вторник, 30 июля 2019 г.

Повторные выборы: новые блоки, новые конфликты, личные амбиции и личные счеты...

Завершается регистрация избирательных списков. Партийные лидеры даже не пытаются представлять свои программы. Похоже, они искренне верят в то, что граждан Израиля очень волнует, с кем они объединились, с кем разъединились, кто в их списках на восьмом месте, а кто на одиннадцатом! Вся энергия ведущих политиков уходит на публичные перебранки, закулисные комбинации, популистские рекламные трюки.

 

Ликуд по-прежнему позиционирует себя как партия одного человека. Этот человек выказывает понятную нервозность в связи с предстоящими слушаниями по его делам. Этот человек воспринял как личное оскорбление отказ Либермана от вхождения в коалицию, приведший к повторным выборам, и откровенно называет цель ликудовской пропаганды: переманить «русский» электорат и потопить НДИ. Этот человек призывает к единству правых сил, но не скрывает своей неприязни к лидеру объединенного блока правых партий и дает им указания, словно эти партии – филиалы Ликуда.

Смешение личных интересов с предвыборной стратегией весьма опасно. Нетаниягу недопонимает, что если «русские» после 20 лет игнорирования их Либерманом дают его партии 5-6 мандатов, то бесполезно надеяться на перекачивание этих голосов в пользу Ликуда за пару месяцев. Больше того, нападки на Либермана многие репатрианты склонны воспринимать как оскорбление всей общины выходцев из бывшего СССР. К тому же они знают, что Нетаниягу никогда (после большого обмана с «Программой Брановера») не выступал по поводу их проблем и не обещал их решить. А Либерман по крайней мере много раз обещал...

Премьер набрал каких-то бестолковых «советников», которые совершенно не представляют, как воздействовать на «русских», и упражняются в пустопорожней риторике. Ничего не даст ему переход в Ликуд нескольких безликих отставных деятелей НДИ. Просто дикое впечатление производит попытка превратить «дружбу» Нетаниягу с Путиным в инструмент для привлечения «русских» голосов. Гигантский плакат с Нетаниягу и Путиным на штаб-квартире Ликуда, усилия по организации приезда Путина в Израиль перед выборами – всё это может вызвать совсем не тот «эффект», на который рассчитывают ошалевшие «политологи». Впрочем, всё это не так уж противоречит рефрену Нетаниягу о том, что левые - враги народа.

Нетаниягу, и прежде не любивший партию Беннета, совершенно закусил удила, когда Беннет уступил лидерство Шакед и она возглавила блок правых партий. Он убеждал Рафи Переца (через его жену – и это не сплетни!) не отдавать первое место в общем списке Шакед. Теперь Биби лицемерно предлагает подключить к квартету Шакед, Рафи Перец, Смотрич, Беннет – Бен-Гвира и даже Фейглина, которого он в свое время с большим трудом выжил из Ликуда. Он явно рассчитывает на то, что в разношерстном правом блоке влияние Шакед резко снизится. Конечно, надо помнить о том, что Нетаниягу не терпит рядом с собой сильных политических фигур. А парадокс Шакед – в том, что именно после апрельского провала Еврейского дома стало ясно, насколько она популярней Беннета. Неожиданно она стала восприниматься как лидер альтернативного Ликуду правого движения, а в перспективе - и как самый сильный политик всего правого лагеря. Не факт, что она реализует свои возможности и даже на сентябрьских выборах обеспечит успех правому блоку, - Нетаниягу имеет огромный опыт по уничтожению политических соперников. Но непонятно, почему после патового итога апрельских выборов Нетаниягу перед повторными выборами тратит силы не на укрепление позиций Ликуда, а на борьбу с усиливающимся правым блоком, без которого он может опять не собрать коалицию.

Частичное объяснение «тактики» Нетаниягу – сенсационное сообщение о его намерении развернуть строительство для палестинцев в «Зоне С». Как выяснилось, последние два дня премьер-министр на заседаниях «узкого кабинета» по вопросам обороны пытался заручиться поддержкой депутатов для принятия решения о строительстве в «Зоне С» 700 единиц жилья для палестинцев и 6000 – для еврейских поселенцев. Вопрос тут не в пропорции: «Зона С» находится под административным и военным контролем Израиля, и в ее пределах вообще не строится жилье для жителей ПА! Беннет давно предлагал аннексировать эту территорию. 

В конце концов "кабинет" единогласно (в том числе Элькин, Смотрич, Рафи Перец!) поддержал предложение Нетаниягу. Точно так же Биби голосовал за "размежевание", находясь в правительстве Шарона...
Ясно, что планы Нетаниягу не приемлемы для партий правого блока, но их лидеры пока связаны обязательством о поддержке Ликуда. Тем не менее Либерман не давал никаких обязательств, и резкие высказывания с его стороны против строительства для палестинцев в «Зоне С» могли бы сильно повредить Ликуду.

