четверг, 12 апреля 2018 г.

Катастрофа: память, боль и рецидивы нацизма

73 года назад завершилась Вторая мировая война. Мое поколение евреев, родившихся после Катастрофы, в будничных заботах о работе, семье, детях, внуках могло бы все реже вспоминать тот ужас, который пережил наш народ. К счастью, большинство представителей этого поколения находятся в Израиле (или в США, где не теряют связи с еврейским государством). И раз в год двухминутная надрывная сирена возвращает нас к тому, что пережили наши родители, бабушки и дедушки...


 Я никогда не видел своих бабушек и дедушек. Родители моего отца жили в местечке Горжд (Гаргждай) неподалеку от Мемеля (Клайпеды). После раздела Европы между Сталиным и Гитлером прямо за местечком стояла табличка «Государственная граница СССР». Вечером 21 июня  1941 года вплотную к границе подошли немецкие танки. Это к вопросу о «вероломном нападении». Естественно, Красная Армия, следуя мудрым указаниям вождя, не поддавалась на провокации, и наутро, ровно в 4 часа, танки вошли в местечко.
 
Как я впоследствии узнал из книги посла Литвы в Израиле, профессора Эйдинтаса «Евреи, литовцы и Холокост», в Горжд евреи были уничтожены 24 июня. Это означало, что мой отец не мог бы спасти родителей. Он был большим начальником – заместителем директора литовского отделения ТАССа и наверняка смог бы воспользоваться служебным транспортом для эвакуации. Но прямо перед войной уехал с моей мамой в отпуск в Гагры. Уже за Ростовом они услыхали речь Молотова. Назад дороги не было. Моя бабушка со стороны мамы осталась в Каунасе, который немцы моментально заняли, и погибла в Девятом форте...
 
А мой отец уже в Гаграх получил предписание – отправиться в Москву. Вскоре ТАСС был эвакуирован в Алма-Ату, где мои родители и провели всю войну. Отец рвался на фронт, но из-за сильнейшей близорукости ему отказали. Это стечение обстоятельств привело к рождению сначала моей сестры, а потом меня и брата.
 
Да возвращения в Литву родители ничего не знали о судьбе своих семей. Подтвердились их худшие опасения. Уцелела только сестра моей мамы: она попала в гетто, а оттуда в концлагерь Штуттгоф, где ее не успели уничтожить. После войны, уже в Вильнюсе, ее раз в неделю вызывали в МГБ и задавали один и тот же вопрос: почему честные советские люди в немецких концлагерях погибали, а она выжила? В середине 1950-х тетя умерла от повышенного давления.
 
Двоюродный брат моего отца был честным советским человеком, воевал не в Ташкенте, а на фронте в качестве офицера-артиллериста, там же вступил в партию. Это не помешало советским гестаповцам, которые мучили мою тетю, отправить его на семь лет в лагерь как вильнюсского резидента английского шпиона Михоэлса.
 
Я ничего нового не скажу о трагедии, пережитой еврейским народом. Перед Днем Катастрофы и героизма в социальных сетях распространялся пост, призывающий каждого еврея напомнить другим о 6 миллионах убитых. Память – это очень важно. Но тем не менее я думаю, что евреи и без напоминаний знают о том, что произошло с их народом. Напоминать надо неевреям – потомкам тех, кто убивал, и тех, кто помогал убийцам прямым соучастием или трусливым молчанием.
 
К сожалению, еврейское государство всегда относилось к теме Катастрофы не самым умным и порядочным образом. Все время подмешивались идеология и политика.
 
Когда-то в целях воспитания «нового еврея» - гордого, смелого, сильного - в Израиле старались вообще не рассказывать подрастающему поколению о «позорном» периоде еврейской истории, когда враги уничтожили треть нашего народа. Потом осознали ошибки и стали устраивать «воспитательные мероприятия» - посылать израильских школьников в Освенцим, где некоторые дети переживали страшный шок.
 
Но главная беда в том, что Израиль напоминает прежде всего о причастности к Катастрофе  маленьких стран, которые... не обладают весом в мировой политике. Сейчас наши лидеры соревнуются в нападках на Польшу и Литву за то, что они меняют законодательство с целью затушевать роль своих граждан в уничтожении евреев в годы войны.  
 
Страны Балтии и Польша по-разному проявили себя в период Второй мировой войны. Прибалты после оккупации их Советским Союзом с энтузиазмом встретили немцев и активно участвовали в уничтожении евреев. Поляки мужественно воевали с нацистами и в армиях союзников, и у себя в стране. Но при этом и убивали соседей-евреев (даже после войны), хотя за создание лагерей смерти в Польше ответственности не несут.
 
