суббота, 23 июня 2018 г.

Кац сбрасывает маску скромного труженика!

На прошлой неделе в пятничном приложении к «Исраэль ха-йом» было опубликовано большое интервью с министром транспорта Исраэлем Кацем. Оно направлено против лидеров других правых партий, которые засматриваются на кресло премьер-министра! Больше того, это программное выступление ликудника, не скрывающего собственного интереса к данному креслу. Публикация такого интервью в «газете Биби» не оставляет сомнений в том, кто сегодня пользуется относительной поддержкой лидера партии.


То, что интервью Исраэля Каца не стало предметом широкого обсуждения, легко понять. А кто его будет обсуждать? «Едиот ахронот» не реагирует на газету, поставившую его на грань разорения. В русскоязычных СМИ крайне редко обсуждают политиков, конкурирующих с Либерманом. Например «Вести» представляют министров от Еврейского дома Беннета и Шакед в карикатурном виде, и не владеющая ивритом часть «русской» публики уверена, что это «мракобесы», не приносящие никакой пользы стране.
 
Естественно, продолжающиеся допросы премьер-министра вызывают брожение в правых партиях. Кто ж откажется от шанса сменить Биньямина Нетаниягу в случае его вынужденной отставки!.. Но пока партнеры по коалиции проявляют корректность в отношении главы правительства. Тем более не дают повода для пересудов о борьбе за власть в Ликуде ведущие деятели этой партии.
 
Как подчеркивает Исраэль Кац, пока сам Нетаниягу не примет решения об уходе, он не будет претендовать на пост председателя Ликуда, но в случае отставки босса намерен баллотироваться. Министр транспорта рассказывает, с чем он пойдет на выборы.  
 
Поскольку Израиль давно не противостоял сразу нескольким опасным врагам, наиболее важные высказывания Каца связаны с вопросами безопасности. Говоря об угрозе северной границе, он небрежно замечает, что сталкивался с сирийцами еще в период Войны на истощение, будучи молодым десантником. У меня лично нет ни тени сомнения в том, что это напоминание адресовано Либерману! Конечно, можно быть хорошим министром обороны, не имея армейского прошлого. Но далеко не в первый раз приходится констатировать инфантильность и недальновидность пропагандистов НДИ, которые, подражая своему шефу, любят играть в дразнилки. Это они в свое время издевались над министром обороны Амиром Перецом, которого папарацци поймали вглядывающимся в бинокль с закрытой крышкой. Такое бывало не только с Перецом – всё может случиться от рассеянности или усталости. Но если для оценки министра обороны задаются критерии его военной выучки, то это бумерангом ударяет по Либерману, который в ЦАХАЛе не поднялся выше ефрейтора. А Перец, между прочим, был капитаном – как и Кац, чья грузноватая (в прошлом!) фигура напрасно вводила в заблуждение.
 
Сегодня израильское руководство явно возлагает чрезмерные надежды на помощь со стороны США. По мнению Каца, главное, что мог бы сделать Трамп - и нанести самый чувствительный удар Ирану и Асаду, - это признание суверенитета Израиля над Голанами! Заставить же Иран уйти из Сирии, по убеждению Каца, может только Израиль. Правда, он признает, что встреча в Трампа с Ким Чен Ыном в Сингапуре значительно ослабила позиции Ирана.
 
Анализируя обострение обстановки на границе с Газой, Кац уже прямо критикует Либермана. «Министр обороны грозит сокрушить ХАМАС, но не делает этого, - говорит он. – В то же время мы не собираемся окончательно отделиться от Газы. А третьего не дано!» Кац считает абсурдом то, что на заседаниях израильского правительства спорят, как улучшить гуманитарную ситуацию в Газе. Он полагает, что Израиль должен снять с себя ответственность за почти два миллиона жителей Газы, дать им выход к морю, и с этой целью предлагает с виду экстравагантную, но вполне разумную программу создания рядом с Газой искусственного острова.
 
Как объясняет Кац, через такой остров Газа могла бы получать воду и электричество. Обязательное условие осуществления этого плана – международный контроль над Газой, поскольку Египет не хочет этим заниматься, а Абу-Мазен перестал выплачивать ХАМАСу деньги, предназначенные на зарплаты его администрации, и резко уменьшил снабжение сектора топливом, электричеством, водой.
 
Надо сказать, что предложение Каца было бы логичным ответом нашим недругам в ООН: они обвиняют Израиль в расправах с мирным населением Газы - так пусть спасут его от издевательств сионистов и заодно поближе познакомятся с этими кроткими овечками…
 
Весьма дипломатичен Кац в высказываниях о судьбе Иудеи и Самарии. Он не требует аннексии территорий ПА – в отличие от более идеологизированного и категоричного Беннета и всё реже вспоминающего свою идею обмена территориями Либермана, так как понимает, что сначала стоит дождаться «мирного плана» Трампа. Тем не менее, отталкиваясь от исторического заявления американского президента об израильской столице, Кац предлагает утвердить в кнессете Закон о Иерусалиме, который включил бы в его муниципальные границы Маале-Адумим, Гуш-Эцион, Гиват-Зеэв, Бейтар-Илит, Эфрат, где проживают 150 тысяч евреев.
 
К середине интервью Кац открытым текстом говорит о намерении неких «чужаков» вступить в борьбу за власть в Ликуде, если партия останется без «хозяина»: «Ликуд – партия с корнями.  За всю его историю в нем было всего четыре лидера. Мы - не Авода, которая ищет руководителей на стороне. У того, кто создает за границей прибыльный старт-ап и надеется совершить «экзит» в Ликуд, ничего не получится. Люди, которые уходили из Ликуда, не смогут вернуться и возглавить его. Следующим председателем партии будет только тот, кто всегда оставался с ней и работал для нее». 

«Намек» на старт-ап, конечно, относится к Беннету. А когда Кац четко и подробно перечисляет свои достижения в должности министра транспорта, начинается «ненавязчивое» сравнение с деятельностью Либермана на этом посту. Совершенно очевидно, что любую проблему Кац решает более основательно, системно, не размениваясь на мелкотравчатую саморекламу.
 
Если Либерман наметил программу расширения сети железных дорог, то Кац  быстро реализует ее и – главное – создает единую систему железнодорожного и автобусного транспорта, которая уже привела к удешевлению проезда.
 
Если Либерман приватизировал «Эль-Аль», но, в сущности, заменил государственную монополию частной, то Кац ввел политику «Открытого неба», открывшую рынок для иностранных компаний и стимулировавшую конкуренцию. Теперь отправляющиеся за границу израильтяне немало экономят, особенно на лоукостах.
 
Кац приступил к реформн морских портов. Это не просто позволит модернизировать их, но избавит израильских руководителей и предпринимателей от забастовок в портах, поддерживаемых Гистадрутом.
 

