среда, 28 июня 2017 г.

Цена популизма – 31 шекель

Инвалиды неистовствуют у дома Нетаниягу. Они оскорблены его намерением увеличить их пособие с 2400 шекелей до всего лишь 4000. У этих людей принципиальные лидеры! Вот «защитники алии» сочли своих избирателей-пенсионеров облагодетельствованными, когда «вырвали» добавку в 31 шекель к их пособиям по старости. «Небольшая» разница компенсируется криками о борьбе за «легкий» гиюр, за право молиться у любого участка Стены Плача. И вообще нет проблем: благодаря родной партии репатрианты сразу после приезда смогут... валить из Израиля.


Грустно, но факт: борьба инвалидов за свои права показала, как бездарно действуют ради своего электората «русские» политики.

Пособие инвалида составляет около 2400 шекелей. Депутат от Ликуда Нава Бокер подала законопроект, сулящий значительное увеличение этой суммы. Ее предложение яростно отстаивал в кнессете Илан Гильон, представляющий идеологически антагонистический МЕРЕЦ. Гильон – сам инвалид и много делает для помощи людям, обделенным судьбой.

После обычных отговорок министра финансов Кахлона о чрезмерной дороговизне закона Нетаниягу заявил, что пособие инвалидов будет повышено до 4 тысяч шекелей и для этого государство выделит 4 миллиарда шекелей в течение 4 лет. Тем не менее инвалиды не только не выразили радости, но тут же провели демонстрацию у дома премьер-министра! Они настаивают на том, что их пособие должно достигнуть 5 тысяч шекелей и сравняться с минимальной зарплатой. Эту программу не снимают с повестки дня их лидеры.

Пока инвалиды продолжают борьбу с правительством, стоит вспомнить «пенсионную реформу» НДИ. Она рекламировалась как революционный прорыв, обеспечивающий пенсионерам-репатриантам резкий рост их доходов. В итоге «Русская» партия добилась выделения в ближайшие 4 года 1,9 миллиарда шекелей (почувствуйте разницу...) для постепенного увеличения пособий по старости от Битуах леуми. Кахлон выставил немало возражений. «Русская» партия быстро согласилась на «компромисс», продемонстрировав как неумение бороться за своих избирателей, так и слабое знание арифметики. После принятия нового госбюджета выяснилось, что огромная часть выделенных средств уйдет на пособия по старости уроженцев и старожилов Израиля. А месячный доход большинства пожилых репатриантов с 1 января этого года увеличился на 31 шекель! Такая же добавка ждет их в следующем году...

Никто и не сомневался, что главной целью присоединения НДИ к коалиции было не улучшение жизни репатриантов, а получение председателем партии портфеля министра обороны. Мы привыкли к тому, что «наша» партия постоянно врет избирателем, «накручивает» их перед выборами, а, рассевшись на теплых местах в кнессете и правительстве, моментально забывает свои обещания. После позора с «пенсионой реформой» потрепанной команде Либермана стоило помолчать хотя бы годик, подождать: авось, немолодой электорат всё забудет или простит. Но, видимо, руководство партии подозревает, что нынешние 5 депутатских мандатов – это рубеж, за которым скрывается непредсказуемое будущее. Поэтому НДИ судорожно ищет любые рекламные трюки, добавляя к старым линялым лозунгам наспех сочиненную и невнятную демагогию.

Депутат Одед Форер, которого «русская» партия выдвигает на первый план, комплексуя перед «настоящими» израильтянами, давно внушал репатриантам, что они подвергаются дискриминации. По его убеждению, это выражается в том, что «даркон» выдается им только после года жизни в Израиле, а до этого при необходимости выехать за границу надо оформлять «лессе-пассе» и МВД еще позволяет себе «проверять» новых граждан страны. И вот кнессет утвердил предложение Форера: теперь приезжающим в страну новым репатриантам будет сразу выдаваться «даркон»! Голосовавшие за этот законопроект члены коалиции даже не поняли, в чем проблема, но про себя подумали: ну и фрайеры сидят в НДИ – ничего большего не осмеливаются потребовать от правительства и такими глупостями надеются привлечь избирателей! Действительно, даже партийные пропагандисты, давно потерявшие стыд и приличные репутации, не могут разъяснить в лакейских «русских» СМИ, чем их осчастливил НДИ в лице депутата Форера.

