четверг, 9 августа 2018 г.

Впервые на просторах Америки. Часть 2

Как-то так получилось, что я всю жизнь постоянно путешествовал, но вот в Америке ни разу не был. Только в этом году появился серьезный повод пересечь океан: мой сын делает пост-докторат в Гарварде. За 15 дней я посетил не только Бостон, постарался побольше увидеть. Мои путевые заметки, конечно, сумбурны. Они предназначены не тем, кто регулярно наведывается в США, и отражают мои первые впечатления от этой страны.


Нью-Йорк – от шока к восхищению

Мой маршрут по Америке был составлен так, что в Нью-Йорке я провел последние шесть дней, но оказался в этом городе до этого. Когда друзья отправляли меня автобусом в Филадельфию, выяснилось, что проще всего ехать от Олбани до автовокзала в Нью-Йорке, а потом пересесть на автобус до Филадельфии. Правда, пересадка должна была состояться вне автобусной станции – на пересечении следующей авеню и какой-то улицы.
 
Ориентироваться по номерам улиц и авеню для человека, играющего в шашки, шахматы или забавлявшегося в школе «морским боем», проще простого. Но, когда я вышел из здания автобусной станции на раскаленный от жары Манхэттен, то ужаснулся! Надо мной нависали чудовищные небоскребы, 8-я авеню казалась узенькой прорезью между сплошными бетонными стенами. Сразу вспомнилась песенка Вилли Токарева: «Небоскребы, небоскребы, а я маленький такой...».
 
Я взял себя в руки, затем, мобилизовав запасы английского, выяснил, в какую сторону мне идти, и вскоре благополучно сел на нужный автобус. В последующие дни, любуясь красотами Филадельфии, я грустно размышлял о том, как неприятно будет после этого города и чудесного Бостона перебираться в мрачные каменные джунгли Нью-Йорка.
 
Мои замечательные друзья позаботились о том, чтобы мое второе пришествие в Нью-Йорк было постепенным, не шокирующим. Мы с сыном поселились в Бруклине, у тещи моего друга. Эта бодрая женщина 93 лет, родом из моего Вильнюса, всегда очень рада гостям и обеспечивает их максимальным комфортом. Южный Бруклин совсем не подавляет иностранного гостя: нормальные дома, в основном двухэтажные особнячки – к тому же здесь всюду звучит русская речь.
 
В крупнейшем городе США планировать передвижение по нему необходимо с учетом линий метро. Посещали мы в основном Манхэттен, куда по подземке из южного Бруклина надо ехать час-полтора. Каждый раз, пересекая по железнодорожному мосту Ист-Ривер -  водораздел между Бруклином и Манхэттеном, я обозревал расположенный параллельно знаменитый Бруклинский мост, который воспел Маяковский.

В Нью-Йорке я полностью подчинился указаниям сына, который знает город и взял на себя роль штурмана (а также фотографа!). Без его тщательно продуманной программы и беглого английского мне бы не удалось столько увидеть.
 
Осмотр Нью-Йорка мы начали утром с Таймс-сквер, расположенной на пересечении Бродвея и Седьмой авеню. В этом популярном месте всегда многолюдно, толпы туристов. Нас интересовала театральная касса: знающие люди сказали мне, что легче достать билеты на дневные спектакли, которые ничем не хуже и к тому же дешевле.
 

Мы взяли билеты на мюзикл по пьесе Шекспира, начинавшийся в 14 часов. Сын, изучив карту, сказал, что еще есть время для посещения очень интересного музея. Мы доехали на метро до Центрального парка, который нам предстояло пересечь.
 
Центральный парк я себе представлял как огромную площадь с аккуратно постриженными деревьями и газонами. Он действительно большой: 4 километра в длину, около километра в ширину. Но, еще начиная его строить в XIX веке, ему придавали вид естественного лесного парка. Аллеи взбегают вверх и спускаются вниз, переходя в густые заросли. По дорожкам проносятся бегуны и велосипедисты. На скрытых от назойливых взглядов скамеечках сидят пенсионеры, влюбленные парочки, студенты с книжками. На двух искусственных озерах посетители парка катаются на лодочках. Есть тут и площадки для спортивных игр, и эстрада для представлений и концертов, и свой зоопарк.
 
Из Центрального парка мы вышли на Пятую авеню. Этот длинный проспект славится своими магазинами. Важнейший его отрезок – Музейная миля. Не помню ни в одном городе мира такой концентрации первоклассных музеев на сравнительно небольшом пятачке!
 
