понедельник, 31 декабря 2018 г.

Куда уходят и что предложат нам Беннет и Шакед?

Возможно, самая большая сенсация всего предвыборного периода: лидер Еврейского дома Нафтали Беннет и его ближайшая единомышленница Айелет Шакед вышли из партии и создали свой список – «Новые правые». Чем объяснить этот шаг? Ведь не так давно появившиеся в кнессете Беннет и Шакед были популярными министрами, звездами первой величины. Зачем надо было рисковать стремительно и успешно начинавшимися карьерами?


На исходе субботы Беннет и Шакед объявили, что создают партию «Ха-ямин ха-хадаш» («Новые правые»), в которой будут поровну представлены религиозные и светские израильтяне. Этого достаточно, чтобы объяснить причины и мотивы их ухода из Еврейского дома.

Еврейский дом – в отличие от израильских ультраортодоксальных партий -  представляет религиозных сионистов. Он был составлен из маленьких политических образований, унаследовавших идеологию МАФДАЛа. В свое время МАФДАЛ являл собой значительную силу в израильской политике, но не выдержал испытания «мирным процессом». МАФДАЛ представлял поселенцев, которые были против территориальных уступок арабским соседям, но их партия смирилась и с Осло, и с шароновским «размежеванием». В 2008 году МАФДАЛ изменил название на Еврейский дом. Обновленная партия на выборах 2009 года получила всего 3 мандата. Кризис религиозно-сионистского движения остановил молодой политик Нафтали Беннет. Под его руководством Еврейский дом на выборах 2013 года получил 12 мандатов, а в 2015-м – 8.
 
На первый взгляд, это было восстановлением тех позиций, которые долго занимал МАФДАЛ. Тем не менее Еврейский дом не стал монолитной политической конструкцией. Вроде бы Беннет наиболее принципиально в правом лагере выступал против дальнейших компромиссов с ПА. Но внутри партии он встретил противодействие со стороны «хардальников» (Хардаль - сокращение от «хареди леуми», это религиозные представители национального лагеря, по мировоззрению приближающиеся к ультраортодоксам). Этим блюстителям традиций не нравился молодой «выскочка», который носил кипу, но служил в спецназе, создал успешный старт-ап в хай-теке. Беннет не скрывал намерения расширить социальную базу Еврейского дома. Он ввел в него не только религиозных женщин, но и светскую Айелет Шакед, ставшую вторым номером в партии и его главной единомышленницей. Раввины Еврейского дома были возмущены намерением Беннета включить в избирательный список – для повышения его привлекательности – известного футболиста и пресекли эту попытку.
 
Внутреннюю неоднородность Еврейского дома использовали конкуренты по правому лагерю.
 
Без сомнения, Нетаниягу встревожил успех Беннета – тем более что тот возглавлял канцелярию премьер-министра и покинул ее без приятных воспоминаний о главе Ликуда... Став самостоятельным лидером, Беннет сразу продемонстрировал неуважение к сложившимся в израильской политике блокам и свою приверженность общенациональным задачам. Несмотря на религиозность и правизну, в 2013 году он составил мощный тандем с левоцентристом Яиром Лапидом (в сумме их партии имели 31 мандат!). Этот дуэт потребовал от Нетаниягу не брать в коалицию ультраортодоксов и выдвинул лозунг «равного распределения общественных обязанностей». В качестве министра промышленности Беннет занимался и проблемами приватизации, и вопросом о статусе работников, нанимаемых через посреднические конторы, и улучшением положения жертв Катастрофы.
 
Особо ревниво к стремительному восхождению Беннета отнеслись в НДИ. Ни о ком из левых политиков Либерман не высказывал столько негатива, сколько о лидере правого Еврейского дома. Русскоязычные СМИ (кто их контролирует – секрет Полишинеля...) практически заблокировали для своей аудитории всю информацию о работе Еврейского дома. Пропагандисты НДИ представляли Беннета как ограниченного популиста, дилетанта, марионетку в руках «реакционных раввинов».
 
