вторник, 28 февраля 2017 г.

О бедных актерах замолвите слово!

Руководитель театра «Маленький» Михаил Теплицкий провел встречу с израильскими театральными критиками. Он рассказал о творческой платформе театра, отмечающего свое 20-летие, о проблемах труппы, которая «живет не по правилам», противопоставляя себя коммерческому искусству.



Михаил Теплицкий не нуждается в представлении. Русскоязычная публика давно знает его актерские и режиссерские работы. Но я не припомню, чтобы кто-то из руководителей многочисленных «русских» театров, созданных алией 1990-х, осмелился устраивать пресс-конференцию для израильских критиков. Мне лично было приятно слушать «русского» режиссера, непринужденно выступавшего на иврите. (И, наоборот, всегда бывает стыдно, когда перед израильскими журналистами выступает на плохом английском Евгений Арье, а аудитория неодобрительно качает головами: «Ма зе! Эсрим ве-хамеш шана ба-арец ве ло-медабер иврит...»). Еще приятней было то, что монолог Теплицкого о театре «Маленький» длился часа полтора и никто из слушателей не выказывал признаков скуки – после этого еще и вопросы задавали.

История возникновения одного из лучших «русских» театров действительно интересна. Двадцать лет назад четыре новых репатрианта, еще не знавших, как сложится их творческая жизнь в Израиле, на кухне у актера Михаила Теплицкого решили учредить театральную амуту. Его единомышленниками стали актриса Елена Яралова, режиссер Игорь Березин, театровед Борис Ентин. Своему театру они дали скромное название «Маленький». Потом Яралова стала звездой «Идишпиля» и Камерного театра. Теплицкий играл в разных театрах, преподавал в «Бейт-Цви», все интересней проявлял себя в качестве режиссера.

Березина Теплицкий очень точно назвал духовным руководителем «Маленького». Игорь занимался не просто постановкой спектаклей, а освоением глубоких духовных пластов: «Посторонний» Камю, «Войцек» Бюхнера, «Преступление и наказание» Достоевского», «Маленькие трагедии» Пушкина, «Черный монах» Чехова... «Маленький» перешел на иврит. Интеллектуальный уровень «русского» театра, его непростой эстетический язык оценили израильские критики, «Маленький» получил немало наград в номинации «Фриндж». Теплицкий играл в большинстве спектаклей «Маленького», Ентин плодотворно работал в нем как драматург. Березин воспитал целую группу ярких актеров. Самым верным из них оказался Дима Росс, по сей день играющий во всех спектаклях «Маленького». В команду Березина вошли сценограф Полина Адамова, композитор Евгений Левитас, художники по свету Михаил Чернявский и Инна Малкина, позже оформлением спектаклей занялся Вадим Кешерский.

Трудности «русского» театра, да еще желающего ставить перед собой сложные задачи, хорошо известны огромной театральной алие. До обидного мало профессионалов смогли обеспечить себе стабильную работу по специальности. Как говорит Теплицкий: «В израильском театре есть цензура - в отделе продаж!» В «больших» театрах не позволят ставить слишком «длинные» и «скучные» спектакли. Там играют каждый вечер, а часто параллельно с выступлениями на своей сцене ездят со спектаклями в другие города. Этот изматывающий ритм не оставляет просветов для творческих поисков, экспериментов. «Русские» театры позволяют себе заниматься тем, что им интересно, но за это надо расплачиваться безденежьем, неустроенностью.

Несколько лет назад «Маленький» пережил тяжелый финансовый кризис, потерял свое последнее пристанище – крохотный зал в тель-авивском «Ган-Меир». В этот трудный момент его возглавил Теплицкий. Он принципиально не отказался от приверженности театра сложной, интеллектуальной драматургии. Но проявил организационную хватку, которой не хватает многим талантливым «русским» режиссерам. Теплицкий укрепил творческий потенциал театра: предоставил сцену «Маленького» своим коллегам (большим успехом пользуется спектакль «Невостребованный прах», созданный людьми, репатриировавшимися совсем недавно), провел первый смотр русскоязычной израильской драматургии – фестиваль «Первое чтение». Оставшись без зала, он перешел на спектакли-«квартирники». Потом арендовал более чем скромное помещение неподалеку от тель-авивского театра «Тмуна». Теперь приступил к «работе» с израильскими СМИ.