Как бы ни пытался Нетаниягу уклониться в предвыборной полемике от обсуждения платформы Ликуда, перед избирателями встает вопрос об идеологии правого лагеря, о реальности изменения границ Израиля в ближайшем будущем. Конечно, «русские» обожатели премьера, искушенные в верноподданнической советской казуистике, любое решение своего кумира могут истолковать наоборот. Но в блоке правых партий нет сторонников новых территориальных уступок в пользу ПА. Не произойдет ли 17 августа перераспределение голосов между Ликудом и объединением правых партий в пользу последнего? Ведь вопрос о «Зоне С», - а, возможно, и не только о ней - не сойдет с повестки дня. Вскоре в Израиле появятся посланники Трампа Гринблат и Кушнер. Без сомнения, именно с этим визитом связано решение Нетаниягу о строительстве жилья для палестинцев. Президент США явно не намерен больше откладывать обнародование «сделки века». Недаром Биби пытался заставить членов «узкого кабинета» поддержать его план – на самом деле, будучи премьер-министром и министром обороны, он ни с кем не должен согласовывать свои решения о строительстве на территориях! Но ему очень нужно подготовить Ликуд и весь правый лагерь к возможным переменам, которые стали бы логическим завершением мирных инициатив Бегина, Рабина и Переса...

Может ли всё сказанное привести к поражению Ликуда в сентябре? Очень сомнительно! Суммарный электоральный потенциал левого лагеря не позволяет ему добиться большинства в кнессете. А грызня между левыми способна оттянуть немало мандатов от Кахоль-Лаван, что лишит «партию генералов» шанса получить право на формирование правительства. 

Экс-премьер Барак объединился с МЕРЕЦом, к ним примкнула популярная среди левых Став Шафир из Аводы. Как ни странно, этот химерический блок не только не раздражает левых избирателей, но, согласно опросам, может погубить Кахоль-Лаван.

Аводе, возглавляемой Амиром Перецом, лишившейся таких влиятельных депутатов как Став Шафир и ушедшая из политики Шели Ехимович, вряд ли поможет объединение с Гешером. Орли Леви-Абукасис в апреле не прошла электорального барьера, а с тех пор не приобрела никаких козырей. Перец в предчувствии очередного провала в своей карьере затеял... чистку в Аводе!

Очевидно полное интеллектуальное угасание Аводы и МЕРЕЦа, а также моральная деградация Барака, не первый раз разрушающего левый лагерь. Но поразительно бездарное молчание Кахоль-Лаван! Партия не критикует ни социальную политику Ликуда, ни его политическую платформу. Ультраортодоксов ее пропаганда не поминает, потому что команда Ганца не знает, кто ей понадобится для создания коалиции в случае успеха (всё менее вероятного) на выборах. Если предположить, что Ганц, Яалон, Ашкенази – дислексы, то таковым не является Яир Лапид. Но ему не дают выступать перед избирателями так раскрепощенно, как в 2013 году. Три осторожных генерала, до сих пор не определившие свои позиции, опасаются его слишком резких высказываний.

Пожалуй, в самом выгодном положении находится НДИ. Либерман не ввязывается в развернутую полемику с Ликудом, а для его антиклерикальной демагогии находится достаточно развесивших уши наивных израильтян. Такое же "положительное" впечатление производят призывы Либермана (когда-то кичившегося тем, что "правее его только стенка") к созданию правительства национального единства - "давайте жить дружно!" В результате рейтинг НДИ растет, и в сентябре партия может получить вдвое больше мандатов, чем в апреле. А там уже Либерман вступит в любую коалицию – хоть с раввинами, хоть с чертом - и вытребует заветный портфель министра обороны. Причем, ему было бы легче договориться с левыми нежели с правыми благодаря дружбе с Лапидом – Биби и лидеры объединенного правого списка сейчас относятся к нему хуже. Но это уж как карта ляжет...        









вторник, 16 июля 2019 г.

Забытый обман – с него начался взлет Нетаниягу

Ликуд пытается переманить избирателей НДИ и убеждает их: «Либерман обманул вас». Партии Нетаниягу не стоило бы затрагивать эту тему. Биби начинал свою политическую карьеру с огромного обмана, который назывался «Программа Брановера». Надув «русских», он выиграл выборы 1996 года и стал выдающимся деятелем правого лагеря...

 


Ликуд осыпает проклятьями лидера НДИ, как будто только он загородил еврейскому народу грядущее счастье. «Либерман обманул своих избирателей. Если Ганц победит на выборах, Либерман войдет в его правительство». Это главный заголовок первой полосы «газеты Биби».

Видимо, избирательный штаб Ликуда совсем истощен интеллектуально – особенно если в него включили уволенных из НДИ Софу Ландвер и Роберта Илатова. Эти стипендиаты Института партийных сирот готовы нести что угодно о Либермане, лишившем их депутатских зарплат.

В доме повешенного не говорят о веревке. В партии Нетаниягу неприлично говорить о чужом вранье.