Я сам пользовался «лессе-пассе», когда в первый год алии должен был ехать на соревнования. Никакой дискриминации не ощутил. Прекрасно понимал, что если получил «корзину абсорбции» и различные олимовские льготы, то государство должно быть уверено в моем возвращении. Без труда привел двух гарантов – так же, как при съеме квартиры (по каковому поводу кнессет никаких законов не принимает), и отправился на турнир.

Я не знаю, ради кого НДИ тратил столько времени и энергии на пробивание закона о «дарконах». Насколько мне известно, в аэропорту новоприбывшие репатрианты получают мизерную сумму, которая не всегда поступает на их банковский счет без задержки. Это только усиливает необходимость немедленно устраиваться на работу. Собственно, евреи для того и репатриируются в Израиль, чтобы обустроиться, освоить иврит, послать детей в школу или университет. Первый год – самый трудный, тут не до заграничных вояжей.

В том, чтобы в аэропорту получить «даркон», заинтересована (кроме исключительных ситуаций, когда возникают сложные и срочные личные дела) достаточно немногочисленная категория репатриантов. В основном это люди, которые попали в Израиль случайно и не связывают с ним «стратегических» планов. В лучшем случае это Новая Качественная Алия – представители свободных профессий, пока напуганные закручиванием гаек в России, но искренне предпочитающие эту культурную страну отсталому и чуждому Израилю. Они обычно имеют кое-какие «жировые отложения» - поэтому могут не спешить учить иврит, не устраиваться на работу и готовы кататься по заграницам. В худшем случае это обладатели не совсем легально нажитых состояний и попросту криминальные элементы. Они очень довольны великодушием депутата Форера, который избавляет их от испытательного срока, в течение которого их могли подвергать проверкам, и с израильским паспортом лихо устремляются в заманчивые дали, куда с российскими документами и подмоченной репутацией им путь был заказан.

На мой взгляд, полезней закона о «дарконах» идеологически выдержанные инициативы депутата от НДИ Юлии Малиновской. Она настойчиво поднимает вопрос о новом виде арабского терора – сексуальных домогательствах по отношению к израильским женщинам, в том числе «русского» происхождения. Правда, этим в Израиле никого не удивишь. Можно сгоряча причислить к террористам и некоторых темпераментных евреев из восточных стран. Но все-таки кого-то из женщин, расстроенных получением добавки в 31 шекель, отвлекут от грустных мыслей игривые эротические страшилки Юлии Малиновской.

Подарком для НДИ стал законопроект партий ШАС и Яадут ха-Тора, закрепляющий за главным раввинатом монополию на проведение процедуры гиюра. НДИ сразу поднял шум: мол, это нанесет тяжелый моральный удар «русской» алие, многие представители которой не смогут пройти гиюр, который мы предлагали облегчить! Правда, при этом не уточнялось, в чем конкретно состояло облегчение гиюра.

На самом деле тут обычные для НДИ вранье и демагогия. Например, в середине 1990-х в Израиле шли споры о признании реформистского и консервативного гиюра – такой вариант перехода в еврейство действительно легче и иногда превращается в формальность. Но НДИ имел в виду не это.

Перед последними выборами партия со странной настойчивостью предлагала, чтобы право проводить гиюр получили городские раввины. Партийные агитаторы уверяли «русских», что это решит проблемы «смешанных» семей. Но городские раввины – такие же ультраортодоксы, как и их коллеги, сидящие в главном раввинате. И те, и те не склонны делать никаких поблажек репатриантам, проходящим гиюр.

На самом деле тяжелый моральный удар «русской» алие нанес не ШАС, а НДИ, который уже давно отказался от своей же идеи введения в Израиле «гражданских союзов» для тех, кто не может оформить брак в раввинате. Когда-то НДИ «добился» регистрации брака между двумя неевреями (что совершенно не волнует раввинат) и пообещал, что через восемь месяцев займется утверждением закона для брачующихся пар, не соответствущих галахическим требованиям. Но к этой задаче НДИ не вернулся и вскоре навсегда «забыл» о своих обязательствах.

Гиюр – надуманная проблема! «Русские» страдают не от усложненности процедуры гиюра. Число записывающихся в ульпаны по переходу в еврейство сократилось бы до минимума, если бы «смешанные» пары могли зарегистрировать брак, не выезжая за пределы страны.