При всех своих трудностях «Маленький» продолжает готовить новые спектакли. Скоро состоится премьера «Семейство Тот». Это венгерская пьеса, адаптированная израильским драматургом Михаилом Хейфецем. Сцена из спектакля была показана на встрече с журналистами. Следующая постановка будет посвящена драматической судьбе Наума Цемаха. Один из создателей «Габимы», он не решился отправиться с театром в Палестину и предпочел Америку. Когда Цемах попытался воссоединиться с труппой, бывшие товарищи отвергли его. Как рассказывает Теплицкий, это будет спектакль без «выдумок» - в его основу положены письма Цемаха.

                                       
                                           Сцена из спектакля "Семья Тот"

У Михаила Теплицкого огромный запас энергии и оптимизма, но пока будущее «Маленького» покрыто туманом. Работать в таком помещении можно только от безысходности. Нет минимального финансирования главных проектов театра.

Хочется надеяться, что ознакомившиеся с «кухней» театра израильские критики расскажут о нем своим читателям. Но ведь, скажем прямо, тут нужны влиятельные читатели!

Трудно надеяться на помощь муниципалитета Тель-Авива. В этом городе сконцентрирована почти вся театральная жизнь страны – мэрия не может реально помочь множеству обосновавшихся здесь трупп.

Но речь идет о «русском» театре. В таком положении, как «Маленький», находится еще несколько талантливых коллективов. А все существующие сейчас «русские» труппы трудно перечесть. Увы, политики, представляющие нашу алию в кнессете и муниципалитетах, редко вспоминают о культуре общины.

Почему-то под «русским театром» подразумевается только «Гешер», в котором почти не осталось русскоязычных актеров. Этот театр получает миллионы от министерства культуры, быстро их просаживает и влезает в долги – пусть сам решает свои проблемы, для него община уже достаточно постаралась.

Понятно, что ни министерство абсорбции, ни муниципалитеты не могут полностью взять на свое содержание небольшие «русские» театры. Но надо иметь прежде всего желание помочь им – совместными усилиями различных инстанций можно было бы сообщить им хотя бы стартовый импульс. К сожалению, – если верить нашим СМИ – «русские» политики проявляют немало деловой сметки, однако не в том направлении.
 

Перед выборами пропагандисты НДИ начинают льстить избирателям - обяснять им, что они отличаются от остального Израиля своей культурой. Но я не встречаю партийных демагогов на спектаклях. А пусть займутся "русской культурой" – кроме духовной пользы, это расширит диапазон их деятельности и повысит падающие рейтинги...

Фото: Вера Рыжикова

среда, 22 февраля 2017 г.

Демьянова уха по рецепту Трампа


Я не спешил комментировать выступления Трампа и Нетаниягу в Вашингтоне. Прозвучавшие декларации были не очень конкретными, и хотелось подождать хоть неделю: вдруг всплывут подробности каких-то сенсационных договоренностей. Но продолжения щедрых предвыборных обещаний Трампа пока не видно. Можно ли считать, что главный результат визита Нетаниягу в США – небывалое потепление тона американского президента?




Складывается впечатление, что это и есть важнейший итог первой встречи Нетаниягу с Трампом: ни один израильский премьер-министр не мог похвастать, что его так обласкали в Белом доме. По мне - так даже чересчур. В Израиле обращение «Биби» звучит слегка фамильярно, тем более хотелось бы, чтобы американский президент соблюдал дистанцию. А что услышали из уст Трампа израильтяне, многие из которых поверили, что новый президент станет ангелом-хранителем нашей страны?

Трамп небрежно бросил, что его не интересует, будут созданы два государства для двух народов или одно. Об этом, по его словам, Израиль сам должен договариваться со своими партнерами – пусть только в итоге восторжествует мир!

Насчет еврейских поселений на территориях американский президент высказывается просто: это не препятствие для переговоров, но не способствует достижению мира.
Израиль потрясло до основания предвыборное заявление Трампа о переносе посольства США из Тель-Авива в Иерусалим. На совместной пресс-конференции в Вашингтоне он к этому вопросу не возвращался.