Принципиальное – особенно в политическом отношении – достижение Каца: согласие Саудовской Аравии на полеты израильских пассажирских самолетов в ее воздушном пространстве. Министр надеется на аналогичное соглашение с Суданом. Его попытки создать систему железнодорожного и автобусного сообщения в Иудее и Самарии левые уже назвали «аннексией де-факто». Но это «мирный процесс де-факто»! Кац рассчитывает добиться прокладывания железнодорожной ветки в Иорданию, что в будущем может обеспечить сообщение с Саудовской Аравией и странами Персидского залива. Это, по его словам, вывело бы нашу страну на главную роль по товарообмену в регионе, что совершено естественно: Израиль всегда находился на перекрестке между тремя континентами.
 
Либерман мог бы привести только один свой транспортный «козырь»: изобретение «вертушки», которую в период разгула террора он предлагал установить на входах в автобусы, чтобы… затруднить проникновение туда террористов. Этот пропагандистский курьез быстро был забыт, так как «вертушка» затруднила бы также вход и выход пассажиров и резко снизила бы скорость движения общественного транспорта.
 
Кац в своем интервью вроде бы не задевал Кахлона. Но через несколько дней в том же «Исраэль ха-йом» появился большой материал о строительстве. Вопреки предвыборным и последующим обещаниям Кахлона о скором снижении стоимости жилья автор статьи утверждает, что за последний год количество новых квартир снизилось на 22%. По его словам, эта тенденция возникла в конце 2016 года (через год после выборов, когда уже можно было судить о деятельности министра финансов) из-за внедрявшейся программы Кахлона «Цена для новосела». Как говорится в статье, подрядчики не дождались снижения цен и констатируют возвращение к прежнему кризису  на рынке жилья.
 
Если учесть результаты опросов, в которых Ликуд увеличивает отрыв от идущего на втором месте Еш атид, то можно с уверенностью сказать, что правящая партия начинает пропагандистскую атаку для воздействия на избирателей и морального давления на конкурентов по правому лагерю.
 
Нетаниягу пока отбивается от наскоков прокуратуры на его семейство. О его рейтинге никто из политиков не может мечтать. Но почему бы не выдвинуть «на всякий случай» Исраэля Каца в качестве «теневого лидера» Ликуда?
 
Кац – очень деловой и эффективный министр. При сопоставлении с конкурентами из других партий существенно то, что он занимается и проблемами транспорта, и делами разведки. Минусы Каца – отсутствие харизмы и отсутствие  ораторского таланта.
 
Не все отзывы Каца о соперниках справедливы. Беннет создал предприятие хай-тека в Израиле, а его продажа укрепила репутацию израильской экономики. Либерман, конечно, говорит много лишнего, однако как министр обороны действует весьма жестко. Но если Кац вступает в предвыборную борьбу, то щепетильность надо отбросить…
 
Действительно ли Ликуду надо опасаться честолюбивых «варягов»?
 
Перед прошлыми выборами Либерман и Кахлон всерьез собирались сформировать общий блок с Лапидом. Но теперь партии Еш атид сулят всё меньше мандатов - с таким партнером аутсайдеры опросов  НДИ и Кулану не получат парламентского большинства.
 
С другой стороны, Ликуд уже создавал общий список с НДИ и убедился, что от этого только проигрывает. Беннет пугает «прагматичный» Ликуд своим «экстремизмом», а завравшийся Кахлон свою бывшую партию только скомпрометировал бы. Нетаниягу понимает, что сомнительным политическим сделкам следует предпочесть единство Ликуда.
 
Независимо от того, обоснованы ли предположения о способности Либермана и Беннета вступить в борьбу за лидерство в Ликуде, этим политикам надо подумать о деятельности своих партий. Беннет - хороший сионист, но некоторые его декларации израильтяне воспринимают как мифологию. Либерману неплохо бы в этой каденции что-то наконец сделать  для «русских», так как другого электората у него уже нет.            
 
 

    


 

пятница, 22 июня 2018 г.

Скорбь. Героизм. Затянувшаяся ложь.

22 июня 1941 года гитлеровская Германия напала на СССР. Сталин был так потрясен, что не смог выступить перед народом, и о начавшейся войне соотечественникам сообщил Молотов. Война стоила стране колоссальных жертв. Бойцы Красной Армии воевали героически, они разгромили вермахт и взяли Берлин. Сегодня в России 22 июня называется Днем памяти и скорби. Увы, это по-прежнему день огромной и безнравственной лжи.


Память - это сохранение правды о войне. Но в России ввели уголовную ответственность за «фальсификацию истории». Истинной историей считаются решения Нюрнбергского трибунала, что вполне устраивает российское руководство.

Суд над главарями рейха вершили союзники по антигитлеровской коалиции. Сразу после победы США и Великобритания не могли обвинять ставшего их соратником Сталина в том, что он вместе с Гитлером развязал Вторую мировую войну. Тем не менее  чуть позже в демократическом мире была написана правдивая история самой страшной войны в истории человечества. В Советском Союзе эта история сначала изображалась как «десять сталинских ударов», потом переписывалась в угоду каждому новому генсеку. В путинской России вернулись к советской концепции Второй мировой войны, а тем, кто придерживается другой версии, грозит тюремное заключение.
 
В сегодняшней России опять считается, что в 1930-е годы империалистические державы хотели погубить пролетарское государство, но эти планы разрушило подписание советско-германского "договора о ненападении". Опять война изображается как победа Красной Армии, сражавшейся практически в одиночку. Союзники язвительно упрекаются в том, что подоспели к концу войны «на готовенькое».
 
Именно эта трусливая ложь принижает роль советского солдата и искажает оценку его героизма! Потому что к 22 июня 1941 года СССР уже почти два года был союзником гитлеровской Германии и только после нарушения Гитлером соглашения со Сталиным начал труднейшую войну против нацизма. Из-за недальновидности Сталина, его навязчивого желания дружить с фюрером Советский Союз не подготовился к германской агрессии, а Красная Армия уже в первые месяцы войны понесла гигантские потери и продолжала титаническую борьбу, истекая кровью, голодая, испытывая нехватку всех видов вооружения.
 
Известный подонок Максим Шевченко как-то с пафосом заявил, что если бы не пакт Молотова-Риббентропа, давший Советскому Союзу "передышку" и "буферную зону", то вермахт начал бы войну в районе Минска! Можно подумать, бандитский сговор Сталина с Гитлером что-то принципиально изменил! Белоруссию, Прибалтику гитлеровцы заняли за несколько дней…
 
"Передышка", "выигрыш времени" - тупое вранье! Помню, как в молодые годы меня поразил замечательный эпизод в романе Григория Бакланова. Июль 1941-го. Красная Армия беспорядочно отступает. Молодой советский лейтенант находит где-то на полянке смятую бумажку - циркуляр верховного командования от 22 июня. В нем приказывается оттеснить немцев до границы, но ни в коем случае не переходить ее! Фронтовик Бакланов этого не мог придумать - да и кто способен был такое сочинить? Врал "великий" Жуков в своих мемуарах. Немцы уже наступали по всему огромному фронту, а Сталин еще боялся "обидеть" Гитлера и продолжал линию "не поддаваться на провокации"...   