Недоброжелательность Ликуда, откровенная враждебность НДИ, а также «охмурившие» часть правого электората посулы сбежавшего из Ликуда Кахлона - ударили по позициям Еврейского дома на выборах 2015 года. Пропаганда Ликуда, напуганного ростом рейтинга Сионистского лагеря, представляла Нетаниягу как единственного защитника Израиля от внешних угроз. Беннет, гораздо более последовательный и радикальный в вопросах безопасности, чем премьер-министр, вел себя корректно-нейтрально, чтобы не повредить шансам правых на выборах. Не ввязывался он и в перебранки с НДИ. В итоге Еврейский дом получил 8 мандатов, на 4 меньше, чем на предыдущих выборах. «Потерянные» мандаты, без сомнения, достались Ликуду. Лидер НДИ с 5 мандатами вскоре получил пост министра обороны, хотя у Беннета было больше оснований претендовать на эту должность.
 
Несмотря на потерю трети мандатов, Еврейский дом в завершающейся каденции резко повысил свой авторитет в правом лагере. Ставшая министром юстиции Айелет Шакед вступила в жесткую борьбу с давно сползающим влево БАГАЦем и поддержала ряд законов, укрепивших расшатанные сионистские принципы еврейского государства. Беннет, получивший портфель министра образования, много сделал для изменения работы школ. Особенно важными были принятые им меры по улучшению преподавания точных наук, запущенного при его предшественниках. Беннет стал главным оппонентом премьер-министра и министра обороны, которые все больше склонялись к либеральному курсу в отношении Рамаллы и Газы. Либерман, покинувший правительство уже после достижения соглашения с ХАМАСом, пытался представить себя как принципиального борца с террором, но все помнили его мальчишеское обещание быстро покончить с ХАМАСом, а также призывы к экономическому укреплению сектора Газы и планы по расширению Калькилии в рамках более чем сомнительного плана «кнута и пряника».
 
Таким образом, создание Беннетом и Шакед партии, надеющейся включить в свои ряды и религиозных, и светских деятелей, - логическое продолжение предшествующей деятельности Беннета, который стремится привлечь внимание всего общества к недостаточно решительному отражению Израилем террористической угрозы, а в социально-экономической области выступает за повышение уровня израильского образования и развитие новейших технологий – что является важнейшим рычагом в устранении разрыва между бедными и богатыми.
 

Представления Беннета и Шакед об идеальном устройстве израильского общества всё больше противоречили тенденции к харедизации национально-религиозного лагеря. Беннет представляет «вязаные кипы», считающие естественным получать качественное образование, работать, служить в армии. «Хардальники» не склонны выступать против того ультраортодоксального большинства, которое предпочитает иждивенческую роль в израильском обществе.
 
Большинство комментаторов выискивают в смелом решении Беннета и Шакед хитрые политические расчеты: они, мол, в дальнейшем воссоединятся с Еврейским домом, увеличив его представительство в кнессете; они вообще хотят в обозримом будущем сменить Нетаниягу в Ликуде. Но на самом деле речь идет о попытке  создать в  рамках новой партии ту модель сближения светских и религиозных израильтян, о которой много и красиво говорят, но к которой не пытаются приблизиться ни правые, ни левые.
 

В свое время попытку создания правой партии Цомет, выступавшей за призыв в армию ультраортодоксов, предпринял прославленный генерал Рафаэль Эйтан. Но он был слишком резок, односторонен, не предлагал решения важнейших социально-экономически проблем, да и в партию набрал ненадежных людей... Пожалуй, больше других политиков был готов руководствоваться  моделью сотрудничества светских и религиозных сотечественников Зеэв Элькин. Он соблюдает традиции, но по своему "русскому" менталитету, по культурному кругозору достаточно близок светским израильтянам. Тем не менее, баллотируясь в мэры Иерусалима, не решился обратиться к светским жителям столицы и объяснить им, как ему видится их сосуществование с харедим. Это стало главной причиной его неудачи на муниципальных выборах.
 

Нетаниягу, избавившись от досаждавшего ему Лапида, опять пошел по пути заискивания перед ультраортодоксальными партиями. Дело не только в том, что «перекос» госбюджета в пользу ШАСа и Яадут ха-Тора нарушает принцип справедливости – эта политика вредит самим харедим, не позволяет им стать интегральной частью израильского общества. Беннет и Шакед ищут возможности для достижения общенационального консенсуса. Беннет предлагает доходчивый и импонирующий простому избирателю пример своей семьи, в которой муж соблюдает традиции, жена - светская женщина и все живут в любви и согласии.
 