Таким образом, надежды на обнародование после президентских выборов грандиозной произраильской программы Трампа пока не оправдываются. Возможно, у него еще не сложилась концепция урегулирования ближневосточного конфликта. Но скорее всего постепенное ознакомление Трампа с ситуацией в нашем регионе заставит его вспомнить, что кроме Израиля здесь расположены и другие страны, которые Америка не может оттолкнуть в зону влияния путинской России.

В сущности, «концепция» у Трампа есть: Израиль должен прийти к миру с арабскими государствами, а Америка не намерена навязывать ему модель урегулирования и не позволит стращать его антиизраильскими резолюциями ООН. Короче говоря, США будут гарантом безопасности Израиля, но не видят необходимости курировать, как прежде, двусторонние израильско-палестинские переговоры и различные международные форумы, посвященные мирному процессу. Казалось бы, о более благоприятном политическом климате Израиль не мог мечтать. Почему же после восьми лет бесцеремонного прессинга со стороны Обамы Нетаниягу не выказывает радости по поводу избавления от американской опеки?

«...Самые важные для Израиля стратегические проблемы Трамп за нас не решит! ...Дело даже не в детских надеждах на невиданное изменение курса США на Ближнем Востоке в пользу Израиля, а в том, что нельзя ставить будущее еврейского государства в зависимость от доброй воли одного человека – пусть и руководителя самой сильной мировой державы... Позиция Америки очень много значит для нас. Но мы сами должны решить, какой мы хотим видеть нашу страну и готовы ли стоять до конца ради материализации своего вИдения. Никто за нас этого не сделает».

Думать надо о будущем, а политика Израиля пробуксовывает в настоящем. Премьер-министр запутался в собственных хитроумных маневрах. Легче всего обвинять Нетаниягу в непоследовательности, просчетах. Но он пытается не допустить возвращения Израиля к «границам Освенцима». Прямо заявить об этой цели всему миру никто из израильских лидеров не решался. Нетаниягу долго пытался удерживаться на позициях сионистского романтизма, но похоже, за это время сам начал склоняться к мысли о территориальном размежевании с палестинцами.

После Осло Нетаниягу говорил, что между Иорданом и Средиземным морем нет места для еще одного государства. Через два десятилетия заявил о признании лозунга двух государств для двух народов. Этот идеологический вираж означает, что Израиль предоставит территорию для палестинского государства. Тем не менее Нетаниягу настаивает на праве нашей страны продолжать строительство в поселениях. Но тут встают два вопроса: юридический и моральный. Глава израильского правительства гневно отвергает возражения арабских стран и Запада против строительства на территориях, но эти территории Израиль так и не решился включить в свои границы! Молчит Нетаниягу и о другом: зачем с таким пафосом разглагольствовать о продолжении сионистской поселенческой политики, если после создания палестинского государства поселенцы будут преданы и их постигнет судьба жителей Ямита, Гуш-Катифа, Амоны?

Даже при максимальных уступках Израиля палестинское государство окажется крохотным и нежизнеспособным. Оно будет перенаселенным, нищим, лишенным внутренних ресурсов, власть в нем быстро захватят исламские фанатики. Пока наши лидеры столкновения с ХАМАСом переводят в формат местных антитеррористических операций, но после появления по соседству террористического государства неизбежной станет полномасштабная война, к чему Израиль психологически не готов.

Нетаниягу долго упивался своим искусством балансирования на тонкой проволоке двусмысленной дипломатии. Он уверял Запад, что согласен на создание палестинского государства – вот только пусть оно признает Израиль как еврейское государство и откажется от милитаризации. Хитрость проста: в ПА с этим не согласятся, что позволит Израилю не вести мирные переговоры и уверять всех в готовности к территориальному размежеванию. В Ликуде, не готовом к решительным действиям по реальному расширению границ Израиля, согласны с этой линией: «Будем жить как жили – куда спешить?..»

Среди израильских правых только глава Еврейского дома осуждает лицемерие и конформизм, которые оборачиваются закреплением невыгодного Израилю статус-кво. Беннет требует аннексии зоны С, составляющей почти 60% Иудеи и Самарии. Перед встречей Нетаниягу с Трампом он настаивал на том, чтобы израильский премьер-министр громко заявил об отказе от лозунга двух государств. Эти высказывания Беннета в Ликуде и НДИ раздраженно называли провокациями.

