суббота, 25 декабря 2021 г.

Эпоха без гения: жизнь продолжается!

После утверждения кнессетом госбюджета я уехал за границу и не мог высказаться о сложившейся ситуации. В итоге опоздал c публикацией, но нынче коалиция отмечает полгода своей работы – это уже серьезная дистанция для обозрения. Выяснилось, что страна не погрузилась в хаос и с бюджетом живет не хуже, чем жила три года без бюджета, а правительство пока не «продало» Израиль врагам, как пугал экс-премьер.

 

 

Обсуждение госбюджета в правительстве принесло горькое разочарование оппозиции, предрекавшей быстрое падение «незаконной» власти. Несмотря на расхождения в политических и социально-экономических вопросах коалиционные партии находили компромиссы. В итоге госбюджет был утвержден кнессетом без сучка и задоринки, даже чуть раньше установленного крайнего срока.

Правительство Беннета находится у власти уже полгода. Такой срок позволяет сделать первые выводы о его работе и новых тенденциях в израильской политике. Основные критерии для оценки «альтернативной» коалиции и ее сравнения с прежней властью: борьба с ковидом, социально-экономический курс, обеспечение безопасности Израиля, внешняя политика. 

Коварный и изменчивый коронавирус

Оппозиция критикует без разбора любые меры по борьбе с коронавирусом, предлагаемые Беннетом, и обвиняет его в резком ухудшении ситуации. При этом в пример ему ставятся действия экс-премьера, которые, по мнению его поклонников, гениальны и были остановлены исключительно из-за антидемократической смены власти.

 


Нетаниягу при его прекрасном образовании и эрудиции никогда не изучал вирусологию и эпидемиологию. Он проявил решительность и оперативность в вакцинации израильтян. Но, когда Биби перехватывал у конкурентов американскую вакцину, никто точно не знал, что она наиболее эффективна: не случайно Нетаниягу пообещал производителям пфайзера представить данные о результатах его применения в Израиле.

Именно здравоохранение - сфера, наиболее пострадавшая в период правления Нетаниягу, потому что при нем десять лет израильской медициной «занимался» Лицман (Яадут ха-Тора). Министра-ультраортодокса больше интересовало благополучие его электората, чем здоровье израильтян. Он был неспособен планировать расширение емкостей больниц, улучшение их оснащения, подготовку медицинских кадров. Во время пандемии выяснилось, что этих кадров не хватает и им приходится работать на износ. 

Из-за своей зависимости от ультраортодоксальных союзников по коалиции Нетаниягу не мог распространить вводившиеся им ограничения на «красные» города. В районах плотного проживания харедим предписания властей игнорировались.

Члены правительства Нетаниягу иногда удивляли непониманием опасности. Министр финансов Исраэль Кац надеялся повысить свою популярность, поддерживая закрытие предприятий и бездумно раздавая израильтянам пособия и подарки. Из-за этого разбежались ведущие сотрудники минфина. Министр транспорта Мири Регев боролась против закрытия аэропорта Бен-Гурион, способствуя проникновению в страну распространителей инфекции. Тем не менее это не было противостоянием премьер-министру: подчиненные озвучивали его намерения!

Оппозиция утверждает, что Беннет бездействовал после начала «третьей волны» и несет ответственность за огромное количество жертв. Сравнение численности израильтян, погибших от пандемии при разных правительствах, аморально и некорректно. Каждая волна отличалась от предыдущей, и было непросто вырабатывать новые методы борьбы с коронавирусом. Нетаниягу поспешил заработать очки после отражения первой атаки ковида, призвав израильтян отказаться от самоограничений и «наслаждаться жизнью». Когда началась новая вспышка заболеваний, Биби явно растерялся и не сразу наметил план действий.

