понедельник, 27 января 2020 г.

Израиль и Польша вспоминают Холокост, в Москве ностальгируют о... любви в концлагерях!

Сегодня в польском городе Освенцим проходила церемония, посвященная 75-летию освобождения концлагеря Аушвиц-Биркенау Красной Армией. Эта дата, по решению ООН, стала Международным днем памяти жертв Холокоста. Но почему Израиль проводит в другие сроки свой Форум памяти Холокоста, на который не приезжает польский президент? Почему Польша не приглашает в Освенцим Путина?


«Открытие» историка Путина: войну развязали... Германия и Польша!

Путин с момента прихода к власти настаивал на том, что у России - своя история Второй мировой войны. Она описывает период с 22 июня 1941 года по 9 мая 1945-го, в который Красная армия разбила полчища Гитлера и взяла Берлин. Эта история не рассказывает о пакте Молотова-Риббентропа, о плане раздела Европы Сталиным и Гитлером, о нападении СССР и Германии на Польшу, с захвата которой в сентябре 1939 года началась Вторая мировая война. Эта история умалчивает о том, что с 1939-го по 1941-й СССР был союзником нацистской Германии, что еще 21 июня 1941 года Красная Армия следовала указанию «не поддаваться на провокации», а 22-го июня Гитлер стал врагом. Советская история, усвоенная Путиным, не дерзала заикнуться о том, что освобождение  стран Восточной Европы СРАЗУ превратилось в их насильственное включение в «социалистический лагерь» («возвращение» в состав СССР территорий, оккупированных в 1939-1940 годах согласно пакту Молотова-Риббентропа, Сталин не собирался обсуждать ни с кем).

Весь мир восхищался героизмом Красной Армии. Сразу после разгрома нацистской Германии даже демократические страны не хотели говорить о том, что Сталин – кровавый диктатор, уничтоживший в советских концлагерях миллионы соотечественников. Союзники по антигитлеровской коалиции, желавшие наказать нацистских преступников и провести денацификацию в контролировавшейся ими части Германии, были вынуждены молчать на Нюрнбергском процессе о пакте Молотова-Риббентропа и событиях, предшествовавших войне СССР с нацизмом.

Тем не менее захватническая послевоенная политика Сталина, продолженная после его смерти советскими лидерами, привела к «холодной войне», противостоянию демократических стран с СССР и его сателлитами. Эта политика возродилась в постсоветской России после ухода в отставку Ельцина. Именно поэтому США и Европа решили восстановить смазанную картину Второй мировой войны. Евросоюз принял решение о том, что сталинизм и нацизм – были одинаково преступными режимами. Это заключение никто в цивилизованном мире не оспаривал. Но Путин пришел в бешенство.

Нацлидер, не имевший никакой национальной идеи, кроме своего пожизненного правления Россией, объявил «память о Победе» главной идеологической ценностью. Он решил постоянно напоминать миру о взятии Берлина, о том, что «можем повторить», и  превратил парады Победы в свой личный праздник. В этом году он собирался с помпой отметить 75-летие разгрома нацизма и с тревогой вспоминал, что на прошлогодних торжествах присутствовали только представители Израиля и Сербии. Путин нашел «способ» жестко пресечь напоминания польских и прибалтийских политиков о пакте Молотова-Риббентропа. Неясно, кто подсунул президенту РФ бредовые исторические «аргументы», но он начал громко голосить, что это не Сталин вступил в сговор с Гитлером, а... польские политики-антисемиты, которые еще в 1934 году заключили с нацистской Германией договор о ненападении и разделяли с ней ответственность за развязывание Второй мировой войны.

Путин-историк выглядит позорней, чем «большой ученый, в языкознании познавший толк». Во-первых, договор о ненападении между двумя государствами означает обязательство о ненападении друг на друга, а не обязательство вместе захватывать другие страны. Во-вторых, СССР подписал договор о ненападении с Польшей в 1932 году! В третьих, к польско-германскому договору не прилагались секретные протоколы о разделе Европы, который даже и сниться не мог слабой Польше. В-четвертых, если говорить о политиках-антисемитах, то это Сталин перед вступлением в союз с Гитлером заменил наркома иностранных дел еврея Литвинова на Молотова, чтобы не смущать арийских дипломатов пожатием руки представителю низшей расы. В-пятых – и это самое страшное – заключением договора с нацистами Сталин обрек на гибель 3 миллиона польских евреев, так как знал содержание «Майн кампф» и Нюрнбергских законов! «Хрустальная ночь» уже была позади, и не могло возникать иллюзий о корректном обращении нацистов с польскими евреями. В-шестых, факт остается фактом: только в советской оккупационной зоне не была осуществлена денацификация. Главная причина – проведение денацификации было бессмысленным при существовании сталинизма, ничем принципиально не отличавшегося от нацизма.   

Тем не менее то, что известно всему миру, Путин знать не хочет. А когда он грубо оскорбляет Польшу и грозит Европе таинственным чудо-оружием, Варшава не может вести с ним академические дискуссии на исторические темы.

Понятно, что Путина не могли пригласить на церемонию в Освенциме. Да он и в Иерусалиме «блеснул» исторической эрудицией, заявив, что 40% уничтоженных в Холокосте были советскими евреями (1,5 миллиона из 6 миллионов!). А к Международному дню памяти жертв Холокоста была приурочена удивительная выставка в московском Еврейском музее и центре толерантности. Я давно пытаюсь понять, какая толерантность - кого к кому? - декларируется на вывеске музея. Оказывается, толерантность к антисемитам! Название нынешней экспозиции: «(Не) время для любви. Истории влюбленных, переживших Холокост». Весь мир с ужасом вспоминает миллионы погибших евреев, а в Москве слезливо поэтизируют любовь за колючей проволокой! Отрицание «не» взято в скобки. Видимо газовые камеры и крематории здесь считают довольно либеральной обстановкой, не мешавшей романтическим порывам. Очень соответствует сталинской «философии»: Любовь побеждает Смерть, не все евреи погибли в Катастрофе - эта штука посильнее «Фауста» Гете!   


Грубые промахи Анджея Дуды

Наверняка нападки президента России, антипольская попаганда, ведущаяся на российских государственных телеканалах, лишили равновесия президента Польши. Понятно, что поляки возмущаются, когда концлагеря, оборудованные нацистами в первой захваченной ими стране, называют «польскими». Но Анджей Дуда в своих возражениях переборщил. Он позволил принять закон, согласно которому Польша вообще не считает, что несет ответственность за уничтожение евреев, поскольку сама была оккупирована и лишена самостоятельности.

Это решение вызвало возмущение Израиля, который считается высшей нравственной инстанцией при обсуждении любых спорных вопросов, связанных с Холокостом. В Израиле знают, что в Польше евреи издавна подвергались преследованиям и погромам. В израильской истории известна массовая репатриация евреев из Польши в 1920-е годы из-за антисемитской политики польского правительства. Увы, были расправы поляков с евреями и в годы войны - в лучшем израильском театре идет спектакль «Наш класс» по польской (!) пьесе о страшном погроме в Едвабне. Уже после войны возвращавшихся из лагерей и эвакуации евреев встречали в Польше неласково – погром в Кельце произошел в 1946 году...

Анджей Дуда напрасно испортил отношения с Израилем и создал прецедент для путинских провокаций. Польскому президенту не разрешили выступить на форуме памяти Холокоста в Яд ва-Шем, и он не поехал в Израиль. На церемонии в Освенциме Израиль представлял президент, который в Израиле выполняет чисто протокольные функции, - но именно Реувен Ривлин часто вспоминает Холокост и геноцид евреев...

