воскресенье, 11 июня 2017 г.

Профессор не снимет очки-велосипед...


Педагогический персонал израильских университетов протестует против намерения министра образования Нафтали Беннета предложить им «Этический кодекс». Этот документ запрещает преподавателям излагать на лекциях свои политические взгляды. Решение Беннета преподносится профессорами и СМИ как покушение на свободу слова. Но почему-то свободу слова наши левые не распространяют на своих идеологических оппонентов и сводят это понятие исключительно к свободе обличения «оккупации» и «преступлений» ЦАХАЛа.


Министр образования Беннет предлагает Совету по высшему образованию утвердить «Этический кодекс», который составил профессор Аса Кашер. Главная цель этого документа – запрет на политическую агитацию под прикрытием преподавательской деятельности.

В израильских академических кругах разразилась истерика. Профессора обвиняют Беннета в покушении на свободу слова и плюрализм мнений. Они предупреждают, что «комиссарское» подавление интеллектуального диалога разрушит израильское высшее образование.

Все эти аргументы не имеют никакого отношения к содержанию «Этического кодекса»!

В нем говорится, что политическая деятельность не допускается в рамках университетских лекций, которые предназначены для усвоения студентами конкретных знаний. Под политической деятельностью понимается прямая поддержка представленной в кнессете партии, ее представителей и их высказываний или – наоборот – их критика. Если в утвержденную министерством программу какого-то курса (имеются в виду прежде всего общественные науки) входит анализ партийных платформ, то преподаватель обязан строго придерживаться программы и знакомить аудиторию с противоположными оценками идеологии данной партии, а ее деятельность необходимо освещать в историческом контексте. В то же время никто не запрещает профессору иметь свои взгляды, высказывать их устно и письменно вне стен университета.

«Этический кодекс» позволяет администрации университетов отменять политические акции в кампусах, если формы выражения студентами своей позиции ограничивают «свободу самовыражения» других учащихся и оскорбляют их чувства.

Предусматривается создание в университетах специального органа, который принимал бы от студентов жалобы на чрезмерную политизацию отдельными преподавателями учебного процесса, после чего можно было подвергать санкциям профессоров за партийные перехлесты.

Характерны возражения против «Этического кодекса»: в них много брани, но ничего не говорится о сути проблемы. Профессор Нив Гордон из Беэр-Шевского университета заявил: «Никто не заткнет нам рты. Мы будем говорить о политике во время лекций. Профессор Кашер решил стать придворным философом. Он и Беннет хотят превратить студентов в стукачей, доносящих о высказываниях своих наставников».

Важность и актуальность решения министра образования подтверждаются бесхитростными криками левых политиков. Ципи Ливни (Сионистский лагерь) с ее склонностью к дешевым хохмам и каламбурам отозвалась: «Этот кодекс нельзя назвать ни этическим, ни кашерным («тонкий» намек на фамилию автора документа – Я. Ш.). Он подходит только для тоталитарных режимов». Ее товарищ по партии Мики Розенталь был еще откровенней: «Кашер – философ, обслуживающий власть. Он оправдывал массовые ликвидации и разрушения домов на территориях, а теперь проводит линию Беннета на разрушение университетской системы и придание ей полицейского характера». Не слабей высказался председатель фракции «центристской» партии Еш атид Офер Шелах: «Иногда даже профессора - не говоря о министрах - просто не понимают, что такое университеты. Полицейский надзор над инакомыслящими работать не будет».

Следует отдать должное левым: на сей раз они говорят «только» о тоталитарных, полицейских методах министерства образования, но, по крайней мере, не употребляют любимый эпитет – «фашисты». Тем не менее их демагогия остается прежней: любую попытку пресечь их пропагандистскую деятельность в школах и университетах они объявляют покушением на свободу самовыражения, плюрализм. Но именно в левом лагере давно нет и намека на плюрализм! В национальном лагере не утихают яростные дебаты между Ликудом, Еврейским домом и НДИ, в самих этих партиях (кроме, конечно, построенного по советским образцам НДИ) существуют разные группировки и идейные споры. Левых политиков разделяет только грызня из- за лидерства – идеологических разногласий между ними нет. Под свободой слова они понимают исключительно свободу причитаний об «оккупации», свободу нападок на «преступную» армию, свободу агитации за немедленное подписание мира с террористами. Всех несогласных с ними они называют – в лучшем случае – крайне правыми экстремистами и фанатиками. Что касается стукачества, то это любимое занятие именно левых: они пишут жалобы на свое правительство в ООН и всяческие правозащитные организации, передают врагам секретные армейские документы, публикуют в Интернете фотографии и даже адреса израильских офицеров.

Тем не менее в Израиле создалась парадоксальная ситуация: на демократических выборах левые уже давно не претендуют на успех, но, привлекая на свою сторону меньшую часть общества, они непропорционально доминируют в сфере культуры и образования, в СМИ. Это явление уходит корнями в период монополии одной партии. Когда-то Мапай стоял на сионистских позициях. Сегодня же левые педагоги в школах под видом плюрализма разрушают традиции сионистского воспитания, внушают детям сомнения в праве евреев на Эрец-Исраэль, рассказывают им о «зверствах» ЦАХАЛа. Потом эти дети становятся студентами и выслушивают то же самое на более «интеллектуальном» уровне в университетах. Эта антиизраильская агитация подкрепляется культпоходами в театры и кино, где молодежи предлагаются сюжеты о безжалостных «оккупантах» и душевно тонких, страдающих террористах.

Такое «образование» – саморазрушение еврейского государства. Поэтому даже удивляет, что Беннет действует удивительно корректно. Он говорит: «Академические свободы? Да. Подмена профессорами научных исследований политической агитацией? Нет!» Беннет отнюдь не запрещает изложения левых взглядов на лекциях по истории или политологии, но требует приводить и противоположную точку зрения, а главное – знакомить аудиторию с историей. Ведь в изображении наших левых «ближневосточный конфликт» начался в 1967 году – эта ложь позволяет воздействовать на самые незрелые умы. На самом деле арабский террор появился вместе с первыми волнами алии. Арабам предлагали государство на территории Палестины еще в 1947 году. До Шестидневной войны Шукейри обещал вырезать евреев, а после нее Израиль был готов вернуть соседям занятые им территории в обмен на мир.

Естественно, левая профессура яростно восстает против предложения перейти на объективные научные позиции и считает своим «гражданским долгом» оболванивать студентов. Как раз в тех дисциплинах, где министр допускает анализ в ходе лекций политических проблем, в Израиле нет серьезных научных авторитетов. Не так давно, когда министром образования был Гидеон Саар, он пригласил комиссию из видных европейских ученых проинспектировать работу израильских факультетов общественных наук. Гости (далеко не правые, но профессиональные) были в ужасе и написали в отчете, что большинство кафедр занимаются не наукой, а партийной пропагандой. Саар дал указание – подготовить рекомендации по кардинальному изменению работы политизированных факультетов. Но он сам ушел из политики, министром образования стал курьезный человечек из Еш атид, старавшийся всем понравиться, и в итоге партийная агитация в университетах успешно продолжается.

При нынешнем правительстве впервые появились политики, пытающиеся положить конец гегемонии левых агитаторов в израильской системе образования и в области культуры. Не все действия министра образования Беннета и министра культуры и спорта Регев можно одобрить. Но левая болезнь антисионизма слишком запущена, и ее приходится лечить жесткими методами. Беннет и Регев расплачиваются за бездарность национального лагеря, который пришел к власти еще в 1977 году, но никогда не понимал важности идеологической борьбы в области воспитания и культуры. Наши правые десятки лет скулили, что левые захватили командные позиции в искусстве, в системе образования, в СМИ, но сами проявляли полную импотентность в попытках изменить эту ситуацию. Поэтому Нетаниягу пришлось в конце концов создать «свою» газету, устраивать топорные реформы радио и телевидения.

Я не уверен, что «этический кодекс» Беннета даже в случае его утверждения покончит с партийной пропагандой в университетах, – точно так же угрозы Регев о прекращении финансирования антиизраильских театров вряд ли оздоровят израильское искусство. Всё решают кадры! В университетах левые профессора всеми способами не дают пробиться студентам и докторантам с правыми взглядами. В театрах никто не примет к постановке хорошую пьесу, изображающую израильско-арабский конфликт с позиций национального лагеря.

Где у нас крупные писатели или философы с правыми взглядами? Левые с первых лет существования государства из поколения в поколение передавали, как эстафету, свое «духовное наследие». У политиков национального лагеря правильные лозунги, но они никогда не умели создавать такую систему своих школ, колледжей, семинаров, как у левых. «Русские» партии вообще проявляли полное равнодушие к проблемам образования и культуры. Выше предложений об улучшении преподавания физики и математики и создания «русского» театра, вскоре ставшего заурядным израильским, они не поднялись.