В еврейской традиции существует мудрое требование: раввин должен долго проверять, насолько искренне желание человека пройти гиюр. Для такого решения надо духовно созреть. Существующая же в Израиле ситуация заставляет светских людей лицемерить и изучать требования иудаизма лишь для того, чтобы избавиться от неполноценного статуса. НДИ только способствует усугублению этого лицемрия своей дешевой казуистикой о предпочтительности городских раввинов главному раввинату в вопросах гиюра.

Не вижу необходимости комментировать наигранное возмущение НДИ по поводу отмены прежнего соглашения о молитвах у Стены Плача. Лидер этой партии всегда заявлял, что гордится дружбой с Дери, он пытался вместе с ШАСом поставить в Иерусалиме религиозного мэра. После этого просто смешно требовать плюрализма и равного доступа представителей всех течений иудаизма к самому святому месту для евреев.

Если депутатов от НДИ так волнует вопрос о молитвах у Стены Плача, то пусть оставят между древними плитами записки с просьбой о том, чтобы появилась какая-нибудь партия, способная реально помочь «русской» алие в ее нерешенных проблемах.

суббота, 24 июня 2017 г.

Кантри клаб для камнеметателей, или когнитивно-сионистский диссонанс

Сообщение Второго телеканала о предстоящем расширении площади Калькилии вызвало политическую бурю. Поселенцы протестуют. Нетаниягу заявил, что... не помнит о таком решении своего кабинета! Беннет назвал этот план «наградой террористам». Либерман подтвердил, что намерен поощрить «тихую» Калькилию в рамках программы «кнута и пряника». А не связана ли неожиданная «щедрость» Нетаниягу и Либермана с миротворческими замыслами Трампа?..


На прошлой неделе Второй телеканал расказал о решении правительства значительно расширить границы Калькилии. Один из крупнейших городов ПА увеличится примерно вдвое. Здесь построят более 14 тысяч единиц жилья, население Калькилии вырастет с 51 тысячи до 80 тысяч.  

Нетаниягу явно был застигнут врасплох и сказал, что не помнит принятия правительством такого решения! Еще более странным стало его предложение о повторном обсуждении кабинетом вопроса о Калькилии.

Либерман, уставший от корректного поведения в отношении босса, дернул одеяло на себя. Он заявил, что расширение границ Калькилии соответствует его плану «кнута и пряника», который предусматривает ужесточение наказаний террористам и предоставление различных льгот «послушным» населенным пунктам. По мнению министра обороны, тихая Калькилия заслужила такое поощрение.

Лидер Еврейского дома, министр образования Беннет сказал, что расширение города в ПА на фоне замораживания еврейского строительства за «зеленой чертой» – тревожная тенденция, которая может привести к установлению власти ПА над всей территорией Иудеи и Самарии. Он отметил, что новые границы Калькилии будут проходить в «зоне С», которая находится под контролем ЦАХАЛа, и вплотную приблизятся к еврейским поселениям. (Как известно, Беннет считает, что Израиль должен аннексировать «зону С»). Председатель Еврейского дома назвал решение правительства «наградой террористам».

Очень опасной считает программу расширения Калькилии председатель Совета Иудеи и Самарии Йоси Даган. Он предупредил, что согласно нынешнему плану Калькилия окажется в 50 метрах от «забора безопасности»!

После критики в свой адрес Либерман сказал на заседании фракции НДИ, что те, кто раздувает шумиху, не имеют понятия о сути проблемы. По его словам, строительство в Калькилии будет вестись только на земле, принадлежащей палестинцам, и к тому же продлится только до 2035 года.

Либерман заверил, что в Калькилии будут построены только 6 тысяч единиц жилья, которые не перейдут в «зону С». О предложении Нетаниягу заново обсудить будущее Калькилии он отозвался бесцеремонно: «Как по мне, то правительство может заседать с утра до вечера, но принимать решение будут командующий Центральным округом и министр обороны». Либерман с пафосом сказал: «Не было и не будет правительства, которое лучше относилось бы к поселенцам, чем нынешнее!» Глава НДИ, как обычно, набросился на политических соперниках из Еврейского дома, сказав, что они разжигают страсти в обществе ради повышения своих шансов на партийных праймериз.

Вся эта дискуссия укрепляет израильтян в их предположениях о том, что судьбоносные для Израиля решения принимаются без информирования всех членов правительства и учета их мнений. В свое время Нетаниягу был очень недоволен утверждениями Беннета о том, что в ходе антитеррористической операции «Нерушимая скала» премьер-министр не знакомил узкий кабинет по вопросам безопасности со своими планами. Теперь оказывается, что Беннет был прав.