Сегодняшние европейские лидеры - в том числе Анджей Дуда - не отвечают за поведение своих стран и народов в период Второй мировой войны. Но от них требуется принципиальная оценка этого поведения. С такой проблемой Анджей Дуда не справился. А ведь отношения между Польшей и Израилем были прекрасными. Да и в России далеко не все разделяют шизофренические «концепции» Кремля. В "Новой газете" опубликовано объективное интервью с российским историком Марком Солониным «Третья стадия». Он признает, что польское правительство в изгнании резко осуждало антисемитские эксцессы, что Армия Крайова помогала оружием еврейскому подполью (в том числе во время восстания в Варшавском гетто) - хотя этого было совершенно недостаточно, что среди поляков было большн Праведников народов мира, чем у других народов. Напоминает Солонин и о том, что даже после нападения Германии на СССР планы эвакуации предусматривали только вывоз промышленного оборудования и семей партийных и советских работников - евреи были брошены на произвол судьбы. Если в европейских странах у бежавших из гетто и лагерей евреев был шанс уцелеть в местном Сопротивлении, то советские партизанские отряды спасшихся евреев обычно не принимали, а иногда и расстреливали! В любом случае правопреемнице СССР не стоит выставлять Сталина защитником евреев!

Неравнобедренный треугольник Биньямина Нетаниягу

Наверняка многие начнут мне доказывать, что Израиль не может позволить себе обострять отношения с Россией, что он должен считаться с геополитическим раскладом. Но я убежден, что сегодня наше руководство ведет себя с Россией беспринципно и часто – унизительно для еврейского государства. В треугольнике Израиль-Россия-Польша Биньямин Нетаниягу явно допускает перекос в сторону путинского режима, что рано или поздно обернется против нас.

Израильские лидеры всегда старались не обострять отношения с Москвой, хотя СССР проводил антисемитскую внутреннюю политику, а внешнюю подчинял антисионистской пропаганде, называя Израиль орудием мирового империализма. Эту политику он навязывал всему социалистическому лагерю. Но в прежние времена Израиль был гораздо слабее Советского Союза, который поддерживал арабских диктаторов и натравливал их на нашу страну. Тем не менее даже в те годы израильские лидеры вели себя с достоинством и осуждали как агрессивный курс Кремля, так и его антисемитские кампании.

После развала СССР и социалистического лагеря ситуация в мире принципиально изменилась. Экспансионистскую политику Путина поддерживают только несколько террористических режимов. Россия постоянно подвергается болезненным санкциям Запада и находится в международной изоляции. С какой стати Израиль должен заискивать перед ней? Захват Россией сирийского плацдарма – не аргумент. Иран боится отвечать на сокрушительные удары израильских ВВС по его базам в Сирии. Хваленые российские ПВО не могут помочь защитникам Асада и полностью дискредитированы. Грозный российский авианосец все видели: «уронив» несколько самолетов на дно Средиземного моря, он поспешил домой, чадя мазутом на весь ближневосточный регион.

Израиль не слова не говорил об агрессии России против Молдовы, Чечни, Грузии, Украины. Он угодливо поддакивает путинским нападкам на «пособников нацистов» в странах Балтии, в Польше и Украине, хотя главным пособником Гитлера был почитаемый Путиным Сталин. Самое постыдное - это то, что на все реверансы Израиля фициальная Россия отвечает по-хамски, она поддерживает террористов ХАМАСа и «Хизбаллы», она голосует в ООН за антиизраильские резолюции, а иногда сама их предлагает. Последний  образчик фельдфебельской наглости кремлевских правителей - обвинения, предъявленные Израилю, после того как сирийцы сбили российский самолет.
 

Молчит Израиль и насчет сравнений нацизма со сталинизмом, хотя опять же Биньямин Нетаниягу, сын известного историка, знает о пакте Молотова-Риббентропа, об отправке в сталинские лагеря тысяч польских евреев, бежавших в СССР (в том числе Менахема Бегина), об антисемитских послевоенных кампаниях Сталина и репрессиях против евреев. Понятно, что тут есть сложность: в Израиле всегда существовал культ Красной Армии - трудно критиковать Верховного главнокомандующего. Но сегодня израильтяне получают достаточно информации, и не надо путаться в антиномиях. Вопрос решается просто: советский народ побеждал на фронте и в тылу ценой невероятного героизма и огромных лишений - не благодаря Сталину, а вопреки его чудовищному режиму. Сталин - это просчеты, из-за которых вермахт дошел до Москвы, это штрафбаты, это заградотряды, это особисты, это преступления в освобожденных от гитлеровцев странах, в которые стали хозяйничать энкеведисты. В Израиле можно продолжать петь песни о героизме Красной Армии, но стыдно мириться с реабилитацией сталинизма в России.

Нетаниягу превратил иерусалимский форум памяти Холокоста в предвыборное мероприятие и в купеческий бенефис Путина. Израиль - не бедная страна, он не должен был, как нищий родственник, просить спонсорской поддержки у российского олигарха! Но Нетаниягу всегда предпочитает дружбу с влиятельными людьми обществу несчастных и обиженных. На протяжении церемонии в Яд ва-Шем на телеэкранах показывали не уцелевших в Катастрофе израильтян, а маму арестованной в Шереметьево девушки - ее освобождение «добрым» Путиным Нетаниягу тоже использовал как предвыборный козырь. А ведь не израильскому премьер-министру нужен был иерусалимский форум, но Путину! Нацлидер стал на Западе нерукопожатным, его никуда не приглашают. Нетаниягу услужливо помогает ему поддерживать свое реноме.

Разговоры о том, что Израиль показал свой возросший вес в мировой политике и, напомнив о Холокосте, заставит представленные на форуме страны бороться с антисемитизмом, - демагогия! Из лидеров ведущих держав, которым предоставили слово, в Иерусалим прибыли только Путин и Макрон. От выражения сочувствия, жалости к жертвам Катастрофы до борьбы с антисемитизмом - дистанция огромного размера. Ни один из выступавших - кроме президента Германии - не говорил о вине своей страны перед евреями. Не вспоминали о том, как британцы топили направлявшиеся в Палестину суда с еврейскими беженцами, как советские пограничники стреляли по польским евреям, пытавшимся бежать в СССР, как французы выдавали евреев гестаповцам, как все демократические страны на конференции в Эвиане в 1938 году отказали евреям в убежище. Не осознав вину, нельзя сегодня защитить евреев от тех, кто ведет себя так же, как вели себя нацистские штурмовики и фашиствующие молодчики в Румынии или Венгрии.

Израильские политики напрасно солидаризуются с нападками Путина на Украину, Литву, Польшу, которые еще не избавились от националистов и крикливых популистов, но сохраняют с Израилем хорошие отношения и поддерживают его при голосованиях в ООН. Проблемы с Польшей можно было решить в зародыше. Как только там появились «странные» законодательные инициативы, туда должны были отправиться самые умные и гибкие израильские дипломаты. Наверняка можно было прийти к компромиссу. Вместо этого Исраэль Кац начал кричать, что поляки всегда были антисемитами, а его босс подверг остракизму Анджея Дуду.

Что в итоге выиграл Нетаниягу? 9 мая его пригласят как почетного гостя в Москву на празднование 75-летия Победы, и он будет стоять на трибуне, нацепив колорадку, учрежденную царями-антисемитами, рядом с представителями Сирии, Венесуэлы, Северной Кореи. Остальные лидеры будут отмечать эту годовщину со странами, которые справедливо приравнивают сталинизм к нацизму. А Биньямину Нетаниягу под гром салютов будет трудно вспомнить, как именно пригласившая его страна продемонстрировала, что моральные уступки в политике ведут к серьезным драмам и даже катастрофам...      