Но то, что сказал израильскому гостю Трамп, лишило смысла и политику проволочек Нетаниягу, и максимализм Беннета! Американского президента не интересует, сколько государств появится в результате израильско-палестинского соглашения, и он отстраняется от менторского обсуждения этой темы!

Нетаниягу был готов к чему угодно, но не к такому повороту диалога с Вашингтоном. Он хотел, чтобы Америка более мягко, чем при Обаме-Керри и Клинтоне-Олбрайт, подталкивала Израиль к миру и одобряла действия его правительства. Это позволило бы ему оправдывать перед собственной партией высказывания о двух государствах. Но президент США сказал, что его не волнует, как и что Израиль будет делать. Трамп усовершенствовал тактику Нетаниягу: он не скупится на общие фразы, на заверения в любви и дружбе, но проводит прежний курс американских президентов и при этом перекладывает всю ответственность на израильского лидера.

В растерянности весь национальный лагерь.

Нетаниягу не знает, как распорядиться предоставленной ему «свободой действий». Хитрить уже ни к чему – Трамп сам хитрый. В сущности, с Обамой было проще: тот давил, Нетаниягу противился и поддерживал свой рейтинг в Израиле. Теперь ему в Вашингтоне спорить не с кем, но надо делать то же, чего требовал Обама. Он еще вяло уверяет, что выполнит обязательства о создании альтернативного поселения для эвакуированных жителей Амоны, но прекрасно знает, как относится к строительству на территориях его друг Трамп.

У Беннета исчезли причины для нападок на премьер-министра. Лозунг двух государств «отменил» лично Трамп. После этого Еврейский дом должен сменить риторику на практическую программу. Но ее у Беннета нет: его практика – поддержка Ликуда и давление на правительство справа. Хотя Трамп сказал, что Израиль может делать что хочет для достижения мира, этот карт-бланш не включает аннексию зоны С.

Либерман, явно не утративший честолюбия, решил предстать перед потенциальными западными покровителями в лучшем свете и заявил, что к миру приведет только создание двух государств. Правда, он в этот судьбоносный момент рискует оказаться статистом большой политики, поскольку располагает всего пятью мандатами. Требуется усиление работы в массах, а массы возмущены издевательством, каковым обернулась «пенсионная реформа» НДИ. Крайне трудно объяснить избирателям и исчезновение «крутизны» Либермана: он поддержал снос Амоны и призвал уважать решение суда по делу Эльора Азарии. Партийные агитаторы ничего и не объясняют – они пишут гадости о Беннете, хотя в прошлом это уже ударяло бумерангом по штрейкбрехерам правого лагеря.

Израиль отступает на последние рубежи сионизма. Он должен решить, что для него важней: борьба с последствиями «раздела Палестины», которая чревата большой войной, или кроткое возвращение к границам 1967 года, сулящее благосклонность прогрессивного человечества? После посещения Сингапура Нетаниягу может важно сказать, что в современном мире важна не территория государства, а его экономическая мощь – и этой философией должно руководствоваться еврейское государство.

А в остальном, как говорится, прекрасная маркиза. Все-таки в Белом доме стали замечательно относиться к Израилю! Семью Нетаниягу там принимают радушней, чем самых близких родственников. Вот только возникает подозрение, что наш премьер-министр пока не рвется повторить свой визит в Вашингтон, где его перекармливают улыбками и комплиментами...

воскресенье, 19 февраля 2017 г.

Вам это понравится!

Израильские театры часто ставят Шекспира. Но из его богатого наследия обычно выбирают несколько самых популярных пьес. Комедия «Как вам это понравится» считается недостаточно «выигрышной». Почему-то только Камерный театр испытывает к ней неугасающий творческий интерес. Нынешняя премьера – уже четвертая постановка этой комедии в истории театра!


Спектакль «Как вам это понравится» давно ожидался театральными гурманами, потому что его поставил Уди Бен-Моше – на мой взгляд, самый сильный на сегодняшний день израильский режиссер. Он никогда не идет стандартным путем, находит особый стилистический «ключик» к прочтению пьесы. Уди Бен-Моше умеет раскрыть индивидуальность каждого актера и при этом составляет из исполнителей отлаженный ансамбль, пластически воплощающий его концепцию.

