среда, 18 сентября 2019 г.

Победителя нет, начинаются комбинации

Повторные выборы в кнессет нанесли новые штрихи на политическую карту Израиля, но, как и ожидалось, опять не выявили безусловного победителя, который мог бы создать правящую коалицию. Общество не готово к еще одним выборам. Поэтому следует ждать от лидеров правого и левого лагерей различных хитростей, в том числе появления еще не виданных политических союзов...


Хотя у нас любят ругать опросы, они правильно предсказывали, что в результате повторных выборов в кнессет ни правый, ни левый блок не получат большинства, позволяющего сформировать правительство.

После подсчета примерно 90% голосов складывается такая картина:
Кахоль-Лаван – 32 мандата,
Ликуд – 31,
Объединенный арабский список – 13,
НДИ и ШАС – по 9,
Яадут ха-Тора – 8,
Ямина – 7,
Авода-Гешер – 6,
Демократический лагерь – 5,
Оцма – 0.

В чем неправ Биньямин Нетаниягу?

В ходе повторной избирательной кампании премьер-министр, без сомнения, допустил серьезнейшие ошибки как стратегического характера, так и морально-идеологического толка.

Пропаганда Ликуда свелась к выступлениям Нетаниягу, который отмечал прежде всего свои достижения в области дипломатии и безопасности, но практически не касался социально-экономических проблем. Он пугал избирателей тем, что неудача Ликуда приведет к власти лево-арабское правительство, готовое к любым территориальным уступкам. Эта тактика принесла ему успех в 2015 году, когда лидерство Ликуда реально оспаривалось Сионистским лагерем. Но с «легкой» руки Либермана на этот раз в центре агитационных сражений оказался вопрос о борьбе с засильем ультраортодоксов. На эту тему Нетаниягу вообще не высказывался, а всем известно, что он называет ШАС и Яадут ха-Тора «естественными союзниками» Ликуда.

Лидеры Кахоль-Лаван и Аводы-Гешера не всегда внятно, но периодически напоминали о нерешенных социальных проблемах. В последний раз Нетаниягу занимался ими в 2011 году, когда его напугал размах движения «за социальную справедливость». В тот момент некоторые влиятельные ликудники заговорили о том, что партия должна перехватить инициативу у оппозиции, так как в свое время Ликуд пришел к власти благодаря ставке Бегина на социально слабые слои. Но Нетаниягу предпочел в своем стиле «заболтать» проблему: для нейтрализации протеста он создал «комиссию Трахтенберга», потом раздул шумиху вокруг открытия бесплатных детских садов для трехлеток (популистский проект, совершенно не подготовленный экономически и организационно) – и «палаточники» стихли.

После ухода из Ликуда Кахлона подразумевалось, что его партия Кулану займется социальной проблематикой. Но Кахлон провалился на этом поприще и вернулся в Ликуд.

В нападках на левых и на арабов (они были обвинены в поддержке врагов, желающих уничтожить Израиль) Нетаниягу хватил через край. Никто не объявлял вне закона левых израильтян или арабских жителей страны. Премьер-министр демократического государства не имеет права делигитимизировать половину населения, фактически позволяя себе откровенное подстрекательство против сограждан.

Не лучше выглядели крики Нетаниягу о том, что ему шьют дела, что его преследуют полиция, прокуратура, суд, юридический советник правительства, что следователи запугивают кандидатов в госсвидетели и заставляют давать показания против него. Независимо от того, как повернется дальнейшее рассмотрение дел Нетаниягу, его ламентации вызывали недоумение: как же он - за четыре своих премьерских каденции - так развалил правовую систему! К тому же ему резонно напоминали, что в свое время он с «моральных» позиций атаковал Ольмерта, находившегося в аналогичной ситуации, и добивался его ухода в отставку... 

Стратегическим и идеологическим просчетом стали истерические обращения  Нетаниягу к избирателям: не поддерживать небольшие правые партии, голосовать только за Ликуд, чтобы не «распылять» голоса и не ослабить национальный лагерь.