       

суббота, 25 января 2020 г.

Куда идет русская литература?

54-й номер «Зеркала» - продолжение борьбы этого журнала за обновление русского искусства, в том числе литературы, выработку ими эстетического кода, соответствующего ритмам и коллизиям современной эпохи. Другой позиции не может быть у журнала, редактируемого Ириной Врубель-Голубкиной и вдохновляемого одним из лидеров Второго русского авангарда художником и поэтом Михаилом Гробманом.

 

Материалы нового номера «Зеркала» прекрасно иллюстрируют те процессы,  которые сегодня проявляются в русской литературе и которым сочувствует авангардистский «толстый» журнал.

Большинство поэтов, публикуемых в «Зеркале», явно считают, что после развала Союза писателей и исчезновения партийной цензуры стыдно пользоваться инструментарием советской поэзии: привычными размерами, строфикой, рифмами и  ассонансами. Практически каждый «современный» поэт спешит отказаться от прописных букв и знаков препинания.

В этом смысле явно современна воронежская поэтесса Ирина Котова:

Воронеж

в поддон города стекается утварь
проваливается в подол смердящих ангинозных зевов забитых мусором погребов

кажется
будто город
никак не снимет чулок краснокирпичных казарм водяных колонок
корабельных стен садовых шлангов прокисших щей
старых ворон мертвых ежей ворожей...

Очень характерный образец «современного стиля»: переход от поэтического ритма к прозаическому, отказ от банальных тропов в пользу нарочито-антиэстетичной предметности, деформированный синтаксис – автор даже не пытается выстроить лавину слов в связные фразы.

Тем не менее само название «стихотворения» - «Воронеж» провоцирует описательность. Эпатажный образ «не снимет чулок краснокирпичных казарм» вызывает в памяти первые опыты молодого художника, сто лет назад решившего стать поэтом: «черным ладоням сбежавшихся окон раздали горящие желтые карты». Да и во внезапном «ежей ворожей» психоаналитически прорывается ностальгия по скоморошьей игре с созвучиями.

Как говорил упомянутый поэт: «Но поэзия – пресволочнейшая штуковина: существует – и ни в зуб ногой». Если в большинстве своих произведений Ирина Котова пытается «сделать страшно», то ее текст «Насилие и восьмое марта» (не знаю, как его определить – стихотворение, полу-поэма, размышлизм), не только принимает обличье старинного верлибра, но даже согрет (?!) лиризмом и иронией:

мне всегда не везет восьмого марта
в этот день у мужчин
заканчиваются деньги на цветы
от горя они покупают
дорогой алкоголь
напиваются
начинают говорить о смерти бессмыслице
скандалят обижаются...  


И всё же в поэзии «Зеркала» преобладает деконструкция.

Гала Пушкаренко (Донецк):

Дионисийские забавы: стоять как тень
(полиэтилен вдыхающий наши слова стекленеет в
нет или иней) разорванная напополам страница заступает за меня 
Временное: сброшенное оземь зрение за пу ты ва ет ся в пыли и пепле
не пишет никаких слов..
.

Антон Тенсер (Новосибирск):

гибрид бракованный

завели тут такую машинку
...
думали он гибрид
такой душка
помесь ножниц и орхидеи
я вообще отдаю предпочтение цельным сортам
но тут просто пупс
и трется в ладошку

привезли его домой
оказалось он не гибрид а мутант
стонет, просит фрезы
нассал под кофейным кустом
искромсал майоран...

И первый, и второй отрывок я бы отнес к «нео-экспрессионизму». Такое определение подсказывают старательно-деформируемые очертания предметов и жанров, агрессивное смешение разнородных понятий и лексических пластов. Сконструированность деконструкции (как у Антона Тенсера) - это тоже наследие экспрессионизма, достаточно вспомнить некоторые работы художника Отто Дикса.

Но стоит ли возрождать художественный стиль, функция которого – поразить, потрясти – срабатывала в первой трети ХХ века, в конкретном историко-эстетическом  контексте, при конкретном потребителе искусства? Сегодня  этот стиль вряд ли вернет себе прежнюю энергетику. Быть современным поэтом означает – как бы тривиально это ни звучало – предлагать читателю свое восприятие  современного бытия, переданное современным языком. Возможно, для решения этой задачи совсем не обязательно, как говорил замечательный поэт, «русское слово превратить в щебетанье щегла». Было бы восприятие, а слова найдутся! В подтверждение сошлюсь на очень чуткого к окружающей среде  петербуржца Валерия Скобло. Смелая поэтическая натура! Пишет совершенно «по старинке»:

Ничегошеньки нет – ни амулета, ни талисмана,
Чтобы себя уберечь от сглаза, чар и обмана,

Которым пронизан район, вся эта топкая местность,
Летящая вместе с тобой в грозную неизвестность...

... Чтоб от себя отвести невидящий взгляд наркомана
Или плывущий с Невы клок колдовского тумана,

От удара простым ножом в спину в своей подворотне...
Чтобы причисленным быть к десятку таких же, к сотне

Случаев за отчетный квартал в этом микрорайоне,
Среди стычек, краж и машин, числящихся в угоне.

Любой грамотный филолог скажет, что важны не сами слова, а их сочетания, столкновения. У Валерия Скобло эпитеты приобретают повышенную суггестивность, которая передается вроде бы нейтральным, но выстраивающимся в определенный смысловой ряд существительным. В итоге нагнетается мрачное, тревожное настроение, порожденное малопривлекательной действительностью.

Интересный эксперимент Марии Малиновской (Москва) «Каймания. Голоса» почему-то зачислен в раздел поэзии, хотя может быть сочтен и прозой, и драмой! Это, как объясняет автор, записи людей, слышавших голоса, которые перемежаются рассказами других людей о жизни с этой проблемой. Конечно, поэтесса лукавит. Воспроизведение чужих «голосов» занимало многих поэтов конца советской эпохи, ощущавших исчерпанность традиционного «самовыражения» (и его опасность в условиях «застоя»). У московских концептуалистов ныряние в чужой речевой поток стало принципиальным элементом их эстетики. У Марии Малиновской подобные тексты приобретают жутковатую экспрессию. Автор не растворяется полностью в «голосах» (как в модели Бахтина), а занимается их художественной организацией, «оркестровкой». Эта полифония становится суммарным эхом окружающего социума. Именно такой корреляции не хватает, на мой взгляд, современной русской литературе    


Проза 54-го номера «Зеркала», представлена меньшим количеством имен, чем поэзия, но тоже позволяет судить о новых тенденциях в русской литературе.

Рассказ «Инкубация» москвички Кати Морозовой поначалу трудно читать. Его герой – Некто, встречающийся в незнакомом городе с Кем-то странным. Непонятно, для чего они встретились, о чем они глубокомысленно беседуют, каким недугом одержим новый знакомый и с какой стати он вдруг начинает палить из пистолета. Но в процессе чтения осознаешь, что суть – именно в отсутствии пространственно-временных координат и психологической логики! В начале рассказа Некто слышит, что у него в кармане звонит телефон. Это примета эпохи сотовой связи, но действие вполне могло происходить и в двадцатом или в девятнадцатом веке – так как упоминается еще городской вокзал.
Осознав, что больше никакой конкретики не будет, я вспомнил Набокова: «Для меня рассказ или роман существует, только поскольку он доставляет мне то, что я попросту назову эстетическим наслаждением... Всё остальное, это либо журналистическая дребедень, либо, так сказать, Литература Больших Идей, которая, впрочем, часто ничем не отличается от дребедени обычной...  пока не явится смельчак с молотком и хорошенько не трахнет по Бальзаку, Горькому, Томасу Манну».
Да, «Инкубация» явно написана по заветам Набокова и напоминает рассказы Владимира Сирина: та же расплывчатость фона и персонажей, та же мистика поступков, тот же убаюкивающий эстетизм каждой фразы (Катя Морозова даже прибегает к ритмическому повторению в концовке многозначительного абзаца из начала рассказа).
Что ж, проработка прозы Набокова – хорошая литературная школа. Жаль только, великий эстет не указал, как отличить романы эпохи Бальзака от романов ХХ века, если всегда будут приходить смельчаки, разбивающие «дребедень», которая привлекала читателей именно свой актуальностью.