Судьбу новой партии пока предсказать невозможно. Опросы, проведенные сразу после сообщения о создании партии Новые правые, дают ей 6-8 мандатов. Негусто. Но Еврейский дом, согласно этим же прогнозам, может не пройти электоральный барьер. Это говорит о том, что Беннет и Шакед избрали путь, более приемлемый для израильтян, чем позиция их оппонентов по Еврейскому дому. Однако данного факта мало для успеха на выборах.
 
Нетаниягу уже заявил, что из-за появления Новых правых в кнессет могут не пробиться такие партии как НДИ, Кулану, Еврейский дом, ШАС – и это нанесет опасный удар по национальному лагерю. (Можно подумать, Ликуд или НДИ мало сделали для дискредитации Беннета и этим не ослабляли правую коалицию!). Ясно, что Ликуд развернет агрессивную агитацию против партии Беннета и Шакед, а НДИ продолжит курс на отсекание от нее русскоязычных избирателей. Вообще страшилки об опасности раздробления правых сил, которым могут воспользоваться коварные левые, несерьезны. Существует общий электоральный потенциал правого лагеря - а также левого. Известно, кто голосует за ультраортодоксов. Каждая партия должна излагать свою программу, предлагать способы решения самых актуальных проблем страны, проявлять принципиальность в борьбе с коррупцией (прежде всего в своих рядах!) - а не разводить демагогию о том, что ее политические соперники вредят общему делу.
 
Шансы Новых правых зависят не просто от подбора хороших рекламистов для избирательной кампании. Сам Беннет должен определиться: сделает ли он своими приоритетами реальные проблемы, важные для израильтян, но не решавшиеся Ликудом, - или будет и далее включать в свои выступления изрядные дозы мифологической риторики. Нравится ли ему и Шакед то, что молодежь в поисках хороших заработков и доступного жилья покидает Израиль, что половина израильских ученых работает за границей, что многие израильтяне не могут оформить брак в своей стране, что тысячи пожилых людей, в том числе жертвы Катастрофы, получают унизительные пособия?

Очень важно, кто будет фигурировать в избирательном списке Новых правых. Израильтянам надоело голосовать за списки, в которых они почти никого не знают. Не исключено, что раввины Еврейского дома были правы, не рекомендуя Беннету привлекать в ряды партии футболиста...
 

Пока Новые правые - это только проект, политический эксперимент. Он может удаться, но может и провалиться. Три месяца, оставшиеся до выборов в кнессет, станут судьбоносными для Беннета и Шакед. Срок вполне достаточный и для лидеров партии, чтобы изложить свою программу, и для избирателей, чтобы понять, действительно ли им предлагают новые идеи и стоит ли поверить их авторам. 

  

вторник, 25 декабря 2018 г.

Апрель, апрель, никому не верь!

Итак, через три месяца - через неделю после 1 апреля - состоятся выборы в кнессет. Чтобы попытаться прогнозировать их результаты, надо понять причины досрочного роспуска кнессета. А для этого необходимо взглянуть на историю последних десятилетий без партийных догм и без гимназического обожания отдельных лидеров. 



Почему Нетаниягу пошел на выборы?

Формальный повод

По официальной версии, руководители коалиционных партий были вынуждены принять решение о роспуске кнессета из-за того, что ультраортодоксы категорически отказывались принять последнюю редакцию Закона о призыве в ЦАХАЛ. Но вопрос о службе в армии ешиботников становится причиной споров и конфликтов в правительствах с 1990-х годов. И сейчас Нетаниягу мог бы при желании найти временный компромисс.

