вторник, 24 марта 2020 г.

Ушел король Лир израильского театра

В возрасте 88 лет скончался Нико Нитай, удивительный человек, актер, режиссер, драматург. Последние десятилетия своей жизни он руководил театром «Каров», но, без сомнения, в истории израильского искусства останется понятие «театр Нико Нитая».


 

Нико Нитай родился в 1931 году в еврейском районе Бухареста. В детстве учился в еврейских школах. Среди его учителей были представители еврейско-румынской элиты - писатель Михаил Себастьян (Иосиф Гехтер) и композитор Хаим Шварцман. Оба они пострадали от  расовых законов при фашистском режиме. Нико Нитай изучал в Румынии кино и театр уже после прихода коммунистов к власти. Именно тогда у него возникла убежденность в том, что искусство – это прибежище свободного духа, противостоящего всем видам подавления личности. Свою духовность он ощущал как еврейскую.
 
В 1961 году Нико Нитай репатриировался в Израиль. В возрасте 30 лет начал здесь успешную театральную карьеру: играл в Хайфском театре, ставил спектакли, вел детскую телепередачу. Нико Нитай выступал и в ведущем театре страны «Габиме». Но, не умея поступаться своими художественными принципами, он быстро вступил в противоречие с официальным израильским театром, тяготевшим к коммерциализации.
 
Нико Нитай решительно отказался от гарантированных источников дохода, хвалебных рецензий прикормленных критиков и пополнил семью нищих рыцарей театра, с трудом находивших крышу и сцену для своих удивительных постановок. Впоследствии Нико Нитай поставит замечательный ностальгический спектакль о легендарных маленьких театрах 1970-х-1980-х годов, быстро разорявшихся и исчезавших, но сохранивших самые высокие критерии израильского театрального искусства...
 
Продолжая идти против течения, в 1982 году Нико Нитай основал театр «Симта» в Яффо, существующий до сих пор и предоставляющий свою сцену талантливым экспериментальным коллективам. А в 2001 году он создал театр «Каров» в котором работал до конца жизни.
 
«Каров» приютился в мрачном закоулке Центральной автобусной станции в Тель-Авиве. Примеру Нико Нитая последовали другие театральные энтузиасты, благодаря которым уродливая бетонная громада на улице Левински стала одним из центров культурной жизни Тель-Авива.
 
Я помню первый увиденный мной спектакль театра «Каров» Это был чеховский «Леший» - ранняя версия «Дяди Вани». Меня поразило умение Нико Нитая найти в обросшей штампами классике первичное звучание пьесы. В «Лешем» не было ничего от «хрестоматийного» Чехова – фальшиво назидательного и безумно скучного! Это был динамичный, гротескный спектакль, каждая фраза которого принадлежала самому остроумному русскому писателю! Актеры играли раскованно, щедро, точно. Сразу замечу, что у Нико Нитая была беззаветно преданная ему труппа, знавшая, что под его руководством не получит престижных наград, но зато будет играть в настоящем Театре.  
 


Я сразу полюбил этот замечательный уголок «Таханы мерказит». Полюбили его и мои дети, которых раздражали большинство спектаклей «больших» израильских театров – пустых и неинтересных. Сегодня они позвонили мне, чтобы вместе погрустить об уходе Нико Нитая...
 
Я горжусь тем, что создатель театра «Каров» всегда приветливо встречал меня перед спектаклями и лично усаживал на удобное место в крохотном «зале». Он просил переводить ему мои рецензии и говорил, что я многое вижу не так, как израильские критики. Не скрою, приятно это вспомнить.
 
Я не знаю, как определить стиль постановок Нико Нитая и манеру игры его актеров. Эксцентрика, буффонада сочетались у него с предельной простотой, убедительностью психологических трактовок. Главная задача, которую он всегда решал: истреблять серость, не допускать фальши, веско, крупным планом подавать Слово.
 

Сам Нико Нитай был воплощением того романтического представления об актере, которое сохранилось только в старых книжках: высокий, красивый, одетый бедновато, но импозантно, он напоминал гордого короля Лира, щедро раздаривавшего свои богатства и ничего не оставлявшего себе на «черный день».
 
Поразительно, сколько блистательных спектаклей Нико Нитай поставил при отсутствии приличного помещения и сносного бюджета! Софокл, Шекспир, Чехов, Брехт, Сартр... Почти полвека продержался его моно-спектакль «Падение». А после занавеса Нико Нитай всегда долго обсуждал со зрителями загадки этой повести Камю.
 
Помню, как впечатлила меня поставленная им «Безымянная звезда» - жесткий и грустный рассказ об убожестве провинции, о страшной жизни, в которой нет и не предвидится духовного просвета. Я - с еще не истребленной совковой гордостью - спросил Нико Нитая, видел ли он одноименный советский фильм. Он снисходительно пожал плечами и сказал: «Красивый, очень красивый...». А я тогда не знал, что автор пьесы был его учителем и сам Нико бежал от бессмысленного существования в своей стране, как его земляки Эжен Ионеско и Матей Вишнек.
 
Кстати, именно в театре «Каров» я впервые увидел пьесы румына Вишнека и чеха Гавела. Тема столкновения человека с тоталитарной властью всегда волновала Нитая. Особенно ярко он поставил Вишнека – «Историю коммунизма в сумасшедшем доме».
 