Напрасно в Польше и Литве вводят новые законы. Раньше эти страны вели себя честно: признавали преступления своих граждан против евреев и приносили извинения Израилю. Сегодня они лояльно относятся к нашей стране и могли бы обойтись без ревизии прошлого. В Литве даже запретили нашумевшую книгу Руты Ванагайте, рассказавшей об участии литовцев в массовых расправах с евреями. Придрались к тому, что автор ошибочно причислила к убийцам национального героя. Проще было бы потребовать убрать из книги его имя. (Я лично не поклонник Ванагайте. То, о чем она рассказывает, в Литве известно. А в Израиле она устраивала встречи с читателями с весьма дорогими билетами. На мой взгляд, правдолюбие не должно оборачиваться коммерцией. Такие литовские интеллигенты как Томас Венцлова, Сигитас Гяда, первыми заговорившие о вине литовцев перед евреями, делали это бесплатно...).              
 
Но повторю: меня огорчает позиция Израиля в освещении темы Катастрофы. Он предпочитает не осложнять отношения с великими державами и не вспоминает о том, что именно они в 1930-е годы закрыли свои границы для евреев, когда беженцы из Германии пытались спастись от нацистских преследований. Не проявляли большого гуманизма и США. А британцы уже после начала войны не пускали в Палестину утлые суденышки с еврейскими беженцами, расстреливая их береговой артиллерией. Нечего говорить о Франции, которая предала своих евреев, помогала их депортировать в лагеря, а потом ухитрилась войти в число «победителей» и даже создала миф о своем героическом Сопротивлении (в котором было немало евреев!). Знаменитый писатель Ромен Гари, в детстве перебравшийся с еврейской мамой из Литвы и Польши во Францию, рассказывает, как накануне войны после обучения во французском летном училище он оказался единственным на курсе, которому не засчитали сдачу экзаменов...
 
Особенно претит то, что Израиль подыгрывает России, сегодня всячески третирующей страны Балтии, Украину, Польшу, которые вырвались из объятий «большого брата» и критикуют реанимацию его имперской политики. Москва попрекает бывших вассалов «реабилитацией прислужников нацистов». Это ложь, хотя упомянутые народы уязвимы в своей недавней истории. Вот в России давно произошла реабилитация главного союзника нацистов - Сталина.
 
Израиль должен быть самым принципиальным в вопросе о причастности европейских стран к Катастрофе. Надо понимать, что были агрессоры и жертвы, что были разные масштабы сотрудничества с нацистами и участия в преступлениях  против евреев.
 
Историю Катастрофы следует начинать со сговора Сталина и Гитлера. «Отец народов», ныне опять почитаемый в России,  прекрасно знал о расовой теории нацистов и отдал им на растерзание три миллиона польских евреев, а также евреев Западной Европы. Поверив в надежность союза с великим рейхом, Сталин не подготовился к войне и обрек на гибель советских евреев из западных районов страны, захваченных вермахтом в течение нескольких недель.
 
Гитлеровцы оккупировали значительную часть европейской части СССР, и не надо думать, что в РСФСР местное население вело себя лучше, чем в Белоруссии или Украине: самые подлые его представители становились бургомистрами, полицаями, участвовали в массовых убийствах евреев. Об этом можно почитать в недавно изданной «Черной книге» И. Эренбурга и В. Гроссмана, которая была написана сразу после войны и рассыпана в наборе.
 
Естественно, в Красной Армии, взявшей Берлин, больше всего было русских, составлявших большинство в советском обществе. Но следует признать, что и по числу советских людей, перешедших на сторону Германии и воевавших в форме вермахта, доминировала «титульная нация», за которую после Победы Сталин поднял свой знаменитый тост. По разным подсчетам, таких было не менее 2 миллионов...
 
Эти подсчеты можно было бы назвать недостойными, если бы сегодня Кремль не называл целые страны фашистскими! Раз так, надо хотя бы напомнить о статистике.
 
При всех личных симпатиях к фюреру Сталин в 1939 году не проявлял своего антисемитизма. Он спохватился после войны и затеял нацистскую по духу «космополитскую» кампанию, которая только из-за смерти палача не завершилась депортацией всех советских евреев (немало самых известных из них успели расстрелять). Морально советский народ был уже подготовлен к такой акции – после  высылки чеченцев, ингушей, балкарцев, калмыков, немцев Поволжья и крымских татар.
 