Фабула комедии не слишком оригинальна (да и ее Шекспир, как обычно, позаимствовал у менее даровитого писателя). Старого герцога (Охад Шахар) изгоняет из его владений младший брат. Дочь свергнутого правителя Розалинда (Оля Шур-Селектар) остается во дворце благодаря дружбе с Селией (Дана Мейнрат), дочерью узурпатора Фредерика (Охад Шахар). В Розалинду влюбляется молодой дворянин Орландо (Уди Ротшильд), но во время одной из вспышек гнева Фредерик заставляет ее покинуть дворец. Из солидарности с ней уходят Селия и шут Оселок (Надав Асулин). Изгнанником становится и Орландо, которого хочет лишить прав на наследство его брат Оливер (Асаф Соломон).

Чтобы избежать опасностей, подстерегающих в пути двух молодых особ, Розалинда переодевается в мужское платье и изображает охранника Селии Ганимеда. Троица путешествует по Арденнском лесу, где нашел убежище и Старый герцог. Плененный пасторальной жизнью местного населения, легкомысленный Оселок страстно влюбляется в знойную пастушку Одри (Майя Ландсман) и готов сочетаться с ней браком под венцом.

В лесу путешественники встречают Орландо. Он удручен коварством брата, но гораздо больше переживает из-за разлуки с любимой. Не узнанный им «Ганимед» подшучивает над влюбленным и предлагает ему игру: пусть тот считает его Розалиндой и убеждает в силе своего чувства.

Финал вызвал бы сомнения у Станиславского: злые герои раскаиваются, Фредерик возвращает брату герцогство и собирается уйти в монастырь, все влюбленные обретают счастье...

Для постановки громоздкой по композиции пьесы Уди Бен-Моше выбрал замечательную ивритскую адаптацию Дана Альмагора, в которой исчезают второстепенные персонажи и побочные сюжетные линии. Действие приобретает легкость, стремительность, а изображаемые события объединяет логической связью режиссерская концепция.

Изящная сценография Лили Бен-Нахшон превращает сцену в лес. Земля усыпана пожелтевшими листьями – что напоминает о течении времени и настраивает на философский лад. Арденнский лес предстает как некое идиллическое убежище от мирской суеты, жестокости, корыстолюбия. Обитатели этого мирка добры, естественны, довольствуются малым. Мне лично вспомнилась любимая книга «Уолден, или Жизнь в лесу» Генри Торо. Впрочем, бредущие по лесу Старый герцог и его небольшая свита в своих белых одеждах (очень хороши костюмы Орена Дара - неназойливого осовременивания даже не замечаешь) скорее напоминают то ли группу хиппи, то ли кришнаитскую общину. Всё это естественно подводит к финалу спектакля: отрицательные персонажи не могут не осознать ущербность своих грубо-материальных приоритетов, а духовно перестроившийся Старый герцог совсем не в восторге от того, что ему возвращают бремя власти и заставляют отказаться от просветленно-гармоничного существования.

Но, конечно, эмоциональный стержень спектакля – лирическая линия, которую с замечательным тактом ведет Оля Шур-Селектар. Во многих постановках комедии «Как вам это понравится» поведение Розалинды с Орландо отдает искусственной литературщиной. В проникновенном, трогательном исполнении Оли совершенно естественно выглядит игра, которую ведет молодая девушка с пылким влюбленным. Розалинда не открывается Орландо, которого прежде совсем не знала, потому что уже увидела коварство, предательство, жестокость и намерена испытать красноречивого юношу, убедиться в его надежности.

Уди Бен-Моше поставил спектакль красивый, умный и – что весьма существенно – очень веселый. Благодаря его интерпретации осознаешь, каким глубоким мыслителем был Шекспир: раздумья о природе власти позже породят «Короля Лира» и «Бурю». Некоторые его пьесы предвещают философию просветителей с их мечтой о естественном человеке. Но всё же Шекспир – сын своей эпохи, в которой жестокие нравы соседствовали со здоровым народным жизнелюбием. В его пьесах трагизм по закону контраста оттеняется комическими эпизодами. А уж «Как вам это понравится» - это комедия, которая обязана быть смешной! В спектакле Камерного масса режиссерских уморительных придумок, вызывающих хохот зала.

Оля Шур-Селектар – звезда первой величины не только в этом спектакле. Но прекрасно играют все занятые в постановке актеры. И обязательно надо упомянуть великолепную музыку Йосефа Барданашвили, без которой спектакль был бы совсем другим.