Конечно, Либермана не назовешь образцом правдивости. Достаточно заглянуть во все предвыборные программы НДИ за 20 лет – партия никогда не выполняла своих обещаний. Но Нетаниягу – гроссмейстер вранья. Если уж переходить на спортивную терминологию, я бы даже назвал его международным гроссмейстером, а Либермана – разве что национальным мастером.


Я не буду напоминать о шашнях Нетаниягу с Арафатом, о его периодическом присягании единой и неделимой Эрец-Исраэль, завершившемся его голосованием за «размежевание» и выдвижением лозунга двух государств для двух народов. Если уж Биби со слезой заговорил о том, что кто-то обманывает «русских», - вспомним его взаимоотношения с «русской» общиной.

Собственно, никаких взаимоотношений нет. Репатрианты лидера Ликуда не интересуют. Он вспоминает о них перед выборами или перед «новигодом», коряво произнося с телеэкрана какую-нибудь глупую фразу по-русски. Практически перед каждыми выборами за день-два до голосования к Нетаниягу прибегают представители олимовских организаций и предлагают подписать какое-нибудь обещание о будущей помощи «русским». Он охотно подмахивает подсунутые бумажки – такие пустяки не освещаются израильскими СМИ, не вредят рейтингу гроссмейстера и ни к чему не обязывают.

Но был большой обман, с которого началась большая карьера Нетаниягу. Перед выборами премьер-министра 1996 года все русскоязычные газеты обещали читателям, что их проблемы решит «Программа Брановера». Этот «проект» занял центральное место в «русской» пропаганде Нетаниягу. Генеральным директором Ликуда тогда был Авигдор Либерман...

Надо понимать, что на выборы 1996 года «русские» шли, кипя от недовольства. Они не получили ни жилья, ни работы от правительства Рабина, сменившего в 1992 году на посту премьер-министра Шамира, который встретил «большую алию» ледяным душем «прямой абсорбции». Авода и МЕРЕЦ занимались не интеграцией алии, а обустройством Палестинской автономии, которая стала плацдармом антиизраильского террора.

И вот молодой, обаятельный лидер Ликуда выдвигает «Программу Брановера». Она убеждала уже тем, что профессор Иермиягу Брановер сам был репатриантом 1970-х годов. Он разработал достаточно серьезный план трудоустройства 100 тысяч «русских» специалистов! Реализация этого плана практически решила бы почти все экономические проблемы алии 1990-х. Ведь, получив хорошую работу, люди могли бы покупать квартиры...

Но напрасно «русские» раскатывали варежку. Благодаря их голосам Нетаниягу с минимальным перевесом победил Переса (Ликуд по количеству мандатов сильно уступил Аводе). Став премьер-министром, Биби побежал обниматься с Арафатом и затеял переговоры с ним в Уай Плантейшн. А «Программу Брановера» Нетаниягу на следующий день после выборов выбросил на помойку и больше никогда о ней не вспоминал! Как и о «русской» алие, без которой он в дальнейшем прекрасно обходился. Конечно, это вышло ему боком на выборах 1999 года. Новые репатрианты, как обычно, после очередного разочарования шарахнулись в другую сторону и выбрали премьер-министром Барака. Тот тоже очень скоро показал свое истинное лицо. Они с Биби на время исчезли из большой политики, но это, как говорится, совсем другая история...

И этот человек учит Либермана правдивости! Впрочем, главная беда избирателей НДИ – прогрессирующий склероз. Они не помнят, как обманул их Либерман пару лет назад. Бесполезно напоминать им о выборах 1996 года, проходивших в прошлом веке. Я думаю, что НДИ получит в сентябре 8-10 мандатов и председатель партии станет министром обороны. Естественно, «русским» от всего этого обломится не больше, чем от «Пенсионной реформы»...

У Ликуда, судя по его продолжающимся нападкам на правые партии и истеричной,  бездарной пропаганде на «русской» улице, перспективы не слишком радужные. Приход к власти Кахоль-Лаван – это или создание коалиции из самых циничных политиков, или... вступление Израиля в полосу перманентных перевыборов – по образцу Италии в недавнем прошлом.

Я знаю, что опять начну получать протесты читателей: «Что ж вы всех обругали, а за кого голосовать, не хотите нам посоветовать!» И действительно не хочу. Во-первых, пока сам не знаю, кому отдам свой голос. Во-вторых, если на выборы идут по чужой указке или едут на чужих автобусах, то чужими окажутся и избранники.

Русскоязычные избиратели не любят думать своей головой. Перед выборами им нужны советы в СМИ или в ФБ. Вместо советов и для активизации извилин могу предложить «наводящие вопросы».

Почему Вы считаете, что голосовать надо только за Ликуд, Кахоль-Лаван или НДИ?
 
Почему Вы считаете, что Ликуд невозможен без Нетаниягу, как Россия невозможна без Путина?

