среда, 24 января 2018 г.

Театральный роман Нахума Цемаха

Спектакль «Цемах», поставленный Михаилом Теплицким в «Габиме», предназначен для зрителя интеллигентного, для которого посещение театра – не просто тешащее самолюбие времяпрепровождение, а возможность разобраться в предложенном ему эстетическом коде, поместить увиденное на сцене в правильный культурный контекст. Уникальность этого спектакля – в том, что его героями являются не только персонажи пьесы, но... сам зал, в котором находится публика, и сам театр, в котором всё происходит!




Дело в том, что в «Габиме» играется спектакль об истории «Габимы», а названия залов Ровиной, Мескина, Бертонова напоминают о легендарных личностях, которых мы видим на сцене.
 
Каждый культурный израильтянин знает, что «Габима» родилась в Москве, а потом перебралась в Эрец-Исраэль и постепенно заслужила имя Национального театра. Но за этой простой до банальности сионистской историей кроются человеческие судьбы, бурление страстей, мечты и разочарования, столкновения амбиций – без чего не бывает настоящего театра.
 
Идея пьесы о «Габиме» родилась у Бориса Ентина, доктора искусствоведения, работавшего с архивами театра. Этот замысел материализовал режиссер Михаил Теплицкий.
 
Нахум Цемах был создателем, вдохновителем, идеологом «Габимы». Преподаватель иврита, он мечтал о превращении его в язык возрожденной еврейской культуры, в язык театра, который будет показывать свои спектакля на библейской земле. Цемах сформировал первую труппу «Габимы», добился встречи со Станиславским, который предложил руководить ивритским театром одному из своих лучших учеников Вахтангову.
 
Хотя первые постановки «Габимы» потрясли театральную Москву, большевистскому руководству не мог нравиться театр, проникнутый духом «буржуазного национализма». Устав от доносов Евсекции, «Габима» отправилась на гастроли в Европу и США. Успех был огромным, но актеры спешили в Тель-Авив. Нахум Цемах остался с женой, актрисой Мирьям Голдин,  в Америке. В Палестину он прибыл позже, и труппа «Габимы» встретила его холодно. Ему не простили измены. Но что было гораздо трагичней для него – бывшие ученики выросли и уже не видели в нем  беспрекословного лидера...
 
Композиционный стержень спектакля – письма Цемаха (актер Гиль Франк), которые он шлет своей жене. Каждое из них – отдельная драма. Эти маленькие сюжеты встроены в главную фабулу – историю становления театра и эволюцию отношений его труппы с Цемахом.
 
Теплицкий любит интеллектуальную драматургию, но до конца не полагается на вербальность и предпочитает визуальный, пластический язык яркого театрального зрелища. Сцены обсуждения «Габимы» в Евсекции, встреча Цемаха со Станиславским, визит к всемогущему комиссару по делам национальностей Иосифу Сталину выдержаны в духе советской театральной сатиры 1920-х годов и одновременно проникнуты той любовью к острой, динамичной форме, которую прививал своим ученикам великий Вахтангов. Наверняка кто-то воспримет изображение Евсекции как плоскую карикатуру – но, увы, такими и были еврейские бюрократы-пролетарии...
 
Пластический лейтмотив спектакля – сцены из знаменитого спектакля «Габимы» московского периода «Вечный жид» по пьесе Давида Пинского. Они напоминают о самобытном, неповторимом стиле ранней «Габимы», но служат и развитию драматического конфликта. Главную роль в том спектакле играл Цемах. Его героя соплеменники, жители древней Иудеи, называют лже-пророком – как печально это перекликается с тем приговором, который услышит Цемах от своих бывших учеников и единомышленников!..
 
Михаил Теплицкий поставил очень интересный, стилистически многослойный спектакль. Важную роль в его оформлении сыграла Полина Адамова, виртуозно использовавшая крохотную сцену зала «Бертонов» и создавшая красочные, очень экспрессивные костюмы. Композитор Евгений Левитас, как всегда, создает великолепную музыкальную драматургию. Динамика спектакля, изысканная пластика движения – заслуга Лены Розенберг.  Художнику по свету Зиву Волошину удается передать ностальгическую отстраненность от нас далекой эпохи и таинство рождения большого искусства.
 
Один из компонентов концепции спектакля – актерский ансамбль, в котором опять же есть главный авторитет и его более молодые, но творчески самостоятельные партнеры. Роль Цемаха режиссер доверил Гилю Франку, одному из лучших актеров израильского театра. Он сильными, точными мазками создает портрет талантливой, духовно богатой и трагической личности. Молодые актеры  выдерживают соседство с большим мастером, создавая по нескольку непохожих друг на друга образов – известных деятелей «Габимы» и их современников. Юваль Шломович и Дана Ядлин, как и Гиль Франк, входят в сегодняшнюю труппу «Габимы», Дима Росс, Ори Леванон, Хадас Эяль давно работают с Теплицким в театре «Маленький.
 
Спектакль «Цемах» - замечательный подарок к 100-летию «Габимы». Жаль, что Израиль забывает свои «русские» корни не только в искусстве, но и во многих других областях.  Для прекрасной работы Теплицкого скуповато отвели самый маленький зал театра. Но, перефразируя Станиславского, не бывает маленьких залов для хороших режиссеров и актеров! В этом могут убедиться и "русские" зрители на февральских спектаклях «Цемаха».

Фото: Марк Цав    
     

Комментариев нет :

Отправить комментарий