Актуальной конкретики вроде бы много в повести «Одинокий человек» Олега Макоши (Нижний Новгород). Ее герой – Иван Иванович Данилов, называемый Номером Семь. Он выпускник института культуры, художник и диссидентствующий мыслитель. 7-й пытается куда-то сбежать из реальной жизни, «как Генри Торо и Робинзон Крузо». Из этой многообещающей сюжетной линии могла бы родиться сложная социально-философская коллизия. Но вот беда: при большом количестве мелких бытовых деталей в повести все более-менее крупные фигуры гротескны – как друг 7-го Аспирантский или «сексуальный террорист» Ананас. Вообще автору не откажешь в остроумии и изобретательности, однако функциональны ли эти достоинства?..

Современная российская действительность существует слишком мало времени, чтобы отражаться в обобщенных образах, которые не подаются расшифровке. А гротеск не позволяет искать серьезное содержание в игривых пассажах. Мое мнение субъективно, особенно по причине проживания вдали от места действия повести Олега Макоши. Но, как мне кажется, реальная проблема поведенческой стратегии художника в описываемой стране уже обозначилась очень остро и драматично – уместно ли здесь комикование? Замечу еще, что, назвав героя Седьмым, автор, независимо от своих намерений, вызывает у читателя ассоциации с романом Евгения Замятина «Мы». Но это ложный ход, ничего не добавляющий к пониманию повести «Одинокий человек».

Я понимаю, что критик не должен навязывать свои вкусы людям, которые в гораздо большей степени, чем он, являются художниками. Мне видится, что слабость нынешних российских прозаиков – в неспособности или в нежелании обнажить социальные и нравственные пружины мыслей и поступков их персонажей. Но допускаю право на существование и другой эстетической концепции, закрепляющей за писателем право на набоковское чисто эстетическое отношение искусства к действительности.

«Контуры невозможного» Ирины Гольдштейн – повествование о самом близком ей человеке, уникальном израильском писателе Александре Гольдштейне, трагически рано ушедшим из жизни. Мне приходилось писать о том, что несмотря на репутацию рафинированного интеллектуала, сочинителя диковинно-усложненных текстов, Саша был не сухарем-книжником, а романтиком, которого восхищало всё необыкновенное. Ирина Гольдштейн описывает этот литературный и человеческий феномен глубже и ярче:

... Он был прирожденным чудотворцем, сеявшим несметные чудеса и одним словесным касаньем преображавшим ландшафт, предмет или явление, без него чахнувшие или угасавшие в мертвой трясине...
... Скотское по своей сути повседневье взнуздать его не сумело – он распрягался и уворачивался, так что будни стекали по коже, не касаясь нутра...
... Он не был бунтарем в тех привычных смыслах, когда кричат, надрываясь, в надежде посеять чуму – чуму как выражение белого гнева, способную покосить неповоротливый, косный мир. Бунтарство его было в другом – в прямом пересоздании, пересотворении мира.


Саша Соколов писал о книгах Александра Гольдштейна, что это проза, намного обогнавшая наше время. Что ж, может, наступает его время? Может, я толкую роль литературы в духе «вульгарного социологизма», а на самом деле права Ирина Гольдштейн: в эпоху, когда повседневье становится скотским, писатель должен превращаться в чудотворца и его бунтарство выражается не в крике, а в способности пересоздания мира. Не случайно Гольдштейн любил Набокова, создававшего свои миры. А автор «Контуров неизбежного» не только открывает тайны Александра Гольштейна – «ось невозможного», но и сама продолжает это литературное священнодействие.

Философ Аркадий Недель был одним из немногих интересных Александру Гольдштейну собеседников. Их сближала фантастическая эрудиция. Правда, у Гольдштейна уникальные познания были топливом для духовного горения, позволявшего парить в «спокойных полях» его прозы, а Недель – аналитик-парадоксалист. Необычайно интересна его беседа  с Ириной Врубель-Голубкиной «Европа нашей мечты» - интеллектуальное украшение 54-го номера «Зеркала». Диалог превращается в увлекательное путешествие по векам и странам, по идеям и культурам, финал которого – политические, социально-экономические и нравственные тенденции современной Европы.

Для читателей «Зеркала» уже стали привычными главы из воспоминаний поэта Валентина Хромова «Вулкан Парнас». Это и рассказы о малоизвестных до сих пор крупнейших фигурах советского «неофициального искусства», и удивительные сопоставления 1940-х - 1950-х годов с периодом распада Системы, и ни на что не похожие идеи синтеза литературы и науки, и гениальные палиндромы Хромова, виртуоза русского стиха. Когда публикация этих воспоминаний прекратится, читателям будет очень их не хватать.

В заключение напомню, что отважные интеллигенты, не боящиеся погружения в не всегда привычную литературную стихию, могут прочесть «Зеркало» в электронной версии:
zerkalo-litart.com .          

пятница, 24 января 2020 г.

Протест против заимствования «польского патента»

Сегодня утром я участвовал в демонстрации «литваков» у посольства Литвы в Рамат-Гане. Эту акцию протеста организовало Всеизраильское объединение выходцев из Литвы, которым сейчас руководит бывший житель Вильнюса Арье Бен-Ари (Гродзянский).
 

На демонстрацию вышли немолодые люди. Большинство родились после войны, во время которой в Литве погибли их бабушки и дедушки. «Литваков» не испугала холодная дождливая погода. Они знают, что до войны в Литве проживали 220 тысяч евреев. Они создали великую культуру Литовского Иерусалима. 95% литовских евреев были уничтожены местными пособниками нацистов. У любого литовского еврея погибли близкие родственники.   
 
Как стало известно, в сейме Литвы готовится законопроект, подготовленный председателем парламентской комиссии по вопросам исторической памяти (?!) и борьбы за свободу Арунасом Гумуляускасом. Закон объявляет, что Литва не несет ответственности за уничтожение литовских евреев, поскольку была оккупирована сначала Советским Союзом, а затем Германией, которые лишили ее самостоятельности.
 
Нетрудно заметить, что это «польский патент». Понятно, что страны, в которых в годы войны шли особо жестокие расправы с евреями, хотели бы иметь более красивую и лестную для себя историю. Понятны обиды польских лидеров по поводу того, что концлагеря, созданные нацистами на территории их страны, иногда называют «польскими». Но все знают, что в Польше были и героическое сопротивление, и дикие погромы (даже после завершения войны!). Ситуация в Литве была гораздо хуже. Литовское временное правительство в печально известной декларации приветствовало нацистов как «цивилизованных освободителей». Против евреев подстрекали официальные государственные и военные чиновники, с энтузиазмом сотрудничавшие с гитлеровцами. Недостаточно принципиальную позицию занимала католическая церковь. Погромы, чудовищные расправы с евреями начались в городах и местечках, когда там еще не было немецких оккупантов! И в дальнейшем расстрельные отряды в Литве, а также обслуга гетто и концлагерей в других странах формировались из литовских «активистов». Вопреки трактовке Гумуляускаса, это зверье действовало совершенно самостоятельно. Конечно кровожадность полицаев разжигалась безнаказанностью. Но, как честно признает в своих исследованиях профессор Альфонсас Эйдинтас (бывший посол Литвы в Израиле), у убийц был свой «стимул»: расправы с соседями-евреев сопровождались ограблением жертв.
 