Но похоже, что всю степень антидемократизма израильского руководства можно оценить только в контексте заявлений нового президента США о его желании ускорить процесс ближневосточного урегулирования. Скорее всего исторические решения принимают не Нетаниягу и Либерман! Почему Нетаниягу, впервые ставший премьер-министром 21 год назад, до сих пор не предлагал увеличивать вдвое какой-нибудь город Палестинской автономии и не «забывал» о решениях своих правительств? В Израиле нет долгосрочных программ строительства жилья (разве что для ультраортодоксов), а ради палестинцев вдруг начинают планировать до 2035 года!

Трамп, без сомнения, лучше относится к Израилю, чем Обама, но, улыбаясь израильским политикам, он радостно сулит им то же самое, что более мрачно предлагал его предшественник.

В ходе поездки по Ближнему Востоку Трамп нелестно отзывался об Иране, заявил, что ХАМАС ничем не отличается от Аль-Каеды и ИГИЛ, потребовал, чтобы Абу-Мазен прекратил финансовую поддержку террористов и их семей. Он организовал бойкот Катара, предоставляющего финансовую помощь ХАМАСу. Но в то же время Трамп опять высказался за скорейшее проведение региональной конференции по мирному урегулированию. Уже через несколько недель президент отправил в Израиль своего зятя и советника Джареда Кушнера и спецпосланника на Ближнем Востоке Джейсона Гринблата, которые обсудили с Нетаниягу перспективы ускорения мирного процесса. Вашингтон обратился к Абу-Мазену с предложением подготовить 12 главных вопросов на переговорах с Израилем!

Я лично не посвящен в содержание секретных бесед Нетаниягу с Трампом и его окружением. Поэтому не знаю, рекомендовал американский президент нашему премьеру продемонстрировать руководителям ПА добрую волю или Нетаниягу с Либерманом опередили желания Трампа и потому решили позаботиться о Калькилии. В любом случае трудно поверить в спонтанный характер действий нашего тандема.

Либерман очень хотел бы понравиться новой вашингтонской администрации. Он с его честолюбием понял, что далеко не продвинется, если его бойкотируют арабские страны, а Запад считает экстремистом. Но для продолжения политической карьеры председателю НДИ надо нравиться израильским избирателям. А они по-прежнему слышат рекламную болтовню и много вранья. Идея «кнута и пряника» как инструмента обуздания террора – инфантильный лепет. Вопрос об усилении или прекращении террора не решается всеобщим голосованием в отдельных городах ПА. Разговоры о том, что экономическая помощь автономии снизит уровень насилия, никогда не оправдывались. Арабских подростков, нападающих с ножами и ножницами на израильтян, совершенно не интересуют гипотетические «поощрения», которые могла бы получить их деревня.

Если говорить конкретно о Калькилии, то ее население не выделяется особой кротостью. Только в апреле в окрестностях города террорист напал с заточкой на солдат ЦАХАЛа. Либерман скромно умалчивает о том, что уже начато (задолго до 2035 года) строительство футбольного поля возле деревни, находящейся рядом с Калькилией и делегировавшей немало метателей камней и «бутылок Молотова» в израильские автомобили. Либерман и Нетаниягу хотят внушить нам, что появление в расширенной Калькилии нового фешенебельного района, кантри клаба, и второго (!) зоопарка изменят содержание подстрекательких речей в мечетях, после которых происходят нападения на израильтян. Но спортплощадки не отвлекут террористов от их «главного дела» и только помогут им улучшить свою физическую форму...

В искренности премьер-министра можно усомниться уже потому, что «газета Нетаниягу» ничего не писала о планах расширения Калькилии. Видимо, есть причины скрывать эту информацию! Только в минувшую пятницу в «Исраэль ха-йом» появилось упоминание Калькилии, но в этом материале ничего не говорится по существу - публикация сводится к тому, что... правые из Еврейского дома и внутри Ликуда оказывают давление на главу правительства, а Либерман сближается с Нетаниягу на почве общности прагматических взглядов.