Можно только порадоваться инициативам Нетаниягу, Беннета, Регев, Шакед по изменению положения в очень важных сферах израильской жизни. Но тут совершенно недостаточно личной смелости и активности отдельных политиков. Нужны долгосрочные системные преобразования, а они невозможны без массовой подготовки новых кадров. Нет более важной задачи, чем борьба за умы, когда нашу страну затягивают в болото очередных переговоров об «урегулировании», которые могут привести к весьма драматическим последствиям...

четверг, 18 мая 2017 г.

Товарищ Берия вернул себе доверие

Путин никогда не скрывал ностальгии по советской империи, уважения к вождю народов и гордости по поводу своей причастности к организации, уничтожившей миллионы соотечественников. Но что означает показ на российском ТВ документального сериала «Страна Советов. Забытые вожди»? Собственно, никто и не забывал «героев» семи серий, усердных сталинских палачей, трое из которых сыграли ключевую роль в создании советского гестапо. Можно ли ожидать, что за реабилитацией организаторов массовых репрессий последует дальнейшее уподобление путинской России сталинскому режиму?


Новую пропагандистскую телеэпопею «Страна Советов. Забытые вожди» показывают по воскресеньям. Чтобы смогли посмотреть все россияне. Нет сомнения в том, что эта идеологическая затея родилась на самом верху: иначе сериал не пустили бы по первому государственному телеканалу. В рекламных роликах  перечисляются «забытые вожди» – это Дзержинский, Ворошилов, Буденный, Молотов, Жданов, Абакумов, Берия.

Имена режиссера Павла Сергацкова, сценаристов Александра Колпакиди, Василия Шевцова неизвестны в истории мирового кино. Да, собственно, они не создавали кино, а выполняли госзаказ. Гораздо важнее то, что при Путине решения о «правдивости» фильмов и их финансировании выносит Российское военно-историческое общество. Возглавляет его лично миниcтр культуры Владимир Мединский, а должность научного директора РВИО занимает Михаил Мягков. Оба - доктора исторических наук. Правда, недоброжелатели подвергают сомнению их профессиональную состоятельность.

Мединского давно упрекали в плагиате, компиляциях, выдумках, на которых он построил свою докторскую диссертацию. В ее автореферате он привел четыре свои монографии, которых... не существует в природе! Мединского пригласили на Ученый совет Уральского университета, чтобы задать ряд вопросов, но он уехал в командировку...

Что касается Мягкова, специализирующегося по истории Второй мировой войны и послевоенной геополитике, то процитирую Википедию: «Главной военной прокуратурой проводилась проверка второго тома 12-томного фундаментального труда «Великая Отечественная война 1941-1945 годов» на предмет наличия в разделах, написанных М. Ю. Мягковым, самоплагиата. В 2015 году по итогам экспертиз таковой выявлен не был, однако Министерство обороны переиздало второй том, подвергнув разделы за авторством М. Ю. Мягкова удалению или переработке»...
Но такова уж российская «новая историческая школа», главная цель которой – не истина, а борьба с «фальсификациями истории». По старой доброй традиции за «неправильное» освещение истории обновленным российским законодательством предусмотрены тюремные сроки. А «настоящая» история – это картина советского прошлого, которую внедряет в мозги россиян кремлевское начальство.

До сих пор казалось, что президента России волнует только возвеличивание фигуры Сталина, замалчивание фактов о союзе СССР с нацистской Германией в 1939-1941 годах и оплевывание роли союзников по антигитлеровской коалиции в разгроме Германии и Японии. Отношение Путина к более раннему периоду советской истории было противоречивым. Октябрьский переворот, гражданскую войну он прямо не одобрял, Ленина не превозносил. Но Сталина велел оценивать в учебниках истории как выдающегося менеджера. Работа Путина в КГБ занимает важнейшее место в его официальной биографии, а чекистов президент как-то назвал новым дворянством...

Судя по выбору персонажей для сериала «Забытые вожди», кремлевские идеологи решили избавить историю страны от «противоречий». Как можно не восхищаться революцией, если Сталин – лучший ученик Ленина и проявил свой талант менеджера в строительстве государства, фундамент которого заложил Ильич? Но если исходить из этих посылок и не возвращаться к «культу личности», то надо признать, что соратники Сталина тоже были замечательными менеджерами. Остается только придумать, как освещать деятельность ЧК, НКВД, КГБ и гибель миллионов людей в лагерях. Что ж, сериал «Забытые вожди» решительно разрубает гордиев узел этих проблем. Героем первой серии – в нарушение хронологии – становится Лаврентий Берия. По замыслу создателей сериала - вернее в трактовке их «инструкторов» - блестящие грани этой личности отражают все лучшие черты советской системы, а если и были «кое-какие недостатки», то они перекрываются великими достижениями! Берия – и замечательный хозяйственник, и защитник страны, и... создатель органов безопасности с человеческим лицом. В приступе лакейской угодливости создатели фильма называют его «лучшим менеджером ХХ века». (Неужели лучше Самого? Но в этом сериале много перехлестов...).

Не буду пересказывать первую серию- слишком противно. Укажу на самые принципиальные моменты.

Хотя появившиеся в последние годы защитники Берии указывают, что в системе органов он работал совсем недолго, это не так. Он был прирожденным жандармом и палачом. В юношеском возрасте предпочел учебе службу в ЧК. Его можно назвать вундеркиндом органов! Берия, родившийся в 1899 году, вскоре после революции стал заместителем председателя ЧК Грузии и начальником Особого отдела Закавказской армии.

Характерно, что уже в первой серии ощущается «концепция» историка Путина: все завоевания и территориальные приобретения Российской империи, а затем и большевистского режима – это прогрессивные, необратимые явления. Из приводимых фактов ясно, что в Закавказье никто не шел за большевиками и советскую власть народам этого региона, попытавшимся добиться независимости, принесла на штыках Красная Армия. Всех ее противников в фильме называют контрреволюционерами – то есть величие и историческое значение Октябрьской революции опять неоспоримы! (Недаром «забытые вожди» - это Дзержинский, Ворошилов, Буденный, которые расстрелами, пытками, истреблением миллионов людей насаждали «новый строй»).

Берия уже в ходе гражданской войны проявил качества беспощадного палача, готового на любое кровопролитие ради выполнения директив сверху. В 1930 году он возглавил МВД Грузии и убил множество местных руководителей всех рангов. В 1934 году как крупнейший специалист Берия был включен в комиссию по разработке Положения об НКВД и Особом совещании. Сталин переводит его в Москву. В августе 1938 года Берия становится заместителем главы НКВД Ежова, а в ноябре сменяет его на этом посту.

Недолгая служба Берии в органах – это миф. В 1941-м он становится заместителем председателя Совнаркома, Одна из его обязанностей – курирование НКВД и НКГБ, а также руководство внешней разведкой. После смерти Сталина Берия был назначен первым заместителем председателя Совета министров и министром внутренним дел, руководившим МВД и МГБ.

Термин «фальсификация истории» невольно вспоминается, когда закадровый голос вводит омерзительно-лживый термин «Бериевская оттепель». Теперь так называется деятельность Берии в НКВД после ликвидации Ежова. Приводятся давно известные факты о сокращении масштабов репрессий и освобождении некоторых заключенных ГУЛАГа. К этому добавляется новая информация: Берия обновил кадровый состав НКВД, изменил методы его работы – туда пришло много интеллигентных сотрудников с высшим образованием. Вступать в длинную полемику по этому поводу бессмысленно.

Берия не проводил в НКВД собственной линии. Ни один диктатор, затевавший массовую резню, не мог продолжать ее бесконечно. Отправив в тюрьмы и лагеря самую творческую – и этим опасную - часть общества, уничтожив мало-мальски опасных политических и военных деятелей, Сталин должен был в какой-то момент притормозить. Сохранились многочисленные воспоминания, свидетельства современников, находившихся в лагерях в конце 1930-х, - называть этот период «оттепелью» могут только законченные подонки.

Известно, что в ГУЛАГе особым мучениям подвергались политзаключенные, а уголовников клика убийц считала «социально близкими». Берия и в конце 1930-х, и после смерти Сталина предоставлял амнистию тем, кто был осужден за криминал и хозяйственные преступления. «Политические» в ГУЛАГе выживали редко.