Даже в День памяти и скорби в России не рассказывают, что героизм проявляли простые солдаты и офицеры, а руководство страны и высшее командование вели себя бездарно, подло, трусливо. При первом же сообщении о начале войны в западных районах СССР партийные и советские работники начали вывозить свои семьи с их барахлом. Никакой эвакуации населения мудрый вождь не предусмотрел. "Великий интернационалист" прекрасно знал о расовой теории и практике нацистов, но в 1939 году отдал им на растерзание миллионы польских евреев, а в 1941-м бросил на произвол судьбы советских евреев, проживавших в Прибалтике, Белоруссии, Украине, Молдавии. По воспоминаниям современников, 22 июня 1941 года на границе Литвы и РСФСР стояли кордоны энкеведистов, гнавшие назад пытавшихся спастись литовских евреев…
 
Это уже потом, в 1945-м, Красная Армия, которая шла на Берлин, освободила горстки уцелевших в гитлеровских концлагерях евреев. Но в том, что они там оказались, - страшная и несмываемая вина «отца народов».       

Официальная «память» молчит о чудовищной катастрофе подо Ржевом, о «котлах», в которые попадали целые армии из-за безграмотных сталинских генералов. В отличие от солдат генералы «почему-то» погибали крайне редко.

После аннексии Крыма много говорилось о Севастополе как «городе русской славы». Но только у самых неугомонных, еще не посаженных «фальсификаторов истории» можно прочитать о том, как при обороне города-героя генералы и адмиралы позорно сбежали (надругавшись над всеми флотскими традициями) на подводной лодке, оставив подчиненных погибать. 

Генералы становились маршалами, получали множество наград, гордо гарцевали на конях во время Парада Победы. Еще немало орденов им навесили впоследствии за «подвиги» в Корее, за расправу с Будапештом в 1956-м. А сколько погибло советских солдат на войне с гитлеровской Германией, до сих пор неизвестно. До сих пор не погребены те,  кого будущие «маршалы победы» в 1941-м тысячами бросали под немецкие танки. Вот такая память и такая скорбь…
 
По сей день история великой войны служит мелкой и грязной политике. Опять лелея параноидальные фантазии о мировом заговоре «русофобов» против единственной святой и духовно чистой державы, кремлевские идеологи топят в клевете и лжи факты о великой битве при Эль-Аламейне, о не имеющей аналогов в истории высадке союзников в Нормандии, о грандиозной войне, которую с 1941-го по 1945-й год вели на Тихом океане США и Великобритания и благодаря которой СССР был избавлен от удара Японии с востока. По сей день официальные российские публицисты и историки говорят гадости о ленд-лизе, который спас Красную Армию в труднейший период войны, - во имя чего погибали в северных морях английские моряки.
 
Бывшие советские люди помнят о страшных потерях и тяготах войны. Помнят не потому, что так велит листок календаря. Их память не отключится из-за того, что у ветеранов войны – как у всех стариков - нынешние кремлевские вожди крадут пенсии. Вожди не меняются. Они вряд ли знают стихи:

Есть имена и есть такие даты, -
Они нетленной сущности полны.
Мы в буднях перед ними виноваты, -
Не замолить по праздникам вины…

понедельник, 18 июня 2018 г.

Кто поджигает «свою землю»?

Из Газы в сторону Израиля продолжают лететь горящие воздушные змеи и шарики со взрывчаткой. Черные пепелища остаются на месте полей и садов, в которые были вложены долгие годы еврейского труда.  Почему израильское правительство медлит и не пытается решительно пресечь варварские атаки наших одичавших соседей?


Хамасовские головорезы в Газе уже не надеются на «касамы» и тоннели и придумывают более простые, дешевые, но весьма эффективные атаки против «сионистов». Сначала они погнали толпы террористов, пополненные женщинами и детьми, на прорыв границы с Израилем. «Международное сообщество» охотно приняло «версию» о том, что ЦАХАЛ зверски расправляется с мирными арабами, доведенными до отчаяния израильской блокадой. Вдохновленные поддержкой прогрессивного человечества хамасовцы применили новые виды борьбы с «агрессорами» (еще в 2005 году покинувшими сектор Газы). Они запускают горящие воздушные змеи, выжигающие сельскохозяйственные угодья и угрожающие жизням израильтян. Не менее опасны летящие в нашу сторону надувные шары, к которым прикреплена взрывчатка.
 
Эти примитивные придумки террористов явно поставили в тупик ЦАХАЛ. Сначала поступили сообщения о том, что воздушные змеи были сбиты беспилотниками. Потом мы услыхали, что взорван автомобиль, из которого в Газе запускали горящие змеи на территорию Израиля. Но наверняка все поджигатели не сидели в одной машине. По-прежнему на израильских полях полыхают пожары.
 
Наши СМИ скупо сообщают об этой бандитской деятельности ХАМАСа и практически не комментируют ее. Они догадываются, что рушится их любимая догма: Израиль расплачивается за оккупацию арабских земель. Левые отрицают, что и в Рамалле, и в Газе оккупированными землями считают всю территорию Государства Израиль. Тем более наши миротворцы не зададут вопрос: до какого одичания, вырождения надо дойти, чтобы жечь свою землю?  Фанатикам из Газы плевать и на землю, и на жизни своих детей, которых они трусливо ставят перед собой и гонят под пули израильских солдат. Мозги этих зомбированных  существ вмещают только приказы их паханов об истреблении евреев.
 
Но для евреев, сионистов всегда главной ценностью был труд на своей библейской земле. И вот теперь они не спешат карать дикарей за уничтожение плодов этого труда! Сегодня утром сообщили о нанесении ударов по «военным объектам» в Газе. Знакомый термин... Если бы ЦАХАЛ действительно уничтожил все «военные объекты», о которых рассказывалось израильтянам за последние 10-15 лет, то сектор Газы давно был бы самым тихим местом на Ближнем Востоке.
 
Трудно усомниться в том, что глава НДИ Авигдор Либерман был искренним, когда, став министром обороны, во всех интервью обещал уничтожить ХАМАС. Его предшественники на этом посту Шауль Мофаз и Моше Аялон тоже считались «жесткими». Но беда в том, что наши министры обороны слишком много думают о продолжении политической карьеры, о своем имидже на Западе, а потому быстро превращаются в миролюбивых «прагматиков», действия которых не раздражают европейских и американских либералов.  
 
На днях один из «сильных людей» Ликуда Исраэль Кац сказал, что Либерману пора от деклараций переходить к делу: надо или наводить порядок в Газе или... полностью отделиться от нее! Правильная постановка вопроса. В национальном лагере считается хорошим тоном призывать к расправам с террористами, но правые забывают о том, что не Ариэль Шарон первым заговорил об одностороннем отделении: «Мы здесь, они там». 
 