Характерно, что только после шумных дискуссий последовало сообщение о размораживании строительства в Иерусалиме и даже закладке первого – после долгого перерыва – еврейского поселения на территориях. Оно явно направлено на снижение ропота в национальном лагере. Мы видели уже немало подобных пропагандистских акций, которые быстро спускались на тормозах. Возможно, объявленные главой правительства новости будут автоматически отменены грядущими событиями, которые Трамп очень хотел бы форсировать – и отнюдь не к 2035 году...

Проблема не в том, что опять предпринимаются попытки помирить Израиль с его соседями. Только твердолобые фанатики могут предпочитать миру военную конфронтацию и не прекращающийся террор. Вопрос в другом: появились ли у нас честные партнеры для мирных переговоров и какую цену нам предлагают заплатить за мир?

Пока не заметны признаки радикальных сдвигов в арабских умах. Несмотря на требования Трампа Абу-Мазен не хочет прекращать финансирование семей террористов. Из-за этого встреча руководства ПА с Кушнером и Гринблатом была – по оценке комментаторов – очень «нервной». Иначе быть не могло, если в автономии продолжается разнузданное антиизраильское подстрекательство и «интифада ножей» набирает новые обороты.

Невозможно представить успешные мирные переговоры при такой обстановке в регионе. Еще несколько лет назад считалось, что суннитские страны достаточно разумны и заинтересованы в мире на Ближнем Востоке, а агрессивные шиитские силы группируются вокруг Ирана. Но сегодня суннитская Турция, член НАТО, поддерживает режим ХАМАСа, а в Сирии воюет на стороне России вместе с Ираном и «Хизбаллой».

После «арабской весны», инспирированной исламскими фанатиками, нельзя всерьез воспринимать декларации Переса и Либермана о том, что «умеренные» страны региона благодаря миру и технологическому сотрудничеству с Израилем создадут «новый Ближний Восток».

Ситуация в нашем регионе давно уже не была такой непредсказуемой. США и Россия вступили в опаснейшую конфронтацию на небольшом сирийском пятачке. А ко всему этому Трамп увяз в «домашних» расследованиях, которые чреваты любыми сюрпризами, способными отразиться на международном климате.

В таких обстоятельствах израильские лидеры должны быть очень осторожными в выборе курса по отношению к своим соседям и обходиться без «резких» инициатив, которые могут оказаться необратимыми.

Конечно, переговоры по вопросам безопасности Израиля не должны быть абсолютно прозрачными и обсуждаться ангажированными журналистами с утра до вечера. Но в принятии важнейших решений не может быть и келейности, волюнтаризма, которые мы наблюдаем сегодня. Гражданам Израиля не прибавляют уверенности в завтрашнем дне меняющиеся версии неожиданного массированного строительства в Палестинской автономии, пересуды о приближающейся региональной мирной конференции или фантастические сообщения о том, что Нетаниягу и Герцог вместе летали в Каир.

Мы хотим знать по крайней мере, каково направление размышлений наших лидеров о возможном урегулировании арабо-израильского конфликта. Всё, о чем говорит Трамп, это подписание бумажки, на которой будет написано «Мирный договор», но которая не обеспечит ни ликвидации террора, ни надежной безопасности. А есть ли у израильских руководителей модель нормализации существования еврейского государства? Согласны они на территориальные уступки, как Бен-Гурион, Бегин и Рабин с Пересом, или намерены долго сохранять нынешнее положение, периодически и дипломатично уверяя, что всем сердцем поддерживают принцип двух государств для двух народов? Вспоминают они про «национальный очаг», о котором говорилось на заре сионизма, или мечтают заслужить любовь Европы и Америки и этим обеспечить себе лично несколько гарантированных каденций на высшем государственном посту?

Чужая душа – потемки, в том числе душа честолюбивого политика. Но очень уж часто метания наших лидеров заставляют вспомнить термин «когнитивный диссонанс»...

воскресенье, 11 июня 2017 г.

Профессор не снимет очки-велосипед...


Педагогический персонал израильских университетов протестует против намерения министра образования Нафтали Беннета предложить им «Этический кодекс». Этот документ запрещает преподавателям излагать на лекциях свои политические взгляды. Решение Беннета преподносится профессорами и СМИ как покушение на свободу слова. Но почему-то свободу слова наши левые не распространяют на своих идеологических оппонентов и сводят это понятие исключительно к свободе обличения «оккупации» и «преступлений» ЦАХАЛа.


Министр образования Беннет предлагает Совету по высшему образованию утвердить «Этический кодекс», который составил профессор Аса Кашер. Главная цель этого документа – запрет на политическую агитацию под прикрытием преподавательской деятельности.