В фильме мельком указывается, что все-таки и при Берии были «упущения»: погибли Мейерхольд, Бабель, Мандельштам. Тут невозможно не привести некоторые сведения об «интеллигентных» методах работы НКВД при Берии. Мейерхольда арестовали, когда тайной полицией руководил Лаврентий Павлович. Сохранилось письмо великого режиссера о чудовищных пытках, направленное одному из «забытых вождей» Молотову и, конечно, не облегчившее его участи. А жену Мейерхольда Зинаиду Райх энкеведисты с высшим образованием, видимо, стеснялись сажать в тюрьму и пытать. Поэтому ее нашли убитой с выколотыми глазами.
Бабелю не могли простить «Конармию» «забытые вожди» Буденный и Ворошилов. Буденный называл его «дегенератом от литературы». Бабеля арестовали в 1939-м, а расстреляли в 1940-м – когда в НКВД распоряжался Берия.

В фильме в заслугу Берии ставится освобождение из лагеря Рокоссовского. Группу генералов велел вернуть из застенков в армию Сталин. Некоторые из них рассказывали, как над ними издевался лично Берия. Он не замолвил ни слова за еще живых выдающихся военачальников (в том числе бывшего наркома авиации Смушкевича), которых расстреляли уже после нападения Германии на СССР.

Из перечня жутких злодеяний НКВД при Берии достаточно упомянуть расправу с секретарем компартии Украины Косиором. Он отказывался подписывать обвинения, и тогда интеллигентные подчиненные Берии у него на глазах изнасиловали его 16-летнюю дочь. Она покончила с собой, бросившись под поезд. Косиор сломался и во всем «признался», после чего был расстрелян.

Можно упомянуть и о том, что Берия лично руководил операцией по ликвидации Троцкого, которому интеллигентно проломили голову ледорубом.

Звание маршала Берия получил уже после войны. Видимо, за проведенные им акции по депортации «народов-предателей» - указы об этом он подписывал сам. Территории, освободившиеся после этого на Северном Кавказе, присоединялись к Грузии...

Выдающимся достижением Берии в фильме называют создание советского ядерного оружия и ракетной техники. Да, он руководил этой «темой», в которой, не имея даже высшего образования, ничего не понимал. Берия загнал в шарашки и «закрытые» города крупных ученых, которые получили образцы ракет, созданных немецкими инженерами, и секреты атомной бомбы, украденные сразу по двум каналам - из Англии и США. О «роли» Берии больше говорит то, что его костоломы из НКВД уничтожили немало выдающихся советских специалистов по ракетной технике и ядерной физике.

Историю полностью уничтожить нельзя. В памяти народа Берия сохранился как сталинский сатрап, чудовище, садист. Эту оценку изменить невозможно, какие бы кульбиты не демонстрировали лживые историки путинской выпечки.

Не буду приводить ляпы и проколы, которыми изобилует стряпня о Берии. Запомнилось только «опровержение» утверждений о его сексуальных преступлениях. Закадровый голос говорит, что россказни о бесконечных насилиях придуманы Хрущевым, а вот, мол, один из приближенных Берии сообщил доподлинное число его любовниц - всего 38... Пассаж, достойный этого безнравственного сериала.

Среди «забытых вождей» - Дзержинский и Абакумов, которые создавали систему уничтожения миллионов людей. Молотов, как и другие приближенные Сталина, ставил свою резолюцию на расстрельных приказах. Ворошилов и Буденный ненавидели новых командиров Красной Армии, более образованных, современных, чем они, и активно участвовали в истреблении военных кадров, за что страна через несколько лет дорого заплатила. Жданов, обжиравшийся свежими фруктами в блокадном Ленинграде, где на улицах лежали трупы горожан, умерших от голода, стал теоретиком послевоенной расправы с интеллигенцией.

Неужели у сегодняшнего российского руководства нет других забот кроме реабилитации самых гнусных деятелей сталинского режима? Неужели хозяева Кремля всерьез собираются восстановить советскую идеологию, советские ценности самого страшного, кровавого периода? Сериал о «забытых вождях» - не досадная оплошность. Российские телеэкраны забиты фильмами о СМЕРШе, особистах, военной прокуратуре, нанесших огромный урон Красной Армии. Идет бесконечный сериал о начальнике охраны Сталина генерале Власике, который изображен весьма обаятельным, хотя и не без «небольших недостатков». .

Я не могу согласиться с теми, кто говорит: «Мы сейчас в Израиле – плевать нам на них». В семье любого израильтянина с советскими корнями были жертвы сталинского режима. Реабилитация Берии и Абакумова – это надругательство над памятью миллионов жертв, в том числе евреев.

Перспектива реставрации империи Сталина, Дзержинского, Молотова, Жданова – это угроза возвращения к эпохе «космополитской» кампании, убийства Михоэлса, «дела врачей». Говорят, что лично Путин – не антисемит. Но ведь он не вечен. Кто придет после него в условиях возрождения сталинизма?

Большевистская империя и гитлеровский рейх - самые агрессивные государства ХХ века. Поначалу Путин делал попытки угрозами и силой вернуть в лоно «братской семьи» бывшие советские республики. Теперь он уже рвется на Ближний Восток и опирается на дружбу с такими же фанатиками, которые в свое время активно поддерживали Гитлера. Израильтяне с нормальными мозгами не могут говорить, что им плевать на это.

вторник, 9 мая 2017 г.

Празднуйте, герои, не замечая подлости политиков!

Каждый год в начале мая в России вспыхивают дискуссии: надо ли так пышно отмечать победу СССР в войне, которую вместе с Гитлером развязало советское руководство и которая стала не только триумфом, но страшной трагедией для народа? Не прекращаются споры и в Израиле: обязан ли он признать 9 мая государственным праздником? Некоторые политики разжигают страсти, заявляя, что отказ от такого решения – это проявление неуважения к выходцам из бывшего СССР.




Я не раз писал о Дне Победы. В сущности, повторял давно сказанное другими, более информированными людьми, - о лжи, которой в СССР была пронизана советская версия Второй мировой войны, о равнодушии и презрении большевистских бонз к своему народу, разгромившему нацистскую Германию. Но при путинском режиме ложь, демагогия, самовыпячивание кремлевских вождей, не имеющих никакого отношения к победе над Гитлером, принимают всё более уродливые формы. Чем меньше остается в Израиле участников войны, тем больше энергии тратят «русские» политические манипуляторы, причитая о неуважении израильского руководства к подвигу советского народа и надеясь этим повысить свои обмякшие рейтинги. Поэтому каждый раз приходится омрачать искренние слова о подлинных героях неприятными высказываниями в адрес тех, кто присосался к чужой Победе.

Скажу про самое неприятное.

Была Вторая мировая война, начавшаяся с договора Сталина и Гитлера о разделе Европы. С 1939-го по 1941-й СССР был союзником Германии. Меня лично не интересует, прав ли ловкий сочинитель Виктор Суворов насчет намерения Сталина напасть на Германию. В любом случае Гитлер напал на СССР. Эту войну Сталин сразу назвал Великой Отечественной, чтобы замазать историю своего союза с Гитлером.

Сегодня неграмотные или купленные Кремлем болтуны, как и в советские времена, высмеивают «жалкие» военные операции союзников СССР по антигитлеровской коалиции и кричат, что именно Советскому Союзу евреи должны быть благодарны за то, что их не уничтожили нацисты, и за то, что у них появилось свое государство. Довольно этого глупого и подлого вранья!

Продав Гитлеру Польшу и проспав нападение на СССР, Сталин нес прямую ответственность за уничтожение трех миллионов польских евреев, а также огромных еврейских общин европейских стран. «Великий интернационалист» прекрасно знал в момент подписания смердящего пакта Молотова-Риббентропа, что согласно расовой теории нацисты будут уничтожать евреев. Сталин не беспокоился из-за того, что до начала ВОВ на захваченной вермахтом территории уже загоняли евреев в гетто и концлагеря для «окончательного решения еврейского вопроса». «Отец народов» ничего не сделал для эвакуации евреев западных районов СССР, огромная часть которых вскоре была уничтожена гитлеровцами и их пособниками.

Даже тех евреев, которым удалось бежать из гетто в леса, не брали в партизанские отряды, подчинявшиеся НКВД. Да и в тылу в годы войны издавались откровенно антисемитские указы.

Красная Армия и союзники в самом конце войны спасли горстку евреев, которых не успели уничтожить в концлагерях.

Еврейское государство появилось не благодаря Сталину и не с помощью поставок оружия из Чехословакии (гигантские средства на его ПРИОБРЕТЕНИЕ собрали американские евреи по призыву Голды Меир). Сионисты начали самоотверженным трудом возрождать Землю Израиля, строить на ней поселения и города в конце XIX века. Они героически сражались с бандами арабских террористов, пытавшихся уничтожить ненавистных им евреев. 