Серьезнейшее упущение прежнего правительства отметил в своем годовом отчете государственный контролер Матаниягу Энгельман: была провалена разъяснительная работа с населением. Нетаниягу старался почаще выступать по телевидению и в соцсетях, но только превозносил свои заслуги - которых никто не оспаривал - в обеспечении Израиля американской вакциной и повторял прописные истины о ношении масок, соблюдении социальной дистанции. (Он ни разу не поблагодарил израильских медиков за их героический труд). Важней было бы публиковать популярные материалы о ковиде и специфике вакцинации против него - это могло пресечь распространение фейков и страхов, уменьшить число антипрививочников.

Промахи правительства Нетаниягу остались в «наследство» Беннету: дисциплина населения была расшатана - особенно в ультраортодоксальном и арабском секторах, в молодежной среде, непривитые граждане по-прежнему отказывались вакцинироваться. Беннет не мог осуществить свои прежние требования о привлечении к борьбе с пандемией ЦАХАЛ и местные советы, так как при Нетаниягу эти структуры не выполняли таких функций, а многоликий коронавирус не давал времени перестроиться.

«Дельта»  нанесла Израилю огромный ущерб, но застала врасплох все страны: никто еще не знал, как коварен и изменчив коронавирус. Правительство Беннета решилось на проведение третьей прививки, которую до этого не делали нигде в мире, и первым наметило вакцинацию детей. А на появление «омикрона» Беннет реагировал без колебаний, сразу запретив посещение Израиля иностранцами и предложив соотечественникам отказаться от поездок за границу.

 

Нетаниягу считал панацеей введение карантинов, но из-за огромных (и затянувшихся!) выплат компенсаций не работавшим израильянам экономике был нанесен огромный урон. Правительство Беннета отказалось от локдаунов и добилось резкого увеличения занятости.

Следует признать, что некоторые члены нынешнего правительства до сих пор активно сопротивляются предложениям Беннета. Во-первых, изменилась эпидемиологическая ситуация: по мере распространения пандемии даже ведущие специалисты предлагают разные стратегии борьбы с коронавирусом. Во-вторых, в нынешней коалиции вообще никто не поддакивает премьер-министру - а Нетаниягу долго приучал нас именно к такому поведению...  
 

Экономика: благие намерения и суровая реальность...

Став министром финансов, Авигдор Либерман (НДИ) обязался провести реформы для поддержки слабых слоев населения - прежде всего открыть израильский рынок для зарубежной сельскохозяйственной продукции, чтобы остановить рост цен на продукты питания. Он обещал повысить пенсионные пособия, ускорить решение жилищной проблемы. Тем не менее оптимистические надежды Либермана и его единомышленников столкнулись с прозаической реальностью. И дело не в том, что за полгода добиться улучшения экономических показателей невозможно.

 

Автор этих строк - не партийный пропагандист и не склонен во всех проблемах нынешнего правительства обвинять Нетаниягу. Но менять концепции управления национальной экономикой очень сложно.

Нетаниягу - убежденный рыночник. Правда, он не всегда был последовательным, не полностью полагался на благотворные результаты свободной конкуренции. Недостаточно делалось для борьбы с картелизацией, израильский рынок не открывался для зарубежной сельскохозяйственной продукции. Ультраортодоксальные партии получали для своего электората огромные средства в лучших традициях социалистического централизованного распределения материальных благ. В итоге показатели израильской экономики при Нетаниягу неуклонно улучшались - чем он всегда бравирует, но за красивыми цифрами скрывались расширение разрыва между бедными и богатыми, массовое бегство за рубеж молодежи, а также «утечка мозгов», неизбежная при процветании ультраортодоксальных учебных заведений и скупом финансировании светского образования и науки. Есть страны, которые добиваются расцвета экономики не такой драматической ценой!..   

Нельзя в одночасье изменить складывавшуюся десятилетиями систему социально-экономических связей. Минфин может выделить (хочется в это верить...) средства для увеличения пенсионных пособий, но не в силах моментально перевоспитать олигархов и сплоченные кланы избалованных протекционизмом израильских производителей, не говоря о нахрапистых лидерах ультраортодоксальных партий, на присоединение которых к коалиции еще надеются Лапид и Беннет. Либерман грозил уменьшить финансирование харедим, но урезание этих секторальных бюджетов пока исключается.