Эту «идею» поддерживали многие самодеятельные «аналитики», но она антидемократична и вредна! Гражданское общество построено на возможности граждан и групп населения защищать свои взгляды. Никогда не было единого правого или левого лагеря. В свое время Ликуд уживался с Цометом, Тхией, Моледет, МАФДАЛом, НДИ. По мере того как Ликуд сдвигался к центру и один его лидер провел «размежевание», а другой признал лозунг двух государств для двух народов, появились партии, гораздо более правые, чем Ликуд. В то же время Либерман стал «прагматичней» и готов к контактам с левым лагерем.

Нетаниягу фактически предложил модель двухпартийной системы - две большие партии, правая и левая, но Израиль к этому пока совершенно не готов. Кроме того, что спектр правых и левых блоков весьма широк, существуют религиозный лагерь с острейшими внутренними противоречиями, арабский сектор, а также «русская община», которую 30 лет загоняют в гетто «русские» лидеры. Этой пестроте соответствует наш плюрализм.

Нетаниягу с его самолюбованием не понял, что есть правые израильтяне, которые, не проголосовав за Еврейский дом или партию Оцма, все равно не отдадут голоса слишком либеральному для них Ликуду. Биби уговорил Фейглина сняться с выборов, запугал избирателей Бен-Гвира, но в результате не сплотил правый лагерь. Некоторые обозреватели уже указали, что в апреле Ликуд получил больше мандатов, чем вчера, к тому же после этого к партии присоединились Кулану и Фейглин, но в итоге Нетаниягу потерял с десяток мандатов! Не исключено, что при отсутствии агитации Ликуда против правых партий они могли бы пройти электоральный барьер и укрепить национальный лагерь.     

Деградация израильского избирателя

Похоже, что израильтяне стали хуже разбираться в политике. Наших соотечественников не интересуют программы и конкретные дела партий - избиратели отождествляют партии с их лидерами. Впрочем, тут неясно, где причины и где следствия: появлению такого подхода способствовали метаморфозы израильских партий, превратившихся в партии одного вождя.

Люди перестали помнить политические факты. Все забыли о том, что глава Ликуда Бегин первым подписал мирное соглашение с арабской стороной, первым отдал "оккупированные территории", ликвидировал еврейское поселение Ямит и к тому же внес в Кемп-дэвидский договор с Египтом обязательство о предоставлении «палестинцам» (тогда термин был еще спорным!)  самоуправления. Осло было продолжением этого процесса, а после Рабина и Переса Нетаниягу обнимался с Арафатом и отдавал ему территории. Сегодня разница между правыми и левыми стирается, и партийную пропаганду надо строить на конкретных лозунгах, а не на подстрекательстве.

Увы, омещанивание избирателя делает его более падким на подстрекательскую отраву. Наверняка не только «русские» с их усвоенным со школьной скамьи воинствующим атеизмом клюнули на популистские антирелигиозные кличи Либермана, который всегда нежно дружил с харедим и лично с Дери, плодотворно сотрудничал с ними во всех правительствах. А об отношении выходцев из бывшего СССР к израильским арабам свидетельствуют их бесхитростные проклятья и брань в соцсетях. Результаты грубого подстрекательства налицо: ульраортодоксальные партии получили от избирателей вдвое больше мандатов, чем НДИ, а арабский список несмотря на низкую активность избирателей оказался на третьей позиции.

Молчание – знак согласия?

Приходится констатировать, что сегодня большинство израильтян совершенно равнодушны к теме коррупции. «Рак ло Биби» - это идеологическое неприятие премьер-министра. На самом деле никто не вникает в суть приписываемых ему правонарушений и не хочет вспоминать об ужасающей картине разложения нашей политики.

В Ликуде кроме его лидера еще три видных деятеля партии оказались под следствием. Скорее всего станут подсудимыми глава ШАСа и бывший руководитель нашего здравоохранения из Яадут ха-Тора. Все коррупционные рекорды побило «Дело 242», чаще называемое «Делом НДИ». Один министр от этой партии уже отсидел. Начальник штаба НДИ получил 7 лет и ждет решения по своей апелляции. Еще более серьезный срок (!) светит бывшему генсеку партии. В системе «откатов» были задействованы многие муниципальные деятели, состоявшие в НДИ или выдвинутые этой партией.