Кроме искажения фактов, есть более честный способ очистить свой народ от грехов. Его еще в древности нашли евреи, которые дали миру и первый свод нравственных законов, и традицию покаяния. После выхода Литвы из состава СССР наиболее честные люди – такие как философ Томас Венцлова, поэт Сигитас Гяда, духовные наследники литовских Праведников народов мира,  – во всеуслышание заявили, что Литва не станет подлинно свободной, не сможет начать новую жизнь, если не очистится покаянием, не попросит прощения у евреев за кровавые преступления против них.
 
Да, Литву дважды оккупировал Советский Союз. Но евреев убивали не из-за этого. Наоборот, литовские политики, пытающиеся сейчас «обелить» прошлое, действуют точно так же, как большевистские оккупанты! Ведь именно правопреемница Советского Союза всячески фальсифицирует историю, отрицает роль сталинского режима в развязывании Второй мировой войны и разделе Европы, которые привели ко многим бедствиям и к Катастрофе. Именно страны коммунистического блока никогда не каялись и не просили прощения у еврейского народа.
 
Литва после обретения независимости много делала для искупления вины перед евреями. Появились еврейские культурные центры, началось восстановление еврейских кладбищ, вернулись названия еврейских улиц, в школьные программы включили изучение  истории Холокоста. Президент Литвы Альгирдас Бразаускас, посетив Израиль, выступил в кнессете и попросил прощения у еврейского народа за преступления своих соотечественников. К сожалению, сегодня появилась тенденция, которая опасна прежде всего для Литвы! Кое-кто из высокопоставленных лиц явно решил, что хватит каяться и можно жить дальше, как будто не было Катастрофы и истребления литовских евреев.
 
Евреи после войны создали свое государство, процветающее, сильное и не нуждающееся в массовых извинениях перед ним. Но страны, которые хотят вырвать из своей истории позорные страницы, не смогут стать частью демократического мира, в котором давно существует консенсус в оценке Катастрофы, в объяснении ее причин, в установлении ее виновников и их пособников.
 


На демонстрации у литовского посольства в Рамат-Гане председатель Всеизраильского объединения выходцев из Литвы Арье Бен Ари (Гродзянский) зачитал декларацию, в которой выражается протест против «законодательной инициативы» Арунаса Гумуляускаса и высказывается надежда на то, что ей не дадут хода. Естественно, декларация была одобрена, потому что «литваков» объединяет не только горькая историческая память, но и сохранившаяся связь со страной исхода, желание видеть ее другом еврейского государства. 

На фото Нисана Канаса:

Демонстрация в Рамат-Гане 

Арье Бен-Ари дает интервью российскому телевидению         

четверг, 16 января 2020 г.

Райком закрыт. Приказ секретаря обкома!

Перед завершением регистрации партий произошла сенсация! Рафи Перец объявил, что не будет баллотироваться с Итамаром Бен-Гвиром и войдет в общий правый список. Это результат последних попыток Биньямина Нетаниягу объединить партии, которые правей Ликуда. По прогнозам, «сплочение сил» лишит правый лагерь нескольких мандатов. Но премьер убежден: лидер «главной» партии вправе командовать «второстепенными» партиями. Такого в Израиле еще не было. Недаром обожатели Биби считают, что в истории страны его сравнить не с кем!

 


Глава Еврейского дома Рафи Перец собирался избираться в кнессет вместе с Итамаром Бен-Гвиром, лидером партии Оцма иегудит. Но, когда уже истекал срок представления партийных списков в избирательную комиссию, Перец сообщил, что решил не сотрудничать с Бен-Гвиром и баллотироваться в составе общего правого списка.

Усилия Биньямина Нетаниягу по «консолидации правых сил» увенчались успехом. В последний вечер перед регистрацией списков он яростно убеждал Беннета и Рафи Переца объединиться. Беннет очень не хотел брать в список министра образования, который в кратчайший срок успел показать себя человеком дремучим. Перец не хотел компрометировать себя еще и подлостью в отношении Бен-Гвира. По информации, просочившейся из Ликуда, Нетаниягу пустил в ход самый сильный аргумент: пригрозил, что даже в случае попадания в кнессет ни Беннет, ни Перец не получат министерских постов. Это убедило упрямцев. Теперь объединенный список Ямина возглавят: 1. Беннет, 2. Перец, 3. Шакед, 4. Смотрич.

Бен-Гвир не скрывает потрясения. Он рассказывает, что в последний момент перед подачей списков Перец куда-то исчез, сославшись на срочные дела! Затем он появился и сообщил, что не будет баллотироваться с Бен-Гвиром. Объяснил, что это тяжело ему далось, но ему пришлось так поступить в интересах страны (напоминает героя Ильфа и Петрова, который сказал: "Я это сделал не  интересах истины, а в интересах правды"). Бен-Гвир ответил, что Перец предал его и вонзил ему нож в спину.

Нетаниягу сразу после роспуска кнессета в декабре 2018 года начал убеждать маленькие правые партии не баллотироваться отдельно, чтобы не распылять голоса национального лагеря. Это позиция антидемократическая. В гражданском обществе каждая социальная или политическая группа имеет право отстаивать свои взгляды. А
маленькие партии иногда становятся довольно большими (ШАС, НДИ, Еш атид, Еврейский дом). В истории Израиля и в правом, и в левом лагере всегда были небольшие партии, чьи позиции отличались от платформ Ликуда и Аводы. Израиль - очень пестрая страна, которая не дозрела до двухпартийной системы. 
 



Политологи нередко указывают, что объединение партий, как правило,  приводит не к увеличению, а к уменьшению суммы их мандатов. Это не абсолютная истина. Можно вспомнить, как в 1992 году маленькие партии МАПАМ, РАЦ, Шинуй синтезировались в довольно сильный МЕРЕЦ с 12 мандатами, а в 2006-м созданная из обломков двух ведущих партий Кадима уверенно победила на выборах. Результат слияния партий во многом зависит от политической обстановки, от фигуры общего лидера. Важен и фактор времени. В настоящий момент до выборов остается всего полтора месяца, и избиратели не успеют поверить в преимущество объединенного списка Ямина перед прежними Новыми правыми и Еврейским домом.   

Мне приходилось указывать, что Нетаниягу стал первым правым премьер-министром, который публично характеризует левый лагерь и арабские списки как нелояльные Израилю, и, стало быть, нелегитимные. Но если к этому Биби еще призывает предельно «консолидировать» правый лагерь, то ясно, что он практически ратует за однопартийную систему! Красивая эволюция «единственной демократии на Ближнем Востоке»!

Довести до логического завершения свою программу «цементирования» правых сил Нетаниягу пока не смог. Впереди всего лишь третьи подряд выборы – еще не все правые политики отказались от своих амбиций. Но его деятельность морально разложила национальный лагерь! Несгибаемого Моше Фейглина, чей Зеут хорошо выглядел в опросах, премьер уговорил сняться с выборов, пообещав, что даст ему возможность осуществлять его идеи. Строптивого Беннета он приручил, дав портфель министра обороны. Пригревшись в министерских креслах, осознали разницу между политической теорией и практикой «идейные» Рафи Перец и Смотрич.

