суббота, 1 февраля 2020 г.

Вена. Январь. Выставки.

В январе мы с друзьями отправились в Вену, где проходили великолепные выставки. Надеялись, что нам хватит пяти дней, но сильно недооценили культурные сокровища замечательного города. Впрочем, десяти или пятнадцати дней тоже было бы недостаточно. Что ж, приятно жить, рассчитывая в будущем еще не раз посетить красавицу-Вену.

 


Альбрехт Дюрер в Альбертине

Мои друзья Виталий с Ирой и я решили лететь в Вену в первые дни января - не позже, так как 6 января завершалась грандиозная выставка Дюрера в Альбертине.

 

                                           Христос среди учителей

В этом замечательном музее хранится лучшая в мире коллекция рисунков величайшего мастера немецкого Возрождения  (1471-1528). Но в нынешней экспозиции к этому собранию добавились произведения Дюрера из Уффици, из нью-йоркского «Метрополитена», из мадридских музеев Прадо и Тиссена-Борнемисы, из Лондона, Лиссабона, Веймара и, конечно, из венского Историко-художественного музея. Всего - 200 работ из 23 музеев: живопись, рисунки, графика, дневники и письма! Не удивительно, что эту выставку считают уникальной и сравнивают ее с проходившей в Вене два года назад выставкой Брейгеля.

 

Экспозиция в Альбертине построена так, что проходя по восьми залам, зритель может проследить за огромной работой, которая стояла за совершенствованием феноменального мастерства Дюрера. Можно полюбоваться прорисовкой мельчайших деталей на его небольших работах (самый знаменитый в мире заяц, «Большой кусок луга», «Обнаженный автопортрет») и оценить знаменитые полотна «Портрет мужчины в берете», «Поклонение волхвов» или «Христос среди учителей».
 



                                         Большой кусок луга   

На этой выставке прослеживается эволюция творчества Дюрера практически без пропусков – с самых ранних до последних работ. Можно увидеть соответствие техники художника теоретическим положениям его трактатов, отразивших его поиски секретов живописи, постоянную аналитическую работу, сопоставимую разве что с  размышлениями Леонардо да Винчи. Но и у немецкого гения, и у титана итальянского Возрождения выше всех теорий – те прорывы в необыкновенную красоту, которые всегда останутся непостижимыми.  

 
                                   Портрет мужчины в возрасте 93 лет

Караваджо и Бернини: рождение барокко

В Историко-художественном музее в январе завершилась грандиозная выставка «Караваджо и Бернини. Открытие чувств». Она посвящена творчеству двух великих итальянских мастеров, которые открыли в конце XVI – начале XVII века эпоху барокко в изобразительном искусстве. 

Творения художников Возрождения отличались гармонией материи и духа. Этой спокойной гармонии полны и просветленные лица, и скульптурные по совершенству фигуры, и рационально продуманная композиция картин. Барокко взрывает спокойствие и гармонию, целью художника становится передача страсти, порыва. Экспрессию создают и ассиметрия, сменившая прежнюю соразмерность форм, и развевающиеся одежды персонажей, и изощренная отделка деталей, но важнейшую функцию приобретает освещение!

Микеланджело Меризи де Караваджо (1571 - 1610) уже своей необузданной натурой, разгульной жизнью выражал дух барокко. Этот авантюрист, буян, способный на убийства, сидевший в тюрьмах, в своем творчестве был поэтом и как художник опередил свое время, оказал колоссальное влияние на мировое изобразительное искусство. Караваджо  применял магические контрасты света и тени, создаваемые неожиданными сочетаниями красок. Он внес в живопись психологизм.

 

«Мальчик, укушенный ящерицей», написанный в ранний период творчества Караваджо, уже отличается всеми чертами нового стиля. «Давид с головой Голиафа» создан художником в период зрелости и передает гораздо более сложную гамму чувств. Могучий воин с лицом мальчика сам потрясен содеянным. Можно увидеть здесь и аллегорию, притчу: победа Добра над Злом - всегда драма, ибо Добро сторонится насилия. Есть тут и личные коннотации, даже интимные. В Голиафе художник изобразил себя. Возможно, это намек на то, что его - титана искусства - потоянно преследовали и даже могли приговорить к казни простые смертные. Нельзя не упомянуть, что Давид чертами лица похож на «близкого» художнику юношу. Убийство Голиафа становится символом роковой, разрушительной любви...

