понедельник, 14 декабря 2020 г.

Театры закрыты - Хазановская играет Чапека

Для интеллигентных людей один из самых тяжелых ударов пандемии - закрытие театров, музеев, художественных галерей, концертных залов. К счастью, люди искусства, осознав, что правительство о культуре вспомнит в последнюю очередь, сами идут к народу - благо виртуальное пространство шире кругозора Мири Регев.


 

Татьяна Хазановская давно тяготеет к жанру моноспектакля и, видимо, поэтому без общения с коллегами не утратила творческого настроя в период «закрытия» культуры в Израиле. Недавно она предложила своим поклонникам ознакомиться в режиме Zоом с ее работой - «Кто это сделал?» по рассказам Карела Чапека.

Этот моноспектакль Татьяна Хазановская когда-то показывала, но период затянувшегося уединения наверняка позволил ей еще раз вчитаться в творчество такого сложного писателя как Чапек, у которого за легкостью повествования, неистощимым юмором кроются драматические и философские глубины. Внести новые акценты и краски в моноспектакль актрисе помогли режиссер Семен Перель и художник Маша Михайлова.

Минимализм оформления «компьютерного» спектакля способствует усилению в нем интелектуального начала. Татьяна Хазановская использовала популярные сборники Чапека «Рассказы из одного кармана» и «Рассказы из другого кармана». По ее признанию, она неожиданно осознала, что эти забавные названия имеют не только объединяющую композиционную функцию, но и прямой смысл: извлечение сюжетов из карманов напоминает о... карманниках! И действительно чапековские истории разворачиваются в полиции, суде и вообще связаны с кражами и прочими нарушениями закона.

Буржуазная, благопристойная Прага в период между двумя войнами не отличалась разгулом преступности, как Лондон времен Конан Дойла. Карел Чапек и не придумывает никаких ужасов: его коротенькие рассказы - не детективы, а скорее анекдотические случаи со смешной развязкой. Но именно провинциально-бытовой характер преступлений по закону контраста обнажает серьезные социально-психологические коллизии (тут Чапек, без сомнения, находился под воздействием чеховских «Пестрых рассказов»).

Рассказ «Взломщик-поэт» - многослойный литературный текст. Его герой - вор с амбициями поэта. На месте преступления он оставляет стихи! На счастье полицейского комиссара, его приятель, редактор газеты, находит психологический ключ к поимке преступника. Он подвергает суровой критике его вирши, чем лишает злоумышленника душевного равновесия. Редактор окончательно добивает графомана, ставя ему в пример гениальную «Балладу Рэдингской тюрьмы»! Осознав свою литературную заурядность,  неуловимый взломщик ломается и становится легкой добычей полицейских...

В рассказе «Похищенный документ» полковник генерального штаба приносит секретный служебный материал домой для доработки. Там документ, содержащий государственную тайну, таинственно исчезает! Расследующий преступление мелкий полицейский сыщик узнает, что штабной «стратег» для «маскировки» спрятал бумаги в кладовке в жестянке для макарон. Детектив быстро прикидывает, что в округе есть всего два специалиста по кладовкам. Полковник, уже доложивший начальству о пропаже, готов за информацию о преступнике заплатить десять тысяч крон из личных средств, но его опережает сыщик, который приносит ему секретный документ.

Совсем лишен криминального содержания рассказ «Коллекция марок». Его герой вспоминает о том, как в детстве, будучи сыном состоятельных родителей, собирал коллекцию марок. Когда она вдруг пропала, он обвинил в краже своего не столь обеспеченного, но лучшего и единственного друга, а марки случайно нашел на чердаке уже в старости...

Как всегда, Татьяна Хазановская подвергла разноплановые рассказы тактичному литературному редактированию для того, чтобы они лучше соответствовали сценической форме и исполнительской манере актрисы. Несколько сюжетов выбраны среди многочисленных чапековских историй не случайно: они скомпонованы так, чтобы их стилистика и характеры контрастировали, разрушали инерцию зрительского восприятия.