Знаете ли Вы иврит? – Если да, то почитайте биографии ведущих политиков в ивритской Википедии. Если не знаете – попросите кого-нибудь перевести.
 
Знаете ли Вы о религиозно-сионистских партиях хоть что-нибудь кроме заказных статей в «Вестях»?
 
Знаете ли Вы партии, которые собираются заниматься социально-экономическими проблемами?

И последнее:
Знаете ли Вы, как называется человек, который идет в магазин и платит свои деньги за товар, хотя неспособен прочесть надпись на его обертке?.. Подсказка: называется так же, как избиратели, которые после «Программы Брановера» и «Пенсионной реформы» голосуют за авторов этих лживых обещаний.

      
 

воскресенье, 14 июля 2019 г.

Ход истории под чекистским конвоем

Как ни странно, не вызвали особого резонанса недавние выступления Сергея Иванова, специального представителя Президента РФ по вопросам природоохранной деятельности, экологии и транспорта. А речь шла не о сфере его компетенции: не о пожаре на атомной подлодке в Баренцовом море, не о потопе в Иркутской области, не об авариях на всех видах транспорта. Экс-генерал КГБ заговорил о пакте Молотова-Риббентропа...

 

Вообще-то не совсем справедливо представлять Сергея Иванова как узкого специалиста-эколога. На нынешней работе он находится с 2016 года. Прежде был кадровым чекистом, резидентом КГБ в некоторых странах. До 1998 года занимал должность первого заместителя директора Европейского департамента Службы внешней разведки РФ. Затем Сергей Иванов побывал на постах заместителя директора ФСБ, секретаря Совета Безопасности, руководителя администрации президента, вице-премьера, министра обороны. Почему эта таинственная личность стала заниматься сохранением дальневосточных леопардов и повышением сбора за приобретение полиэтиленовых пакетов в магазинах? Значит, так надо! Генерал-полковник в отставке продолжает служить стране.

Видимо, стране очень нужно окончательно разобраться с пактом Молотова-Риббентропа, подписанным 23 августа 1939 года, дать отпор западным историкам, осмеливающимся трактовать союз Сталина с Гитлером как пролог к разделу Европы и развязыванию Второй мировой войны. В советской истории очень важную роль сыграли НКВД и КГБ - поэтому каждый крупный чекист по определению является крупным историком. Сегодня в РФ высшей инстанцией исторической истины считается Российское военно-историческое общество. А Сергей Иванов – председатель Попечительского совета этого научного учреждения. Именно в этом качестве он подробно высказал свое мнение о пакте Молотова-Риббентропа.

Главная "мысль" Сергея Иванова: подписывая договор с Германией, СССР руководствовался только своими интересами, он не планировал мировую войну, а хотел выиграть время для отражения удара Германии и даже не стремился к разделу Польши! Вот как объясняет Сергей Иванов разворот во внешней политике СССР:



«В 1930-е годы СССР занимал четкую антифашистскую, а значит - антигерманскую позицию... До середины августа 1939 года, вплоть до провала трехсторонних переговоров, Сталин был нацелен на создание антигитлеровской коалиции в составе СССР, Франции и Великобритании. В Советском Союзе прекрасно понимали, что внешнеполитическая концепция Третьего рейха напрямую связана, слита с нацистскими бреднями по поводу «жизненного пространства» не где-нибудь в Африке, а на Востоке: как говорил Гитлер, на славянских землях. Поэтому нашим главным врагом оставался Берлин...
В тот период никто не гарантировал, что Польша не уступит гитлеровскому нажиму и не примет требования Германии без войны. В результате такого развития событий Польша превратилась бы в вассала, младшего партнера Германии по агрессивной коалиции. Тогда вероятность объединенного нападения на СССР немецкой и польской армий, объединения военных потенциалов двух государств на общей враждебности к СССР становилась слишком высокой.
... У СССР не было с Германией общей границы. Как СССР мог вступить в войну с Гитлером, если и Польша, и прибалтийские государства устами своих дипломатов неоднократно заявляли в этот период, что «не позволят ступить на свою территорию ни одному солдату Советской России», если они наотрез отказывались вести разговор о каких-либо гарантиях своей независимости и территориальной целостности со стороны СССР?
Неконструктивная позиция этих государств, иррациональный антисоветизм польской элиты - вот что делало бессмысленным разговоры или даже подписание какой-то военной конвенции...
... Анализ политического курса западных демократий и хода трехсторонних переговоров не оставил места для сомнений: англичане и идущие за ними французы стремились канализировать германскую агрессию на Восток... Когда в ходе трехсторонних переговоров стало окончательно понятно, что военной конвенции с Англией и Францией заключить не удастся, СССР 19 августа подписал с Германией кредитное соглашение, а 23 августа — договор о ненападении и секретный дополнительный протокол к нему».

