понедельник, 14 декабря 2020 г.

Театры закрыты - Хазановская играет Чапека

Для интеллигентных людей один из самых тяжелых ударов пандемии - закрытие театров, музеев, художественных галерей, концертных залов. К счастью, люди искусства, осознав, что правительство о культуре вспомнит в последнюю очередь, сами идут к народу - благо виртуальное пространство шире кругозора Мири Регев.


 

Татьяна Хазановская давно тяготеет к жанру моноспектакля и, видимо, поэтому без общения с коллегами не утратила творческого настроя в период «закрытия» культуры в Израиле. Недавно она предложила своим поклонникам ознакомиться в режиме Zоом с ее работой - «Кто это сделал?» по рассказам Карела Чапека.

Этот моноспектакль Татьяна Хазановская когда-то показывала, но период затянувшегося уединения наверняка позволил ей еще раз вчитаться в творчество такого сложного писателя как Чапек, у которого за легкостью повествования, неистощимым юмором кроются драматические и философские глубины. Внести новые акценты и краски в моноспектакль актрисе помогли режиссер Семен Перель и художник Маша Михайлова.

Минимализм оформления «компьютерного» спектакля способствует усилению в нем интелектуального начала. Татьяна Хазановская использовала популярные сборники Чапека «Рассказы из одного кармана» и «Рассказы из другого кармана». По ее признанию, она неожиданно осознала, что эти забавные названия имеют не только объединяющую композиционную функцию, но и прямой смысл: извлечение сюжетов из карманов напоминает о... карманниках! И действительно чапековские истории разворачиваются в полиции, суде и вообще связаны с кражами и прочими нарушениями закона.

Буржуазная, благопристойная Прага в период между двумя войнами не отличалась разгулом преступности, как Лондон времен Конан Дойла. Карел Чапек и не придумывает никаких ужасов: его коротенькие рассказы - не детективы, а скорее анекдотические случаи со смешной развязкой. Но именно провинциально-бытовой характер преступлений по закону контраста обнажает серьезные социально-психологические коллизии (тут Чапек, без сомнения, находился под воздействием чеховских «Пестрых рассказов»).

Рассказ «Взломщик-поэт» - многослойный литературный текст. Его герой - вор с амбициями поэта. На месте преступления он оставляет стихи! На счастье полицейского комиссара, его приятель, редактор газеты, находит психологический ключ к поимке преступника. Он подвергает суровой критике его вирши, чем лишает злоумышленника душевного равновесия. Редактор окончательно добивает графомана, ставя ему в пример гениальную «Балладу Рэдингской тюрьмы»! Осознав свою литературную заурядность,  неуловимый взломщик ломается и становится легкой добычей полицейских...

В рассказе «Похищенный документ» полковник генерального штаба приносит секретный служебный материал домой для доработки. Там документ, содержащий государственную тайну, таинственно исчезает! Расследующий преступление мелкий полицейский сыщик узнает, что штабной «стратег» для «маскировки» спрятал бумаги в кладовке в жестянке для макарон. Детектив быстро прикидывает, что в округе есть всего два специалиста по кладовкам. Полковник, уже доложивший начальству о пропаже, готов за информацию о преступнике заплатить десять тысяч крон из личных средств, но его опережает сыщик, который приносит ему секретный документ.

Совсем лишен криминального содержания рассказ «Коллекция марок». Его герой вспоминает о том, как в детстве, будучи сыном состоятельных родителей, собирал коллекцию марок. Когда она вдруг пропала, он обвинил в краже своего не столь обеспеченного, но лучшего и единственного друга, а марки случайно нашел на чердаке уже в старости...

Как всегда, Татьяна Хазановская подвергла разноплановые рассказы тактичному литературному редактированию для того, чтобы они лучше соответствовали сценической форме и исполнительской манере актрисы. Несколько сюжетов выбраны среди многочисленных чапековских историй не случайно: они скомпонованы так, чтобы их стилистика и характеры контрастировали, разрушали инерцию зрительского восприятия.

Хазановская умеет избегать двух крайностей: она не стремится «изображать» автора и не пытается играть буквально каждую фразу. Актриса отлично владеет мастерством жеста и широким спектром интонаций. Когда необходимо выделить ключевые эпизоды или создать пластический облик персонажа, она непринужденно меняет несколько деталей одежды, обстановки и «включает» голоса героев. При этом грамотный зритель обнаруживает неожиданные смысловые нюансы и даже улавливает литературные ассоциации.

 

В рассказе «Взломщик-поэт» Хазановская с тонким юмором передает процесс психологического подавления редактором литературных претензий грабителя. Тут наряду со знаменитыми строками Уайльда: «Ведь каждый, кто на свете жил, Любимых убивал» - появляется даже отсутствующая у Чапека блатная вариация этой цитаты! Конечно, русскоязычный читатель ощутит и саркастическую перекличку сюжета с пушкинской максимой: «Гений и злодейство - две вещи несовместные».

Обманчиво заурядную фабулу «Похищенного документа» Хазановская обогащает литературным контекстом и превращением гротеска в характер. Конечно, русскоязычный зритель помнит знаменитые повести Конан Дойла на эту тему, а рассказ чешского классика мало кто читал. Но ассоциации зрителя иронически отвергаются: у английского писателя пропавшее письмо или фотография грозят разоблачением высшим лицам государства, даже королевским особам, а Чапек пародийно уменьшает масштаб преступления, заменяя тайники и шкатулки кладовкой и жестянкой от макарон. Главный герой больше напоминает карикатурных гашековских офицеров, чем полковника генштаба. Великолепно рисует Хазановская метаморфозы высокопоставленного солдафона, который, страшась карьерного краха, готов проявить немыслимую щедрость, но после счастливой развязки скупо «награждает» сыщика купюрой в 50 крон, о чем тоже сожалеет!

Совсем другого актерского инструментария требовала от исполнительницы «Коллекция марок». Бесхитростный рассказ героя о том, как он в детстве несправедливо обвинил друга в краже, мог бы показаться банальностью, да еще с примитивной социальной подкладкой. Но Хазановская поняла, что главное здесь - концовка. Несколько фраз рассказчика о том, что он вырос черствым, одиноким человеком и, если бы не та детская ссора, он мог бы стать совсем другим, - это не плоское морализаторство. Чапек считал, что у каждого человека в юности есть несколько возможностей самореализации и его дальнейшая эволюция зависит от многих обстоятельств. Эта философия бытия лежит в основе его романа «Обыкновенная жизнь». Хазановская вкладывает особый драматизм именно в короткую развязку рассказа, что придает смысловую законченность всему спектаклю.

Приятно было убедиться, что не вся творческая интеллигенция выбита из колеи пандемией, что иногда изоляция перерастает в духовную мобилизацию и приносит яркие результаты.   

    
   

 

 

Комментариев нет :

Отправка комментария