 



Результат разложения налицо: лидеры религиозно-сионистского лагеря заметались и уже год перебегают из одного списка в другой. Спросите сегодня избирателя, чем отличаются друг от друга Ткума и Ихуд леуми, Еврейский дом и Оцма иегудит – почти никто не ответит. Идейные основы национально-религиозного движения исчезли. Беннет, создавая с Шакед партию Новые правые, явно хотел дистанцироваться от харедизации Еврейского дома и найти взаимопонимание со светскими соотечественниками. Но теперь он объединился с самыми одиозными «вязаными кипами» и потерял доверие как либеральной части религиозных сионистов, так и светских соотечественников, которых приводит в ужас перспектива возвращения в министерство образования Смотрича или Рафи Переца. Будучи министром юстиции, Аелет Шакед приобрела немалый политический капитал. Но, провалившись на апрельских выборах, выказала прискорбную неспособность переносить неудачи и начала проситься во все партии, включая третировавший ее Ликуд.

Религиозно-сионистские партии были идейным камертоном правого лагеря, который не позволял Ликуду чересчур стремительно сдвигаться к центру. Именно поэтому – а не из желания сплотить правые силы – Нетаниягу решил взять под контроль партии, находившиеся правее Ликуда. Ему удалось добиться этого не столько риторикой, сколько самым пошлым политическим подкупом. Лидеры религиозных сионистов, казавшиеся убежденными и стойкими патриотами, непристойно засуетились и забыли о всех своих принципах из-за гарантированного места в кнессете, а тем более – в правительстве. Унизив этих деятелей, Нетаниягу начал ими командовать! Такого еще не было в политической истории Израиля. Биби может двадцать раз в день талдычить, что Кахоль-Лаван – это левые, надеющиеся на поддержку врагов Израиля, но невозможно себе представить Бени Ганца, дающего указания лидерам Аводы и МЕРЕЦА, в каких списках им баллотироваться. А Нетаниягу, потеряв чувство реальности от легкости манипулирования «идейно-правыми», бесцеремонно советует преданному партнером Бен-Гвиру подать в отставку! Это напоминает обращение советского секретаря обкома с секретарями райкомов – точно так же «консолидация» правого лагеря при делегитимации левого напоминает сползание к однопартийной системе.

В одной из телепрограмм депутат от Ликуда Керен Барак (как все ее товарищи по партии, угодливо вторящая вождю) стала игриво подтрунивать на Бен-Гввиром: "Теперь, когда ты можешь отнять голоса у правого лагеря, ты стал любимцем левых". Отвратительный цинизм! Сначала ее босс лишил Бен-Гвира важного союзника, а теперь его челядь издевается над лидером Оцма иегудит. Тем не менее последний опрос профессора Фукса "дал" Бен-Гвиру 4 мандата! Увы, это скорее оценка правыми избирателями линии Нетаниягу, чем реальный прогноз. До выборов Бен-Гвир вряд ли сохранит такой рейтинг. 


«Концепция сплочения правых сил» уже привела к тому, что после апрельских выборов и повторных сентябрьских Ликуд не мог сформировать коалицию. Пока ни один опрос не обещал правому лагерю успеха на третьих выборах. И ничего удивительного. Нетаниягу растоптал политических союзников, а по политическим противникам палит повторяющимися страшилками вместо того, чтобы четко объяснить, чем, собственно, Ликуд сегодня отличается от них. Это не лучшая стратегия перед выборами, назначенными на 2 марта. Откровенно говоря, это очень опасный курс...                 

В лучах истинного таланта...

Создатели театра ZERO Олег Родовильский и Марина Белявцева любят ставить спектакли для двух актеров. Этот прекрасный дуэт занят и в премьере – «Последние романтики». Действительно, здесь третий был бы лишним!

 


«Последние романтики» - режиссерская переработка известной пьесы Джона Маррелла «Смех лангусты». Ее герои – великая Сара Бернар, предстающая после своей блистательной карьеры,  и секретарь бывшей актрисы Жорж Питу, помогающий ей писать мемуары.

Действие происходит в течение одного дня – точнее нескольких часов - на приморской вилле Сары Бернар. Казалось бы, что может произойти за это время в процессе работы немолодой женщины над воспоминаниями? Но именно погружение в свое прошлое вызывает у великой актрисы осознание трагически ускоряющегося остатка жизни – как в романе ее соотечественника «Шагреневая кожа». Тихо доживать свои дни в буржуазном достатке Сара Бернар, с ее неукротимой натурой, неспособна. Воспоминания становятся для нее... возможностью еще раз прожить свою жизнь! И, поскольку она актриса, для которой вся жизнь – театр, каждый эпизод биографии становится актом незабываемого спектакля, который Сара Бернар намерена сыграть еще раз. А ее «сценическим партнером» оказывается – выбора нет -  скучноватый, инертный, но безотказный Питу... 

Часто можно услышать банальную фразу о том, что короля (как и королеву) играет его окружение. Но ее истинный смысл - в том, что чем ярче королевская особа, тем сильнее она вдохновляет своих приближенных! Питу – полная противоположность Саре Бернар. Она всегда жила «на разрыв аорты», сама устанавливала для себя правила, для нее не было ничего невозможного. Питу, как всякий бескрылый обыватель, оглядывался на других, боялся всего нового, «неприличного». В сущности, поступление на службу к Саре Бернар стало для него шансом преодолеть душевную лень. Больше того, когда работодательница требует от него играть с ней вместе ее воспоминания, ему передаются искры ее темперамента и таланта.

 



Марине Белявцевой надо было не просто заставить зрителей поверить, что перед ними – великая Сара Бернар. Она должна еще и убедить их в магической способности ее героини преображать мир и людей. Всю свою жизнь Сара Бернар была актрисой, но сохранившаяся после замечательных ролей творческая энергия превращает ее в великого режиссера, а может быть, даже в великого скульптора, лепящего из самого неблагодарного человеческого материала достойного ее актера!

Я не помню, когда еще Олег Родовильский демонстрировал в одном спектакле такой диапазон актерских возможностей. Он играет мужчин, встречавшихся на пути Сары, а также... ее мать и настоятельницу монастыря, в который помещают будущую актрису! И при всех этих перевоплощениях он, как учил Брехт, оставляет зазор между собой и персонажем: он остается Жоржем Питу и всё время вопросительно смотрит на создательницу труднейшего для него спектакля...

«Последние романтики» - праздник для тех, кто приходит в театр ради наслаждения актерской игрой. Но это не лицедейство как самоцель. В памяти остаются два человека: гениальная женщина и ее заурядный спутник, преображающийся в лучах ее таланта. «Последние романтики» - мудрая притча, которую каждый зритель вправе понять по-своему.

«Последние романтики» - одна из лучших постановок театра ZERO. Как обычно, созданию ярких образов способствовали великолепные костюмы Леи Шац. Оптимистический настрой, прорывающийся сквозь ностальгическую грусть, создает прекрасная музыка Альберта Халмурзаева. И, конечно, спектакль своей невидимой жесткой архитектоникой и в то же время – тонкой поэтичностью обязан режиссуре Олега Родовильского.

Фото: Максим Полак
    

      

вторник, 14 января 2020 г.

Бумеранг замалчивания коррупции

Депутат от Ликуда Давид Битан отказался принять портфель министра сельского хозяйства. Полгода назад ушел со своего поста его товарищ по партии, министр социального обеспечения Хаим Кац. Их объединяет еще одно обстоятельство: оба ждут передачи своих дел в суд. Но почему пропаганда Ликуда и лично Биньямин Нетаниягу яростно протестуют только против преследования прокуратурой премьер-министра? А если хотят засудить других политиков, то у Биби нет претензий к прокуратуре, полиции, юридическому советнику правительства?..