Наш путь лежал в Музей Фрика. В небольшом здании хранится коллекция картин, не поражающая количеством, но состоящая только из работ выдающихся мастеров! Впрочем, я в очередной раз обещаю отдельно рассказать о художественных музеях.
 
Благодаря точному расчету моего «штурмана», мы успели до спектакля даже забежать в пиццерию. В театре зал был заполнен, что подтвердило непринципиальное отличие дневных постановок от вечерних.
 
Мюзикл «Крайние меры» оказался переделкой знаменитой пьесы Шекспира «Мера за меру». Действие происходит не в средневековой Вене, как у автора, а в XIX веке на Диком Западе. Скромная монашка переживает из-за того, что ее беспутный брат попал в тюрьму. Она просит губернатора о милосердии. Но седовласый местный правитель, воспылав страстью к девушке, ставит условие: она должна отдаться ему. Монашке симпатизирует местный шериф, ведущий себя гораздо приличней. Он находит решение: подослать ночью к губернатору местную проститутку, переодетую невестой Христовой. В итоге всё кончается хэппи-эндом: губернатора разоблачают, монашка находит свое счастье с шерифом, ее брат выходит на свободу.             
 
Надо сказать, что несмотря на пикантные перипетии спектакль поставлен без тени пошлости (думаю, израильские театры «оторвались» бы на таком славном материале!). Актеров я, конечно, не знал. Публика сопровождала спектакль овациями, что говорило об их известности. Отличные голоса, прекрасная хореографическая подготовка, буфонная, но убедительная игра. Сценография отличалась минимализмом: американские театры явно умеют считать деньги. Профессионализм высокого уровня, но... можно было убедиться в том, что нелюбовь артистических кругов Америки к нынешнему президенту – не выдумка. Образ женолюбивого губернатора просто провоцирует аллюзии. Герой спектакля цинично признает: да, встречался с проститутками – но ведь это было до инаугурации...
 
Шесть дней в Нью-Йорке были бешеным марафоном без отдыха: беготня по самым интересным районам города – и музеи, музеи, музеи...
 
Единственным музейным разочарованием стало посещение Еврейского музея.
Мне довелось бывать в еврейских музеях в ряде европейских столиц. Всегда экспозиция музея отражает историю евреев этой страны. Почему бы еврейскому музею Нью-Йорка не знакомить посетителей с интереснейшей историей евреев в Америке? Но, видимо, такой подход руководство этого учреждения сочло слишком банальным! Экспозиция бессистемна, предлагает немного предметов иудаики, немного рассказывает о начальном периоде репатриации в Эрец-Исраэль и немного - о Катастрофе. Современного Израиля в ней практически нет. Подозреваю, что не удалось прийти к "концептуальному" решению: как освещать политику государства-агрессора... "Зато" некоторые стенды снабжены какими-то техническими игрушками - однако от этого музей не становится интересней.
Привлекает внимание только обосновавшаяся на первом этаже выставка работ Хаима Сутина "Flesh". Похоже на "flash", но это слово означает "плоть". В большой экспозиции десятки работ - и все изображают растерзанные туши животных или птиц. Сутина привлекала эта тема, но он рисовал и многое другое. Странно, что в творчестве великого еврейского художника высвечивается (flash!) только одна грань.  Кто-то, не приведи господь, еще уловит здесь намек на национальный характер! 


Первый шок от манхэттенских небоскребов быстро прошел. Рядом с ними можно увидеть улицы, утопающие в зелени, красивые, совсем невысокие дома старинной архитектуры, а также жилые массивы «всего» в 20-30 этажей. Да и небоскребы при внимательном рассмотрении очень неодинаковы: наряду с гигантскими бетонными коробками встречаются подлинные шедевры.
 
На Манхэттене даже в июльскую парилку наблюдается рекордное для этого сезона  количество мужчин в строгих костюмах и галстуках. Американцы по этой части консервативны: в солидном учреждении от работников требуется строгий дресс-код. Пропорция элегантных деловых людей в массе прохожих резко возрастает по мере приближения к Уолл-стриту – финансовому сердцу Америки.
 
Сам Уолл-стрит не произвел на меня особого впечатления. Несколько красивых зданий – а какие глобальные экономические операции в них производятся, мне неведомо.
 

Понятно, что на Манхэттене гости из-за рубежа спешат к месту теракта, потрясшего весь мир 11 сентября 2001 года. На месте разрушенных башен-близнецов вознеслось новое здание  Всемирного торгового центра – Башня Свободы. Этот небоскреб открылся в 2014 году. Он самый высокий в Западном полушарии: 541 метр. В память о жертвах теракта рядом построен мемориал – огромное углубление в земле квадратной формы. Возле него фотографируются туристы, резвятся детишки. Террористы хотели уничтожить Жизнь, но она продолжается – и это замечательно!
 