Самое постыдное – это то, что руководители скомпрометированных партий защищают своих опозорившихся товарищей и никогда не дают оценок их делишкам! Если мне не изменяет память, последний прецедент осуждения лидером партии недостойного поведения соратника наблюдался в Шинуе при Лапиде-старшем. Когда выяснилось, что депутат Парицки поручил частному детективу следить за его конкурентом депутатом Поратом, Лапид немедленно устроил партсобрание и Парицки был исключен их фракции Шинуя. Старомодное воспитание...

Кто же станет премьер-министром?

Все ведущие политики до вчерашнего голосования заявляли, что третьих выборов не будет. Категорически настроены против этого президент Ривлин и спикер кнессета Эдельштейн.

Но как же сколотить коалицию? Допустим, эту задачу возложат на Ганца. Он уверял, что не пойдет в правительство с Нетаниягу и с харедим. Но у него вместе с Аводой-Гешером и Демократическим лагерем 43 мандата. Добавим арабский список – наберется 56 мандатов.

У Нетаниягу с Ямина и харедим – 55 мандатов. Биби слишком громко проклинал до выборов левых и арабов. Совершенно ясно, что ключевым игроком становится Либерман с 9 мандатами! Он уже сказал, что предвыборные перепалки с Нетаниягу готов забыть, но пойдет в коалицию с ультраортодоксами, только если они примут его закон о призыве ешиботников, согласятся с полноценным изучением в их школах точных наук и других базовых предметов, примут гражданские браки и транспорт по субботам! Маловероятно...

Нетаниягу никогда не соглашается забыть личные счеты! Он агитировал против Шакед и Беннета, которые когда-то ушли с поста главы его канцелярии. Он не простит Либерману отказа войти в его правительство после апрельских выборов.

Но без НДИ нет коалиции. Может, Биби согласится на создание правительства национального правительства с Кахоль-Лаван? Он может примириться с Либерманом, он готов забыть свои филиппики против продажных левых и против дефективных генералов, но трудно представить, как Нетаниягу преодолеет свою ненависть к Лапиду! Тяжелый характер – большая проблема для политика...

Либерман и после выборов уже подтвердил, что войдет только в "широкое либеральное, светское" правительство. Он не скрывает, что его костяк должны составить Ликуд, Кахоль-Лаван и НДИ. Но цену Либерман не называет. Трудно усомниться, что это ротация трех лидеров на посту премьер-министра - менее престижные должности Либерман уже занимал! Но его мечты не вдохновляют ни Ганца, ни Лапида, ни Нетаниягу.
 

Вряд ли приемлемы сделки с НДИ для арабских депутатов. Глава арабского списка Айман Уде заявил, что он «не находится в кармане» ни у одной партии. Тем самым намекнул, что с кем-то может договориться. Арабским политикам пора понять, что вхождение во власть – в интересах их электората. Но, в свою очередь, Ганц сознает, что в составе арабского списка есть одиозные фигуры, с которыми боевому генералу западло сотрудничать. Скорее всего Уде для присоединения к коалиции пришлось бы расстаться с партией Балад.

Комментаторы выдвигают разные варианты гипотетической коалиции, связанные с дроблением партий. Беннет и Шакед уже вышли из списка Ямина. Почему бы Беннету не вспомнить о дружбе с Лапидом? А почему бы Лапиду – или Яалону – не выйти из Кахоль-Лаван? А так ли фантастичны предположения о возможном путче в Ликуде, который не желает остаться на бобах? Может ли отделиться от Ликуда фракция, возглавляемая, к примеру, Сааром, которого Биби всё равно давно обвиняет в коварных интригах?

Следует признать, что пока самым эффективным мастером политической комбинаторики проявил себя Либерман. Не стоит недооценивать его: вполне возможно, что затеяв весенний бунт против Ликуда, он о многом договорился с потенциальными политическими союзниками.

В любом случае вскоре после окончательного подведения итогов выборов мы увидим планы противоборствующих лагерей по созданию правительства. 

  

  

Комментариев нет :

Отправить комментарий