Слабость коалиции после ухода НДИ

Даже если бы Нетаниягу успокоил на несколько лет ультраортодоксов, он после отставки НДИ остался с коалицией из 61депутата. Такое хрупкое большинство в предвыборный период  – это совсем не то, что в начале каденции. Партнеры по коалиции думают только о своем рейтинге, пытаются задобрить своих избирателей популистскими (и обычно дорогостоящими) предложениями. Отнюдь не все депутаты соблюдают при голосовании в кнессете коалиционную дисциплину. Усугубление этой ситуации только дискредитировало бы Ликуд и его лидера    

Назревающее решение юридического советника

Конечно, Нетаниягу – как в свое время Шарон и Ольмерт – живет в постоянном ожидании решения госпрокуратуры по его делам. Неясно, как отнесется суд к возможным обвинениям относительно коррупционных сговоров премьер-министра с хозяином «Едиот ахронот» и владельцем «Безека», но понятно, что Нетаниягу заинтересован форсировать проведение выборов в кнессет.  Глядишь, юридический советник правительства побоится поддержать выводы госпрокуратуры, чтобы избежать разговоров о влиянии судебной системы на ход выборов.

Тем не менее решение Нетаниягу идти на досрочные выборы вызвано не только указанными соображениями, но более серьезной совокупностью причин. Прежде всего премьер-министр почувствовал, что теряет те пропагандистские козыри, которые убеждали избирателей в его преимуществе над политическими конкурентами.

Первый козырь – особые заслуги в обеспечении обороноспособности

Недавние события в секторе Газы привели к небывалой в истории страны развязке. Израилю давно отказался от своего правила: не вести переговоры с террористами - и заключал соглашения с «Хизбаллой и ХАМАСом, но это происходило после нанесения тяжелых ударов по их формированиям. Теперь же  в ходе беспрецедентной активизации ХАМАСа по израильским населенным пунктам были выпущены сотни ракет, но это не вызвало антитеррористической операции ЦАХАЛа. Израильская армия и «оборонка» не смогли пресечь и хамасовские атаки с помощью примитивного оружия – горящих воздушных змеев и воздушных шаров со взрывчаткой. Так и не обуздав обнаглевших террористов, Израиль предпочел заключить с ХАМАСом соглашение и «затишье», предполагавшее продолжение доставки в Газу денег из Катара и многочисленные облегчения режима блокады.
 
Так рухнул миф о том, что только Нетаниягу обладает уникальной способностью защищать израильтян от военной угрозы. Отставка министра обороны Либермана привлекла внимание общественности к провалу премьер-министра. Нетаниягу попытался спасти свое реноме путаными намеками на какую-то предстоящую грандиозную военную операцию, после чего затеял «обезвреживание» туннелей «Хизбаллы» на северной границе. Тем не менее эта акция вызвала неприятные вопросы о том, знал ли ЦАХАЛ раньше о существовании подкопов под израильские поселения на Севере и почему раньше не реагировал. Характер «обезвреживания» напоминает нынешнюю «тактику» борьбы с ХАМАСом: туннели уничтожаются только на израильской территории, какого-либо соприкосновения с силами «Хизбаллы» ЦАХАЛ избегал. Продолжающиеся на севере поиски тоннелей не производят особого впечатления на граждан Израиля.
 
Вокруг импозантного профиля Нетаниягу рассеивается ореол главного защитника Израиля...

Второй козырь – гениальное руководство экономикой

До сих пор мнение о том, что своими достижениями израильская экономика обязана компетентности и стратегическому мышлению Нетаниягу, считалось не дискуссионным. Тем не менее в последние недели общество взбудоражено сообщениями о повышении стоимости электричества, воды, что вызовет лавинообразное подорожание продуктов (цены на которые и без того давно и неуклонно растут). Движение «желтых жилетов» в Израиле еще не развернулось, но зазвучали не новые утверждения о том, что при Нетаниягу улучшаются макроэкономические показатели, а материальное положение значительной части общества ухудшается и продолжает увеличиваться разница между бедными и богатыми. Без сомнения, эти обвинения выдвинут соперники Ликуда слева: Сионистский лагерь, Еш атид.    

Третий козырь – редчайшие дипломатические способности Нетаниягу

Больше всего поклонники Нетаниягу всегда превозносили его дипломатические таланты, способность вести сложные и тонкие политические игры, позволяющие отстоять интересы нашей страны. Но эти утверждения поставлены под сомнение осложнением отношений между Израилем и главными игроками на мировой арене – США и Россией.
 
