикальные лозунги еще не сняты с повестки дня. Глава НДИ обещает бороться с диктатом ультраортодоксов, из-за которых Израиль скатится к еврейскому хомейнизму!      

Подведем итоги.

Демократия в Израиле процветает – судя по тому, как свободно и смело наши партии оплевывают друг друга перед выборами. Напомню избирателям некоторые практические дела наших партий по совершенствованию демократии.

Айелет Шакед из Новых правых в этой каденции была министром юстиции и много сделала для прекращения произвола Верховного суда, который поставил себя над кнессетом и нарушает принцип разделения ветвей власти.

НДИ продемонстрировал свое отношение к «хомейнистам» на муниципальных выборах в Иерусалиме. Вместе с ШАСом он проталкивал в мэры религиозного кандидата Моше Леона, который благодаря этой поддержке победил кандидата от Ликуда – русскоязычного Зеэва Элькина. Это также пример пробивания партией «стеклянного потолка», мешающего продвижению представителей алии...

Останется ли в Израиле «русская» партия?

Наш дом – Израиль находится в кнессете 20 лет. Желающим голосовать за «своих» рекомендую вспомнить, какие важнейшие проблемы алии решила партия за это время. Для освежения памяти стоит посмотреть предвыборные ролики НДИ: из них можно узнать о... происках прочих партий, особенно Новых правых.

Перед выборами кто-то вытолкнул на арену странного клоуна, якобы представляющего «русских». Если это альтернатива, то логично предпочесть НДИ.   

Феномен Фейглина

Главная неожиданность нынешней избирательной кампании – прогресс партии Зеут. Поначалу она вообще не фигурировала в опросах, а теперь получает до семи мандатов!

Думается, создатель партии Моше Фейглин сделал те выводы, которые оказались не под силу также очень правому Нафтали Беннету. Видя, что религиозно-сионистский Еврейский дом не получает более 8-10 мандатов, Беннет решил создать с Шакед новую правую партию, которая была объявлена домом для религиозных и светских израильтян. Но у правых нет недостатка в партиях, за которые можно проголосовать. А чего-то «эксклюзивного» Беннет им не предложил. Он по-прежнему ратует за мифологическую модель еврейского государства и не может переманить близкий по мировоззрению электорат Новых правых или Зеута.


Зато с Фейглиным произошли немыслимые метаморфозы! Мы помним, как он призывал к разным крайностям, в том числе к созданию государства Галахи. Куда всё делось! На политической арене появился совсем другой Фейглин, не вступающий в дискуссии, приветливо всем улыбающийся. Он говорит, что выступает за свободу выбора. Однополые браки? Он не против. Легализация марихуаны? Он за. Он – и за неприкосновенность границ, и за либеральную экономику, и за решение всех наболевших социальных проблем. Всё это изложено в его программе, которую написал какой-то очень трудолюбивый человек.

Растущая на глазах популярность Зеута встревожила Новых правых и Объединенных правых. Они договорились не ругаться друг с другом и синхронно критиковать Фейглина. Так же агрессивно настроены против него ультраортодоксальные партии, опасающиеся перебежки к нему отдельных избирателей.

Голосовать ли за Фейглина? Без сомнения, каждый, кто верит, что Фейглин преобразился и выполнит свою огромную программу, должен голосовать только за Зеут.

Что нам сулит 9 апреля?

В Израиле не бывает выборов без неожиданностей. Я лично уверен, что итоги выборов будут отличаться от результатов опросов.

Дело в том, что последние опросы указывали на забываемое всеми обстоятельство: 13-15% респондентов еще не приняли решение о том, за кого голосовать. Колеблющиеся делают выбор в последний момент и склоняются в пользу новичков израильской политики. У известных партий электорат достаточно стабильный, их избирателям нет смысла «темнить» в опросах.


Вспомним триумф Еш атид в 2013 году, отличный результат Кулану в 2015-м. Симпатии сомневающихся качнулись в их сторону. Неожиданности такого же свойства могут произойти и 9 апреля.

Сюрпризы возможны и при формировании новой коалиции. Все комментаторы уверенно предсказывают – на основании опросов – что левые не получат парламентского большинства. Но если Кахоль-Лаван опередит Ликуд по числу мандатов, то кто поручится за то, что его не поддержат... правые партии? Один из правых лидеров может присоединиться к коалиции за пост министра финансов, другой – за портфель министра обороны, третий – просто из-за нелюбви к Нетаниягу, чья пропаганда травит и его, и его жену. Обладатель самой красивой предвыборной программы помнит, как его выкидывали из Ликуда, и вряд ли мечтает войти в правительство Нетаниягу...  


При любых результатах выборов не надо слишком радоваться или расстраиваться, поскольку новое правительство может оказаться недолговечным. Я не каркаю насчет «дел Нетаниягу». Более прямое отношение к судьбе страны имеет ожидаемое сразу после выборов обнародование «мирного плана» Трампа. «Сделку века», предусматривающую создание двух государств, придется принять любому израильскому премьер-министру. Это вызовет взрыв страстей в правых партиях, раскол в Ликуде. Понадобятся новые выборы.


А пока подождем 9 апреля. Синоптики утверждают, что температура будет выше обычной в это время года. Кто б сомневался!..