Нико Нитай был очень талантливым драматургом и, естественно, в своем театре иногда ставил свои пьесы. Одна из лучших – «Рай для начальных классов». Это затеянный в рамках "школьной истории" острый, беспощадный анализ израильского прошлого, попытка найти истоки тех «негативных» явлений, которые лишают гармонии нашу сегодняшнюю жизнь.
 
Нико Нитай не замечал возраста, потому что постоянно жил новыми замыслами, смелыми идеями. Он очень много сделал. Но его поклонники не были готовы к уходу короля Лира израильской сцены и вряд ли смирятся с этой потерей...                  

вторник, 3 марта 2020 г.

Победа Биньямина Нетаниягу

Чем было вызвано резкое усиление позиций Ликуда на финише избирательной кампании? Почему сдал Кахоль-Лаван, лидировавший на двух предыдущих выборах? Как оценить победу Нетаниягу в контексте нынешних проблем еврейского государства?



Центральная избирательная комиссия до сих пор возится с подсчетами. Но уже ясно, что Биньямин Нетаниягу одержал победу. Хотя формально это были выборы в кнессет, никто не вспоминал о Ликуде. Основная борьба шла между Нетаниягу и Гансом.

Кахоль-Лаван, дважды опережавший Ликуд, и перед третьими выборами подряд долго сохранял микроскопическое преимущество в опросах, но на финише сорвался.

Конечно, нельзя анализировать результаты выборов, пока нет окончательных итогов. Они дадут ответ на главный вопрос: получил ли право-религиозный лагерь достаточно мандатов для того, чтобы Нетаниягу смог сформировать правительство, или опять возникнет патовая ситуация, за которой последуют четвертые выборы? Тем не менее в сложившейся политической картине многое ясно.

Ликуд и Кахоль-Лаван добились своего - они разрушили «второстепенные» партии справа и слева. Можно было бы сказать, что Израиль приближается к двухпартийной системе, но будем откровенны: из-за пестроты нашего общества и недостаточной зрелости нашей демократии решающую роль в выборе израильтян играет отношение массы к лидерам крупнейших партий. Это создает немало проблем в выработке стратегии развития Израиля в современную эпоху.

Сегодня между двумя ведущими партиями практически нет различий в подходах к безопасности, экономике. Правительство Ликуда - отнюдь не образец жесткого отношения к террору, оно принимает выдвинутый Трампом план мирного урегулирования, который наверняка не отвергли бы Рабин и Перес. Никто из лидеров Кахоль-Лаван не выступает за реставрацию социализма в Израиле.
 

Почему же в израильском обществе нет гармонии и личность Нетаниягу вызывает кипение как положительных, так и отрицательных страстей? Потому что в стране нет справедливости. Успехи в экономике достигаются за счет увеличения разрыва между бедными и богатыми. В еврейском государстве, принимающем алию, интеграция новых репатриантов перестала быть главным приоритетом и многие из них бедствуют. Минимальная зарплата в Израиле и социальные пособия – самые низкие в развитых странах. Неуклонно деградируют области, имеющие ключевое значение для комфорта граждан: образование, здравоохранение, транспорт. Жилищная проблема просто уперлась в тупик.

Пожалуй, важнейшим условием прогресса Израиля является нормализация отношений между государством и религией. Нетаниягу сделал ставку на союз с несионистскими религиозными партиями, которые упорно держатся за свою систему школ, где не изучают базовых предметов, и за «право» освобождать десятки тысяч учащихся ешив от службы в армии. Ради поддержки со стороны ШАСа и Яадут ха-Тора Нетаниягу агитировал перед выборами против религиозно-сионистских партий и развалил их. В этом ему очень помог Либерман, который отрекся от многолетней дружбы с Дери и попытался усилить позиции своей партии яростными и грубыми нападками на ультраортодоксов. Эффект оказался противоположным тому, на который расчитывал председатель НДИ.

Нетаниягу доказал то, что не нуждалось в доказательствах: он сегодня самый сильный израильский политик. В последней избирательной кампании он оказался гораздо изобретательней и хитрей своих противников: приберег для финишного спурта груды компромата на них, а также очень эффективные призывы последних дней перед голосованием. Его партия гораздо больше поработала на местах, чем Кахоль-Лаван. Столкнувшись с реальной перспективой проведения четвертых выборов, израильтяне решили "для уверенности" отдать предпочтение более известному политику.

Но израильская внутренняя и внешняя политика не может быть завязана на личных качествах одного человека. Дело не в том, что через две недели Нетаниягу должен предстать перед судом. Гораздо хуже то, что Израиль не имеет соответствующей вызовам
XXI века системы образования. За «стабильность» правящей коалиции надо немало платить. Узкая политическая база правительства порождает протекционизм во многих областях – в Израиле тормозится свободная конкуренция, сохраняется картелизация.

Главная причина поражения Кахоль-Лаван состояла в том, что его лидеры не сумели донести до большинство израильтян актуальные лозунги и скорее всего сами в них не очень-то верили. Будет очень плохо для Израиля, если эта партия, уничтожившая левый фланг израильской политики, сама развалится. Евреи не могут жить идеалами, который отождествляются с личностями – да и не еврейская это традиция. И Ликуд, и Кахоль-Лаван, и остальные израильские партии (партии, а не лидеры!) должны задуматься о будущем своей страны, своих соотечественников. Оно отнюдь не лучезарно...