Конкретная опасность угрожала еврейскому ишуву, когда немецкая армия приближалась к Египту. Сражение у Эль-Аламейна в 1942 году было выдающейся операцией: разгромивший Роммеля Монтгомери обладал силами, соизмеримыми с группировкой Паулюса в Сталинграде, и бОльшим количеством техники. Для отражения наступления союзников в Африке и после их высадки в Сицилии Гитлер перебрасывал дивизии с Восточного фронта.

Нечего говорить о небывалой в истории высадке полутора миллионов солдат в Нормандии. Лживая советская история всегда смаковала позор Перл-Харбора (как будто захват в плен миллионов советских солдат в первые месяцы войны был меньшим позором) и первые успехи японской армии в Азии. Даже рядовой российский интеллигент – не говоря о его соотечественниках более низкого уровня – до сих пор не имеет преставления о грандиозной войне, которая шла четыре года в Тихом океане.  Если бы Япония не допустила гибельного просчета и не напала на США - что заставило их вступить в войну, а в 1941-м ударила бы с востока по Советскому Союзу, то Сталин не смог бы бросить в битву под Москвой «свежие сибирские дивизии» и развернуть в далеком тылу производство танков и самолетов. Америка в кратчайшие сроки развернула строительство новых боевых кораблей и авианосцев и подавила это мощью противника.

Очень скупо и, как обычно, лживо рассказывалось в советской литературе о ленд-лизе: мол, сытые и трусливые американцы откупались за потери Красной Армии дешевыми подачками. В США и Британии население в годы войны во многом себе отказывало ради помощи Советскому Союзу. В первый – самый тяжелый – год войны Красную Армию спасло полученное от союзников огромное количество военной техники. До конца войны Советский Союз получал от них порох и взрывчатку, цветные и редкие металлы, радиоаппаратуру для связи. Члены антигитлеровской коалиции спасли советских солдат и жителей тыла от голода. Если бы не почти полмиллиона американских автомобилей (в СССР перед войной насчитывалось в три раза меньше транспортных средств!), Красная Армия передвигалась на телегах. Множество транспортов, доставлявших Советскому Союзу жизненно необходимые продовольствие и технику, были потоплены в северных морях вместе с экипажами немецкими самолетами и подлодками.

Общую для цивилизованных стран Вторую мировую войну выиграла антигитлеровская коалиция - во многом благодаря тому, что СССР оттянул на себя огромную часть дивизий вермахта. В своей Великой Отечественной войне победил Советский Союз, которому оказали колоссальную помощь союзники. Это была победа советского народа, героических солдат, которые знали, что сражаются не за начальство, трусливо предававшее свой народ, а за свои дома, за свои семьи.

Увы, в тоталитарной стране солдаты были бесправны. После победы над Гитлером их заставили участвовать в оккупации Восточной Европы...

Возвращаясь к вопросу о «спасении» Сталиным еврейского народа, следует напомнить, что в Красной Армии сражалось меньше евреев, чем в армиях союзников. В СССР еврейских солдат после войны отправляли в лагеря, как и военнослужащих других национальностей: они насмотрелись на «загнивающую» Европу - этим были очень опасны! А еще через пару лет Сталин развернул нацистскую по духу антисемитскую кампанию, в ходе которой тысячи евреев попали в ГУЛАГ, откуда многие не вернулись. Сегодня свихнувшиеся защитники вождя говорят, что его нельзя сравнивать с Гитлером: тот уничтожал всех евреев, а «отец народов» успел истребить только часть советских евреев...

Сегодня путинский режим продолжает и «совершенствует» ложь, созданную сталинской пропагандой. Война советских людей против нацизма изображается как победа русского народа. (Известен «знаменитый» тост Сталина в честь русского народа, который стал сигналом к вакханалии великорусского шовинизма, ныне возрожденного Путиным). Задним числом символом этой победы объявили георгиевские ленточки. Те бывшие советские республики, которые после развала СССР не захотели оставаться вассалами Москвы, разнузданные подпевалы Кремля называют пособниками нацистов. В принципе среди пособников Гитлера были представители многих советских национальностей. На стороне вермахта воевало не менее полутора миллионов русских. Это не умаляет героизма ни русского, ни других народов – просто надо немного сдерживать мутные потоки клеветы, хлещущие с российских телеканалов!

Люди моего поколения помнят своих мужественных родственников и знакомых, прошедших войну. Они не любили рассказывать о ней. Им и в голову не приходило, что они должны выходить на парады. Мы, евреи, помним и о том, как погибли на оккупированной территории члены наших семей, которых советская власть бросила на произвол судьбы, - успевшие самостоятельно эвакуироваться тоже пережили немало трагедий... 

Ложь и лицемерие сегодняшней российской власти состоят в том, что ей плевать на солдат, воевавших с нацизмом. Победу она шумно отмечает ради укрепления своего влияния – других «духовных скреп» предложить народу не может.

Сталин в честь разгрома Германии устроил парад, но потом не отмечал День Победы. Даже этому палачу хватило ума понять, что война принесла его подданным неисчислимые потери, разрушения, нищету и ни к чему напоминать об этом неуместными торжествами. Культ ВОВ был возрожден Брежневым, когда держава начала утрачивать все свои материальные и духовные ценности и пришлось изыскивать какие-то положительные идеалы.

Тем не менее миллионы «победителей» вымирали в нищете. Власть не обеспечила их ни достойными пенсиями, ни лечением, ни жильем. Ко Дню Победы героям выдавали «набор» из бутылки водки, баночки горошка и рыбных консервов. Колбасу оставляли для партийных распределителей.

Сегодня Парады Победы уже стали пошлой бутафорией. Через 72 года после капитуляции Германии участников ВОВ почти не осталось! Горстка больных, немощных ветеранов до сих пор не получает от власти никакой помощи.

Сталин сделал всё, чтобы стереть память о своем союзе с Гитлером. Великую Отечественную войну он отделил от Второй мировой, для чего Днем Победы над нацистской Германией (Япония после взятия Берлина продолжала сопротивление) объявил девятое мая, а не восьмое, отмечаемое остальным миром. На Нюрнбергском процессе союзники, устрашенные мощью Красной Армии в конце войны, не решились напоминать о пакте Молотова-Риббентропа, о Катыни и других преступлениях Сталина. Сегодня на этом основании Путин принял законы, карающие за «фальсификацию» истории несколькими годами тюрьмы. Универсальным эталоном исторической правды объявлены решения Нюрнбергского трибунала...

Стоит ли критиковать такую пропагандистскую затею как «бесмертный полк»? Независимо от мотива властей люди имеют право гордиться отцами и дедами, прошедшими страшную войну. Мне нравятся дружные процессии этих людей. Вот только очень мерзко то, что среди портретов честных солдат мелькают лики усатого вождя, а внучок Молотова гордо потрясает плакатом, с которого задумчиво глядит партнер Риббентропа.

Отвратительно то, что ко Дню Победы запущены телесериалы об особистах, о СМЕРШе, особо зверствовавших против своих. Одна из кульминационных точек лжи – фильм «Георгий Победоносец». В духе сегодняшнего пресмыкания Кремля перед обскурантизмом зрителя уверяют, что так на фронте называли «маршала победы» - хотя в стране, где разрушали церкви и отправляли людей в лагеря по любому доносу, никто не осмелился бы подобным образом  «оскорбить» фаворита Сталина. (Маршал Василевский трусливо скрывал, что его отцом был православный священник). Все знают, что Жукова, не считавшегося с чудовищными потерями – ради похвалы главнокомандующего, - в армии называли «мясником».

Стоит задуматься: сколько еще лет Кремль собирается отмечать День Победы? Ни в одной стране на протяжении ста лет не поминают ежегодно столь громко свой былой военный триумф. Демократический мир считал, что после мировой бойни надо предупредить новые военные конфликты, а для этого необходимо стремиться к экономическому сотрудничеству и к процветанию своих стран. Только наследники Сталина продолжали провоцировать военные столкновения в Корее, Вьетнаме, на Кубе, в Афганистане. Они подавляли свободное волеизъявление народов Венгрии и Чехословакии. Путинский режим развязал войны в Чечне, Грузии, Украине, реанимировал практику аншлюса в Крыму и для восстановления химерического геополитического влияния уничтожает мирное население Сирии. В связи с прославлением Победы над нацизмом уже прозвучали гнусные угрозы: «Можем повторить». Это лексикон не героев, а фашистов! Крики о "Русском мире", о преследовании русских в других странах очень напоминают истерические вопли о защите судетских немцев и воссоединении нации  присоединением Австрии к Германии.