Синдром размежевания еще саднит в подсознании правых лидеров – и это мешает израильскому руководству задуматься о том, что если уж мы разрушили поселения в секторе Газы, то лучше всего полностью снять с себя ответственность за нее и не оправдываться по поводу нехватки там электроэнергии или продуктов питания. В этом варианте следует более надежно укрепить нашу границу с Хамастаном и дать ему выход к морю. Тем не менее и такая перспектива не отменит необходимости в беспощадной реакции на бандитские действия ХАМАСа против Израиля. Перед вчерашним заседанием «кабинета безопасности» глава Еврейского дома Нафтали Беннет резонно отметил, что засылка на территорию Израиля горящих змеев и шаров со взрывчаткой ничем принципиально не отличается от ракетных обстрелов и требует такого же ответа.
 
Совершенно ясно, что за рубежом удары израильских ВВС по «военным объектам» в Газе не соотносятся с вандализмом ХАМАСа и опять послужат причиной для антиизраильских резолюций ООН. Западные телеканалы не запугивают свою аудиторию кадрами горящих израильских полей. Воздушные змеи, шарики преподносятся совсем как детские забавы. Но Израиль должен был с самого начала варварских атак подавать протесты в Совет Безопасности и каждый раз заявлять, что если ООН не остановит эти провокации, наносящие нам огромный экономический ущерб, то остановить их придется ЦАХАЛу. Сегодня у Израиля как никогда сильная поддержка в ООН со стороны США, чьи представители могли бы громко транслировать наши протесты. После таких предупреждений нас все-таки лучше «поняли» бы в случае решительного удара по Газе.
 
Естественно, наши летчики не должны гоняться за воздушными змеями на F-35. Руководители ХАМАСа должны, наконец, понять, что лично они, а не их забитые подданные будут расплачиваться за подлые диверсии против нашей страны.
 
У Израиля есть опыт точечных ликвидаций идеологов террора. Они будут более эффективными при вторжении ЦАХАЛа в Газу. Подобные антитеррористические операции ни разу не доводились до логического завершения. Естественно, «логика» состоит не в том, чтобы оккупировать Газу и сменить там власть или установить свою. Но, находясь там, легче арестовать и отправить в израильские тюрьмы изготовителей воздушных змеев и шариков, ликвидировать главарей ХАМАСа. Надо не только разрушить «военные объекты», но – продолжая практику разрушения домов террористов – разрушить фешенебельные дома главных террористов в "правительственном" районе Газы. После этого наши солдаты смогут возвращаться домой.
 
Можно не сомневаться в том, что новая операция в Газе вызвала бы особо яростную критику со стороны наших левых. Мечтающих о мире любой ценой не возмущают обстрелы "касамами" израильских городов, поджоги полей - гораздо сильней они переживают из-за арабских потерь в ходе военных действий. 

Конечно, любая военная операция чревата жертвами в рядах ЦАХАЛа. Но, соглашаясь с сегодняшним "статус-кво", позволяющим ХАМАСу безнаказанно разорять израильские города и деревни, наше правительство запрограммирует еще бОльшие жертвы. Потому что мы не сможем протестовать в международных организациях против новых разбойничьих акций террористов, а в конце концов придется силой положить им конец.     

Следует признать, что претензии к министру обороны или главе Генштаба не совсем справедливы, так как антитеррористическая стратегия утверждается на более высоком уровне. Трудно отделаться от подозрения, что после переноса посольства США в Иерусалим и в ожидании обнародования «мирного плана» Трампа наш премьер-министр не хочет огорчать американского президента «непропорциональными» действиями против ХАМАСа. Можно также предположить, что, медля, он руководствуется такими же личными соображениями, как Шарон, проводя «размежевание».
 
А тем временем черные клубы дыма поднимаются над горящими израильскими полями...

Фото: Еврейский национальный фонд     

воскресенье, 17 июня 2018 г.

Видно, в понедельник их мама родила...

В 1990-е годы мне приходилось немало писать о «русских» графоманах в Израиле. Искренне убежденные, что только советский тоталитаризм и антисемитизм не позволяли им добиться известности, они на исторической родине бурно фонтанировали стихами и прозой. Не дождавшись признания, основная масса графоманов исчезла. Но алия продолжается... Опять появляются какие-то «литстудии», издаются какие-то «альманахи», и, похоже, кто-то зарабатывает на мечтах неталантливых людей о славе. С ужасом перелистал случайно попавшийся сборник «Понедельник». Те, кого мы лет 20 назад называли графоманами, на этом фоне – мастера пера!

Мои старые друзья сравнительно недавно репатриировались в Израиль и наивно надеялись сохранить хороший русский язык у маленькой дочки. Большую радость вызвали у них объявления о литературных объединениях – они сразу поверили, что Израиль сохранит великую русскую культуру. Но вскоре друзья позвонили мне и потрясенно рассказали, что ознакомились с альманахом «Понедельник», издающимся у них на Юге: они были просто убиты его уровнем, языком!     

Конечно, я попросил показать мне этот образец коллективного литературного творчества. Да уж...

Обычно название литературного альманаха как-то связано с его содержанием. На обложке «Понедельника» я прочитал замечательное объяснение:
 
«Литературная студия «Понедельник» существует с 21 ноября 2016 г. Студия объединила талантливых авторов, проживающих в прекрасном израильском городе Мицпе-Рамон. Благодаря энергии и оптимизму Н. Терликовой, писательницы, журналистки и руководителя студии, к «Понедельнику» присоединились коллеги по перу из других городов Израиля.
И поскольку «Понедельник» начинается в субботу, сразу после ШАББАТА – накануне второго заседания студии – было решено выпустить Литературный Альманах «Понедельник».
 
Что ж, понятно желание одаренных жителей Мицпе-Рамона подкрепить свои литературные претензии авторитетом Стругацких, но сделано это топорно, без малейшей иронии и без провинциальной застенчивости. После первого же заседания студии – не вникнув в содержание и качество произведений студийцев – честолюбивые сочинители принимают решение об издании альманаха! Можно бы немножко  поработать над собой, чтобы грамотно написать хотя бы аннотацию. В ней грамматически не стыкуются «писательница», «журналистка» и «руководитель». В соседних предложениях повторяется «город». Слово «суббота» почему-то трансформировалось в аббревиатуру, а написание Литературный Альманах - с прописных букв - отдает манией величия. Впрочем, чуть выше нам ведь сообщили, что студия «Понедельник» объединила исключительно талантливых авторов. Обычно авторы ждут, чтобы этот эпитет употребили читатели или рецензенты, но литературный актив Мицпе-Рамона явно не собирается ждать милостей от критики.
 
Вот как аттестует себя создатель студии Наталья Терликова: «В прошлом году моему псевдониму «Наташа Ростова» исполнилось тридцать лет... Родилась на Западной Украине, но выросла и стала известным журналистом в городе Ростове-на-Дону...».

Наташа Ростова – это лихо! Правда, если использовать такой псевдоним 30 лет, то это явно Наташа после эпилога «Войны и мира». Тем не менее чувствуется рука «известного журналиста»: ненавязчиво, но с пользой указано, что Ростов-на-Дону – это город, вдруг не все читатели «Понедельника» в ладу с географией.
 