 

Живописные открытия Караваджо усвоили Рубенс, Йорданс, Рембрандт, Веласкес, Ривера, Сурбаран и многие другие выдающиеся художники. В искусство навсегда вошли термины «караваджизм», «караваджисты». 

Тот, кто бывал в Риме и думает, что не знаком с произведениями Джованни Лоренцо Бернини (1598 - 1680), не догадывается, насколько образ Вечного города в его памяти создан этим художником. Бернини – скульптор, художник, архитектор, градостроитель (с истинно ренессансной широтой он также посвящал немало времени театру как драматург, постановщик, актер!). Бернини создавал знаменитые римские церкви и фонтаны. Он придал окончательный облик Собору Святого Петра, построив прекрасную площадь, охватываемую полукружиями колоннады – они подобны двум рукам, которые берут в объятия толпу верующих и направляют к базилике. Значительная часть внутреннего убранства собора создана Бернини.

Выставка в Вене – прекрасная возможность познакомиться с Бернини-скульптором, так как за пределами Италии не очень много его работ.

Бернини создал выразительные средства пластики барокко. Его скульптуры и даже декоративные композиции всегда полны напряжения, позы фигур  передают движение, страсть. Эти качества были ему знакомы не понаслышке. Хотя Бернини много работал над заказами Ватикана, он личной святостью не отличался: как истинный художник барокко вел бурную жизнь, был способен на скандальные и жестокие поступки.

Новые формы Бернини создавал благодаря феноменальному мастерству обработки мрамора. Одна из лучших его работ – бюст кардинала Ришелье. В нем подкупает тонкая передача характера (уверенность в себе, иронический склад ума, напускное благообразие при скрытом коварстве), недоступная предшественникам Бернини. Поразительно, как ваятель на мраморной скульптуре изображает воротник из изящных кружев!    

 



«Медуза Горгона» иллюстрирует греческий миф о прекрасной девушке, которую богиня Афина превратила в чудовище со змеями вместо волос. Скульптура Бернини передает страшную метаморфозу в динамике: лицо Медузы еще не обезображено и не агрессивно, но на голове уже клубятся змеи. Именно сочетание несочетаемого - красоты и мерзости -  вызывают экспрессию, свойственную стилистике барокко.

 


Бернини придавал огромное значение расположению скульптур в архитектурном ансамбле, игре света и тени. Иногда он применял скрытые источники света.

Экспозиция «Караваджо и Бернини. Открытие чувств» включает немало работ современников этих художников, усвоивших их открытия или упорно работавших в традиционной манере. Это создает  широкую панораму эпохи, позволяет прочувствовать динамику развития искусства.

Не могу не упомянуть
прекрасного экскурсовода Екатерину Ярикову, которая увлекательно и в то же время очень профессионально рассказывала слушателям о Караваджо, Бернини и отличительных чертах стиля барокко. В Вене сейчас отличные русскоязычные экскурсоводы. Далее я назову еще одного из них. 

.        

Ян Ван Эйк: человек в центре мирозданья

Огромная экспозиция работ Караваджо и Бернини чисто физически оттеснила проводившуюся в том же музее небольшую выставку Яна Ван Эйка «Als Ich Can». На ней были представлены всего три его работы – но это не так уж мало, учитывая, что произведения нидерландского художника, дошедшие до нас, можно сосчитать на пальцах...

Ян Ван Эйк (1385-1441) - выдающийся представитель раннего нидерландского искусства. Великие мастера Северного Возрождения, как большинство художников этой эпохи, повернулись от религиозных догматов к простому, земному человеку, но, сохранив духовный максимализм Средневековья, изображали его как центр мирозданья! Именно сочетание философской масштабности с изумительным   портретным мастерством потрясает в знаменитом «Гентском алтаре» Ван Эйка. В Генте я когда-то бывал, а в Вене можно было оценить нежный лиризм «Мадонны с младенцем у фонтана» и глубину постижения человека в портретах итальянского кардинала Альбергатти или ювелира из Брюгге Яна де Лейва. Кроме того на выставке были показаны несколько работ современников Ван Эйка и различные материальные атрибуты эпохи, создающие представление о периоде правления в Нидерландах Филиппа III Доброго, герцога Бургундии, покровителя художников и писателей.