Надо ли превращать 9 мая в государственный праздник Израиля? Еврейское государство, как и весь мир, вспоминает капитуляцию гитлеровской Германии 8 мая. День победы в Великой Отечественной войне – советский праздник. С какой стати Израиль должен отмечать советские или российские праздники! Может, пора включить в число наших праздничных дней годовщину большевистского переворота, или изгнания Наполеона из России? В Израиле никто не мешает проводить 9 мая шествия ветеранов. Почему какие-то политические провокаторы и обслуживающие их «публицисты» называют это неуважением к алие? Неуважение политиков к выходцам из бывшего СССР – это неспособность обеспечить хотя бы пожилых репатриантов социальным жильем и 31-шекелевые «добавки» к их жалким пособиям по старости. Этого позора не загладят фотографии Софы Ландвер, позирующей в окружении ветеранов войны.

воскресенье, 7 мая 2017 г.

Камерный театр: дорогу молодежи!

Руководство Камерного театра пригласило представителей СМИ на пресс-конференцию, посвященную репертуару сезона 2017-2018 годов. Журналисты узнали, что этот коллектив ждут серьезные изменения, в связи с чем интересно проследить за эволюцией одного из ведущих израильских театров и задуматься о его будущем.

Хотя на пресс-конференции художественный руководитель Камерного театра Омри Ницан должен был рассказать о репертуаре нового сезона, первой новостью стало сообщение об уходе генерального директора театра Ноама Семеля. Вряд ли надо объяснять, что в театре фигура гендиректора важна никак не меньше, чем личность главного режиссера. Именно генеральный директор должен трезво и точно оценивать экономическую перспективность репетируемых спектаклей, иногда рисковать, иногда перестраховываться, чтобы театр решал две трудносочетаемые задачи: «жить по средствам» и добиваться эстетического совершенства.
Ноам Семель когда-то работал в Хайфском театре, был израильским консулом по культуре в США. Последние 26 лет занимал должность генерального директора Камерного. В своем выступлении перед журналистами он подвел итоги своей деятельности, всегда подчинявшейся интересам театра, который многие считают сегодня лучшим в стране.

                                  
                                   Шмулик Ифрах, Ноам Семель, Омри Ницан

Семель отметил, что благодаря эстетическим предпочтениям Омри Ницана, с которым они много лет составляли неразрывный дуэт, в Камерном придают первостепенное значение литературному качеству включаемых в репертуар пьес. Здесь ставят много классики, а также лучших современных драматургов и охотно обращаются к творчеству израильских авторов.

Семель высказал глубокую мысль о том, что замечательный драматург Ханох Левин, долго работавший с Камерным, отнюдь не навязывал стилистику театра абсурда, но передал преемникам свое творческое кредо: избегать стереотипов, уметь по-новому увидеть даже будничные явления, не делить героев спектаклей на «положительных» и отрицательных», а находить в них те человеческие черты, которые вызывают сопереживание в зале. И сегодня Камерный больше других израильских театров обращается к творчеству Ханоха Левина: на его сцене постоянно идут несколько его пьес. А неприятие шаблона выражается в том, что коллектив постоянно обновляется за счет молодежи.

Заслуга уходящего гендиректора - в том, что Камерный стал для режиссеров, актеров и зрителей окном в большой театральный мир. Ни один израильский театр не проводит столько международных фестивалей с участием самых лучших трупп со всех континентов. Сюда приезжают ставить спектакли известные режиссеры из других стран, в том числе с постсоветского пространства.

Ноам Семель скромно умолчал о своей роли в формировании репертуара Камерного, который в трудные для искусства времена включал как сложные, эстетически изысканные спектакли, так и «легкие» постановки, рассчитанные – что греха таить - на массового зрителя и кассовый успех.

Трудно сказать, как отразится на спектаклях Камерного деятельность нового генерального директора Шмулика Ифраха. В своем кратком выступлении он скупо пообещал использовать опыт, накопленный на аналогичном посту в Беэр-Шевском театре. К этому необходимо добавить, что Ифрах – один из вдохновителей «культурной революции» на Юге Израиля. Во многом благодаря его уверенной хозяйственной деятельности театр столицы Негева стал любимцем наиболее придирчивых поклонников Мельпомены. Его спектакли постоянно получают самые престижные театральные награды. Есть все основания надеяться на то, что соединение традиций Камерного с новаторскими методами работы Беэр-Шевского театра принесет интересные результаты.

Если Ноам Семель считает Камерный театром Ханоха Левина, то с полным правом его можно назвать и главным шекспировским театром Израиля. По инициативе подлинного «шекспироведа» Омри Ницана здесь всегда идут пьесы великого английского драматурга. Репертуар нового сезона предлагает зрителям «Отелло» и «Много шума из ничего».

Как все израильские театры, Камерный периодически обращается к Чехову. Готовится к постановке «Вишневый сад». Уже завершена совместная работа с «Габимой» - «Три сестры». Этот спектакль наверняка вызовет ожесточенные споры. Тонкий мастер стиля Ханан Снир решил рассказать о том, как три провинциальные интеллигентки из провинциального города... 50 лет мечтают о Москве. Соответственно, двух сестер играют Гила Альмагор и Лея Кениг! Разве что появление Евгении Додиной в роли третьей сестры воспринимается спокойней.

В предстоящем сезоне зрители увидят в Камерном классику ХХ века: «Носороги» Эжена Ионеско и «Я много о тебе думаю» Артура Миллера. К 70- летию еврейского государства готовится инсценировка знаменитого романа Леона Юриса «Экзодус».

Как обычно, театр переносит на свою сцену прозу лучших израильских писателей – Давида Гроссмана, А. Б. Иегошуа, Эдгара Керета. По-прежнему сотрудничают с Камерным известные драматурги Гилель Миттельпункт, Савьон Либрехт, Эдна Мазья. Театр продолжает важнейшую для него традицию: он ставит две пьесы Ханоха Левина – «Ребенок мечтает» и «Крум».

                                                       
                                           Сцена из нового мюзикла

После пресс-конференции журналистам предложили посмотреть сцены из нового мюзикла «Просто люби меня». Фабула: лав-стори на фоне 1960-х. Музыкальную основу спектакля составляют мелодии лучших израильских композиторов и певцов, в том числе легендарного Арика Айнштейна. Можно не сомневаться, что эта работа удовлетворит и романтически настроенную молодежь, и ностальгирующее по «добрым старым временам» старшее поколение.

Фото: Эрен Лави

вторник, 2 мая 2017 г.

Агрессивная психопатия как универсальная модель

Слухи о том, что организационно-материальные трудности театра «Маленький» отразились на творческом настрое Михаила Теплицкого, оказались преувеличенными. Премьера поставленного им спектакля «Семейство Тотов» продемонстрировала даже повышение энергетики давно известного зрителям коллектива!


«Семейство Тотов» - повесть и одноименная драма замечательного писателя Иштвана Эркеня, по праву считающегося основателем венгерской литературы абсурда. Рождению сюжета способствовал горький биографический опыт автора: во время Второй мировой войны он был принудительно направлен в трудовой батальон и оказался в советском плену. Именно в те годы его потрясла бессмысленность муштры, насилия над личностью.

В свое время в СССР пьесу «Семейство Тотов» с успехом ставили в знаменитых БДТ и «Современнике». Ее трактовали как «антифашистское» произведение. Но обобщения Эркеня были гораздо шире и универсальней. Он отвергал и нацизм, и советский тоталитаризм. В Венгрии и «братских странах» его долго не печатали и не ставили из-за «идеологических отклонений». Вряд ли надо объяснять, что в XXI веке фантасмагории Эркеня воспринимаются не так, как в послевоенные годы. Это уловил иерусалимский драматург Михаил Хейфец, которого не устраивало то, что постановки пьес Эркеня обрастают бытовизмом. Хейфец вернулся к литературному первоисточнику и написал новую пьесу по повести «Семейство Тотов» (кроме всего прочего он трезво рассудил, что книга густонаселена, а на израильской сцене желательно оставить минимум персонажей). Инсценировку перевела на иврит Алина Штрахман.

...Семейство Тотов проживает в маленькой деревушке, затерянной в горах. Лайош Тот (Виталий Воскобойников) – местный пожарный. Его жена Маришка (Ксения Маркузе) и дочь Агика (Адас Эяль) ведут домашнее хозяйство. Где-то вдалеке идет война, на которую послали их сына и брата Дюлу. Женщинам приходится работать на нужды фронта. Неожиданно почтальон Пишта (Ицхак Пекарь) приносит письмо от Дюлы. Тот пишет, что у его командира капитана Варро вконец расшатана нервная система и, если родители позволят ему провести отпуск в своем доме, это может облегчить солдату опасную службу...