Удалось заглянуть в те районы Нью-Йорка, о которых когда-то шла недобрая слава. Я представлял себе их по стереотипам художественной литературы и кинематографа. 
 

Место действия «Вестсайдской истории» я не нашел. Сейчас эта часть Манхэттена выглядит благопристойно, молодежных уличных банд не видно. Есть в Америке такое слово – «джентрификация». Оно означает процесс заполнения бедных районов более состоятельными жителями, меняющими их облик. У этого явления есть свои противники – они усматривают несправедливость в том, что социально слабое население вытесняется в результате экономического оживления на менее престижные окраины или в другие города. Джентрификация явно наблюдается в нашем Тель-Авиве, но... это тема для отдельного разговора.
 
Не произвел на меня ужасного впечатления и Гарлем. Этот район я не имел возможности досконально изучить, но видел довольно чистые скверики, в которых аккуратно одетые юные афроамериканцы гоняли мячик, а их младшие братья и сестры с мамашами чинно жевали что-то на скамейках.
 
Наименее эстетичным я нашел Чайна-таун. Тут множество сувенирных лавок, мелких магазинчиков и ресторанов. Очень шумно из-за криков торговцев, но никаких опасностей не ощущаешь. Я попал сюда в будний день – говорят, что здесь стоит побывать в китайские праздники, которые являют собой замечательное зрелище.
 
Бруклин когда-то был отдельным городом и даже конкурировал с Нью-Йорком. Сейчас это самый населенный район Нью-Йорка: 2,6 миллиона человек. Эмиграция из бывшего СССР привела к появлению здесь большой русскоязычной общины. На каждом шагу наблюдаешь знакомые картинки: русские торговые точки, русские продавцы в американских магазинах, множество русских газет. Старушки входят в транспорт и по-русски спрашивают, в каком направлении им ехать и где выходить. В магазине женщина протестует у кассы на беспомощном английском: набрала товаров на все имевшиеся деньги и не учла, что к их стоимости добавляется налог. Я уже не говорю о том, что если в метро кто-то долго и громко говорит по мобильнику, то это явно из «наших».
 
В Бруклине много синагог. Мы каждый день проходили мимо ешивы. Я обратил внимание на то, что в ее дворе оборудована баскетбольная площадка. Это в Израиле почему-то считается, что детям харедим спорт не обязателен, а их неважные физические кондиции становятся аргументом для освобождения от призыва в армию.
 
В Бруклине мы жили совсем близко (одна остановка на метро) от легендарного Брайтон-Бич. Не могли не посетить этот район. Ничего анекдотического я не заметил. Плотность русскоязычного населения выше, чем в Бруклине. Очень много русских вывесок. Единственное, что удивило: прилавки с грудами разного тряпья по цене в 99 центов  - неужели кто-то это покупает?..
 
Зато здесь замечательный пляж, широченная набережная вымощена деревом. По ней приятно шагать и ездить на велосипеде. Глядя в прекрасные океанские дали, забываешь, что за спиной – «русское гетто».
 

В мои годы после 15 дней в огромной стране нельзя всем наивно восхищаться. Но мне понравилась Америка и особенно - американцы. Наверняка среди них встречаются и неприятные типы с плохим характером, даже психи, алкоголики, наркоманы. Но подавляющее большинство американцев  вежливы, они охотно отвечают на вопросы, они приветливо улыбаются. Сидя за рулем, они с готовностью пропускают вперед другую машину или пешехода. Куда бы ты ни зашел, сразу слышишь: «Я чем то могу вам помочь?»
 
И еще немаловажная для меня тема. Не знаю, почему многие знакомые, посещавшие Америку, говорят, что там скверная еда. На мой взгляд, питание отличное! В супермаркетах – совсем недорогие и вкусные колбасы, ветчины, молочные продукты. Полно фруктов и ягод. Их цены в переводе с фунтов на килограммы сопоставимы с нашими.
 
В Нью-Йорке трапеза в ресторанчике, возможно, обойдется дороже, чем в Израиле. Но порции большие. Даже в заурядной закусочной стейки качественней аналогичного блюда в тель-авивском кафе. Гамбургеры тоже вкуснее.
 
Наверное, меня упрекнут за переход к слишком прозаическим вещам. Что ж, в дальнейшем я намерен поговорить о возвышенном...    

1 комментарий :

  1. Всегда с большим интересом и удовольствием читаю твои неполитические статьи и отчёты.
    Игорь

    ОтветитьУдалить