вторник, 11 июля 2017 г.

Маленький Тулон Ави Габая

Победа Ави Габая на праймериз в Аводе вызвала эйфорию среди ее сторонников. Но не деградирует ли партия, которую может возглавить человек, находящийся в ней без году неделя? У левого лагеря нет причин мечтать о победе на следующих выборах. Однако у правых партий нет причин для пренебрежительного отношения к новой политической фигуре – им необходимо очень серьезно задуматься о тех обстоятельствах, которые способствовали взлету Ави Габая.


Мало кто ожидал, что Ави Габай, недавно перебежавший в Аводу из Кулану, моментально станет председателем партии. В первом туре праймериз он достаточно ощутимо отстал от Амира Переца. А перед вторым туром сошедшие с дистанции Ицхак Герцог и Эрель Маргалит рекомендовали своим сторонникам поддержать Переца, которому эта арифметика должна была обеспечить две трети голосов. Но Ави Габай победил: 52:48.

Хотя новый лидер Аводы уже успел «засветиться» в правительстве Нетаниягу, его - из-за непрестижности поста министра экологии - никто не замечал. Ави Габай обратил на себя внимание как раз уходом из коалиции!

Мне не нравятся детские дразнилки, которыми сопровождался в «русских» СМИ и социальных сетях процесс выборов председателя Аводы. Политический инфантилизм выходцев из бывшего СССР не раз доставлял им горькие разочарования. И о Габае, и об Аводе, и о политической ситуации в Израиле стоит поговорить более серьезно и объективно.

Прежде всего следует признать, что 50-летний Габай по своему человеческому потенциалу ничем не уступает большинству израильских политиков из других партий, а многих и превосходит. Он никогда не был профессиональным политиком или партийным функционером, не упоминает в трудовой биографии ни «незаконченного среднего образования», ни «первой степени по политологии», ни «воинской службы» на армейской радиостанции, ни гордого звания ефрейтора.

Ави Габай родился в многодетной «марокканской» семье. Получил первую академическую степень по экономике и вторую степень по менеджменту. В армии служил в разведке – в «подразделении 8200», дошел до звания майора. Работал в министерстве финансов, затем в «Безеке», где сначала был экономическим советником гендиректора, а в конце концов сам занял эту должность. Считают, что именно в «Безеке» Габай был замечен министром связи Моше Кахлоном. Когда в 2015 году Кахлон создавал партию Кулану, Габай активно помогал ему и после выборов получил портфель министра экологии, хотя не был депутатом кнессета.

Из правительства и из Кулану Габай ушел год назад в знак протеста против назначения Авигдора Либермана министром обороны вместо Моше Яалона. Он заявил, что правительство становится крайне правым. Вскоре Габай появился в Аводе и решительно объявил о намерении бороться за лидерство в партии.

В Рабочей партии за последние двадцать лет сменилось столько безликих лидеров, что появление в этом ряду Ави Габая нельзя считать историческим событием. Главный вопрос: может ли он изменить партию, которая из правящей превратилась в политического середнячка?

До сих пор в Аводе не находилось лидера, который честно признал бы, что партия утратила былую поддержку избирателей из-за двух причин: упорных призывов к подписанию мира с палестинцами на фоне не прекращающегося террора; утраты свой прежней социально-экономической платформы. Все левые лидеры подчинили свою деятельность маниакальным нападкам на демонизированного ими же Нетаниягу. Это привело к интеллектуальной и моральной деградации всего левого лагеря. Он возбужденно вибрирует при инициировании очередного «дела» против премьера или его супруги. Совершенно позорны демонстрации под лозунгом:«Пока Биби не оправдан, он виновен!» Крикуны, называющие правительство экстремистским, а себя демократами, в помрачении сознания уже забыли, что такое – презумпция невиновности...

Естественно, ненавистное вражеское имя произносилось и в ходе праймериз в Аводе. Очень левый комментатор Нахум Барнеа упрекнул Переца и Габая: «Они пришли заменить Бужи, а не Биби».