 

Наследие Яна Ван Эйка навсегда осталось для европейской живописи образцом возвышенной духовности, утонченного эстетизма. Раньше считалось, что это он изобрел масляные краски. Даже если и не Ван Эйк разработал их состав, он впервые сумел получить столь чистые, яркие цвета и их оттенки, позволявшие изображать мир в его первозданной красоте.



Ван Эйк одним из первых художников Северного Возрождения начал датировать и подписывать свои работы. Его подпись вынесена в название венской выставки. Ван Эйк подписывался заглавными буквами трех слов, которые в переводе означают «Всё, что могу». Удивительная скромность: мог он гораздо больше своих современников!  

Пьер Боннар – великий колорист

В художественном форуме Банка Австрии проходила роскошная выставка Пьера Боннара «Цвет памяти». На ней демонстрировались около 100 работ художника из лучших музеев США и Европы.

Художественный форум (Кунстфорум) находится в 1-м районе Вены. Его спонсор -
Bank Austria. Ему принадлежит коллекция живописи, насчитывающая 9 тысяч картин известных художников, в основном австрийских. В залах Художественного форума проводятся выставки, каждая из которых становится событием.




Жизнь Пьера Боннара (1867-1947) пересекла несколько эпох искусства. Младший современник импрессионистов, он дожил до времен, когда изобразительное искусство начало отказываться от изобразительности.

В молодости Пьер Боннар входил в группу молодых художников «Наби» (от ивритского слова «пророк»). Они увлекались творчеством Гогена и японской гравюрой, стремились сделать живопись орнаментальной и плоскостной. В дальнейшем у Боннара прослеживаются черты этого стиля.  

 

Достигая творческой зрелости, Боннар придавал главное значение свету. Он считал, что у импрессионистов цвет был слишком натуралистическим. Сам Боннар много экспериментировал с освещением, красками, композицией. Рисуя семейные портреты, пейзажи, «ню», он оставался изумительным колористом.

Боннар был близок постимпрессионистам, фовистам, но стоял особняком, возможно, из-за цельного, постоянного характера. Он, несмотря на художественные поиски и эксперименты, был человеком XIX века: жил скромно и просто, не видел необходимости в саморекламе. Его смущали огромные гонорары, которые он получал, достигнув известности. Боннар проявлял старомодное постоянство в любви. Со своей музой  Мартой Бутсен он встретился в 1893 году, когда ей было 24 года. Они прожили вместе более 30 лет и только в 1925 году оформили свои отношения. Марта более 400 раз позировала для картин Боннара, на которых никогда не старилась! 15 последних лет, прожитых без нее, были очень трудными для художника...

 

На определенном этапе своего творчества Боннар достиг такой обобщенности линий и красок, что был бы естественным его переход к абстракционизму. Но он не сделал этот шаг. Он сохранял свои эстетические предпочтения, не заботясь о моде. Боннар первым начал изображать женщин в самых интимных, даже «антиэстетичных» ситуациях. Тем не менее в этих картинах нет ни эпатажа, ни смакования эротики. Они полны поэзии!

Боннар умер в своем маленьком имении на Лазурном берегу, который наполнял южным солнцем и радостью его картины. Картины последнего колориста ХХ века... 

Венский модерн и новое искусство

Неподалеку от Историко-художественного музея находится Музейный квартал. Его главное здание когда-то было императорскими конюшнями. После Первой мировой войны и развала империи здесь начали проводить художественные выставки. Власти много сделали для создания огромного культурного комплекса. Музейный квартал появился в 2001 году. Три его главных достопримечательности: Музей Леопольда, в котором разместилась богатейшая коллекция австрийского искусства эпохи модерна, МUМОК - Музей современного искусства Фонда Людвига, Кунстхалле - в его залах проходят крупные выставки.

Вообще Музейный квартал – очень красивое и уютное место. Рядом с музеями расположились великолепный книжный магазин, рестораны и кафе, где можно ознакомиться с лучшими блюдами австрийской кухни или просто заказать чашечку ароматного кофе с бесподобной венской выпечкой. Особенно хорошо здесь летом. По территории квартала гуляют родители с воспитанными детишками, которые рано приобщаются к искусству. На скамеечках и ступеньках музеев молодежь спасается от жары пивом и мороженым.