Хазановская умеет избегать двух крайностей: она не стремится «изображать» автора и не пытается играть буквально каждую фразу. Актриса отлично владеет мастерством жеста и широким спектром интонаций. Когда необходимо выделить ключевые эпизоды или создать пластический облик персонажа, она непринужденно меняет несколько деталей одежды, обстановки и «включает» голоса героев. При этом грамотный зритель обнаруживает неожиданные смысловые нюансы и даже улавливает литературные ассоциации.

 

В рассказе «Взломщик-поэт» Хазановская с тонким юмором передает процесс психологического подавления редактором литературных претензий грабителя. Тут наряду со знаменитыми строками Уайльда: «Ведь каждый, кто на свете жил, Любимых убивал» - появляется даже отсутствующая у Чапека блатная вариация этой цитаты! Конечно, русскоязычный читатель ощутит и саркастическую перекличку сюжета с пушкинской максимой: «Гений и злодейство - две вещи несовместные».

Обманчиво заурядную фабулу «Похищенного документа» Хазановская обогащает литературным контекстом и превращением гротеска в характер. Конечно, русскоязычный зритель помнит знаменитые повести Конан Дойла на эту тему, а рассказ чешского классика мало кто читал. Но ассоциации зрителя иронически отвергаются: у английского писателя пропавшее письмо или фотография грозят разоблачением высшим лицам государства, даже королевским особам, а Чапек пародийно уменьшает масштаб преступления, заменяя тайники и шкатулки кладовкой и жестянкой от макарон. Главный герой больше напоминает карикатурных гашековских офицеров, чем полковника генштаба. Великолепно рисует Хазановская метаморфозы высокопоставленного солдафона, который, страшась карьерного краха, готов проявить немыслимую щедрость, но после счастливой развязки скупо «награждает» сыщика купюрой в 50 крон, о чем тоже сожалеет!

Совсем другого актерского инструментария требовала от исполнительницы «Коллекция марок». Бесхитростный рассказ героя о том, как он в детстве несправедливо обвинил друга в краже, мог бы показаться банальностью, да еще с примитивной социальной подкладкой. Но Хазановская поняла, что главное здесь - концовка. Несколько фраз рассказчика о том, что он вырос черствым, одиноким человеком и, если бы не та детская ссора, он мог бы стать совсем другим, - это не плоское морализаторство. Чапек считал, что у каждого человека в юности есть несколько возможностей самореализации и его дальнейшая эволюция зависит от многих обстоятельств. Эта философия бытия лежит в основе его романа «Обыкновенная жизнь». Хазановская вкладывает особый драматизм именно в короткую развязку рассказа, что придает смысловую законченность всему спектаклю.

Приятно было убедиться, что не вся творческая интеллигенция выбита из колеи пандемией, что иногда изоляция перерастает в духовную мобилизацию и приносит яркие результаты.   

    
   

 

 

среда, 2 декабря 2020 г.

Великий российский директор

В возрасте 98 лет умерла Ирина Антонова, бывший директор Государственного музея изобразительных искусств имени Пушкина. Директора музеев - не звезды массовой культуры, о них мало знает даже интеллигентная публика. Но Ирина Антонова руководила одним из крупнейших российских музеев более полувека - было время запомнить ее имя! К тому же она писала книги, преподавала в вузах, вела замечательные телепередачи об искусcтве, благодаря чему стала одним из символов русской культуры.


 


Ирина Антонова родилась в 1922 году. Насчет папы не знаю, а маму звали Идой Михайловной Хейфиц.

В 1945-м, после окончания МГУ, Антонова стала сотрудницей Пушкинского музея. Ей довелось принимать сокровища Дрезденской галереи, спасенные советскими солдатами и привезенные для реставрации в СССР. В 1955 году коллекция была передана в ГДР, а перед этим ее выставили в Пушкинском музее.