 

На прошлой неделе Давид Битан отказался занять должность министра сельского хозяйства, предложенную ему главой правительства. Он ворчливо объяснил, что это должно было произойти еще два года назад и он не хочет принимать назначение, которое так запоздало из-за бюрократических проволочек.

Битан не откровенен! Дело не в том, что он смог бы наслаждаться ролью управляющим полями и фермами Израиля только до 2 марта. Против него давно ведется уголовное расследование. С самого начала Битан подозревался в обмане общественного доверия и получении взяток на сумму более 400 тысяч шекелей в бытность вице-премьером Ришон ле-Циона. Без сомнения, именно поэтому он давно ушел с поста председателя парламентской коалиции.

Наверняка Битан отказался от нового назначения из-за обиды. Ликуд яростно обличает заговор правовой системы против премьер-министра. Ликудовский министр юстиции Амир Охана громко заявляет, что прокуратура фабрикует дела против Нетаниягу. Но что же это получается: если суд грозит премьер-министру, то виноваты коррумпированные чины полиции, прокуратуры и юридический советник правительства, а когда хотят дать срок простому депутату Битану, то оказывается, что те же инстанции действуют по справедливости! Команда Ликуда, подобно «стенке» у футбольных ворот, пытается защитить Нетаниягу от снятия неприкосновенности. А недавнего председателя коалиции, значит, можно с легким сердцем отправить на судилище!

Напомним, что уже должен решаться вопрос о снятии неприкосновенности с ликудовского экс-министра Хаима Каца, обвиняемого в мошенничестве. На очереди – союзники премьера по коалиции: глава ШАСа Арье Дери и один из лидеров Яадут ха-Тора Яаков Лицман. Первый опять подозревается во взятках, второй влип в неприятную историю, защищая сомнительными методами укрывавшуюся в Израиле от австралийского правосудия ультраортодоксальную учительницу-педофилку. Но вопрос стоит не об их прегрешениях, а о принципе! Если Нетаниягу и Охана клеймят нечестных прокуроров за намерение свергнуть премьер-министра, то почему они не протестуют против преследования других деятелей Ликуда и партнеров по коалиции – не говоря о многих влиятельных деятелях НДИ? Неужели, по их «логике», прокуроры-коррупционеры превращаются в честных юристов, когда норовят посадить не премьер-министра, а изрядное количество прочих политиков?

 

                                      Министр юстиции Амир Охана  

Вопросов много. Например, Нетаниягу, разоблачая заговор против себя, упоминает и СМИ. Но 3 января я прочел в приложении к «газете Биби» пространную статью Амнона Лорда «Ложь». Огромный подзаголовок к ней гласит: «Нынешняя кампания против Биби, – ничего особенного в сравнении с тем, что за годы до этого пытались предпринимать против Йони». Имеется в виду старший брат нынешнего премьера, национальный герой, который погиб, руководя легендарной «операцией Энтеббе» в 1976 году.
Я приехал в Израиль гораздо позже и ничего не знаю о какой-либо травле Йони Нетаниягу. Все воспоминания о нем отличаются уважительным тоном. Помню, где-то в начале 1990-х появились публикации о том, что Йони перед смертью переживал душевный кризис, нелады в семье и это могло отразиться на его состоянии во время штурма аэропорта в Уганде. Но это ведь обычное бестактное поведение израильских журналистов, которые ради «сенсаций» готовы публиковать любые сплетни об известных людях.
Я тщательно перечитал статью, которая представляет собой беседу с младшим из братьев Нетаниягу – Идо, врачом и писателем. Но не нашел там никаких сведений о кампании против Йони. Да она и не могла проводиться, пока он возглавлял особое подразделение генерального штаба, а тем более - через десятки лет после его героической смерти. Идо рассказывает, как во времена Мапая в Израиле не мог найти работу их отец – известный историк Бенцион Нетаниягу, который в прошлом был ревизионистом, личным секретарем Зеэва Жаботинского. Это уже совсем другая тема! Про гримасы однопартийной системы всё известно. Но недоброжелатели Бенциона Нетаниягу не могли знать, что его сын станет премьер-министром, пугалом левого лагеря! Зачем же автор статьи для приманки приплел имя брата—героя? Я себе представляю, какой шум подняли бы апологеты Биньямина Нетаниягу, если бы аналогичные «приемы» применили против него левые журналисты!
Что касается трех дел премьер-министра, то младший брат не касается сути обвинений и пылко заверяет, что Биби неспособен даже подумать о чем-то противозаконном. Может быть, Идо бесконечно доверяет брату, но в качестве юридического аргумента его высказывание слабовато.

Мой вопрос пока остается висеть в воздухе. Если прокуратура разъедена коррупцией, как считает министр юстиции Охана, то надо ли ее немедленно перетряхивать (или вообще разгонять!) и, соответственно, оправдывать вместе с Биби всю компанию нарушивших закон политиков? А если эти политики действительно заслужили наказание, то надо ли спешить с демонтажом правовой системы или проще подождать суда, в котором Биби в случае невиновности легко посрамит клеветников?

В заключение нельзя не заметить, что если в Израиле не всё благополучно в прокуратуре и суде, то к этому приложился и… сам Нетаниягу. Его брат Идо в определенном смысле прав насчет того, что у Биби нет даже мыслей о нарушениях закона. Закон нарушали – у него на глазах – многие министры и депутаты кнессета, отправлявшиеся в тюрьму или в отставку. Тем не менее за все свои премьерские каденции Нетаниягу никогда не произносил слова «коррупция» и не осуждал даже товарищей по Ликуду, которые оказывались подследственными. Возможно, если бы он и лидеры другие партий выступали с принципиальными высказываниями, то это заставило бы и правовую систему работать более четко, не оставляя разночтений в определении состава преступлений. А мы из-за размывания представлений о политической этике сползли к беспределу! За решеткой оказались президент страны и премьер-министр. Нынешний глава правительства в ожидании суда доказывает, что для высшего руководителя нет ничего зазорного в получении от миллиардеров подарков на сотни тысяч шекелей и драгоценностей для супруги. Мэры чередуют периоды управления своим городом с сезонами прогулок по тюремному двору, а в одной из наших партий чуть не весь актив проходит по делу об «откатах»…   

четверг, 2 января 2020 г.

А не ходи на Сенатскую, не ходи на Болотную!..

К очередной годовщине декабристского восстания был приурочен показ сразу двух фильмов – одного «художественного» и одного «историко-документального». Оба подводят зрителя к тому же выводу: в России благие намерения борцов за свободу приводят к гибельным для страны беспорядкам, а обеспечить порядок и стабильность может только мудрый и великодушный правитель – при условии, что он обладает абсолютной властью...


Выход декабристов на Сенатскую площадь стал первой попыткой лучших людей России освободить от рабства основную часть населения страны. Даже при самодержавии декабристов романтизировали. Особо высоко их оценивали большевики. Но сегодня национальный лидер всё откровенней критикует основателя рабоче-крестьянского государства за то, что из-за него страна погрузилась в беспорядки, смуту и были расшатаны вековые основы законности, послушания.