Мы посетили «только» Музей Леопольда. Он назван в честь профессора Рудольфа Леопольда (1925-2010), который собрал уникальную коллекцию произведений австрийского искусства и был назначен первым директором этого хранилища. Здание построено в форме огромного белого куба. В нем скрываются просторные светлые залы, в которых очень комфортно общаться с великими художниками.


                                   Август Маке. Прогулка

В нижнем этаже размещена выставка «Немецкие экспрессионисты. Коллекции Бралья и Йохеннинг». На ней демонстрируются 120 картин знаменитых немецких (среди них есть и выходцы из России) художников первой трети ХХ века. Это в основном экспрессионисты и абстракционисты: Эмиль Нольде, Эрнст Людвиг Кирхнер, Август Маке, Пауль Клее, Лионель Фейнингер, Василий Кандинский, Алексей фон Явленский, Марианна Веревкина.

Экспрессионизм родился между двумя мировыми войнами. Эсспрессионисты передавали свое потрясение глобальными катаклизмами, которые вызвали невиданные проявления человеческой жестокости, изменили прежние идеалистические представления о морали и справедливости. Художники изображают деформированную, страшную действительность. Это не сон, не фантазия, как у сюрреалистов, а реальность. В ней еще мелькает красота - но это уже не отражение мировой гармонии, а ускользающие мгновения счастья - отчего восприятие красоты обострено и мучительно...

 
                                           
                                          Нольде. Женский портрет

На следующих этажах представлено австрийское искусство. Там можно увидеть картины основателя экспрессионизма Густава Климта (1862-1918). Творчество его ученика Эгона Шиле (1890 - 1918) в сущности заново открыл Рудольф Леопольд, устроивший в 1955 году выставку австрийских экспрессионистов. После нее Шиле был признан одним из ведущих австрийских художников ХХ века.

 

                                                             
                                       Климт. Смерть и Жизнь

Картины Шиле пугали современников безумной откровенностью, неприкрытой сексуальностью. Его обвиняли в порнографии. Художник умер в 28 лет во время эпидемии «испанки». Если респектабельный венский Бельведер собрал только те картины Шиле, в которых нет эротики, то в Музее Леопольда не занимались ханжеской селекцией, и его коллекция Шиле считается лучшей в мире.

 



                                                   Шиле. Автопортрет

Впечатляет экспозиция Оскара Кокошки (1886 - 1980), одного из трех великих австрийских экспрессионистов. Кокошка участвовал в Первой мировой войне, чудом уцелел после тяжелого ранения. В годы нацизма его причислили к «дегенеративному искусству». Он бежал из рейха, после Второй мировой войны опять начал выставляться и занял достойное его место в истории современного искусства.
 

Через все творчество Кокошки проходит образ Альмы Малер - бывшей жены великого композитора Густава Малера, яркой богемной женщины. После смерти мужа у нее было много мужей и любовников. Роман с Кокошкой она оборвала достаточно быстро. Это вызвало у него приступ настоящего безумия и... невероятный выброс творческой энергии!

 

                                   Кокошка. Художник с Альмой Малер

Сейчас в Музее Леопольда проходит выставка работ Рихарда Герстля. Этот гениально одаренный художник (1883 - 1908) считается предшественником Шиле и Кокошки. Он предвосхитил многие их находки, создав полные экспрессии психологические портреты. Герстль рано ушел из жизни (композитор Арнольд Шенберг узнал, что его жена Матильда – любовница художника, и Герстль в шоке покончил с собой). Творческая эволюция Герстля осталась не завершенной, но включенные в экспозицию картины его знаменитых современников говорят о том, что сделаное им находилось на уровне высших достижений европейского искусства.     



                                                          
                                      Герстль. Женщина в зеленом платье

Работы австрийских экспрессионистов естественно вписываются в огромную экспозицию «Вена. 1990 год». На рубеже XIX и XX веков в Вене происходила ломка старых культурных стереотипов, ознаменовавшаяся переходом к эпохе модерна. Этот переворот происходил в философии, литературе, живописи, архитектуре, дизайне. Среди ведущих фигур преобладали евреи, всегда чутко воспринимавшие новые веяния.