Хотя всем казалось, что Нетаниягу удалось достичь взаимопонимания с жестким и коварным Путиным, который якобы охотно разрешает израильским ВВС бомбить иранские объекты в Сирии, Россия неожиданно спровоцировала конфликт с Израилем из-за сбитого сирийцами российского самолета. Теперь планы Израиля резко осложнило еще и решение Трампа о выводе американского контингента из Сирии. Без присутствия в регионе главного союзника Израиль должен рассчитывать только на себя в противостоянии Сирии, Ирану, Турции и России.
 
На мой взгляд, нельзя отвергать (как это делают большинство обозревателей) предположение о связи между решениями Трампа и досрочными выборами в Израиле. Мне приходилось высказывать версию о том, что пассивность Израиля по отношению к ХАМАСу и «Хизбалле» объясняется какими-то договоренностями между Трампом и Нетаниягу. Наверняка, объявив о переносе американского посольства в Иерусалим, Трамп попросил об ответном  «небольшом одолжении»: не осложнять обстановку на Ближнем Востоке до обнародования им «мирного плана». Судя по предвыборным выступлениям Трампа, он придавал большое значение урегулированию арабо-израильского конфликта и явно собирался ставить это себе в заслугу перед следующими президентскими выборами. Можно допустить, что в разглагольствованиях Нетаниягу о двух государствах для двух народов, которыми он кормил Обаму, Трамп увидел пустую риторику. Его советники, конечно, объяснили ему, что Биби боится оттолкнуть от себя Ликуд принятием любого конкретного варианта мирного соглашения с ПА. Если Трамп выводит войска из Сирии из-за разочарования в партнерстве с Нетаниягу, то это конец долгого балансирования нашего премьер-министра на тонкой проволоке отговорок и двусмысленных обещаний. В таком случае для Нетаниягу было бы очень важно провести выборы в кнессет как можно скорее.     

Бывают ли незаменимые лидеры?

Общее мнение избирателей с правым уклоном, особенно русскоязычного электората: у Биби, возможно, есть отдельные недостатки и упущения, но в целом ему нет альтернативы как руководителю страны – без него к власти придут левые и приведут страну к катастрофе. Поклонники премьер-министра превозносят его таланты – стратегическое мышление, верность принципам сионизма, глубокое понимание экономики и особенно дипломатическое искусство и ораторское мастерство. Автор этих строк не принимает такую позицию и потому, что не привык преувеличивать роль личности в истории, и потому, что не верит в невозможность найти среди 7 миллионов израильских евреев достойного кандидата в премьер-министры, и потому, что с детства впитал еврейскую заповедь: не обожествлять даже самого умного и талантливого человека.
 
То, что в правом лагере практически не осталось фигур, сравнимых с Нетаниягу, объясняется прежде всего тем, что он лично приложился к устранению из Ликуда всех опасных для него конкурентов! Партию покинули Либерман, Фейглин, Кахлон, отошел от большой политики Саар. Уже в период «стажировки» в канцелярии премьер-министра был «выдавлен» оттуда Беннет, который по своим взглядам мог бы оказаться и в Ликуде. Во время последней муниципальной кампании Нетаниягу формально поддержал Элькина как кандидата в мэры Иерусалима, но не был при этом слишком словоохотлив. Он явно не хотел усиления этого молодого и очень талантливого политика.
 
Страстные обожатели Нетаниягу неспособны воспринимать ни одного факта, порочащего их кумира. Они говорят, что простым смертным не дано постигнуть глубочайших планов премьер-министра, заставивших его подписать соглашение с террористами ХАМАСа. Жалобы на израильскую дороговизну они отвергают с презрительной усмешкой: какое значение имеет стоимость помидоров для могучей экономики, выстроенной благодаря Нетаниягу! Когда им напоминаешь, что придя к власти в 1996 году, Нетаниягу обнялся с Арафатом и назвал его другом, а потом в Уай-Плантейшн согласился отдать ему 13% территорий, что в 2005-м он проголосовал за уход из Газы, - они просто не слышат...
 
Я не спорю с тем, что Нетаниягу - очень одаренный человек и за годы управления страной приобрел огромный опыт. Но он уже немолод, и пора задуматься о том, кто может стать его преемником.
 
Как по мне, так премьер-министр совсем не обязательно должен обладать артистизмом и ораторским искусством. Он не кинозвезда, а управленец. Напомню: был такой скромный, внешне неяркий премьер-министр Леви Эшколь. Именно при нем Израиль одержал свою самую великую победу в Шестидневной войне.
 