Даже «интеллектуалы» израильских СМИ не хотят понять: чтобы сменить Нетаниягу, надо не подсчитывать сдаваемые Сарой пустые бутылки, а предложить избирателям программу, за которую они захотят голосовать.

Отсутствие такой программы у левого лагеря – большая проблема израильской демократии! В самых развитых странах не прекращается борьба между сторонниками рынка, здоровой конкуренции, требующими свести к минимуму государственное вмешательство в экономику, и защитниками слабой части общества, призывающими к укреплению государственных механизмов социальной поддержки. Этот баланс способствует прогрессу. Наш правый лагерь без альтернативы, без оппонентов теряет адекватную самооценку.

Израиль – страна, подпитываемая огромными волнами алии, которая всегда прибывает из неблагополучных регионов. Огромная часть новых репатриантов неспособна сразу включиться в процесс здоровой конкуренции. Уже поэтому сохраняется роль государственной поддержки, централизованного распределения. Тем не менее ни одна правящая партия не предлагает стратегии решения таких проблем, как увеличение разрыва в доходах между бедными и богатыми, связь картелизации с дороговизной, обеспечение слабой части населения доступным жильем, а также качественными услугами здравоохранения и образования. Министерство абсорбции с середины 1990-х отдано на откуп «русским» партиям и используется ими в основном для трудоустройства своих активистов.

Авода, а тем более МЕРЕЦ ничего не предлагают по этой части. Их готовность подписывать любые бумажки с руководителями ПА, к счастью, не перейдет в реальные дела. Левой оппозиции вместо антиизраильской агитации следовало бы задавать правительству вопросы по существу: как оно видит динамику взаимоотношений с палестинскими арабами, ищет ли способы умиротоворения наших соседей без ущерба для еврейского государства?

У Аводы наверняка есть основания радоваться появлению нового лидера. Но за него пока проголосовали 16 тысяч обладателей партбилетов – это меньше, чем один депутатский мандат. Без сомнения, многие из сторонников Габая в Аводе выражают настроения избирателей, которые ждут изменений прежде всего в социально-экономической политике правительства. Есть ли у Ави Габая программа таких изменений? Его вчерашняя речь после оглашения результатов голосования была длинноватой и при этом сумбурной. Он говорил о двух государствах для двух народов, о том, что правительство должно думать о своих гражданах – «не только об Амоне, но и о Димоне». Ничего конкретного и нового... Габай обещал строить Аводу, не расколотую на лагеря, - звучит красиво, но кому мешают эти лагеря, если между ними нет принципиальной разницы? Не похоже, чтобы у триумфатора праймериз была конструктивная программа, на базе которой объединилась бы его партия.

Один из журналистских штампов - сравнивать такие политические взлеты с Тулоном. Но молодой Наполеон уже при взятии Тулона проявил свои таланты. Габай пока только продемонстрировал, что в Аводе его могут поддержать на тысячу человек больше, чем Переца. Без сомнения, Яир Лапид, Нафтали Беннет, Моше Кахлон начинали с более продуманных действий и высказываний.

Ави Габай – человек современный, грамотный, с финансово-экономическим и военным опытом. Можно допустить, что он еще найдет привлекательные лозунги. Вчера вечером он сказал, что нельзя ждать, пока коалиция назовет сроки выборов, - надо уже утром начинать борьбу за избирателя. Сегодня эта борьба еще не ощущалась...

В любом случае после появления нового лидера Аводы расстановка сил в израильской политике изменилась. Дело не только в том, есть ли у Ави Габая пропагандистские козыри, но и в том, что публика всегда склонна питать иллюзии насчет нового участника предвыборного забега. Поэтому всем партиям надо всерьез задуматься о том, что они скажут избирателям перед выборами. Изощренные ораторские приемы политиков перестают работать не только в Израиле. Как показывают результаты выборов в США, Франции, Великобритании, люди устали от демагогов и делают ставку на тех, с кем связывают надежды на реальное улучшение своей жизни.

Комментариев нет :

Отправить комментарий