Сергей Иванов объяснил, что без пакта Молотова-Риббентропа Советский Союз оказался бы после нападения Германии в гораздо более худшем положении:

«Ни одна из линий обороны, созданных накануне Второй мировой войны в европейских странах, не оправдала себя: все, которые подверглись нападению, были в итоге прорваны либо сдались. В этой мобильной войне расстояния решали больше, чем рубежи. А если бы Германия готовила нападение на западной границе СССР образца 16 сентября 1939 года, шансы удержать Ленинград были бы призрачны, Минск и Киев пали бы еще раньше. Но самое главное - возможностей произвести эвакуацию оборонных предприятий было бы еще меньше, и даже продержись мы в этом случае в 1941 году, в 1942-м воевать нам было бы практически нечем.
Не будь пакта, в 1941 году немецким войскам не пришлось бы с боями проходить сотни километров в Западной Белоруссии и на Украине. Они начали бы наступление с гораздо более выгодных позиций и дошли бы до Москвы и Ленинграда еще раньше, чем это произошло в реальности. Устояла бы Москва в этом случае? Разменивая летом 41-го территорию на время, советское командование смогло отмобилизовать и вооружить многие десятки дивизий, которые в итоге и смогли стабилизировать фронт, а затем и отбросить немцев от Москвы».
Сергей Иванов категорически заявил: «Советско-германский договор и секретные приложения к нему не были сговором двух диктаторов. Утверждение обратного является попыткой переложить с больной головы на здоровую. Обличать Сталина, обличать Советский Союз становится очень модным, потому что за этим следуют призывы: российский народ должен покаяться, признать свою вину и, как призывают некоторые страны, - еще и возместить материальный ущерб. Закрывать глаза на такие мысли нельзя».
Иванов пояснил, что решил встретиться с журналистами, так как к 1 сентября «будет очень много публикаций, фальсификаций и фейков», утверждающих, что в развязывании войны виноват Советский Союз, который пошел на сговор с фашистской Германией и разделил Европу, «и только немножечко Гитлер».

Иванов пытался представить пакт безобидной бумажкой, чуть ли не случайно подписанной Молотовым:
«С исторической точки зрения, 1 сентября 1939 года Советский Союз во Второй мировой войне не участвовал. Провокацию не мы устраивали, а немцы... Часто говорится, что Сталин или советское правительство заключили договор с Германией для того, чтобы разделить Польшу и захватить Прибалтику. У нас не было никаких документов или фактов, свидетельствующих о том, что Гитлер стопроцентно нападет на Польшу. А уж делить Польшу мы точно не собирались».

Несомненно, Иванову было доверено выдвижение «альтернативной версии» причин Второй мировой войны. Этой причиной он назвал Версальский договор, а ее началом - «Мюнхенский сговор».

Иванов предложил оригинальную «интерпретацию» роли СССР в Польше: «Советские войска вступили на территорию Польши 17 сентября 1939 года. В тот момент польского правительства, контроля польских властей на территории Польши уже не было. Уже были эмигрантские правительства. СССР вступил на территорию Польши с одной целью: обеспечить безопасность интересов украинского, белорусского, русского и еврейского народов, которые там проживали... В Прибалтике, действительно, некоторым людям тогда еще все не понравилось. Они считали, что это агрессия... Бедные люди получили землю, а многие представители среднего класса хуже жить не стали. Нельзя забывать и о том, что в то время во всех трех прибалтийских странах было очень сильное и массовое левое движение. Они как раз были застрельщиками вхождения этих государств в состав СССР... Что же касается Финляндии, то еще задолго до советско-германского соглашения Советский Союз вел долгие, мучительные переговоры с финским правительством об обмене территориями...».

Проблемой для нынешнего путинского режима является то, что 24 сентября 1989 года Съезд народных депутатов СССР осудил факт подписания «секретного дополнительного протокола» от 23 августа 1939 года и других секретных договоренностей с Германией. Съезд признал секретные протоколы юридически несостоятельными и недействительными с момента их подписания. Документ был подписан председателем Президиума Верховного Совета СССР Михаилом Горбачевым. Иванов назвал постановление ошибочным:
«На государственном уровне это сейчас даже не обсуждалось, а моя личная точка зрения такова: в 1989 году делегаты поторопились. Тогда эмоциональный фон был совершенно другой, отличающийся от нынешнего. Теоретически, если бы сейчас была политическая воля, это решение можно было бы пересмотреть и отменить. Но нужно ли это делать, я не уверен. Весь вред, который мог быть этим признанием нанесен, - уже давно нанесен. Я не хочу изображать свои слова как мнение высших органов власти. Но, не боясь сильно ошибиться, думаю, что она примерно такая же».

Смысл высказываний Сергея Иванова понятен. В Кремле решили не дожидаться наступления 80-й годовщины Второй мировой войны, упоминания развязавших ее Сталина и Гитлера и дать предупредительные пропагандистские залпы. Характерен стиль освещения «принципиальных» выступлений Иванова, напоминающий «Правду» 1930-х годов: «Подтянутый Сергей Иванов с ходу вправил заплывшие жиром мозги фальсификаторам истории»...