Я снабдил кавычками жанровые определения двух фильмов о декабристах, поскольку это имитация как художественности, так и документализма. Фильм «Союз спасения» режиссера Андрея Кравчука и продюсера Константина Эрнста, генерального директор Первого канала, выступающего в тандеме с Анатолием Максимовым, мало отличается от их других «костюмных» фильмов (разве что бюджет в 700 миллионов рублей раза в два меньше, чем у театрализованного «Викинга»). Главной задаче – утверждению божественности и неприкосновенности верховной власти – служит загромождение фильма назидательной болтовней при отсутствии событийной и психологической логики. Создатели «Союза спасения», видимо, «постеснялись» высказаться о прямой связи между свободолюбием декабристов и их покушением на власть и потому заключили свой фильм поучительной сентенцией о том, что сын Николая I, таки освободивший крестьян, был убит революционерами следующего поколения...

Министр культуры Владимир Мединский пообещал включить фильм «Союз спасения» в школьные программы. С него станется. Он давно учредил Военно-исторический комитет, без санкции которого ни один российский фильм не может получить госфинансирование. Наверняка два фильма о декабристах были одобрены на одном и том же заседании Комитета.

Тем зрителям, которых отвлекли от главной темы пошлые красивости «Союза спасения», всё прояснит до конца «Дело декабристов». Режиссер Максим Беспалый уже ставил «документальные» сериалы «Рюриковичи», «Крещение Руси», «Романовы», сыгравшие важную роль в утверждении новых концепций русской истории и укреплении «духовных скреп». О качестве документальности его последней работы говорит имя сценариста: Ольга Елисеева, кандидат исторических наук, более известная как автор двадцати с лишним историко-фантастических (!) романов...

С первых же кадров «Дела декабристов» рассказ о заговорщиках ведется в пренебрежительном тоне: мол, среди них было немало отставных военных, а высших офицеров - очень мало. Такую характеристику мог бы дать Сергей Шойгу, но до сих пор существовало обоснованное мнение о том, что декабристы – цвет российского общества того времени. Достаточно упомянуть, что среди них были известные поэты – люди пылкие, честные, искренне желавшие блага России. Но о литературных заслугах Рылеева в фильме не говорится. Зато упоминается его работа в Российско-американской компании и намекается, что он нанес ущерб освоению Аляски. (Хорошо, еще не сказано, что именно он продал Аляску американцам).

Декабристы в фильме Беспалого предстают как организаторы беспорядков (за что и сегодня полагаются немалые сроки). Поэтому уже в названии подчеркивается, что это не восстание, а «Дело декабристов». Замечателен комментарий сценариста: «До сих пор мы позволяли себе рассматривать восстание 14 декабря 1825 года только с точки зрения революционеров, тех людей, которые выходят мятежниками на площадь и взрывают имеющийся мир. Другую сторону событий мы не видели. А ведь более 900 погибших на Сенатской площади - это толпа, самые обыкновенные зеваки». Ну да, на Болотной площади омоновцы тоже били и арестовывали тех, кто просто проходил мимо или остановился посмотреть на митинг! Некоторые «зеваки» даже в исправительные колонии попали. А нечего ходить на Сенатскую площадь – и на Болотную, на Пушкинскую, и на проспект Сахарова!.. Но далее Елисеева говорит о главной вине декабристов: «Этот фильм – попытка понять, что это было и как такое стало возможным. Ранее никому в голову не приходило покушаться на царя». Действительно цари – к примеру Иван Грозный, Петр
I – покушались на тысячи своих подданных, а те послушно гибли. Декабристы же замахнулись на всю вертикаль власти!

 


Самый положительный герой фильма – Александр Бенкендорф, вскоре после восстания декабристов ставший шефом жандармов и начальником III отделения. Именно на его расследование постоянно ссылается закадровый голос. Естественно, только глава тайной полиции мог объективно восстановить картину событий 14 декабря. Впоследствии национальный лидер скажет, что чекисты – высшее сословие, которое в наше время играет роль прежнего дворянства. А нацлидер всегда прав! Он – воплощение правды и справедливости. Вот и в фильме «Дело декабристов» бесхитростно говорится, что заговорщиков можно было расстрелять на следующий день после восстания, но справедливый Николай I сформировал Верховный уголовный суд для досконального расследования и определения вины каждого бунтовщика. Правда, непонятно, зачем нужен Басманный – тьфу, Верховный суд при вертикали власти. Верховный суд приговорил к смертной казни десятки людей, а император велел повесить только пять главных организаторов беспорядков.

Вообще поразительно гуманная была эпоха! В фильме подчеркивается, что солдат, выведенных офицерами на Сенатскую площадь, не наказали. У зачинщиков бунта, посаженных в Петропавловку, было чистое постельное белье, а некоторые даже растолстели из-за переедания. Да и ужасы каторги были сильно преувеличены: когда ссыльные прибыли в Сибирь, местное начальство их встретило с распростертыми объятиями и после светских приемов послало на самые легкие работы!

Очень интересно описана в фильме личность Николая
I. Как рассказывает закадровый голос, он был по природе своей добродушным человеком, но жестокость декабристов довела его до нервного срыва. Несмотря на тяжелое душевное состояние государь много думал о причинах восстания. Это именно он подготовил крестьянскую реформу и уничтожение крепостного права – его наследник просто осуществил задуманное им.   

Вот так сейчас трактуется русская история.  В стиле царедворца Карамзина, сочинения которого хорошо охарактеризовал Пушкин:

«В его «Истории» изящность, простота
Доказывают нам, без всякого пристрастья,
Необходимость самовластья
И прелести кнута».

Поскольку создатели фильма «Дело декабристов» еще не удостоены сана царедворцев, они от чрезмерного старания часто привирают – в том числе кандидат исторических наук.

На русских царей и покушались, и даже их убивали – например, Петра
III и Павла. Задолго до этого толпа растерзала царя Дмитрия Ивановича (его принято называть Лжедмитрием, но он взошел на трон по закону: нового царя венчал на царство патриарх, ему присягнули бояре).    

После декабристского восстания многих солдат, как и офицеров, заключили в Петропавловку. Почти две сотни рядовых наказали шпицрутенами. Из солдат, вышедших на Сенатскую площадь, сформировали сводный полк, который отправили на Кавказ, под пули.

Первая партия декабристов, прибывшая в Иркутск, действительно получила послабления. Но за это заместителя губернатора отдали под суд, а декабристов отправили в Нерчинск на самые тяжелые работы. «Незлобивый» император всю жизнь держал на своем рабочем столе список сосланных декабристов и не позволял облегчить их участь.

О «мудром» правлении Николая
I спорить не стоит: и современники, и русские писатели единодушно описывают эту эпоху как усиление бюрократии, подавление свобод, проникновение казарменного духа во все области жизни.  Можно вспомнить и подавление польского восстания (при этом погибли тысячи поляков), и строительство железной дороги, описанное Некрасовым («а по бокам-то всё косточки русские»), и отсталость страны, из-за которой была позорно проиграна Крымская война, стоившая России огромных жертв. На крестьянскую реформу решился сын Николая I. Его назвали Освободителем. Отец получал менее лестные прозвища.

 




Кому понадобилось менять существовавшую почти 200 лет оценку восстания декабристов? Тем же, кто в школьных учебниках истории назвал палача Сталина выдающимся менеджером. Тем же, кто уже давно наводнил российские телеканалы сериалами о выдающихся руководителях ЧК, НКВД, КГБ. Правителям, которые в истории России проявили больше всего жестокости, сейчас ставят памятники, а выступления против тирании называют массовыми беспорядками. Гражданам страны навязывают пересмотр прежних исторических представлений, как когда-то навязывали дискуссии о языкознании. Не утешают напоминания эрудированных историков о том, что такие «экскурсы» в специфические гуманитарные области начинались у диктаторов на закате их деятельности. Обычно такие отклонения сопровождались непредсказуемыми безумствами во внутренней и - что особенно опасно - внешней политике. Параллели уже просматриваются...