Фото: Ради Рубинштейн


вторник, 14 февраля 2017 г.

Библейские холмы в мифологическом тумане

Разрушение Амоны порадовало только израильских борцов с «оккупацией» и законопослушного министра обороны. Рядовые граждане мрачно предвидят торпедирование БАГАЦем закона о легализации поселенческих форпостов. Идеологи поселенчества говорят о библейском праве на эту землю, но руководители страны не готовы стереть «зеленую черту». А без этого шага экзальтированные ораторы предают поселенцев, которым светит судьба жителей Ямита, Гуш-Катифа, Амоны.



Тускнеющая еврейская мечта

По мере превращения Израиля в богатую страну всё толще становится филистерская прослойка в нашем обществе. Сегодня уже невозможны такие страсти, которые были вызваны Норвежскими соглашениями. Израильтяне не хотят террора – особенно после того, как выяснилось, что все наши города находятся в пределах досягаемости ракет «Хизбаллы» и ХАМАСа. Обыватель рад, что после антитеррористических операций достигаются соглашения о прекращении огня с главарями боевиков. Он не испытывает душевного дискомфорта из-за разрушения домов поселенцев и высказываний о двух государствах для двух народов. А тех, у кого болит сердце, оттого что еврейское государство останется в «границах Освенцима», отучают от сионистских переживаний пафосная трескотня оторвавшихся от реальности идеалистов и фальшивый оптимизм израильских лидеров.

Эвакуация Амоны – это не просто разрушение жилищ сорока еврейских семей. Это вторжение беспощадной реальности в сионистскую мечту о восстановлении гордого и величественного Израиля. С 1947 года евреи надеялись, что согласие лидеров ишува на раздел Эрец-Исраэль – это временный компромисс, который когда-нибудь удастся переиграть. Но всё грубей обнажается истина: мы получили не то, что обещали Декларация Бальфура и международный форум в Сан-Ремо, а крохотную территорию, над которой нависают зловещие жернова исламского террора.

Талмудическое толкование высказываний Трампа

В духе талмудических традиций израильские пикейные жилеты сегодня сосредоточены на толковании нескольких фраз Трампа по поводу закона о легализации форпостов. «Президент осудил строительство в поселениях! Он заявил, что они не способствуют достижению мира» - ликуют левые. «Произошло историческое событие! – не соглашаются правые. – Впервые президент США сказал, что поселения – не препятствие для мирного процесса. Трамп не возражает против строительства в существующих поселениях. А вопрос о создании новых поселений будет обсуждаться на его предстоящей встрече с Нетаниягу».

Блажен, кто верует... Даже если Трамп не уверен, что именно строительство на территориях тормозит мирный процесс, он говорит об этом самом мирном процессе! И до победы на выборах он говорил, что его задача – примирение двух народов. Неужели кто-то считает Трампа настолько умственно неполноценным, что он предложит Израилю заключить мир, не отдавая «партнерам» никаких площадей под их государство и не жертвуя ради этого поселениями?

А еще хуже во всех этих мечтах о сказочных подарках от американского президента - местечковая надежда на доброго урядника, доброго губернатора, доброго царя. Это позволяет снять с себя ответственность и забыть о том, что в истории сионизма важнейшим для нашего народа решениям великих держав и международных организаций предшествовали труд и героизм самих евреев.

Сами запутались, а ругаем весь мир за нападки на поселения!

Я умышленно не стал дожидаться очной беседы Нетаниягу с Трампом, после чего, возможно, было бы немного легче оценивать ближневосточную ситуацию. Что бы ни высказал президент США в их диалоге, это не изменит основных параметров ситуации, в которой находится еврейское государство на 69-м году своего существования. Эти параметры таковы.

После Шестидневной войны кнессет принял законы о распространении израильской юрисдикции на Восточный Иерусалим и Голаны. Иудею и Самарию, сектор Газы Израиль не аннексировал, но начал (еще при левых правительствах) строить там поселения – это сопровождалось пышными речами о продолжении сионистского проекта и поселенчества. В 1979 году Бегин отдал Египту Синай. В 1993 году подписаны Норвежские соглашения о создании Палестинской автономии и постепенном расширении ее площади. Правда, насколько она расширится, было неясно. Израильские лидеры говорили о необходимости предоставления самоуправления ПА, но уклонялись от высказываний о палестинском государстве и судьбе Восточного Иерусалима, население которого по сей день остается арабским.