Владельцы крупных торговых центров уже сорвали попытку Беннета ввести в их заведениях «зеленый стандарт» накануне «пятой волны» пандемии - то есть ограничить число покупателей. Либерман быстро понял, что не сможет заполнить супермаркеты дешевыми западными молочными продуктами: наши концерны обладают множеством возможностей для противодействия. Поэтому минфин решил ограничиться открытием израильского рынка для импортных овощей и фруктов. Но при этом говорится о «промежуточном» пятилетнем периоде, который поможет «выстоять» нашим производителям, которые в последние годы ввели чудовищно раздутые цены на сельхозпродукцию и причитают о своем приближающемся разорении.

Без сомнения, министр строительства Зеэв Элькин, надеющийся остановить рост стоимости квартир массированным строительством жилья, еще столкнется с мафией подрядчиков, не готовых из патриотизма отказываться от своих доходов.   

Конечно, экономика, ослабленная ущербом от пандемии и зависящая от мировых тенденций, не может быстро развернуться в сторону слабых слоев населения. Но Израиль, принимающий алию, поддерживающий огромные непроизводительные группы населения, укрепляющий оборону, не готов превратиться в «чисто» капиталистическую страну - мечту либертарианцев. Хорошо, что у нас, наконец, появилось правительство, которое вслух говорит о проблемах самой неблагополучной части общества, и пытается хотя бы часть из них решить. Ведь об этих проблемах у нас громко не напоминали после «движения за социальную справедливость», которое в 2011 году умело заболтал и спустил на тормозах Нетаниягу.    

К вопросу о продаже родины

В последние годы премьер-министр чуть не ежедневно внушал израильтянам, что только Ликуд укрепляет безопасность страны, а левые в случае прихода к власти сразу уступят всем требованиям арабских террористов и отдадут им на растерзание еврейское государство. К «левым» Нетаниягу относил не только Аводу, МЕРЕЦ, Еш атид, но и... более правых, чем он, политиков, которые смели спорить с ним: Либермана, Беннета, Шакед, Саара!

Эта подстрекательская пропаганда позволяла Биби сохранять кресло, но делегитимизировала половину населения страны и расколола общество. Готовность не схожих по идеологии партий создать альтернативную коалицию была вызвана не «ненавистью» к Нетаниягу, а желанием жить в нормальной стране, граждане которой помнят, что при разных культурных корнях и политических взглядах все они - евреи. 
 

Нельзя отрицать, что в Израиле есть крайне левые горлопаны, откровенно солидаризующиеся с «угнетенными палестинцами», а точнее - с террористами. Но их очень мало. Израильтяне с левыми убеждениями не собираются возвращаться в галут, они работают для своей страны и защищают ее - в отличие от «естественных союзников» экс-премьера.

Только тем, что избиратели Ликуда перестают мыслить и неспособны восстановить в памяти известные факты, объясняется их фанатичное поклонение вождю, который, по их убеждению, смело и принципиально отстаивает территориальную целостность Израиля. Бесполезно напоминать им, что их кумир не осуждал Шамира, молчавшего в ответ на обстрелы Израиля скадами, обнимался с Арафатом, отдал ему крупнейшие арабские города, подписал с ним соглашение об уходе с 13% территорий, голосовал в правительстве Шарона за «размежевание» и вышел из него за несколько дней до демонтажа поселений в Газе, первым выдвинул лозунг двух государств для двух народов, а перед последними выборами надул своих сторонников, пообещав им аннексировать значительную часть ПА. Это биография оппортуниста. Шуламит Алони, Йоси Сарид, Эхуд Барак, Йоси Бейлин не могли и мечтать о таком вкладе в дело мира!