После первого выпуска альманаха аннотацию на обложке обновили – всё в том же инфантильно-хвастливом стиле: «Решили открыть студию для истинных гурманов литературы». Не уверен, что рекламисты-самоучки знают смысл слова «гурман» и не путают его с «дегустатором». Гурман - человек с утонченным вкусом, который не заглатывает всё подряд. «Понедельник» же производит впечатление испорченного холодильника, набитого продуктами подешевле и к тому же не первой свежести. Мне жаль моих читателей, но вынужден показать степень «съедобности» этих литературных поделок.

Скажу честно, углубляться в творчество авторов альманаха я не стал: ознакомившись с цитатами оттуда, никто не упрекнет меня в верхоглядстве или предвзятости. Я не буду приводить фамилий «прозаиков» и «поэтов» – ограничусь инициалами. Думаю, кое-кого из них затащили в эту издательскую авантюру лукавыми уговорами. В любом случае не стоит ни рекламировать, ни позорить людей на том основании, что они лишены чувства слова, вкуса и элементарной грамотности. Это все равно, что «прибить старика или ребенка», - выражаясь словами писателя, который создал образ Наташи Ростовой.
 
На общем фоне «прозаиков» альманаха выделяются несколько авторов, которые относительно грамотны. Их творчество нельзя назвать художественной прозой: они добросовестно описывают случаи из своей жизни или профессиональной деятельности. Тем же, кто «сочиняет», видимо, никогда не объясняли роль детали, которая позволяет не утомлять читателя затянутыми описаниями и перечислениями. Это занудство проистекает из отсутствия интересных замыслов, банальности «стиля». Люди явно уверены, что прозу писать легче, чем стихи, так как рифмовать не надо: пиши что попало – потом назовешь рассказом или повестью. Вот несколько образчиков растранжиривания электроэнергии при компьютерном строчкогонстве. Орфографию и синтаксис я не меняю.

Х. Т.:
«И вот подо мною чужая земля. Она светится какими-то редкими разбросанными огнями темно-желтого цвета. Веками тут жили мои предки. Я попыталась сквозь иллюминатор почувствовать родственную энергетику, которая, наверняка, где-то здесь должна была пребывать. Но кроме темной выпуклой, вогнутой земной тверди, что говорило о неровном рельефе местности, и темно-желтых огней, притаившихся в складках земли, больше ничего особенного почувствовать не удалось, разве что какое-то неясное ощущение чего-то другого...».

Ю. Т. :
«Рояль стоял в комнате. Обычный, черного цвета. Рояль, так уж сложилось по конструкции, занимал слишком много места в стандартной квартире. Впрочем, он никому не мешал. Ни мебели, ни чему-то иному. У левой стенки стояли лишь ящики с не разобранными книгами, и какие-то тюфяки и баулы. Немного. Так что рояль не мешал...».

А. П. :
«В конце года мы привыкли подводить итоги того, что с нами произошло, несмотря хорошее это или плохое. В моём понимании нет «хорошего» и «плохого», просто есть вещи, которые происходят, всему есть свой смысл. Порой занимает у людей много времени, чтобы увидеть смысл происходящего с ними. Зачастую, нам кажется, что в нашей жизни давно всё запланировано и понятен ход событий...». 

Комментировать не буду. Замечу только, что кое-где налицо прискорбное невладение русским языком. Какие там Стругацкие!.. Возникают совсем другие ассоциации: «Видно, в понедельник их мама родила». 

В сущности,  в «Понедельнике» нет принципиального различия между «поэзией» и «прозой». Наличие рифмы ни о чем не говорит: во-первых, не все публикующиеся здесь «поэты» умеют рифмовать; во-вторых, лирика должна отражать нечто личное, а в текстах этих горе-мастеров ямба и хорея индивидуальность даже не ночевала.

А. П. :
«Звон наших сердец, как струна натянут.
Любовь и страсть нас куда-то тянут.
И мы не в силах сдержать порыв,
С высокой скалы летим в обрыв...».

И. М.:
«Я напишу тебе поэму!
И напишу, чтоб ты не поняла,
Чтоб не прислала мне ответа,
Увы, прости, но мы друзья!»


И «прозаикам», и «поэтам»  курьезного альманаха никто никогда не объяснял, что для обращения к литературному творчеству, а тем более для издания своих произведений нужна серьезная причина. Они явно краем уха слышали про «ни дня без строчки» и усердно изводят себя и читателей.
 
Я не знаю, сколько лет авторы «Понедельника» прожили в Израиле, но почти все они страдают «ульпановским синдромом». С первых дней на исторической родине страстно хочется излить патриотические восторги.

Т. Т. :
«Пою с Давидом псалмопевцем,
И сладко восхищенно сердце,
Я над простором осиянным
лечу к Земле Обетованной!»      

Конечно, среди главных положительных эмоций нового гражданина Израиля – радость поедания овощей и фруктов!

С. Б.:
«Нет арбуза ведь полезней
Если хочешь быть стройней,
Помогает при болезнях
Почек, сердца и костей».

Важная информация. Но мучительно напоминает: «Пейте соков натуральных – укрепляет грудь и плеч!»

Человек, воспитанный на советской публицистической поэзии, не может не отозваться на главные политические проблемы Израиля. Особенно волнует тема мирного процесса.

С. Б.:

«А где-то смертники готовы
Свершить кровавый свой теракт.
Для них поступок сей не новость -
Чем больше гибнут, тем он рад...

Не уж-то, нет на свете силы
Их усмирить и убедить,
Что лучше жить всем вместе, в мире,
И строить, созидать, и... БЫТЬ?»

К счастью, в «Понедельнике», как уже отмечалось, попадаются и веселые, раскованные стихи.

Н. Т. :
«От Куш-Куш до Куршавелли
Ехать целых две недели,
Но скажу я вам, друзья,
На фиг нам нужна возня.

Куршавелить можно дома,
Не покидать Мицпе-Рамона.
Есть у нас шхуна, хурша,
Где гуляют не спеша...».

Так заразительно, что потянуло в Мицпе-Рамон! Смутило только загадочное слово Куршавелли. Звучит по-грузински, но напоминает французское – Куршевель. Пожалуй, все-таки правы мои друзья: русский язык в Израиле вырождается...

Поскольку я немного знаком с  историей русских литературных альманахов в Израиле, то начал исследовать обложку «Понедельника». В 1990-е годы там фигурировало бы указание о том, кто финансирует это издание. В данном случае такая информация отсутствует, и я подавил уже зарождавшиеся обвинения в адрес министерства абсорбции или местного совета Мицпе-Рамона, которые был готов заподозрить в растрате государственных средств на компанию графоманов.
 
Но чудес не бывает: если этот альманах не поддерживают официальные структуры, то он издается за счет представленных в нем авторов. А «Понедельник» гордо сообщает, что в нем публикуются не только израильские, но и проживающие в других странах литераторы.
 