Режиссер Михаил Теплицкий и художник Вадим Кешерский (сценография, костюмы, свет) избегают реалистического буквализма. Декорации практически отсутствуют, одеяния героев гротескны, условно и время действия – неизвестно, о какой войне идет речь. Мундир прибывающего в отпуск капитана Варро (Ори Леванон) лишен национальных примет. Это и не важно, потому что Варро живет в деформированном мире. Он не придерживается нормального суточного ритма, видит то, чего не видят другие, следует странным нормам поведения. Его распирают жажда деятельности и потребность командовать. Узнав, что Маришка и Агика подрабатывают изготовлением картонных коробок для перевязочных средств, Варро быстро переводит производственный процесс на потогонную систему, включает в него Лайоша и доводит семейство до изнеможения.


По замыслу автора, происходит жутковатый эксперимент. Безумный человек проверяет способность к сопротивлению у людей крайне низкого интеллектуального уровня. Лайош – авторитет в своей семье, но должность деревенского брандмейстера – предел его умственных возможностей. Характерно, что в спектакле только упоминается фигурирующий в повести профессор, но на сцену он так и не выходит, поскольку это нарушило бы «чистоту эксперимента». Тем не менее черный юмор Эркеня не безысходен. Он верит, что в самом запуганном человеческом существе сохраняется инстинкт сохранения личности (писатель наблюдал и приветствовал будапештский мятеж, за что духовные собратья капитана Варро отлучали его от литературы). Эркень утверждал: «Мы в силах изменить ту или иную ситуацию, сколь бы окончательной и безысходной она ни казалась. Говоря языком шахматистов, абсурдная ситуация – еще не мат». В эксперименте, изображаемом в спектакле Теплицкого, решается философская проблема: можно ли поставить мат властному психопату, который навязывает ненормальные правила игры?..

Режиссер и актеры, обращающиеся к театру абсурда, решают сложнейшие задачи. В «Семействе Тотов» темп поначалу кажется замедленным. Но это ведь не остросюжетная пьеса – зал должен прочувствовать атмосферу спектакля, действующие в нем особые драматургические законы. Зрители не сразу ставят капитану диагноз, в который трудно поверить вменяемому человеку. Вот когда «вводная часть» завершается, начинается бешеная круговерть событий!

Особая трудность – игра в подобных пьесах. Психологизм здесь нелеп. Но сам Эркень сформулировал: «Гротеск=сатира+лирика». Писатель всегда восхищался лирическим гротеском в фильмах Чаплина. В постановке Теплицкого актеры не превращаются в роботов. Адас Эляль передает готовность невежественной деревенской девчонки к обожанию всего яркого, необычного. В безропотной героине Ксении Маркузе сохраняются доброта, забота о ближних. Виталий Воскобойников играет человека, который неумен, но с интуитивным недоверием воспринимает выкрутасы бесцеремонного гостя. В отличной актерской работе Ори Леванона подкупает то, что ему удается заставить зрителя немного пожалеть своего героя – буйного, жестокого, но тоже от кого-то пострадавшего и, в сущности, жалкого. Образ почтальона в спектакле наиболее реалистичен и этим оттеняет абсурдность происходящего. Если у других персонажей сквозь гротеск прорывается проблеск человеческого, то Пишта Ицхака Пекаря не выпадает из общей стилистики благодаря тому, что актер добавляет ему чуть-чуть гротеска.

Стоит порадоваться тому, что театр «Маленький» продолжает обогащать свой репертуар и экспериментировать. К сведению интересующихся: премьерные спектакли «Семейства Тотов» идут в тель-авивском центре искусств «Сюзан Далаль».

Фото: Елена Запасская.



воскресенье, 16 апреля 2017 г.

«Современный мидраш» Ефима Риненберга

В режиссере Ирине Горелик меня восхищает то, что она не просто создала в Израиле новый театр "Микро" со своей эстетической платформой, но и воспитала учеников, каждый из которых – индивидуальность! Ефим Риненберг уже ставит на той же сцене спектакли, вносящие новые краски в творческую палитру театра. Премьера его спектакля «Самсон» - важное событие в израильской театральной жизни.


С первых постановок Ирины Горелик Ефим Риненберг обратил на себя внимание зрителей как один из ее лучших учеников, который проявлял себя не только в качестве актера. Он переводил на иврит ставившиеся в театре пьесы и инсценировки, постепенно начал пробовать себя в драматургии и режиссуре. После премьеры спектакля «Самсон» можно говорить о появлении в израильском театре яркого режиссера, выработавшего собственный образный язык.

Ефим Риненберг написал пьесу по знаменитому роману Зеэва Жаботинского «Самсон Назорей», проявив немалое драматургическое мастерство. Он тактично обходит огромную трудность: невозможность воспроизведения на сцене сказочных подвигов библейского героя, что можно осуществить только средствами кино. Драма требует столкновения характеров – на первый план у Риненберга выходят главные и второстепенные герои романа.

Режиссер отталкивался от замысла Жаботинского, порой весьма неожиданно его трактуя! В отличие от «пламенных последователей» великого сиониста, которые видят в нем только идеолога, Риненберг с проницательностью художника понимает, что романтик Жаботинский не случайно постоянно обращался к поэзии, прозе, литературному переводу, а потому «Самсон Назорей» - ни в коем случае не политический памфлет с прямолинейными аллюзиями. Конечно, вымуштрованные, культурные британцы периода мандата выглядели на фоне загорелых грубоватых халуцим и бедных арабов, как утонченные филистимляне рядом с простоватыми иудеями и ханаанцами. Но Жаботинский-писатель создавал (он сам предупреждает об этом в предисловии к роману) свою версию библейской истории, которую Риненберг дерзко называет «современным мидрашем». Действительно, период возвращения в Эрец-Исраэль евреев из изгнания напоминал сосуществование в древности на этой земле разных колен. Писатель и мыслитель Жаботинский подобно еврейским пророкам пытался понять, что может объединить и духовно вооружить нацию.

По словам режиссера, в эпоху Судей у евреев была вера, но еще не было цивилизации. Как признается Риненберг, он почувствовал, что нашел образный ключ к построению спектакля, когда художник Илья Коц и актеры начали лепить маленькие глиняные фигурки, создающие убедительный исторический фон. Ефим увидел в этом многозначную метафору: евреи того времени были сырым материалом, из которого могло получиться нечто похожее на соседние народы или нечто уникальное. По ходу спектакля его герои мнут в руках мягкую глину, а в центре сцены, дополняя метафору, вращается гончарный круг, символизирующий вечность и неиссякаемый творческий дух нации.

Самсон (Офер Иерушалми) в спектакле сражается не с врагами, а... с самим собой. Он скучает среди мрачных соплеменников и отдыхает душой среди веселых друзей-филистимлян. Но должны ли суровые, неотесанные евреи уподобиться аристократичным, элегантным филистимлянам? Главный подвиг Самсона связан с проявлением не физической, а духовной силы: он отвергает внешний лоск и блеск процветающих соседей ради заповедей, которые обязан хранить его народ. Это труднейший выбор, спасший евреев от ассимиляции: богатая культура «народа моря» была для них таким же искушением, как позже эллинизм и римская роскошь, а впоследствии – достижения европейской науки. Древние евреи так и не создали цивилизацию дворцов, театров, пиров и спортивных состязаний – их колоссальный вклад в мировую культуру спрессован в одной Книге.

В режиссерской концепции Риненберга иудеи неуклонно следуют своим нравственным законам, а филистимляне непостоянны и циничны в погоне за наслаждениями. Это противопоставление живописными средствами передают сценография Ильи Коца, изысканные костюмы Валентины Стец, работа со светом Андрея Юдашкина, видеоэффекты Евгения Лещенко.

Особенно разителен контраст между борющимися за сердце Самсона женщинами. Филистимлянки Семадар (Габриэла Личман), Элиноар и коварная чужеземка Далила (обе роли исполняет Ренана Нитай) обольстительны, но живут сегодняшним днем, избегая каких-либо обязательств перед возлюбленным. Самсон по молодости отвергает слишком строгую, требующую верности еврейку Карни (Ноа Цанкель), но испытает жестокое прозрение после предательства легкомысленной избранницы.

Архетип еврейской духовности – мать Самсона Ацлельпони (Сима Горен). Невозможно постичь прямое значение ее торжественных древних напевов - это словно напоминание о высшем смысле бытия, который должны постигать ее единоверцы. 