 

Что касается борьбы с террором, то вопреки объявленному Израилем бойкоту ХАМАСа Нетаниягу после усиления ракетных обстрелов израильских городов периодически заключал с террористами соглашения о «затишье». Именно Нетаниягу выпустил из тюрем более тысячи кровавых убийц в обмен на освобождение Гилада Шалита, проспавшего на боевом посту атаку хамасовцев и безропотно сдавшегося им. Именно Нетаниягу выплатил Эрдогану миллионные компенсации за турецких террористов, убитых израильскими спецназовцами при попытке прорваться в Газу. Нетаниягу с пафосом требовал ужесточить слишком вольготное существование террористов в заключении, но так и не сделал этого - что привело к скандальному побегу шести боевиков из «лучшей» израильской тюрьмы.   

На этом фоне правительство Беннета ничуть не проигрывает. Оно впервые начало отвечать бомбардировками Газы в ответ на поджоги израильских полей. Правительство восстановило порядок в полиции и пограничной охране, которых Нетаниягу надолго лишил высшего руководства. ЦАХАЛ получил разрешение стрелять на поражение в бандитов, атакующих армейские посты и гражданское население. Благодаря всему этому попытки терактов быстро и четко пресекаются. Террористов уничтожают на месте или задерживают вскоре после нападений на израильтян.

После смещения Нетаниягу Беннет сохранил установленные его предшественником контакты с Кремлем. ЦАХАЛ продолжает наносить удары по силам Ирана и «Хизбаллы» в Сирии, а израильский премьер ради этого не приходит с «колорадкой» на парады Победы...           

Входящие в коалицию левые партии отнюдь не протестуют против ликвидации террористов, угрожающих безопасности Израиля. Это вполне естественно, так как только пропаганда Ликуда представляет своих идеологических оппонентов как врагов и предателей - в стиле Ежова и Вышинского.

Дипломатия – не конкурс красноречия! 

Обожатели Нетаниягу считают, что благодаря дипломатическим талантам он как никто укрепил международные позиции Израиля. Действительно, Биби - блестящий оратор, у него великолепный английский, он прекрасно выступал за рубежом с любых трибун и в любых телестудиях. Но в дипломатии красноречие - не самоцель, а инструмент для улучшения отношений между государствами, защиты интересов своей страны. Решала ли эти задачи внешняя политика Нетаниягу?  

Нетаниягу стал премьер-министром после Осло. Изменение ситуации на Ближнем Востоке  положило конец бойкоту Израиля третьим миром и такими гигантами как Индия и Китай. Но беда Нетаниягу - в том, что у него не хватало характера быть принципиально правым, как Шамир, или убежденно левым, как Рабин и Перес. Он боялся показаться Западу противником мирного урегулирования, а в своей партии присягал ревизионистской идеологии полувековой давности. Его двойственность, метания между старыми лозунгами и новой реальностью раздражали зарубежных партнеров Нетаниягу. Лидеры соседних арабских стран давно перестали общаться с ним.

Непоследовательность Нетаниягу наносила ущерб интересам Израиля. Он не мог требовать от западных держав, от России, а тем более от арабских государств осуждения палестинского террора, если вел переговоры с ХАМАСом!    

 

Поклонники экс-премьера любят ругать Барака Обаму за плохое отношение к Израилю, но американский президент плохо относился конкретно к Нетаниягу, который морочил ему голову пустопорожней риторикой. С другой стороны, приверженцы Ликуда превозносили Трампа как великого друга Израиля. Но сейчас выясняется, что Трамп думал не об Израиле, а о своем рейтинге! Разрекламированная им «сделка века» не состоялась. После четырех лет нежной дружбы с израильским премьером Трамп разругал Нетаниягу, «первым побежавшего поздравлять Байдена». Вряд ли такое наивно-доверчивое отношение к президенту США характеризует Нетаниягу как выдающегося дипломата!

 

Внешняя политика нынешнего правительства началась с восстановления функций МИДа. Нетаниягу практически подменял министров иностранных дел и обороны (да и ряд других членов правительства). Беннет участвует в переговорах на высшем уровне но не сковывает инициативы главы МИДа. Оба прекрасно владеют английским и уверенно укрепляют международные позиции Израиля. Этот тандем восстановил диалог с Египтом и Иорданией, наполнил конкретным содержанием «авраамические соглашения» с более отдаленными арабскими странами, которые заключил Нетаниягу (подталкиваемый Трампом!). Беннет настолько настойчиво требует от президента США ужесточить тон на переговорах с Ираном, что Байден избегает даже телефонных контактов с израильским премьер-министром.         
 