Главе правительства не обязательно быть элегантным и хитроумным дипломатом: многие израильские премьер-министры подбирали хороших руководителей МИДа. Кто виноват, что Биби держит при себе полдюжины портфелей, никому не отдавая посты министров обороны и иностранных дел!
 
Политик, как спортсмен, не может расти, если ему не предоставляют оперативного простора. В 1990-е годы, когда Либерман в качестве администратора послушно работал на Нетаниягу, никто не мог предположить, что он станет лидером своей партии, добьется постов министра обороны и главы МИДа. На мой взгляд, высшие посты могли бы занимать и Саар, и Беннет, и Шакед, и Элькин, и Лапид. По-моему, Исраэль Кац, хоть и не выдающийся оратор, но по твердости характера никак не уступит Нетаниягу, а в качестве министра продемонстрировал умение действовать системно, концептуально. Вполне мог бы работать премьер-министром. 
 
Меня постоянно упрекают в нападках на левых – поэтому могу позволить себе «крамольное» высказывание. Я не верю,что цель левых – немедленно продать родину! Они жалеют наших арабских соседей, осуждают «оккупацию», но Рабин и Перес не ставили на повестку дня вопрос о двух государствах. Ольмерт ездил в Аннаполис, но ни о чем там с Абу-Мазеном не договорился. Да и при всем своем желании он не отдал бы больше территорий, чем отдал Садату Бегин. Так что, если вдруг премьер-министром станет «левоцентрист», это не будет израильским апокалипсисом и страна благополучно доживет до следующих выборов.

Кто и с чем стартует в предвыборном забеге?

По всем опросам, Ликуд уверенно обходит всех конкурентов. Но до выборов еще три месяца. Создается впечатление, что многие избиратели готовы голосовать за Ликуд и Нетаниягу, так как не видят альтернативы. Стоило бывшему начальнику Генштаба Ганцу заявить о создании своей партии, как она сразу вышла в опросах на второе место!
 
Я не случайно напомнил о том, что выборы пройдут вскоре после 1 апреля. Израильтяне просто не знают, кому сегодня можно верить в израильской политике.
 
Опять налицо увязание нашей власти в коррупции. В Ликуде под следствием глава правительства и недавний председатель коалиции Давид Битан. Целая группа ведущих деятелей НДИ и связанных с партией политиков и руководителей признаны виновными в весьма серьезных нарушениях закона. Не успел Арье Дери вернуться на пост главы ШАСа, как опять оказался замешан  в криминальных делах.
 
Объявляя о роспуске кнессета, Нетаниягу сделал хорошую мину при плохой игре и заявил, что нынешняя коалиция составит костяк следующей. В этом можно усомниться.
 
Разве что Еврейский дом может рассчитывать на постоянный электорат и скорее всего немного увеличит свое представительство в кнессете. Кахлон надавал хвастливых обещаний о борьбе с монополиями и дороговизной, о снижении цен на жилье, но во всем провалился и партия Кулану может остаться за бортом кнессета.
 
Нелегко будет бороться за преодоление электорального барьера и НДИ. Партия допустила ужасающий промах с «пенсионной реформой», и после добавки в 31 шекель «русские» пенсионеры совершено потеряли доверие к своим «защитникам». Нечегно сказать партийной пропаганде и о крутизне Либермана на посту министра обороны. Он не сумел сдержать своей страсти к бахвальству, наговорил глупостей об уничтожении ХАМАСа, о борьбе с террором, но даже название выдвинутого им плана «кнута и пряника» говорило о готовности раздавать «пряники». Ничего не сделав, Либерман просто оставил министерство обороны в сложнейший для стран момент.
 
Наверняка пропаганда конкурирующих партий использует просчеты министра абсорбции от НДИ Софы Ландвер. Полным пшиком оказались обещания о российских пенсиях. Но еще хуже всплывшие факты о том, как министр абсорбции (!) препятствовала решению своего предшественника Элькина и межведомственной комиссии о значительном повышении пособий пенсионерам на съем жилья...
 