Последние уступки палестинцам на мирных переговорах были сделаны Биньямином Нетаниягу в 1998 году в Уай-Плантейшн: он согласился отдать под контроль Арафата 13% территорий. Из-за падения правительства это соглашение осталось не ратифицированным и не было реализовано.

В 2005 году Ариэль Шарон в одностороннем порядке эвакуировал еврейские поселения в секторе Газы. Там власть захватил ХАМАС, не подчиняющийся «раису» в Рамалле.

Хотя правые партии осудили шароновское «размежевание», к возвращению Гуш-Катифа они не призывают. Либерман – до назначения на пост министра обороны – требовал свергнуть режим ХАМАСа в Газе, но не уточнял, чем его следует заменить.

В Иудее и Самарии существуют: зона А, полностью управляемая Палестинской автономией, зона В, где гражданскую власть осуществляет ПА, а военный надзор – Израиль, и зона С, контролируемая Израилем. Все эти территории не аннексированы Израилем, но на них сохраняются еврейские поселения.

В 2013 году в своей бар-иланской речи Нетаниягу признал лозунг двух государств для двух народов. После этого наша страна оказалась в сюрреалистической ситуации!

Мы согласны на палестинское государство. Подразумевается, что оно займет территории, занятые ЦАХАЛом в 1967 году. Часть этих территорий уже управляется Палестинской автономией. Другая часть еще контролируется Израилем, но не включена в его границы. Тем не менее строительство в существующих поселениях продолжается, а Израиль обижается на осуждение этих действий в других странах и особенно – в ООН.

Израиль возражал всем, кто подвергает сомнению его право строить на территориях, на языке чисто мифологическом: это наша библейская земля, это историческое право еврейского народа. Такой лексикон был введен в обиход левыми до победы Бегина на выборах 1977 года. Но, к сожалению, мы живем не в мифологическом, а реальном мире. В нем могут - по крайней мере теоретически - понять, почему Израиль строит на Голанах и в Восточном Иерусалиме, которые он аннексировал, но никто не поймет, почему он говорит о своих правах на остальные территории, на которые сам же не распространил свою юрисдикцию. С правовой точки зрения, и у «незаконных форпостов», и у более крупных поселений в Иудее и Самарии одинаковая степень легитимности. Поэтому совершенно бессмысленно последнее заявление Либермана о том, что легализация форпостов вредит поселенческому движению.

Непонятно, почему израильское руководство трусовато ждет, что Трамп признает наше право строить в поселениях, если мы не дали ему важнейшего аргумента: эти земли включены в границы еврейского государства – и этот статус-кво изменить невозможно.

Следует указать и на моральную сторону проблемы. Если премьер-министр Израиля говорит о согласии на создание палестинского государства, то часть поселенцев постигнет судьба жителей Ямита, Гуш-Катифа, Амоны. Политики, разглагольствующие о нашем святом праве на расширение поселений, заранее предают проживающих там евреев, которые в случае создания палестинского государства будут эвакуированы.

Можно ли развеять сакральный туман над Иудеей и Самарией и сделать что-то реальное для еврейского государства? После того как Израиль признал существование «палестинского народа», создал Палестинскую автономию, а затем согласился и с перспективой создания палестинского государства, вариантов осталось немного.

Есть позиция страуса, которую занимают большинство правых: «надо жить как жили», то есть ничего не делать и ждать непонятно чего – видимо, каких-то чудес. Этот проникнутый восточным фатализмом подход делает всё более нереальным присоединение к еврейскому государству хотя бы части контролируемых территорий. Как показывает исторический опыт, аннексия обычно удается сразу после войны...

Можно заявить, что одним из условий мирного процесса было прекращение террора, но даже через 23 года после Осло он не утихает - поэтому Израиль аннексирует оставшиеся под его контролем территории. Это позиция лидера Еврейского дома Нафтали Беннета: он предлагает распространить юрисдикцию Израиля на зону С – а это всё-таки около 60% Иудеи и Самарии.