В израильских академических кругах разразилась истерика. Профессора обвиняют Беннета в покушении на свободу слова и плюрализм мнений. Они предупреждают, что «комиссарское» подавление интеллектуального диалога разрушит израильское высшее образование.

Все эти аргументы не имеют никакого отношения к содержанию «Этического кодекса»!

В нем говорится, что политическая деятельность не допускается в рамках университетских лекций, которые предназначены для усвоения студентами конкретных знаний. Под политической деятельностью понимается прямая поддержка представленной в кнессете партии, ее представителей и их высказываний или – наоборот – их критика. Если в утвержденную министерством программу какого-то курса (имеются в виду прежде всего общественные науки) входит анализ партийных платформ, то преподаватель обязан строго придерживаться программы и знакомить аудиторию с противоположными оценками идеологии данной партии, а ее деятельность необходимо освещать в историческом контексте. В то же время никто не запрещает профессору иметь свои взгляды, высказывать их устно и письменно вне стен университета.

«Этический кодекс» позволяет администрации университетов отменять политические акции в кампусах, если формы выражения студентами своей позиции ограничивают «свободу самовыражения» других учащихся и оскорбляют их чувства.

Предусматривается создание в университетах специального органа, который принимал бы от студентов жалобы на чрезмерную политизацию отдельными преподавателями учебного процесса, после чего можно было подвергать санкциям профессоров за партийные перехлесты.

Характерны возражения против «Этического кодекса»: в них много брани, но ничего не говорится о сути проблемы. Профессор Нив Гордон из Беэр-Шевского университета заявил: «Никто не заткнет нам рты. Мы будем говорить о политике во время лекций. Профессор Кашер решил стать придворным философом. Он и Беннет хотят превратить студентов в стукачей, доносящих о высказываниях своих наставников».

Важность и актуальность решения министра образования подтверждаются бесхитростными криками левых политиков. Ципи Ливни (Сионистский лагерь) с ее склонностью к дешевым хохмам и каламбурам отозвалась: «Этот кодекс нельзя назвать ни этическим, ни кашерным («тонкий» намек на фамилию автора документа – Я. Ш.). Он подходит только для тоталитарных режимов». Ее товарищ по партии Мики Розенталь был еще откровенней: «Кашер – философ, обслуживающий власть. Он оправдывал массовые ликвидации и разрушения домов на территориях, а теперь проводит линию Беннета на разрушение университетской системы и придание ей полицейского характера». Не слабей высказался председатель фракции «центристской» партии Еш атид Офер Шелах: «Иногда даже профессора - не говоря о министрах - просто не понимают, что такое университеты. Полицейский надзор над инакомыслящими работать не будет».

Следует отдать должное левым: на сей раз они говорят «только» о тоталитарных, полицейских методах министерства образования, но, по крайней мере, не употребляют любимый эпитет – «фашисты». Тем не менее их демагогия остается прежней: любую попытку пресечь их пропагандистскую деятельность в школах и университетах они объявляют покушением на свободу самовыражения, плюрализм. Но именно в левом лагере давно нет и намека на плюрализм! В национальном лагере не утихают яростные дебаты между Ликудом, Еврейским домом и НДИ, в самих этих партиях (кроме, конечно, построенного по советским образцам НДИ) существуют разные группировки и идейные споры. Левых политиков разделяет только грызня из- за лидерства – идеологических разногласий между ними нет. Под свободой слова они понимают исключительно свободу причитаний об «оккупации», свободу нападок на «преступную» армию, свободу агитации за немедленное подписание мира с террористами. Всех несогласных с ними они называют – в лучшем случае – крайне правыми экстремистами и фанатиками. Что касается стукачества, то это любимое занятие именно левых: они пишут жалобы на свое правительство в ООН и всяческие правозащитные организации, передают врагам секретные армейские документы, публикуют в Интернете фотографии и даже адреса израильских офицеров.