На нескольких этажах Музея Леопольда можно увидеть интереснейшие художественные работы, произведения прикладного искусства, мебель новой эпохи, интерьеры квартир. Поражает многогранная деятельность Коломана Мозера (1868 – 1918), выходца из еврейской семьи, художника, графика, дизайнера. Он создавал витражи, керамику, изделия из стекла, мебель и даже почтовые марки!

 


Нашим «лоцманом» в безбрежном море австрийской культуры начала ХХ века была экскурсовод Наталия Василенко. Она очень тщательно продумывает свои экскурсии, выбирая самые важные экспонаты по каждой теме. Наталия отличается огромной эрудицией, она водила нас также по выставкам Дюрера и Боннара. Наталия умеет раскрывать своеобразие манеры художника в контексте эволюции мирового искусства. Общается с аудиторией очень живо, непосредственно. В будущем охотно воспользуемся ее услугами!   
 
От японской гравюры до...  венских стульев

В некоторых музеях Вены бывают выходные дни. Кроме того невозможно с утра до вечера выдерживать интеллектуальное и эмоциональное напряжение, вызываемое изучением шедевров искусства. Поэтому иногда мы меняли обстановку и тематику, посещая не только художественные музеи.

Часть бывшего императорского дворца Хофбург занимает Всемирный музей Вены. Это крупнейший этнографический и антропологический музей Австрии, экспозиция которого насчитывает 250 тысяч экспонатов. Они знакомят с историей, культурой и бытом народов всех континентов. В европейском разделе впечатляют рыцарские залы. Конечно, много раритетов связано с жизнью и творчеством великих австрийских композиторов – в том числе их музыкальные инструменты. Очень интересны залы Южной Америки, Азии, Океании. Здесь можно увидеть предметы искусства Китая и Японии, а также часть коллекции великого путешественника Джеймса Кука и настоящую корону вождя ацтеков Монтесумы! 

 


Мы случайно набрели на Музей прикладного искусства (МАК), но не пожалели, что посетили его! Здесь демонстрировались произведения замечательного японского художника XIX века Утагавы Куниёси, мастера цветной гравюры. В другом зале проходила выставка работ оригинального современного направления, объединяющего традиции японского классического искусства с европейской компьютерной графикой.


И в этом музее можно увидеть экспозицию «Вена-1900». Правда, в отличие от Музея Леопольда здесь акцент сделан не на искусстве, а на дизайне эпохи модерна. Но много уже знакомых имен, а творения этих мастеров восхищают красотой и элегантностью. 



Еще одна интереснейшая выставка – «Лучшие плакаты 2018-2019 годов. Германия, Швейцария. Австрия». Мы в Израиле к графике такого уровня не привыкли. Высокий класс!

Не скрою, в поисках некоторого расслабления после большого искусства нас особо порадовала выставка «Венские стулья». Мы себе даже отдаленно не представляли разнообразия этих прославленных изделий австрийских мебельщиков! Конечно, русскоязычному туристу сразу вспоминается эпопея Остапа Бендера и Кисы Воробьянинова. Но, вернувшись в гостиницу, я заглянул в Интернет и выяснил, что петербургский мастер Гамбс, изготовивший 12 стульев с обивкой, к Вене отношения не имел – он был родом из Пруссии...

 


Важное замечание о декоративно-прикладном искусстве

В Вене, особенно зимой, когда целый день бегаешь по музеям, организм настойчиво напоминает о том, что нельзя удовлетворять только духовные потребности. Быстро подкрепиться в этом городе - не проблема. Но лучше давать себе передышку, основательно пообедать в кафе или ресторане. Это позволяет восстановить силы, вспомнить и осмыслить увиденное до обеда, уточнить с друзьями планы на оставшуюся часть дня. Обед в Вене совсем не разорителен (как утверждают иногда злые языки). А венская кухня - яркая разновидность прикладного искусства!..


Проказы «фантастических реалистов»

Туристы в Вене постоянно бродят по одним и тем же маршрутам и слышат всё те же имена знаменитых людей. Для разнообразия мы решили съездить на «Виллу Вагнер», связанную с малоизвестной историей венского «фантастического реализма».