В израильских театрах с их ограниченными возможностями актерам иногда приходится играть в одном спектакле несколько ролей. В спектакле Риненберга эта вынужденная мера приобретает философский смысл: иудеи не зря отвергают материализм филистимлян - та же самая физическая оболочка может скрывать противоположное духовное содержание. Йоси Альбалак играет красавца-филистимлянина Ахтура и мудрого левита Махбоная, Илан Хазан – знатного филистимского вельможу Бергама и еврейского пророка, Ицхак Пекер – отца Самсона и вражеского офицера, в таких же антиподов перевоплощается Ран Коэн.

Некоторые критики, писавшие о спектакле «Микро», усматривают чуть ли не детективную линию в загадочной истории рождения Самсона. Но для режиссера (как и для автора романа) прояснение этой тайны имеет не развлекательное, а символическое значение: еврейский герой вопреки наветам не мог родиться от филистимлянина, ибо его высшее предназначение – разрушение вражеского Храма, средоточия чуждых ценностей.

Риненберг в своей пьесе почти игнорирует библейский сюжет об утрате Самсоном силы, таившейся в длинных волосах назорея. Его Самсон, как герой высокой трагедии, идет к истине через колебания и внутренние противоречия. Не преодолев до конца тягу к греховным соблазнам, Самсон должен искупить свои слабости и ошибки уничтожением идолов, но для этого приходится принести в жертву и себя...

Секрет стиля «Микро» сводится к тому, что многое из сказанного мной выше, читать не обязательно! Как говорит Ирина Горелик, зритель запоминает в театре не слова, а картины, увиденные на сцене. Подобно тому, как режиссер «умирает» в актере, его интеллектуальный замысел должен без остатка раствориться в пластическом решении. 

Ефим Риненберг создал замечательно красивый спектакль, воздействующий и экспрессией красок, и зачаровывающим ритмом, и музыкой (Димитрий Топерман), тонко вплетающейся в драматический конфликт.

В «Самсоне» можно в полной мере оценить не просто режиссуру, но и класс Риненберга-педагога. Непосвященный зритель не усомнится в том, что в спектакле занят давно сыгранный ансамбль, – в то время как здесь сотрудничают и уже известные актеры театра «Микро», и воспитанники «Нисан Натива».

Ицхак Пекер и Илан Хазан во всеоружии профессионального опыта создают по два непохожих друг на друга характера. Сима Горен с ее драматическим талантом и прекрасными вокальными данными впервые придает своей роли поистине эпическое звучание. Всё более сложную психологическую нюансировку осваивает Габриэла Личман.

Ноа Цанкель, Ренана Нитай, Ран Коэн, запомнившиеся неординарными работами в «Буре» Ирины Горелик, теперь, как и Йосеф Альбалак, решают в постановке Ефима Риненберга новые сложные задачи.

Конечно, львиную долю оваций получает Офер Иерушалми. Для того, чтобы дебютировать в «Микро» ролью Самсона, надо обладать не только талантом, но и серьезным духовным потенциалом. Можно авансом поверить, что молодой актер не будет полагаться на выгодные внешние данные и не раз заставит говорить о себе.

Фото: Виталий Фридлянд

воскресенье, 9 апреля 2017 г.

Удушающие объятия Трампа

Ракетный удар США по Сирии был одобрен правительством Нетаниягу, но эта акция никак не связана с израильско-палестинскими отношениями. Последние контакты между Иерусалимом и Вашингтоном, решение правительства Нетаниягу о сокращении строительства в поселениях, намерение Трампа провести в США региональную конференцию по ближневосточному урегулированию – всё это, мягко говоря, не соответствует тем радужным надеждам, которые национальный лагерь возлагал на нового американского президента.


От эйфории и иллюзий – к суровой реальности

Недавнее решение правительства о дальнейшей стратегии заселения территорий бодро интерпретировалось Ликудом как новый этап его поселенческой политики. Но на самом деле то, что происходит, гораздо больше похоже на осуществление мечты... Барака Обамы о прекращении строительства в поселениях и немедленном подписании израильско-палестинского мирного соглашения!

Когда министр обороны Либерман настойчиво предупреждал, что есть однозначные сигналы из Вашингтона, указывающие на неодобрительное отношение Трампа к строительству за «зеленой чертой», кое-кто считал это проявлением усилившегося «прагматизма» главы НДИ, который начал критиковать «крайности» поселенцев и старается улучшить свое реноме на Западе. Факты, свидетельствующие об удивительной эволюции Либермана, нельзя отрицать. Но в правящей коалиции его высказывания - это отнюдь не глас вопиющего в пустыне. Премьер-министр Израиля уже признал, что новый президент США считает расширение строительства в поселениях тормозом мирного процесса. В связи с этим правительство Нетаниягу, обсуждавшее жилищную политику в Иудее и Самарии, утвердило постановление о том, что границы существующих поселений расширяться не будут. Министры проголосовали только за создание нового маленького поселка для жителей разрушенной Амоны. Против этого - как и против строительства двух тысяч единиц жилья в поселениях - Трамп не возражал, так как эти решения были приняты до его инаугурации и он не вправе требовать их пересмотра.

В середине марта на Ближнем Востоке побывал спецпосланник американского президента Джейсон Гринблатт. Нельзя сказать, чтобы программа его визита сильно отличалась от целей аналогичных вояжей прежнего госсекретаря США Джона Керри, зачисленного нашими правыми в недруги Израиля. Гринблатт встретился и с Нетаниягу, и с Абу-Мазеном. Он сказал, что диалог с «президентом» ПА был плодотворным. До этого Трамп лично беседовал с Абу-Мазеном по телефону. Сообщение Рамаллы о том, что обсуждался вопрос о двух государствах для двух народов, ни в США, ни в Израиле никто не опровергал. Как сказал Трамп, у него нет сомнений в искренности стремления Абу-Мазена к миру.

На прошлой неделе состоялись встречи американского президента с египетским лидером Ас-Сиси и королем Иордании Абдаллой. Они отличались небывалой теплотой и декларациями о необходимости ускорения мирного процесса. Трамп информировал собеседников о своем намерении провести этим летом в США региональную конференцию по ближневосточному урегулированию.

Когда я прослеживаю эту цепочку событий, у меня возникает ощущение, что я чего-то не понимаю. Пугаясь своей неадекватности, пытаюсь восстановить картину с момента победы Дональда Трампа на президентских выборах. Среди израильских правых – а уж о «русских» СМИ и социальных сетях и говорить нечего – царила эйфория! Радость не знала границ: после третировавшего Израиль Обамы Америку возглавил друг еврейского государства – он не даст нас в обиду, он в корне изменит ближневосточную политику США, он перенесет американское посольство в Иерусалим, он откажется от реверансов перед арабским миром, он не будет бесцеремонно подталкивать нашего премьер-министра к подписанию соглашения с палестинцами и ругать его за строительство в поселениях!..

Уже тогда я пытался указать на то, что завышенные ожидания чреваты разочарованиями. Я никогда не участвовал в конкурсах оракулов и в данном случае руководствовался всего лишь элементарной логикой: Трампа избрали не председателем Всемирной лиги друзей Израиля, а президентом США, и уже поэтому он должен исходить прежде всего из интересов своей страны. Интерес сильнейшей мировой державы состоит в том, чтобы сохранять свои традиционные зоны влияния. Америка не может бросить вызов всему мусульманскому миру, заявив, что Израилю дозволяется всё, а его соседи должны при любых его действиях молчать и утираться. Но именно так представляли себе политику Трампа его восторженные израильские поклонники...

Поначалу Трамп не разочаровывал самых безудержных оптимистов. Он и новый посол США в ООН Никки Хейли заявили, что Израиль – друг их страны и они не допустят такого беспредела с антиизраильскими резолюциями, который практиковался в последние годы. Трамп говорил о переводе посольства США из Тель-Авива в Иерусалим, будто речь идет о пустяковом оргвопросе. Прибывший в Вашингтон израильский премьер-министр был обласкан, как ни один из его предшественников. Трамп сказал, что не собирается навязывать Израилю формулу «два государства для двух народов» и предоставляет партнерам по переговорам самим решать, на каких условиях они подпишут мирное соглашение. Израильские правые пришли в еще больший восторг, решив, что эта декларация означает индифферентное отношение нового президента США к самой идее создания палестинского государства. Они упорно не обращали внимания на постоянные высказывания Трампа о его желании примирить два народа – о чем он говорил и на встрече с Нетаниягу.

Администрация Трампа, конечно, будет защищать интересы Израиля на международной арене – в отличие от прежнего американского президента, начавшего предавать нас к концу своей каденции. Но вот в «подстегивании» мирного процесса Трамп проявляет даже больше прыти, чем Обама! Приятно, что мы опять можем рассчитывать на блокирование представителем США в ООН антиизраильских резолюций и отчетов. Но, будем откровенны, Израиль на эти нападки практически не реагировал. А вот вопрос об окончательных границах еврейского государства имеет для нас судьбоносное значение.