Уверять «русских» в своей любви к ним НДИ не может и после того как на муниципальных выборах в Иерусалиме Либерман объединил усилия с Дери ради проталкивания религиозного кандидата Моше Леона и завалил Элькина.
 
На левом фланге израильской политики ничего интересного для избирателей...
 
Лидер Аводы Ави Габай до сих пор не выдвинул связной программы партии. Яир Лапид промолчал всю каденцию, убедив даже своих приверженцев в том, что ему нечего сказать.
Что касается партии Ганца, то пока неизвестны ни ее список, ни программа. 16 мандатов в опросах – это аванс, от которого до выборов может ничего не остаться.
 
Израиль сегодня переживает те же процессы, что и более крупные развитые страны: США, Германия, Франция. Избирателям надоели лощеные говорливые лидеры с дипломами престижных университетов. Люди неинтересны глобальные перспективы, они хотят, чтобы власть сегодня занялась их проблемами, улучшила их нелегкую жизнь. Кто из израильских лидеров готов к такому разговору начистоту?..    
  

понедельник, 10 декабря 2018 г.

Порнография, лояльность и неприятный вопрос о цензуре


Не совсем понятно, почему Нетаниягу вдруг проявляет упорство, возражая против закона о борьбе с порнографией в Интернете. Он говорит, что это можт стать нехорошим прецедентом цензуры. А каким прецедентом, по его мнению, стал бы закон о лояльности в искусстве?.. 


Премьер-министр Нетаниягу категорически возражает против принятия закона об ограничении доступа к порнографическим сайтам. Он говорит, что очень опасается прецедента введения цензуры в Интернете и социальных сетях. Против этого закона выступил и глава минфина Моше Кахлон. Он предложил свой оригинальный способ борьбы с порнографией – правда, этих идей из-за слишком высокого интеллектуального уровня лидера Кулану никто не понял.

Тут нельзя не вспомнить, что никто в правящей партии не возражал против закона о лояльности в искусстве, предложенного Мири Регев и предусматривавшего отказ в финансировании спектаклям, фильмам, книгам, содержащим клевету на ЦАХАЛ и базовые израильские ценности. Но разве принятие такого закона не было бы прецедентом вмешательства государства в сферу искусства? При правом правительстве будет одна трактовка «ценностей» и «клеветы», при левой власти - несколько другая. И не факт, что всегда полны мудрости высказывания правых, а любое мнение левых на сто процентов ошибочно и вредоносно. 

Создается впечатление, что у нынешних руководителей страны есть какие-то личные причины благодушного отношения к Интернету (ведь были же у Биби личные причины для встреч с «врагом» Мозесом, а у «борца с картелизацией» Кахлона - для отказа от обсуждения статуса газовых компаний).

Поддержка некоторыми израильскими деятелями искусства лозунгов террористов и создание ими карикатур на ЦАХАЛ - отвратительное явление. Но, как справедливо говорится, такова цена демократии. Против антисионистов можно мобилизовать общественность, СМИ (хотя их упрекают в тотальной левизне, они, например, единодушно критикуют нового мэра Хайфы, взявшую себе в заместители откровенного сторонника «Хизбаллы» и ХАМАСа). Различные ведомства могут «точечно» лишать финансирования антиизраильские проекты.

Когда антиизраильские спектакли или выставки пытаются запретить, это вызывает визг бездарных «художников» о произволе «комиссаров» и сочувствие некоторых наивных людей. Гораздо эффективней открытое обсуждение этих «культурных событий» - пусть компетентные специалисты выявят их убожество, которое как раз порождено лево-комиссарским мировоззрением! Но, увы, Ликуд находится у власти с небольшими перерывами с 1977 года и за это время проявлял мало интереса к вопросам культуры. Газета «Исраэль ха-йом» много делает для восхваления премьер-министра и очернения его политических противников и даже союзников по коалиции, но о культуре пишет гораздо меньше, чем о футболе. Грамотных театральных рецензий или литературной критики там не найдешь.    

Если же принять закон Мири Регев, то квалифицировать произведения искусства как «нелояльные» будет невежественный чиновник министерства культуры или его главная начальница, похваляющаяся тем, что не читала Чехова.

А вот порнография - это безусловное зло. Здесь глубокие интерпретации не нужны - требуются решительные запреты, как во многих странах.