Вправлять мозги генерал КГБ умеет, но при перекраивании истории у него не сходятся концы с концами. Он сам признаёт: СССР долго вел переговоры с Францией и Великобританией - до середины августа 1939-го, а потом Молотов и Риббентроп за несколько часов (!) оформили союз между СССР и гитлеровской Германией, которую в Москве якобы еще накануне считали врагом.

Иванов бесстыдно заявляет, что СССР не собирался нападать на Польшу, хотя сам Молотов сразу после раздела Польши двумя палачами публично произнес известные слова: «Оказалось достаточным короткого удара по Польше со стороны сперва германской армии, а затем
 - Красной Армии, чтобы ничего не осталось от этого уродливого детища Версальского договора».

 



Обреченная на растерзание Польша не соглашалась пропустить через свою территорию Красную Армию, так как менее чем за двадцать лет до этого советские войска стояли под Варшавой, чтобы поставить там правительство во главе с Дзержинским. У Польши не было оснований любить Россию, но еще сильнее Сталин ненавидел поляков. Вождь помнил, как он и Тухачевский провалили войну с «белополяками». Тем не менее Иванов сочиняет путаные небылицы: Польша боялась советских войск, Польша знала, что Германия не простила ей получения западнопрусских земель по Версальскому договору, но... была потенциальным союзником Германии для нападения на СССР, который не был уверен в нападении Германии на Польшу!

Явно на слабоумных рассчитаны «аргументы» Иванова о том, что 1 сентября 1939-го Красной Армии в Польше еще не было, а, следовательно, СССР не начинал Вторую мировую войну.
Ну да, Сталин умышленно дал приказ вступить в Польшу 17 сентября, чтобы вермахт успел перемолоть польские части. Но потом был позорный совместный парад советских и германских войск в Бресте. А секретные протоколы о разделе «сфер влияния» два бандитских режима подписали за 8 дней до 1 сентября! И именно то, что депутаты Съезда народных депутатов в 1989 году успели ознакомиться с этими протоколами, огорчает нынешнее кремлевское руководство гораздо сильнее, чем принятое при Горбачеве постановление.
 
Страшилки Иванова о том, что Запад хочет возложить на русский народ ответственность за развязывание Второй мировой войны, - придуманная в Кремле «методика» сплочения народа и власти. На самом деле ответственность возлагается на Сталина! Решения вождя не утверждались на референдумах. Весь мир знает, что часть народа при Сталине сидела в лагерях и потому другая часть народа молчала. Сегодня защитники Сталина пытаются запугать свой народ тем, что его в чем-то обвиняют. Но оправдание Сталина для них – оправдание своей нынешней агрессивной политики.

После Второй мировой войны многие западные либералы симпатизировали Советскому Союзу. Этим объяснялись попытки некоторых европейских историков осудить Великобританию и Францию за «саботаж» на довоенных переговорах с СССР. Но есть простая и ясная логика. Сталинский и гитлеровский режимы были похожи друг на друга. Сразу после Гражданской войны СССР взял курс на установление отношений с Германией. Именно на советских полигонах нацисты обходили решения Версальского договора о демилитаризации Германии. Военное сотрудничество двух стран и контакты НКВД с гестапо не прекращались до Второй мировой войны.

Если бы СССР только заключил с Германией договор о ненападении, это можно было бы объяснить соображениями безопасности. Но никто не заставлял Сталина идти на секретное соглашение, сделавшее СССР союзником Гитлера во Второй мировой войне с 1939-го по 1941-й год. Сразу после подписания пакта Молотовым и Риббентропом состоялся банкет, на котором Сталин  провозгласил неожиданный для немецкой делегации (!) тост за Гитлера: «Я знаю, как сильно немецкий народ любит своего фюрера, и потому хотел бы выпить за его здоровье». Сталин произнес и тост в честь рейхсфюрера СС Гиммлера, обеспечившего «порядок» в Германии. Вернувшись в Берлин, Риббентроп рассказал, что русские ему понравились и он чувствовал себя как среди старых партийных товарищей.

Сталин не «хитрил», подписывая договор с Гитлером. В дальнейшем он действовал строго по секретным протоколам: кроме вторжения в Польшу захватил Прибалтику, напал на Финляндию, оторвал кусок Румынии.

Отвратительна ложь о том, что СССР собирался «обеспечить безопасность» проживавших в Польше украинцев, белорусов, русских и евреев. Существует достаточно документов, свидетельствующих о чудовищных репрессиях против населения захваченных польских территорий. Точно так же после вторжения советских танков в Прибалтику (никаких влиятельных «левых движений» и революционных ситуаций в этих маленьких благополучных странах не было) там сразу начались массовые депортации. «Многих представителей среднего класса», осчастливленных, по словам Иванова, объявили буржуями, кулаками и отправили в Сибирь. У Польши и прибалтийских стран были причины противиться вступлению Красной Армии на их территорию – напрасно Иванов представляет их позицию как нежелание присоединиться к системе коллективной безопасности и получить «гарантии независимости».