Хотя большевистский режим не успел подобно нацистам истребить евреев физически, он уничтожил их духовно. Советских евреев насильственно лишили языка, религии, истории, культуры. Это началось с октябрьского переворота. Ленин, в жилах которого текло немало еврейской крови, был не антисемитом, а интернационалистом-фанатиком - как и его соратники-евреи. Поначалу на евреев распространилась борьба большевиков с религией и "буржуазным национализмом": преступлениями стали соблюдение заповедей иудаизма, изучение иврита и поддержка сионизма. Но идиш не трогали: сохранялись еврейские школы и детские сады, еврейские отделения в вузах, еврейская литература и еврейские театры. То, что царский режим допускал в черте оседлости, а гитлеровцы разрешали в гетто, Сталин  уничтожил во всех уголках своей державы в ходе «космополитской» кампании. После этого культурного геноцида советским евреям понадобилось почти полвека, чтобы восстановить национальное самосознание - хотя бы частично. Ведь даже в Израиле «русская» партия разрабатывает теорию особо высоких достоинств русскоязычного еврейства... 

Печально, но на смену просоветской пятой колонне, которую когда-то составляли израильские коммунисты (впрочем и позже «лейборист» Шимон Перес в Москве рассыпался в благодарностях за приют и гостеприимство, которыми евреи в течение веков «наслаждались» в России), пришло пророссийское лобби, вдохновляемое "русскими" политиками. Это одна из причин, в силу которых Израиль с опозданием «заметил» сближение Москвы с ближневосточными нацистскими режимами. 
 
После Норвежских соглашений его инициаторы не могли допустить применение такого эпитета к «жертвам оккупации», превратившимся в партнеров по мирному процессу. Израильские лидеры в миротворческом угаре закрывали глаза на тот факт, что диктаторы ближневосточных стран и главари террористических банд – прямые наследники своих отцов, активно и самым массовым образом сотрудничавших с нацистами и воевавших на их стороне. К тому же Израиль не сомневался в своем военном превосходстве над любым из соседей. Но после того как этих фанатиков поддержала путинская Россия, приходится в День Катастрофы и героизма осознавать, что этот союз представляет огромную опасность для еврейского государства.
 
В Израиле многочисленные российские тролли, агенты влияния и просто глупые евреи, сохранившие в дубовых черепных коробках пиетет перед величием державы, громко подпевают кремлевским пропагандистам и оголтелым ведущим российских ток-шоу, называя фашистами прибалтов и украинцев.  Они дружно доказывают, что Россия не угрожает Израилю, "простейшим" аргументом: ведь Путин – не антисемит!
 

А какое это имеет значение? Говорят, что лично Брежнев не был антисемитом, что у него была жена-еврейка – как и у соавтора пакта Молотова-Риббентропа. Есть свидетельства о том, что и второй человек в нацистской иерархии Герман Геринг лично совсем не имел ничего против евреев (это не мешало ему украшать свои замки бесценными картинами из коллекций евреев, сожженных в крематориях).
 

Сталин и Молотов пошли на союз с Гитлером, который уже без них приступил к «окончательному решению еврейского вопроса». Путин может дружить с братьями Ротенбергами и даже подарить своей бывшей учительнице квартиру в Израиле. Тем не менее он прекрасно знает, что Иран ежедневно призывает уничтожить Израиль, что такие же нацистские декларации исходят от террористов ХАМАСа и «Хизбаллы», что семейка Асадов – типичные фашисты и по методам правления, и по изуверской жестокости уничтожения сотен тысяч своих противников. Не имеет значения, искренне ли Путин возражает против конфронтации с Израилем. Но он ввел российские войска в Сирию, как Сталин в Польшу. Как Сталин с Гитлером, он делит Сирию с Ираном, «Хизбаллой», а также с Эрдоганом, который разгромил демократию в Турции и рвется в лидеры исламо-нацистского сообщества. После пакта Молотова-Риббентропа советская пропаганда восхваляла миролюбие Гитлера и называла поджигателями войны Англию и Францию. Путин не просто возрождает советскую имперскую политику, но с пеной у рта защищает Асада от обвинений в применении газа и прочих преступлениях, не уступающих по тяжести многим пунктам Нюрнбергского приговора. Если и сегодня умом Россию не понять, то только потому, что ее нацлидер затеял безумную авантюру у границ еврейского государства в тесном союзе с самыми кровожадными современными нацистами.

Рассказывая о родственниках, пострадавших от Холокоста, я не упомянул еще одного двоюродного брата моего отца. В самом начале войны он попал в Шяуляйское гетто, потом в концлагерь. Выжив, наотрез отказался возвращаться в Советский Союз, который уже один раз его не защитил. Он отправился в Палестину, принимал участие в Войне за Независимость, а позже – в Синайской кампании.
 
Мы не зря отмечаем День Катастрофы и героизма. Нацисты уничтожили 6 миллионов евреев, но не сломили дух народа. После величайшей трагедии евреи сумели создать свое государство, процветающее и сильное. Надо помнить уроки прошлого. Но и тем, кто хочет угрожать евреям, не следует их забывать...    

Комментариев нет :

Отправить комментарий