Тем не менее в Израиле создалась парадоксальная ситуация: на демократических выборах левые уже давно не претендуют на успех, но, привлекая на свою сторону меньшую часть общества, они непропорционально доминируют в сфере культуры и образования, в СМИ. Это явление уходит корнями в период монополии одной партии. Когда-то Мапай стоял на сионистских позициях. Сегодня же левые педагоги в школах под видом плюрализма разрушают традиции сионистского воспитания, внушают детям сомнения в праве евреев на Эрец-Исраэль, рассказывают им о «зверствах» ЦАХАЛа. Потом эти дети становятся студентами и выслушивают то же самое на более «интеллектуальном» уровне в университетах. Эта антиизраильская агитация подкрепляется культпоходами в театры и кино, где молодежи предлагаются сюжеты о безжалостных «оккупантах» и душевно тонких, страдающих террористах.

Такое «образование» – саморазрушение еврейского государства. Поэтому даже удивляет, что Беннет действует удивительно корректно. Он говорит: «Академические свободы? Да. Подмена профессорами научных исследований политической агитацией? Нет!» Беннет отнюдь не запрещает изложения левых взглядов на лекциях по истории или политологии, но требует приводить и противоположную точку зрения, а главное – знакомить аудиторию с историей. Ведь в изображении наших левых «ближневосточный конфликт» начался в 1967 году – эта ложь позволяет воздействовать на самые незрелые умы. На самом деле арабский террор появился вместе с первыми волнами алии. Арабам предлагали государство на территории Палестины еще в 1947 году. До Шестидневной войны Шукейри обещал вырезать евреев, а после нее Израиль был готов вернуть соседям занятые им территории в обмен на мир.

Естественно, левая профессура яростно восстает против предложения перейти на объективные научные позиции и считает своим «гражданским долгом» оболванивать студентов. Как раз в тех дисциплинах, где министр допускает анализ в ходе лекций политических проблем, в Израиле нет серьезных научных авторитетов. Не так давно, когда министром образования был Гидеон Саар, он пригласил комиссию из видных европейских ученых проинспектировать работу израильских факультетов общественных наук. Гости (далеко не правые, но профессиональные) были в ужасе и написали в отчете, что большинство кафедр занимаются не наукой, а партийной пропагандой. Саар дал указание – подготовить рекомендации по кардинальному изменению работы политизированных факультетов. Но он сам ушел из политики, министром образования стал курьезный человечек из Еш атид, старавшийся всем понравиться, и в итоге партийная агитация в университетах успешно продолжается.

При нынешнем правительстве впервые появились политики, пытающиеся положить конец гегемонии левых агитаторов в израильской системе образования и в области культуры. Не все действия министра образования Беннета и министра культуры и спорта Регев можно одобрить. Но левая болезнь антисионизма слишком запущена, и ее приходится лечить жесткими методами. Беннет и Регев расплачиваются за бездарность национального лагеря, который пришел к власти еще в 1977 году, но никогда не понимал важности идеологической борьбы в области воспитания и культуры. Наши правые десятки лет скулили, что левые захватили командные позиции в искусстве, в системе образования, в СМИ, но сами проявляли полную импотентность в попытках изменить эту ситуацию. Поэтому Нетаниягу пришлось в конце концов создать «свою» газету, устраивать топорные реформы радио и телевидения.

Я не уверен, что «этический кодекс» Беннета даже в случае его утверждения покончит с партийной пропагандой в университетах, – точно так же угрозы Регев о прекращении финансирования антиизраильских театров вряд ли оздоровят израильское искусство. Всё решают кадры! В университетах левые профессора всеми способами не дают пробиться студентам и докторантам с правыми взглядами. В театрах никто не примет к постановке хорошую пьесу, изображающую израильско-арабский конфликт с позиций национального лагеря.

Где у нас крупные писатели или философы с правыми взглядами? Левые с первых лет существования государства из поколения в поколение передавали, как эстафету, свое «духовное наследие». У политиков национального лагеря правильные лозунги, но они никогда не умели создавать такую систему своих школ, колледжей, семинаров, как у левых. «Русские» партии вообще проявляли полное равнодушие к проблемам образования и культуры. Выше предложений об улучшении преподавания физики и математики и создания «русского» театра, вскоре ставшего заурядным израильским, они не поднялись.

Можно только порадоваться инициативам Нетаниягу, Беннета, Регев, Шакед по изменению положения в очень важных сферах израильской жизни. Но тут совершенно недостаточно личной смелости и активности отдельных политиков. Нужны долгосрочные системные преобразования, а они невозможны без массовой подготовки новых кадров. Нет более важной задачи, чем борьба за умы, когда нашу страну затягивают в болото очередных переговоров об «урегулировании», которые могут привести к весьма драматическим последствиям...