Конформисты в правом лагере сегодня прикидываются прагматиками. Они уже говорят, что появление палестинского государства не обязательно должно повредить поселенчеству: в этом государстве вполне могут сохраниться еврейские анклавы – как в Израиле существуют арабские населенные пункты. Трудно сказать, кто из поселенцев захочет жить в палестинском государстве. Я лично встречал среди них идеалистов, убежденных, что евреи и арабы могут жить бок о бок как добрые соседи. Когда-то - после передачи Великобритании мандата на управление Палестиной – многие евреи тоже говорили, что у еврейских и арабских трудящихся не может быть причин для вражды, и призывали к «сдержанности» перед лицом террора. Это кончилось резней конца 1920-х годов...

Перед отъездом Нетаниягу на встречу с Трампом лидеры Еврейского дома очень решительно заявили, что за океаном премьер-министр должен (?!) заявить об отказе Израиля от идеи палестинского государства. При всей сионистской привлекательности этого демарша он невозможен после бар-иланской декларации Нетаниягу. Но даже если допустить реанимацию прежнего категорического неприятия палестинской государственности, это будет возвращение к тупиковой тактике «жить как жили». Никто из сторонников этой линии не может ответить на вопрос: а куда денутся палестинцы?

После Рехавами Зеэви нет политиков, выступающих за трансфер палестинских арабов. К тому же Ганди выступал за «трансфер по согласию». Это было нереально и в его времена, а тем более сейчас, когда выросло поколение «интифады ножей».

Высказывается мнение о том, что жителей автономии при «убедительном стимулировании» можно было бы подтолкнуть к массовому отъезду в другие края. Но финансировать такой проект не будут ни арабские страны, ни западные государства, а Израиль таких астрономических расходов не осилит.

Кое-кто из правых тешит себя чтением статей о том, что численность населения ПА сильно преувеличена левыми учеными-демографами. Допустим, это так и количество арабов на территориях на миллион меньше, чем считается. Ну, так «недостающие» миллионы родятся в ближайшие 10-15 лет.

Без каких-то радикальных мер со стороны Израиля перед нами останется единственная модель будущего: двунациональное государство. Альтернативы две: 1) размежевание с арабскими соседями посредством возвращения к границам 1967 года: 2) аннексия пока контролируемых нами территорий, после чего палестинское государство будет создано на площади зон А и В.

Даже если бы Израиль отдал под территорию палестинского государства всю Иудею и Самарию, такое рахитичное образование было бы нежизнеспособным. Теснота, перенаселенность привели бы к вспышкам агрессивности и новым военным столкновениям. Надо ли говорить, что на 40 процентах этой территории положение палестинцев будет еще хуже?  Причины вражды не исчезнут, и Израилю придется проявлять твердость и готовность к любым испытаниям, в том числе к региональной войне.

Не сотвори себе кумира!..

Подвожу свои соображения к выводу о том, что самые важные для Израиля стратегические проблемы Трамп за нас не решит! Он может игриво пожурить Нетаниягу за строительство, но даст понять, что от этого баловства придется перейти к мирным переговорам с ПА. Президент США понимает, что перенос американского посольства в Иерусалим осложнит отношения его страны с исламским миром.

Выскажу откровенное признание: я лично не понимаю, почему многие политики и комментаторы с таким вожделением говорят о перебазировании посольства США из Тель-Авива в столицу Израиля. Допустим, это произойдет - что изменится для нас? Мы испытаем только моральное удовлетворение. Если Трамп предложит форсировать мирное соглашение с ПА, отдать Абу-Мазену все «оккупированные» территории, включая Восточный Иерусалим, то, с точки зрения Израиля, спокойней было бы проживание американского посла в отдалении от непредсказуемого палестинского государства.

Мне уже приходилось говорить, что дело даже не в детских надеждах на невиданное изменение курса США на Ближнем Востоке в пользу Израиля, а в том, что нельзя ставить будущее еврейского государства в зависимость от доброй воли одного человека – пусть и руководителя самой сильной мировой державы. Трамп продержится на своем посту не больше восьми лет. Израиль не может позволить себе загадывать на столь короткий срок. Чем лучше проявит себя Трамп по отношению к Израилю, тем меньше шансов, что следующий президент дотянет до таких высот.

Позиция Америки очень много значит для нас. Но мы сами должны решить, какой мы хотим видеть нашу страну и готовы ли стоять до конца ради материализации своего вИдения. Никто за нас этого не сделает.