Не помню, включали ли «400 способов» Остапа Бендера издательскую деятельность. Это совершенно легальное, нужное людям занятие, но... оно накладывает некоторые обязательства на издателя! Увы, не все представители культурной алии в совершенстве владеют пером. Я знаю в Израиле издательства, которые берутся помочь желающим публиковаться репатриантам. Да, работа литсотрудников оплачивается,  но они ее делают профессионально, тщательно редактируя те тексты, которые в этом нуждаются.
\
В «Понедельнике» явно существует «самообслуживание»: тот, кто хорошо знаком с правописанием, после публикации не услышит замечаний о многочисленных грамматических ошибках, но у менее культурных коллег наблюдается или переизбыток запятых, или их недостача – а иногда просто очевидно, что человек не владеет литературным языком.

Я уж не говорю о том, что если в альманахе печатаются члены литературной студии, то следовало бы их в этой студии сначала поучить азам ремесла. Конечно, таким наставником должен быть профессионал.     

среда, 6 июня 2018 г.

Если бы я родился поросенком...

Израильские СМИ взбудоражены. Все обсуждают высказывание известного драматурга Иехошуа Соболя: «Если бы я был палестинским мальчиком в Газе в эти дни и видел, как убивают и калечат моих братьев, то запускал бы огненных змеев». А, собственно, почему все так разволновались? Разве садомазохистское сочувствие ультралевых израильтян к террористам – это новость? Разве Соболь совершил радикальный поворот в своих взглядах?


Соболь, несмотря на репутацию крупного писателя, не сказал ничего оригинального. Задолго до него в такую же «откровенность» поиграл Эхуд Барак – мол, будь он палестинцем юных годов, то непременно вступил бы в террористическую организацию.
 
Сами эти воображаемые реинкарнации говорят, увы, исключительно о глупости авторов подобных высказываний. (Барака нельзя назвать глупым, но циничное стремление к власти иногда отключает логику). Можно продолжить ряд таких предположений: «Если бы я родился в нацистской Германии и воспитывался в гитлерюгенде...»; «Если бы я был советским пионером в сталинскую эпоху...»; «Если бы я родился в Иране после исламской революции...». Это все равно, что сказать: "Если бы я был камнем, выпущенным из рогатки, то попал бы в чей-то глаз". 


Человек, рожденный в фанатичной, тоталитарной среде, лишен свободы воли, он запрограммирован быть тупым, злобным орудием режима, который его сформировал. Поэтому не надо представлять его действия как акты справедливости, возмездия. Понятие о справедливости есть у существа, способного различать добро и зло. Фанатики подавляют разум человека, стимулируя инстинкты. Родившийся волчонком будет рвать всё, что движется и может его насытить. Родившийся поросенком тоже стремится только к наполнению своего брюха и испытывает тягу к грязным лужам.
 
Мальчики (а также девочки), родившиеся в Газе или в Рамалле, не способны задуматься о том, какие страдания они наносят родителям младенцев, которых они зарезали в еврейских поселениях, куда их послали красноречивые учителя. Мальчики в Газе, которых жалеет Соболь, не способны осознать ущерб от уничтожения посевов их подожженными воздушными змеями: они сами голодают, но не понимают, кто обрек их на нищету, и рады лишить пищи расписываемых проповедниками израильских чудовищ.       

Почему-то наши человеколюбивые писатели и политики никогда не говорят: «Если бы я родился в семье, которая требует хорошо учиться, не обижать других, и не посылает своих детей под пули...». В их помутненном сознании не всплывают причины ненависти к нам арабских соседей. Но характерно, что жалеют они именно их – и только их! Они не протестуют против геноцида в Руанде, против оккупации Тибета или Крыма, против избиения демонстрантов в Тегеране или Москве. Они выражают сочувствие к тем, кто рядом, кто хочет убивать именно израильтян: им страшно, и очень хочется задобрить убийц...
 
Наши леваки, считающие себя интеллектуалами, причитают о тяжелом положении в Газе, о «чрезмерной» реакции ЦАХАЛа на попытки прорыва боевиками разделительного забора. А известны ли им примеры – кроме израильского – поставок страной продуктов питания и медикаментов воюющим с ней бандам? Известно ли им, что ХАМАС получает огромную финансовую помощь, но тратит ее не на поддержку жителей Газы, а на строительство тоннелей, из которых террористы собираются ворваться в окрестные израильские поселения и убить побольше евреев. С той же самой целью толпы фанатиков пытаются прорвать электронный забор. Это убийцы, к которым ХАМАС добавляет «для количества» запуганных соплеменников. Исламские головорезы трусливы и предпочитают подставлять под пули женщин, детей, чтобы еще и обвинить в расправах с мирным населением Израиль, Америку и прочих «империалистов».
 
Соболю и его израильским идейным соратникам тяжело осознать, что голодают и жители Египта, и граждане Сирии, и многие иранские труженики, к экономическим тяготам которых Израиль не имеет отношения. Кто виноват, что в этих странах диктаторы тратят миллиарды на вооружения, на свое обогащение и не заботятся о подданных? А кто виноват в закономерностях истории, которые привели к отсталости мира ислама, где подавляются свободная мысль, инициатива личности, где науку терпят только как инструмент милитаризации? Где были арабские страны – в первобытном строе или в средневековье, пока там не нашли нефть? Во что превратится Турция после сворачивания реформ Ататюрка? Израиль вызывает у диковатых соседей ненависть и страх, потому что построен на тех же песках, камнях, но стал примером эффективности демократического развития, опирающегося на достижения образования и науки.
 
Соболь долго болтался в Европе и должен бы знать, что ее трусливое заискивание перед нацизмом, а затем перед современным терроризмом ни к чему хорошему не привело. Но он мало думает об этом и вообще всё меньше думает. Его больше интересует то, что Европа пока достаточно богата для поддержки израильских сочинителей, угождающих союзникам террористов. Соболь пишет якобы на еврейские темы, но предлагает свои изделия в обертке, приемлемой для европейцев, которые не любят напоминаний о своей роли в еврейских бедах. Характерный пример – его пьеса «Гетто», которую любят не только на Западе, но и в некоторых израильских театрах. Тут, с одной стороны, изображены страдающие евреи, но кое-кто из них не вызывает симпатии, а первомайская демонстрация в гетто – просто сатира. Зато главный эсэсовец – сложная, неординарная натура, с этакой достоевщинкой...
 
Сегодня утром Соболь  выступал на 13-м израильском телеканале по поводу своего «шокирующего» высказывания. Угасающе дарование было счастливо, что привлекло к себе внимание, но не скрывало страха: все-таки сегодня в Израиле солидарность с террористами – не очень популярный товар. Соболь юлил, изворачивался, ныл, что он против варварского поджигания сельскохозяйственных угодий, но ему жаль несчастных жителей Газы и его удивляет нетерпимость израильского руководства. Почему надо стрелять, почему бы не вести конструктивный мирный диалог с арабскими соседями?
 