Нелегитимное правительство или новая политическая модель?

Мне уже доводилось комментировать утверждения о «недемократическом» возвышении Беннета. Если измерять демократию цифрами, то Ликуд получил на выборах больше мандатов, чем другие партии, но за него голосовала четверть избирателей, а отнюдь не всё общество. Новая коалиция обеспечила себе парламентское большинство, которого давно не мог добиться Нетаниягу.

Если считать демократией опору власти на народ, то именно Беннет, возглавляющий фракцию из шести депутатов, пытается положить конец расколу общества, вызванному злобной пропагандой Ликуда. К сотрудничеству всех групп населения призывает и Лапид, который по ротации должен сменить Беннета на посту премьер-министра.

После утверждения коалицией госбюджета Нетаниягу, при котором страна более трех лет жила без бюджета, заявил, что этот успех достигнут благодаря подкупу арабской партии РААМ, а экономические реформы правительства игнорируют солдат и бизнесменов. Экс-премьер в отчаянных поисках критических стрел только продемонстрировал, чего стоят его стенания о поруганной израильской демократии.

РААМ добился резкого увеличения финансирования арабского сектора. Возмущенный этим Нетаниягу считает вершиной демократии то, что пятая часть населения страны до сих пор подвергалась экономической дискриминации. Выше я уже говорил о непоследовательности экс-премьера. Одно из двух: или он должен был объявить израильских арабов вне закона и принять либермановский план обмена территориями и населением с ПА, или ему давно следовало проявлять больше заботы о нацменьшинстве. Но поборник демократии Нетаниягу предпочитал «третий путь»: в своих грозных речах называл израильских арабов союзниками террористов, а перед выборами втихаря пытался переманить на свою сторону арабские партии, в том числе и РААМ. 

В период правления Нетаниягу не было заметно его особой заботы о солдатах ЦАХАЛа. Нельзя считать заботой то, что демобилизованные ребята должны для продолжения образования работать по ночам, а, овладев нужными стране специальностями, не могут купить самую скромную квартиру. В то же время их сверстники, уклоняющиеся от призыва в армию и не работающие, находятся в ешивах на полном пансионе, получают пособия и охвачены государственной программой «Субсидированное жилье».

Аналогичным образом обстояли дела и с «поддержкой» бизнесменов. Правительства Нетаниягу охотно стимулировали крупнейших производителей, не обижали - мягко говоря! - госконцерны, но малые бизнесы всегда были в загоне, не получали ни льгот, ни минимальных социальных гарантий. Именно они больше всего пострадали от пандемии.

Правительство Беннета за полгода не совершило да и не могло совершить чудес. Можно находить у него недостатки и ошибки. Но главное его достижение: создана совершенно новая для Израиля модель власти, позволяющая относительно небольшим группам населения делегировать своих представителей в правительство. Возможно, такая политическая система не нужна старым западным демократиям, но при израильской многоукладности, сохраняющейся по объективным историческим причинам, вполне оправдана попытка найти альтернативу монополии больших правящих партий.

 

В пестрой по составу коалиции возникла невиданная атмосфера конструктивного сотрудничества. Партии спорят, иногда резко критикуют друг друга, но в важнейших для страны вопросах находят компромиссы. Конечно, можно считать более эффективной систему управления, в которой всё единолично и быстро решает Вождь, а остальные молчат - боясь вылететь из правящей партии или стремясь сохранить за собой щедрые дотации коалиционным союзникам...           

В любом случае апокалиптические прогнозы оппозиции о быстром развале новой коалиции пока не сбываются. Простые израильтяне не ощутили, что отстранение от власти гениального премьер-министра грозит им катастрофой. Команда «заурядных» политиков работает ничем не хуже, чем их предшественники. Жизнь продолжается. В чем никто и не сомневался.