 

Ирина Антонова начала работать в Пушкинском музее в годы, когда его специализация стала достаточно неопределенной! Свое название он получил в 1937 году, когда пышно отмечался пушкинский юбилей и имя поэта увековечивали без разбора. В начале ХХ века профессор Иван Цветаев (отец великой поэтессы) создавал музей как учебное учреждение, в экспозицию которого предполагалось включить копии и слепки. После революции большевики начали разорять музеи, продавать за границу бесценные шедевры, а оставшиеся произведения искусства распределялись между между другими культурными учреждениями. Пушкинский музей «получил» картины великих художников разных эпох. Его собрание пополнилось и замечательными картинами импрессионистов, постимпрессионистов, мастеров начала ХХ века - из частных коллекций Морозова и Щукина, которые советская власть нагло «национализировала». ГМИИ имени Пушкина постепенно становился Музеем современного западного искусства. Но наступили кампания борьбы с «низкопоклонством» и... 70-летие великого кормчего. Величественное здание на Волхонке превратилось в... музей подарков Сталину!

 


В 1961 году Ирина Антонова стала директором музея и благодаря энергии, профессиональному кругозору во многом способствовала оздоровлению обстановки в советской культуре. Она свободно владела немецким, французским, итальянским языками, блестяще знала искусство Возрождения, ею были организованы демонстрация в Пушкинском музее «Моны Лизы», замечательных экспонатов Метрополитен-музея и других лучших художественных хранилищ мира. Тем не менее она считала, что Пушкинский музей должен опять стать Музеем современного западного искусства и сосредоточить в своей коллекции самые ценные работы из советских музеев. Эта идея не нравилась советскому начальству и руководству Эрмитажа.

Еще в 1956 году в Пушкинском музее состоялась первая выставка Пикассо. Позже Ирина Антонова организовала знаменитые выставки «Москва-Париж», «Москва-Берлин», на которых советская интеллигенция впервые увидела рядом с западными модернистами не уступавшие им картины Шагала и работы великих русских авангардистов - Малевича, Татлина, Филонова. Всё это способствовало росту интереса общества к культуре. Огромные очереди желающих попасть на выставки стали характерной приметой Пушкинского музея.
 

Помню, каким откровением была для меня великолепная выставка «Пикассо в Барселоне». Оказалось, что Пикассо, в 17 лет навсегда уехавший во Францию, в этом возрасте успел написать десятки реалистических полотен на уровне знаменитых старых мастеров. Он не для эпатажа занялся кубизмом - ему уже просто нечего было делать в искусстве прошлого! Впоследствии я увидел собрание работ молодого Пикассо в самой Барселоне, а также другие ее музеи и полюбил этот изумительныйгород.

Среди самых шокирующих тогдашних выставок запомнилась экспозиция Гюнтера Юккера. Посетители озадаченно разглядывали картины и инсталляции из... гвоздей, не зная, как объяснить такое искусство! Впрочем, и по сей день, даже побывав в западных музеях, читая статьи в Интернете, бывшие советские ценители прекрасного склонны оплевывать «слишком современное» художественное творчество, называя его профанацией, мистификацией и попросту халтурой...


 

Казалось, что время не властно над этой удивительной женщиной. Антонова оставалась энергичной, элегантной, лихо разъезжала по Москве на своем маленьком «Фиате», по-прежнему генерировала идеи новых выставок. Она, выросшая в СССР, во время войны работавшая медсестрой в госпитале, никогда не примыкала к диссидентам, поддерживала новую российскую власть со многими ее неправедными делами. Тем не менее власть не отвечала ей взаимностью. Кремлевское начальство с его навязчивыми идеями «собирания русского мира» не могло симпатизировать человеку европейского кругозора. А Ирина Антонова не только продолжала настаивать на создании Музея нового западного искусства, но и предлагала построить на Волхонке целый музейный городок!  

Наверху решили, что пора «обновлять кадры». Министр культуры Владимир Мединский в своей «изысканной» манере лично напоминал Антоновой, что пора на заслуженный отдых. В 2013 году она ушла «по собственному желанию». Ее для приличия назначили президентом музея. 

Она была из семьи долгожителей (ее мать прожила более ста лет), однако сердце было уже не то, что в молодости. Это плохо при коронавирусе... Но 52 года работы на посту директора музея - рекорд долголетия в истории русской культуры, служительницей и спасительницей которой была Ирина Антонова.