Самое гнусное во вранье Сергея Иванова, это упоминание о «защите» еврейского населения Восточной Польши. Подписав договор с Гитлером, Сталин предал и обрек на уничтожение евреев Европы, в том числе 3 миллиона польских евреев, а также евреев западных районов СССР, которых в 1941-м из-за неподготовленности к войне никто не пытался спасти. А ведь «отец народов» знал о расовой теории нацистов и о Нюрнбергских законах. Но сразу после раздела Польши начал отправлять польских евреев в ГУЛАГ. Об этом с ужасающими подробностями рассказал Юлий Марголин в книге «Путешествие в страну ЗЕКА». Советские пограничники стреляли в евреев, пытавшихся бежать из Польши в СССР. Часть польских евреев спаслась в годы войны на советской территории (в том числе в лагерях...) – но это не заслуга Сталина, не для этого он делил Польшу с Гитлером.




                              Депортация детей из Лодзинского гетто

Об «использовании передышки» Сталиным достаточно рассказали более авторитетные деятели, чем Иванов, получавший чины и ордена отнюдь не за ратные подвиги. То, что в 1941-м вермахт начал наступление с Бреста и Львова, а не Минска и Житомира, на ход боев не повлияло: немецкие войска продвигались очень быстро. «Отмобилизовать и вооружить многие десятки дивизий» пришлось из-за того, что немцы разбили и взяли в плен целые армии, уничтожили огромное количество военной техники. Это не следствие «мудрого» решения Сталина о союзе с Гитлером, а отчаянные меры, принятые после катастрофы первых месяцев войны. В этот момент вооружение и питание для армии СССР получал благодаря ленд-лизу.
Иванов уверяет, что выигрыш времени позволил Советскому Союзу эвакуировать на Восток более тысячи предприятий. Но их перебазировали не в период 1939-1941 годов, а после «вероломного» нападения, часто под бомбами противника! Немалая часть промышленности была захвачена нацистами.

Все-таки нынешние хозяева Кремля совсем потеряли совесть, если изображают страшные месяцы паники и невозместимых потерь как продуманное использование мудрым большевистским руководством «выигранного времени». Не случайно всё это кощунственное вранье нацлидер не озвучил сам, а поручил изложить чиновнику, находящемуся на вторых ролях.  

Версальский договор - не причина Второй мировой войны. Он очень ослабил Германию, но она могла бы подняться и без нацизма - если бы избрала тот же путь, что и после Гитлера. 

Без сомнения, перед Второй мировой войной западный мир проявил трусость и подлость. Мюнхенское соглашение – позор европейской демократии. Тем не менее Даладье и Чемберлен согласились отдать Германии только Судеты, они искренне надеялись предотвратить войну. Великобритания и Франция предали Чехословакию, но сами не собирались ни на кого нападать. Даладье и Чемберлен  заплатили за Мюнхен  политическими карьерами.

В 1938 году на конференции в Эвиане «демократические» страны отказались принять еврейских беженцев. Это было низко и жестоко. Но до захвата Гитлером Чехословакии никто не верил в реальность мировой войны. Пакт Молотова-Риббентропа развязал эту войну и отдал евреев прямо в руки нацистских фанатиков.

Выступления Сергея Иванова о пакте Молотова-Риббентропа - это не просто попытка спасти приближающиеся торжества, посвященные 75-летию Победы над гитлеровской Германией. Главная задача кремлевских идеологов шире. В стране назревает экономический коллапс, общество погружается в депрессию, репрессивный аппарат закручивает гайки. Укрепляется культ вождя, по убеждению которого, единственный способ «приободрить» народ - это захватить еще парочку постсоветских стран или блеснуть мощью перед отсталыми государствами Ближнего Востока. Этим путем шли в 1930-е годы диктаторы Германии, Италии и Советского Союза. Реабилитация сталинизма неизбежно ведет и к смягчению тона в отношении фашизма. Не так давно Путин откровенно сказал, что если бы Гитлер остановился в 1938 году и не затеял войну, он бы вошел в историю как сильный лидер, много сделавший для Германии. Расправы с евреями, «Хрустальную ночь» Путин не принял во внимание. Эта «забывчивость» не сулит ничего хорошего ни постсоветской России, ни проживающим в ней евреям, ни еврейскому государству. Власть в Москве может поменяться, но недобитый сталинизм еще скалит зубы и рычит не только для вида.

    

      
 
 


 








суббота, 6 июля 2019 г.

Не пожалеет ли Нетаниягу, что сцепился с Либерманом?

Сегодня вечером в программе «Встреча с прессой» с ведущей Риной Мацлиах беседовал глава НДИ Авигдор Либерман. Следует признать, что он отлично подготовился к выступлению. Если Либерман и дальше будет так атаковать Ликуд и Нетаниягу, то может нанести им серьезный урон на повторных выборах!