Одним из основателей этого течения был Эрнст Фукс (1930 - 2015). Он родился в семье ортодоксального еврея, который сбежал из ешивы и женился на христианке. В 1938 году, после аншлюса, отец Эрнста, спасаясь от нацистов,  уехал в Шанхай. Его жена развелась с ним, крестила сына, но вместе с мальчиком попала в концлагерь.

Когда война окончилась, юный Эрнст поступил в венскую Академию искусств. Уже в 18 лет он ощутил себя зрелым художником и вместе с несколькими единомышленниками создал Венскую школу фантастического реализма. Неизвестно, знал ли Фукс, что этим термином определял свое творчество Достоевский. Поначалу заявка венских художников казалась только декларацией, но в 1960-е годы это было уже настоящее течение в искусстве. Выставки Фукса проходили во многих странах, в том числе в Москве и Санкт-Петербурге. Приверженцев «фантастического реализма» отличали классическая школа, прекрасная техника - в отличие от многих коллег, которые уже порывали с живописной традицией.

Идеологической платформы у основателей школы не было. Они брались за разные темы, часто причудливо-фантастические, вызывая ассоциации с прерафаэлитами, постмодернистами и забавами Сальвадора Дали. Одна из выставок Фукса назвалась «Миф. Фантом. Реализм». Сам Эрнст Фукс был католиком, но не забывал о своем происхождении. Носил что-то вроде кипы, несколько лет провел в Иерусалиме, где, правда, работал иконописцем в бенедиктинском монастыре.

 

В 1972 году Эрнст Фукс купил «Виллу Вагнера» в пригороде Вены. Этот изящный особняк построил знаменитый венский архитектор XIX века Отто Вагнер. Фукс его переоборудовал и превратил в памятник «фантастического реализма». На лестнице, ведущей к вилле, нас встречает изваяние дамы с огромной задницей и такими же грудями. Диковинная обстановка комнат напоминает Театр-музей Сальвадора Дали в Фигерасе. На вилле развешаны  работы Фукса. Большинство картин и скульптур – в стиле «фантастического реализма». Только по ранним безупречным рисункам видишь, как хорошо его учили.

 


Грустный заяц с янтарными глазами...

Конечно, мы не могли не посетить Еврейский музей. В нем, как и прежде, богатая коллекция иудаики. Экспозиция, посвященная самым известным венским евреям, включает велосипед Герцля. Но сейчас в музее проходит удивительная выставка «Заяц с янтарными глазами». Это название нашумевшей книги Эдмунда де Вааля, рассказывающей о трагической судьбе семьи Эфрусси.

Фамилия Эфрусси происходит от ивритского Эфрати. Родоначальник знаменитой еврейской семьи родился в начале
XIX века в "черте оседлости", в Житомире. Он разбогател на торговле зерном и решил переехать с семьей в Одессу. Там открыл банк и значительно увеличил свое состояние. Вскоре Эфрусси перебрались в Европу. Они обосновались в разных городах, но самые процветавшие ветви семьи добились успеха в Вене и Париже. Они по-прежнему зарабатывали огромные деньги на зерноторговле и банковском деле. В Вене Эфрусси построили роскошный дворец на Рингштрассе, рядом с особняками самых знатных особ!

 

Не все Эфрусси занимались бизнесом. Благодаря возможности получать прекрасное образование некоторые из них стали учеными, журналистами, искусствоведами. Да и писатель Эдмунд де Вааль – из этого же рода. Эфрусси много занимались благотворительностью. «Французские» Эфрусси были известными меценатами, помогали художникам. Ренуар на знаменитой картине «Завтрак гребцов» нарисовал Шарля Эфрусси (человек в цилиндре). На одном из лучших женских портретов Ренуара изображена Тереза Эфрусси.

 


В 1938 году Вену заняли нацисты. Имущество семьи Эфрусси было конфисковано, банк закрыт. Миллионеры стали нищими и чудом бежали за границу. В дальнейшем клан Эфрусси уже не восстановил своего богатства и могущества, хотя отдельные члены семьи были довольно известными людьми в своих сферах деятельности.

Больше не возродилась и великолепная еврейская община Вены, много сделавшая для своего народа и для мировой культуры. Когда сегодня израильтянин восхищается венскими дворцами, музеями, театрами, его восторги непременно омрачает мысль о печальной судьбе соплеменников...

Комментариев нет :

Отправка комментария