Наш правый лагерь кипел от возмущения, когда Обама не наложил вето на резолюцию, осуждавшую израильское строительство в поселениях. Я чувствую себя невоспитанным мальчиком из сказки Андерсена, но вынужден спросить: а, собственно, чем лучше заявления Трампа о том, что строительство в поселениях мешает достижению мира? Ведь уже много лет Нетаниягу красноречиво доказывает Западу, что мирный процесс остановился не из-за поселений, а из-за нежелания палестинских лидеров прекратить террор. Но ни Трамп, ни Гринблатт даже не пожурили Абу-Мазена за продолжающуюся интифаду ножей и автомобильных наездов – и в то же время американский президент всерьез собирается уже через несколько месяцев провести в своей стране конференцию по ближневосточному урегулированию. До сих пор такие форумы предлагали провести на своем поле только Россия и Франция. Их посулы Израиль игнорировал. Но как может Нетаниягу после нежностей на первой встрече с Трампом отклонить его сопровождаемое самой приветливой улыбкой приглашение на конференцию по окончательному размежеванию с палестинцами?

В следующем году - в Западном Иерусалиме?..

Сделаю свой вывод: Обама вел себя с Нетаниягу грубовато, пытался выкручивать ему руки, но никакого ущерба Израилю не нанес, а Трамп распинается о любви к еврейскому народу и еврейскому государству, но заключает нашего премьера в удушающие объятия, из которых тот высвободится только после подписания соглашения о двух государствах для двух народов. О палестинском государстве не хотели слышать Бегин и Шамир. Ничего не говорил на эту тему (как и о разрушении еврейских поселений) Рабин, которого после Осло правый лагерь обвинил в предательстве. И вот теперь американский президент, вызвавший страстную любовь нашего правого лагеря, «настоятельно просит» прекратить строительство в поселениях и договориться, наконец, с палестинцами о мире.

В общем, Трамп говорит израильскому правительству: если хотите, можете немножко строить на территориях – поиграйте в свои кубики, но очень скоро всё построенное придется разрушить, как это было в Ямите и Гуш-Катифе, потому что наступит мир и споры о границах Израиля навсегда прекратятся! То есть напрасно гибли тысячи израильтян в войнах с арабскими агрессорами, напрасно евреи мечтали, что хоть немного расширят свою крохотную территорию, напрасно надеялись, что их не запрут в «границах Освенцима».

Я бы сомневался в том, насколько правильно понимаю то, что происходит между США и Израилем, если бы мои опасения не подтвердил глава Еврейского дома Нафтали Беннет. Он заявил коллегам по правительству, что Израиль упускает исторический шанс, возникший благодаря появлению симпатизирующего нам американского президента. По мнению Беннета, премьер-министр должен был твердо и решительно сказать Трампу, что не может согласиться с появлением палестинского государства впритык к израильскому стратегическому шоссе номер шесть. Председатель Еврейского дома убежден, что последняя возможность расширить границы Израиля – это получить согласие Вашингтона на аннексию «зоны С». Беннет давно предлагает этот план, который позволяет минимализировать ущерб от Норвежских соглашений, поскольку в «зоне С» проживают 400 тысяч еврейских поселенцев и менее 100 тысяч палестинцев.

Можно спорить о плане Беннета, предлагать альтернативные варианты. Но комментарий, полученный из окружения Нетаниягу, шокирует! Как заявляют люди, определяющие позицию Ликуда, «Беннет – последний, кто мог бы критиковать правительство, так как он в качестве министра образования включил в школьные программы стихи Махмуда Дарвиша и утвердил на ответственной должности сотрудницу министерства с ультралевыми взглядами».

Еще в древнем Риме осуждался недобросовестный полемический прием ad hominem: переход на личность оппонента вместо опровержения его аргументации. Приведенное высказывание о Беннете прежде всего лживо! Уж он-то не одобряет изучения палестинского поэта, лютого врага Израиля, но, увы, школы имеют право по своему усмотрению определять 30% программы по литературе. Точно так же не Беннет создал систему защиты госчиновников, из-за которой даже министр не может уволить не устраивающего его подчиненого. Ликуд, пришедший к власти в 1977 году, не покушался на засилье левых в культуре и образовании. Он не ослабил власть Гистадрута, а конкретно Нетаниягу после давних схваток с Амиром Перецом во всем уступает профсоюзному спруту. В любом случае переход Ликуда на такие дразнилки показывает, что лидер партии не собирается обсуждать с коллегами по правительству - а тем более с обществом – проблему окончательных границ Израиля.

Еще более агрессивно и грубо (этот «стиль» идет от Либермана) реагирует на предложения Беннета Наш дом – Израиль. Главу НДИ личная конкуренция с этим политиком волнует гораздо больше, чем будущее еврейского государства. Пропаганда НДИ при упоминании Еврейского дома сразу срывается на брань. Достаточно почитать заказные статьи в «русских» СМИ – особенно в «Вестях». Беннета называют «анти-героем года». Появляется "опрос", демонстрирующий популярность министров среди "русских": Беннет - якобы 15-й из 21 - после Акуниса, Гамлиэль, Азулая (спросите репатриантов, какие посты они занимают...) и, конечно, Софы Ландвер (4-е место!!!).

«Представляете, до чего докатился Беннет? – угодливо хихикает кто-то из тружеников партийного пиара. – Он возражает против создания палестинского государства!» Да, Беннет всегда возражал против этого. Если кто-то до чего-то докатился, то это наш национальный лагерь, включая политика, правее которого только стенка: ведь раньше там причисляли к агентам Арафата всех, кто поддерживал лозунг палестинского государства.

Либерман, не раз менявший свои экстравагантные планы решения «палестинского вопроса», теперь предлагает послушно выполнять указания Трампа, но периодически напоминает о своей «идее» обмена территориями и населением. Кроме того, что этот план, требующий трансфера огромных человеческих масс, неосуществим, он предусматривает передачу под юрисдикцию палестинского государства израильских районов (например, части Галилеи!), которые лидеры сионизма всегда считали ключевыми для возрождения еврейского государства. Беннет призывает к расширению официальных границ Израиля. Его план реален, поскольку «зону С» контролируют израильские власти – надо только набраться смелости для изменения ее статуса.

Грызня в коалиции самоубийственна для Израиля, поскольку добрый Трамп загнал Нетаниягу в цейтнот. Конференция в США может не оставить никаких вариантов нашему руководству.
Надежда – уже не на наше правительство, а на... импульсивность американского президента. Он не любит террористов и не стесняется менять свои решения. К примеру, заявил, что не призывает к свержению Асада, но после применения сирийской армией химического оружия санкционировал ракетный удар по Сирии и пообещал при необходимости добавить.
 

Трамп - нормальный американец с нормальными человеческими ценностями. Он был потрясен тем, что головорезы Асада травили газом детей, и сразу отдал приказ о карательной акции. К сожалению, никто не рассказал Трампу, сколько израильких детей зарезали "партнеры по переговорам". Нетаниягу заученно говорит о "двух народах" - Трамп охотно слушает, возможно, не догадываясь, что «палестинский народ» с самого начала был террористическим проектом, разработанным КГБ. В ходе Шестидневной войны Израиль занял не «палестинские земли», а часть территорий Египта и Иордании. Газу Израиль уже уступил ХАМАСу, и Египет на нее не претендует. Если кто-то из жителей Иудеи и Самарии хочет опять стать иорданцем, то стоит обсудить эту тему с королем Абдаллой. Остальные жители ПА могут спокойно жить дальше в «зоне А» и «зоне В» - израильтянам там лучше не оставаться...

Что касается перевода американского посольства в Иерусалим, то это важно. Но уже и Путин готов признать Западный Иерусалим столицей Израиля, а Восточный – столицей «Палестины». Наверное, евреям рассеяния придется говорить на Песах: "В следующем году - в Западном Иерусалиме". 

... И немного конспирологии

Есть еще один неприятный аспект проблемы. В 2005 году многие говорили о том, что Ариэль Шарон решился на демонтаж еврейских поселений в секторе Газы, чтобы левые руководители прокуратуры закрыли «дело о греческом острове», по которому он проходил с сыном Гиладом. В 2007 году под грузом целой кучи уголовных дел Ольмерт охотно согласился ехать на мирные переговоры в Аннаполисе. Теперь некоторые комментаторы похоже объясняют покладистость Нетаниягу в вопросе о сворачивании строительства в поселениях. 
Очень не хочется верить, что судьба сионистского проекта может зависеть от личных неприятностей израильских премьер-министров...