Конечно, Соболь пошло лицемерил, но тем не менее уровень его ответов отчасти объясняет, почему из-под его пера не выходит ничего серьезного. Вранье и глупость не рождают большую литературу. Уравнивание Израиля и террористов типа "конечно, мы осуждаем насилие, но страдания наших соседей..." - подленький прием наших "миротворцев". Насилие возникло вместе с исламом и не связано с войной 1967 года. Мир нужен Израилю, но меньше всего его хотят в Рамалле и в Газе. Может, Трамп что-то нестандартное предложит?.. 

Что, по мнению Соболя, может делать страна, когда ее государственную границу штурмуют вооруженные банды? С кем он предлагает вести переговоры – с ХАМАСом, который не признает Израиля и призывает к его уничтожению? Как все наши леваки, Соболь притворяется, что не знает о резолюции ООН 1947 года, которая обещала палестинским арабам свое государство и которую они отвергли. В 1967 году, после Шестидневной войны, Израиль предложил арабским странам получить назад занятые им территории за признание еврейского государства. Возможно, после Осло Соболь в основном находился в Европе. Но и там на всех телеканалах показывали взорванные израильские автобусы, убитых на улицах, рынках, в ресторанах евреев – так шел «диалог» с лауреатом Нобелевской премии мира Арафатом. Сегодня вместо переговоров с Израилем даже «прагматичный» Абу-Мазен натравливает на него подростков с ножами – тех самых, которых так понимает чуткий к страданиям писатель.
 
А впрочем, кому сегодня интересен Иегошуа Соболь? Политики, поющие на его мотивы, катастрофически теряют рейтинги, и их ждет очередное фиаско на выборах. Если бы он родился поросенком, никто не обратил бы внимания.            

четверг, 24 мая 2018 г.

Праздник, который всегда с евреем

Создатель иерусалимского театра «Микро» Ирина Горелик влюблена в свой город и давно мечтала передать это чувство зрителям. Спектакль «Град небесный» получился поэтическим, проникновенным, философским,  и... необычайно актуальным!


Иерусалим – это древняя история и бурная современность, это величие побед и горечь поражений, это город мира и город раздоров, это литературные мифы и реальность будней, это красота, не перестающая нас волновать, и проблемы, от которых мы иногда отворачиваемся... Крайности, противоположности, страсти Вечного города отразились в драматургии Илана Хазана и Михаила Городина и в самом построении спектакля Ирины Горелик. Его композиция сложна и многослойна. То спокойным тоном гида нам рассказывают о захватывающих событиях прошлого, то звучат лирические песни и трагический хор, то ожившие великие страницы Фейхтвангера и Булгакова сменяются, казалось бы, бытовыми сюжетами.

Все это происходит на сцене, и потому режиссеру для единства эстетического кода важна пластическая доминанта спектакля. Универсально-визуальное сопровождение действия – танец Мирьям Энгел: в нем есть и вдохновение, и загадка, и непредсказуемость, и сила – то, что ассоциируется с Иерусалимом.
 
Очаровательный мотив спектакля – зонтики! В городе, раскинувшемся на холмах, дуют пронизывающие ветра, и каждый дождь превращается в свирепый потоп. Вода – символ вечности. А хрупкие зонтики, ломающиеся от напора стихии, - метафора характера израильтян и особенно иерусалимцев, привыкших жить сегодняшним днем и не представляющих другого места обитания.
 
Конечно, в спорах об истории Иерусалима и правах на этот город самый весомый аргумент – ивритский алфавит. Эта тема обыграна с тем изяществом, которое всегда присутствует в спектаклях «Микро» и  отличает манеру его художника Ильи Коца.
 
Лейтмотивы служат переходами от одной сцены к другой. Картины монументальны и драматичны, просветленно-печальны, а местами – по закону трагического контраста – они вызывают улыбку, ведь Иерусалим – это не только седая старина, но и ежедневный праздник!
 

Естественно, я не буду пересказывать содержание спектакля. Очень впечатляет то, как в нем раскрывается тема еврейского облика Иерусалима. Тут нет ходульного пафоса: как в любой драме, происходит столкновение противоположных интересов, страстей, и утверждение истины сопровождается страданием, болью. Так, в незапамятные времена, после возвращения из вавилонского плена иудею приходится отказываться от любящей жены-вавилонянки (Бени Шиф и Сима Горен), потому что надо возрождать свой город и нельзя превращать его в подобие Вавилона. Так, в наши дни романтическое чувство иерусалимского мальчика (Офер Иерушалми) наталкивается на одержимость красавицы (Сима Горен) мечтой о приобретении его дома, когда-то принадлежавшего ее арабским родителям...
 
Совершенно неожиданной интерпретацией поражает булгаковская сцена допроса «смутьяна» Иешуа  Понтием Пилатом. Ассоциативный ряд русскоязычного зрителя сформирован романом русского, православного писателя, его экранизациями и инсценировками. На сцене «Микро» не только звучит ивритский перевод, но и главный герой романа (Офер Иерушалми) обретает свое еврейское обличье!.. Ничего общего не имеет со своими литературно-кино-театральными предшественниками и римский прокуратор в замечательном исполнении Бени Шифа.
 
Легким израильским юмором отнюдь не исчерпывается диалог юной жительницы современного Иерусалима (Ноа Цанкель) с мамой (Мария Горелик), которая отговаривает дочь от переезда в Тель-Авив. Девушка надеется избавиться от тех обязательств, которые накладывает на своих жителей суровый город. Но не иллюзия ли – представление о том, что в Израиле есть места, способствующие душевному раскрепощению? И не Иерусалим ли  - тот нравственный камертон, с которым сверяется настрой всех евреев? Ведь скорбное прощание родителей (Бени Шиф и Мария Горелик) с погибшим сыном-солдатом могло бы происходить не только в столице, но в любом израильском городе...
 
Я не могу определить жанр, которому соответствует новая работа театра «Микро». «Град небесный» – это песня о Иерусалиме. Молитва о Иерусалиме. Гимн Иерусалиму. Это словно древняя мозаика, очищенная от наслоений времени и дополненная новыми сюжетами.   

Фантазия, культура режиссера Ирины Горелик – тот творческий замес, который объединил усилия многих талантливых людей: авторов исполняемых песен Михаила Городина и Ефима Риненберга, хореографа Мирьям Энгел, художника по костюмам Гили Эзран, художника по свету Андрея Юдашкина, специалиста по видео и саунду Евгения Лещенко, педагога по вокалу Ширель Дашевски.
 
Последние постановки «Микро» верные поклонники этого театра воспринимают как новый этап в его истории. Это не дежурная фраза: по мере удлинения своей биографии театр ищущий, всегда ставящий перед собой трудные задачи, не может не испытывать потребности в новых идеях, новых формах. Очень выросли актеры, когда-то воспитанные Ириной Горелик. Широкой палитрой выразительных средств овладел Михаил Городин – что можно оценить и в «Граде небесном». Ефим Риненберг с его углубленно-философским подходом к искусству вышел за пределы актерского амплуа и обогащает достижения театра «Микро» интереснейшими режиссерскими решениями. Сима Горен всё ярче проявляет себя в труднейших трагических ролях. Марии Горелик удается раскрывать самые сложные характеры обманчиво простыми средствами.
 
