среда, 1 октября 2014 г.

Почему «русские» журналисты дискредитируют Либермана?

Бородатый советский анекдот. Приходит работяга вечером домой, хочет развлечься. Включает телевизор. На экране – Брежнев. Труженик морщится и переключает канал. Там – опять Брежнев. Он начинает остервенело щелкать переключателем, но - все та же физиономия. Когда мужик доходит до последнего канала, на экране появляется квадратная морда и угрожающе говорит: «Докрутишься у меня, докрутишься!». Отгадайте с одного раза: кто в Израиле заполнил «русский» эфир и прессу перед еврейским новым годом?

Я бы не стал винить Авигдора Либермана в том, что русскоязычные израильтяне перекормлены бесконечными интервью с ним. Он – политик, партийный деятель и не может отказываться, если ему предлагают выступить перед избирателями.

Проблема - в лакейской психологии руководителей наших «русских» СМИ. Они, отталкивая конкурентов, угодливо спешат пригласить на беседу по любому поводу - и без повода тоже – начальника, занимающего самый высокий пост по сравнению с другими русскоговорящими политиками.

Появление в «русских» СМИ лидера «русской» партии – это совершенно нормально. Ненормально отношение интервьюеров к своему высокопоставленному собеседнику! Из-за сковывающего их подобострастия они боятся задать хоть один серьезный вопрос. В итоге многочисленные интервью, состоящие из стандартных ответов на стандартные вопросы, дико скучны и не отличаются друг от друга. Отмечу, что в ивритоязычных СМИ интервью с Либерманом появляются реже, но ему, как любому израильскому политику, задаются самые неожиданные вопросы. Отвечает он откровенно, живо, и публике интересно.

Перед праздником Рош ха-Шана Либерман выступил на «девятке» и RTVi. «Вести» посвятили беседе с главой МИДа почти половину «Окон». Я не заглядывал в праздничный номер «Новостей недели», но страшно даже представить, чтобы они отстали от коллег. Впрочем, независимо от количества новогодних интервью и их объемов содержание журналистского общения с Либерманом убийственно однообразно.

В любом «русском» интервью Либерман критикует премьер-министра за то, что операция «Несокрушимая скала» не завершилась свержением режима ХАМАСа. Кроме того лидер НДИ отмечает бесперспективность переговоров с Абу-Мазеном и высказывается за решение палестинской проблемы в рамках назревшего сближения Израиля с умеренными арабскими странами.

Самый смелый вопрос журналистов: каково мнение Либермана о «деле Мисежникова»? Ответ Либермана: он уверен, что Мисежников будет оправдан, и высоко оценивает его работу на посту министра.

Конечно, Либермана спрашивают, собирается ли он на ближайших выборах бороться за пост премьер-министра. Он укоряет израильских законодателей, не принявших предлагавшуюся им президентскую систему правления. Несмотря на это Либерман выражает уверенность в том, что на следующих выборах в кнессет НДИ опередит все партии по количеству мандатов и получит право формировать правительство.

Повторяемость одних и тех же высказываний Либермана не усиливает их воздействия на сердца и умы, что вряд ли в его интересах. Будем откровенны, о борьбе с террором и ненадежности Абу-Мазена гораздо артистичней говорит в американском конгрессе и в ООН премьер-министр Нетаниягу. С точки зрения самых правых израильтян, наиболее принципиальное отношение к палестинцам демонстрирует лидер Еврейского дома Нафтали Беннет: он считает, что государство им давать нельзя, а переговоры надо прекратить, - Либерман же не отрицает лозунг двух государств, но выдвигает разные условия.

Любая мысль становится ярче и убедительней в споре, однако для таких интервью собеседникам Либермана не хватает мужества. Журналисты должны спросить его: чем бы он заменил в Газе свергнутый ХАМАС? «Исламским джихадом»? Правительством Абу-Мазена? Провел бы демократические выборы? Восстановил бы Гуш-Катиф? Из-за того, что Либерман не называет альтернативы, трудно определить его потенциальный электорат.

Мнение о возможности вступления Израиля в коалицию арабских государств сегодня высказывают и правые, и левые. Чтобы усилить голос Либермана, журналисты могли бы попросить его подкрепить свое утверждение примерами длительного и плодотворного сотрудничества Израиля с мусульманскими странами. Аудиторию волнует и другой вопрос: сможет ли он, став премьер-министром, реализовать свои внешнеполитические концепции, если в качестве главы МИДа не посещал ни одного арабского государства?

Стремление стать правящей партией потребует от НДИ упоминания в ее программе борьбы не только с ХАМАСом, но и с социальными изъянами страны. Либерман – не единственный конкурент Биби. Очень честолюбив лидер Еш атид. Он обещает строить доступное жилье и оперирует несравненно более внушительными цифрами, чем Софа Ландвер. Лапид хоть что-то предпринял для равного распределения гражданских обязанностей. Да и проблемами образования вплотную занялся – в отличие от «русских» партий, всегда шарахавшихся от «социальных» министерств.

Если бы журналисты не подавляли свое любопытство, «русские» узнали бы, остается ли НДИ правой партией и что в ней делают выходцы из Аводы, а также – вернутся ли в ее повестку дня проблемы гиюра и регистрации «смешанных» браков. Поразительно, что после комплиментов Либермана в адрес Мисежникова ни один интервьюер не задал напрашивавшийся логичный вопрос: почему же на прошлых выборах он не включил в список НДИ политика с такими достоинствами?

Без сомнения, Либерман ответил бы на все эти вопросы, что только повысило бы его рейтинг. Я не люблю конспирологии, но мне не верится, что все беседующие с ним журналисты не дают ему высказаться только из страха или непрофессионализма. А, может, кто-то заинтересован выставлять лидера НДИ в невыгодном свете?..

Комментариев нет :

Отправить комментарий