 


Сказанное мной отнюдь не означает, что Либерман во всем прав, а Нетаниягу кругом ошибается! Но Нетаниягу – виртуозный демагог, а Либерман продемонстрировал, что тоже кое-чему научился в политике и владеет арсеналом популизма ничуть не хуже!
 
Лидер НДИ критикует премьер-министра с позиций борца с религиозным засильем! Он (или хороший политтехнолог) нашел в истории сионизма любопытные факты: основатель ревизионистского движения Жаботинский и современные ему передовые раввины выступали против диктата ультраортодоксов. «Разве сегодня можно представить такое? – вопрошал Либерман. – Нетаниягу во всем идет на поводу у харедим!»
 
Второй пропагандистский козырь Либермана: Биби и его партия – давно не правые, так как мирятся с террористами, не пытаются приструнить их «пятую колонну» в Израиле.
 
В Ликуде, по утверждению Либермана, расцвел культ личности Нетаниягу: подхалимы откровенно заявляют, что существование партии без него невозможно.
 
Рина Мацлиах, как и многие, задала напрашивающийся вопрос: почему Либерман, обличающий ультраортодоксов, вскегда сидел с ними во всех правительствах? Либерман заявил, что в последние годы религиозный лагерь преобразился. Даже религиозно-сионистское движение подмяли под себя экстремисты вроде Смотрича. «Я помню Звулуна Хаммера – между этими политиками ничего общего», - заверил он.
 
С кем же Либерман будет сотрудничать после выборов? Он опять повторил, что выступает за создание правительства без ультраортодоксальных партий. «Ликуд, Кахоль-Лаван и НДИ – вполне достаточно для коалиции!» - считает Либерман.
 
Конечно, все популистские тезисы Либермана легко опровергнуть.
 
Вся его борьба с харедим сводится к требованию окончательно утвердить закон о призыве ешиботников. Но если заставить всех молодых ультраортодоксов проходить альтернативную службу в больницах или детских садах, это ничего не изменит в боеспособности ЦАХАЛа и – главное! – не положит конец религиозному засилью.
 
Диктат ультраортодоксов выражается в том, что в их школах дети учатся в лучших условиях, чем в государственных, в том, что ешиботники получают гораздо большую поддержку, чем студенты университетов, в том, что на четвертого ребенка в семье  выделяется гораздо большее социальное пособие, чем на первых трех, в том, что для харедим с начала 1990-х строится доступное жилье (целые города!), о котором новые репатрианты не могут мечтать, в том, что «некошерные» граждане страны должны оформлять брак за рубежом. Об всём этом и о многом другом Либерман молчит!
 
Так ли уж изменились ультраортодоксы в «последние годы» по сравнению с тем периодом, когда Либерман с ними обнимался? Вспомним поведение Арье Дери в конце 1990-х. Уже тогда Либерман говорил, что гордится дружбой с ним. Но уже тогда Дери не скрывал ненависти к «русским», призывал бороться с гойской нечистью, добивался для своих избирателей миллиардных ассигнований, а духовный лидер ШАСа Овадья Йосеф выступал похлеще Смотрича. Тем не менее совсем недавно («в последние годы»...) на муниципальных выборах в Иерусалиме НДИ и ШАС протолкнули в мэры общего религиозного кандидата.
 
Спору нет: в Ликуде воспевание лидера, заискивание перед ним превратились в обожествление. Но чем лучше культ Либермана в НДИ? В Ликуде все-таки иногда критикуют Нетаниягу. В НДИ несогласие с Либерманом означает немедленное расставание с партией. В Ликуде постоянно проводятся праймериз. В НДИ праймериз нет, состав парламентской фракции определяется лично Либерманом (считается, что этим занимается какая-то комиссия, но никто о ней ничего не знает).
 
Обличая Ликуд и религиозные партии, Либерман умалчивает о коррупции. Не потому ли, что некоторые его товарищи по НДИ находятся под следствием, а кое-кто уже ознакомился с приговором или даже отсидел за решеткой?
 
Что касается борьбы с террором, то все помнят обещания Либермана уничтожить ХАМАС за 48 часов. Он достаточно долго находился на посту министра обороны, чтобы проявить свою боевитость, но вместо этого разрабатывал план «кнута и пряника» («пряники» не исключались!).
 
Допустим, после сентябрьских выборов Либерман будет требовать создания коалиции без харедим. Но он считает возможным войти в нее вместе с Ликудом и Кахоль-Лаван, хотя обе эти партии для него не правые. При этом настаивает на том, что только в НДИ есть идеологическая платформа!
 
В общем, ни в одном вопросе у Либермана не сходятся концы с концами. Но израильского избирателя давно не волнуют ни логика, ни факты. Его впечатляют уверенные в себе политики, выступающие громко и агрессивно. А тут Либерман может еще дать фору Нетаниягу...