Мастерство режиссера и создателя театра проявилось в том, как естественно расширили труппу, внесли  новые краски в ее спектакли  пришедшие позже актеры. В «Граде небесном» сильное впечатление производят драматические образы, созданные Бени Шифом и Раном Коэном (особенно в сценах из «Иудейской войны» и «Мастера и Маргариты»). Офер Иерушалми блестяще дебютировал в главной роли в «Самсоне», поставленном Ефимом Риненбергом, но, по правде сказать, возникало подозрение, что в немалой степени его успех определялся выгодными внешними данными. В «Граде небесном» он предстает разноплановым актером и во всех перевоплощениях достигает большой убедительности. Так же проявляет себя Ноа Цанкель – молодая актриса уже запомнилась зрителям, но ее истинный потенциал еще только угадывается.
 
А напоследок я скажу: это здорово – при всех нынешних спорах и драмах вокруг Иерусалима посмотреть в театре «Микро» такой спектакль как «Град небесный»! 
 
   

воскресенье, 20 мая 2018 г.

«... А язык нам господь даровал»

Недавно был день рождения Юры Арустамова, отмеченный только друзьями. Приближается четвертая годовщина его смерти. Трудно представить  его 84-летним. Он никогда не был старым – всегда энергичный, веселый, восхищенно читающий хорошие стихи или азартно сражающийся за шашечной доской. Поэт, мудрец, острослов, известный гроссмейстер. Человек, не умещавшийся в скучной, недоброй советской действительности и жестоко отвергнутый ею...


Вторую книгу стихов Юры Арустамова «Моя родина – русский язык» подготовила к печати его жена Ирина. Заголовком книги послужило название открывающего ее программного стихотворения:

Прозвенят бубенцы с колокольцами –
птица-тройка! И вновь тишина.
Полукровками да инородцами
обустроена эта страна.

Это осень с нежданною просинью,
это вёсен шальной карнавал.
Это в душу и песню всё просится,
а язык нам Господь даровал.

Но надвинулось время погромное,
и с поклажею легкой в руке
я покинул пространство огромное,
где поют на моем языке.

«Погромное время» - это агония большевистской империи. Но и задолго до этого Юрий Арустамов себя в ней не чувствовал уютно. Вроде бы он мало говорил о политике даже в кругу друзей, выглядел человеком благополучным, обеспеченным. Но это была видимость.

Арустамов по-настоящему реализовал себя только в шашках: стал чемпионом СССР, гроссмейстером. Я написал – «только», хотя такие спортивные вершины были доступны единицам, а элита советского спорта получала немало благ, недоступных рядовым гражданам. Но Юрий отличался разнообразными талантами. Сейчас, уже после его ухода, задумываюсь: так ли нужна была ему эта спортивная карьера? Конечно, живя на Кавказе, трудно было не увлечься очень популярными там шахматами или шашками. Но он был эрудированным филологом, его тянуло писать.

Его «беда» состояла в том, что он обладал безупречным вкусом и нравственными понятиями. Сочинять стихи только ради того, чтобы напечататься, он не хотел: слишком противно. Честно же открывать свою душу и мысли было опасно. Юность Арустамова пришлась на сталинскую эпоху. Но и после нее даже лучшие советские поэты прислушивались к «внутреннему цензору». А Юрий был человеком темпераментным, дерзким на язык. Любил все радости жизни – застолья, новых друзей, красивых женщин. Такие гусары не вписывались в систему обезличивания человека и уничтожались ею. Думаю, поэтому Арустамов профессионально занялся шашками. Многие советские интеллектуалы, люди творческие шли этим путем: находили для себя нишу, не слишком престижную, но относительно слабо контролировавшуюся «Большим братом». Был даже такой термин – «интеллектуальное босячество»!
 

Арустамов легко набрасывал юмористические стихи, шуточные посвящения друзьям. Серьезные вещи писал «в стол», откладывая до лучших времен. Но времена пришли не лучшие, а страшные. В родном Баку начались погромы. Арустамов с семьей перебрался в Москву, а затем в Израиль. Казалось бы, он навсегда оставил «родину – русский язык». К своему удивлению, в Израиле Юрий обнаружил не только невиданную ранее свободу, но и огромное русскоязычное литературное сообщество, интереснейшее профессиональное общение, возможность печататься. Он "по инерции" еще участвовал в израильских турнирах, но шашки отошли на второй план.  Надо было спешить дописать ненаписанное, привести в порядок свой поэтический архив.
 

Арустамов стал одним из руководителей литературной студии в Беэр-Шеве. Он издал свой первый поэтический сборник «Вкус полыни». В него вошли только придирчиво отобранные автором стихи. Значительная часть созданного им прежде и новые стихи ждали следующей возможности предстать перед читателями. Своей итоговой книги Юрий не дождался...
 

Хорошо, что эта книга все-таки вышла в свет. Мне, знавшему Юрия с молодых лет, даже не хочется разбирать его стихи шершавым языком критики. Я рад тому, что поэтические строки сохранили обаяние этого яркого, умного, талантливого человека. Его стихи рассчитаны на интеллигентного читателя: в них много имен и названий из области искусства, истории, философии и других областей – лирическая стихия неотделима от этого мощного культурного слоя.

Не понять, где Фонтанка, где Лета,
где мазурка на шумном балу,
и чеканная четкость сонета
переходит в певучую мглу...

Киммерийское солнце не стынет,
И оазисов нет на пути.
Видно, мы заблудились в пустыне
И не можем друг друга найти.

А когда-то ведь думалось гордо:
нипочем нам Зевес и Харон.
Но уже из горящего порта
в ночь отчалил последний паром.

Лирический герой быстро осваивается в новых культурных координатах:

Средь искажений и смещений
Ненужное сошло на нет.
Как католический священник,
Связал всех прочно Интернет.

Но боль, без которой редко рождается настоящая поэзия, всегда оставалась в стихах Арустамова израильского периода: это прежде всего воспоминания о страшном режиме, от которого он бежал и которому не смог дать отпор, – а это горько сознавать человеку бойцовского склада:

Заревут угрюмо танки, -
Все изменится в судьбе.
На Рублевке и Лубянке
Плохо знают о тебе...

И повсюду эти пятна –
Неужели от вина?
Но спецназу непонятны
Руставели письмена,
и единые скрижали,
и единой веры храм
в той стране, что обожали
Пастернак и Мандельштам.

Арустамов остался романтиком старой закалки. Он остался на пахнущем гарью пространстве между прошлым и будущим. Он остался в памяти многих людей: литературных коллег и учеников, верных друзей на разных континентах, турнирных соперников и юношей, изучающих его партии.

И хоть всеми рок играет,
прежним молимся богам.
Отпишите мне в Израиль.
Я отвечу в Зурбаган...