вторник, 28 августа 2018 г.

Некультурная Америка. Часть 3

Ни один город мира не сравнится с Нью-Йорком по количеству крупных художественных музеев. Когда-то богатейшие люди Америки состязались в строительстве фешенебельных особняков, которые украшали произведениями искусства. Многие такие коллекции превратились в музеи. Эта традиция стала неотъемлемой частью национальной культуры. Сегодня бюджеты американских музеев пополняются не столько государством, сколько частными спонсорами, различными фондами.



Коллекция Фрика

Так называют замечательную галерею на уже упоминавшейся Музейной миле на Манхэттене.
Генри Фрик (1849-1919) в 30 лет стал миллионером, в 40 – президентом стальной корпорации «Карнеги стил». По мере увеличения своего состояния он улучшал «жилищные условия» и расширял коллекцию произведений искусства. Последняя резиденция Фрика - красивый особняк на 5-й авеню. По его завещанию, он стал музеем, который открылся в 1935 году.
 
Трудно найти более комфортное место для наслаждения искусством! Экспонаты расположены на одном этаже – не надо бегать по лестницам или ждать лифта. Планировка элегантного особняка, антикварная мебель, декор проникнуты удивительным вкусом. Здание соразмерно человеку, который не испытывает тесноты, но и не теряется – как в больших музеях - в огромных залах и анфиладах.
 

А главное – в Коллекции Фрика собраны только шедевры! И находятся они на расстоянии вытянутой руки: Мемлинг, Тициан, Беллини, Брейгель, Ван Дейк, Веласкес, Гойя!
 

Основу собрания составляют картины старых мастеров, но представлены тут и художники более поздних эпох, в том числе импрессионисты.

Ганс Гольбейн Младший запечатлел для потомков Томаса Мора. Спокойное лицо человека, уверенного в своей правоте. Задумчивый взгляд устремлен вдаль – он словно предвидит трагическое столкновение вдохновенной утопии и жестокой реальности... 



В небольшом музее три работы Вермеера и три – Рембрандта! Величайший голландский художник написал много своих автопортретов. В молодости он изображал себя  красивым, щеголеватым, полным оптимизма. С «Автопортрета» из Коллекции Фрика смотрит усталый, немало испытавший  пожилой человек - «во многом знании много печали»... Эта изумительная картина сравнима только с автопортретами Рембрандта в Лувре и Лондонской галерее.


Энгра считают большим мастером, но при этом - рассудочно-холодноватым. Поэтичный «Портрет Луизы де Брольи Оссонвиль» показывает, что его, как и других «академиков», заставляла оттаивать женская красота.



Немецкая галерея двух евреев

В пределах Музейной мили находится еще один элегантный особняк. Он построен в эклектичном, но красочном стиле боз-ар, разработанном в парижской Школе изящных искусств в конце XIX века. Здание стало музеем благодаря тому, что в 1960-е годы в Нью-Йорке познакомились два коллекционера.

Серж Сабарски (1912-1996), сын еврейских эмигрантов из России, вырос в Вене. Спасаясь от нацистов, перебрался в США, где стал успешным арт-дилером. Более молодой Рональд Лаудер (родился в 1944-м) унаследовал огромную компанию своей матери «Эсте Лаудер». Был политиком, дипломатом (в первую каденцию Нетаниягу он склонял премьера к миру с Сирией), главой Всемирного еврейского конгресса. Миллиардера Лаудера, не чуждого искусству, увлекла идея Сержа – создать в Нью-Йорке уголок культуры немецкоязычной общины.
 

Единомышленники собрали прекрасную коллекцию австрийских и немецких модернистов. Лаудер купил особняк на 5-й авеню, получивший название Новой галереи (по-немецки Die Neue Galerie). До ее открытия в 2001 году Сабарски не дожил.
 

Входя в галерею, оказываешься в блестящей обстановке Берлина или Вены начала ХХ века. Тебя встречает учтивый швейцар и направляет в сторону экспозиции. По дороге туда замечаешь вывеску «Кафе Сабарски» - там можно оценить изысканные блюда венской кухни.
 




На первом этаже – работы великих австрийских экспрессионистов Климта, Шиле, Кокошки. Всеобщее внимание приковано к знаменитой картине Климта «Портрет Адели Блох-Бауэр I». Лаудер купил «Золотую Адель» в 2006 году за 135 миллионов долларов!


«Автопортрет» Шиле – одна из лучших работ любимого ученика Климта.




На втором этаже - работы немецких экспрессионистов и абстракционистов: Бекман, Дикс, Гросс, Клее, Кирхнер, Кандинский, Явленский. Великолепное полотно Кирхнера «Уличная сцена в Берлине» Лаудер приобрел за 38 миллионов...




Я еще не упоминал, что при всех американских музеях работают магазины, в которых можно приобрести не только альбомы репродукций, но и различные тематические сувениры. Цены вполне приемлемые (в Израиле такая продукция бывает и дороже). Уютный магазинчик в Новой галерее относится к лучшим среди увиденных в США.            

Бруклинский музей

В Бруклине находится один из крупнейших музеев мира! Он открылся в конце
XIX века – когда Бруклин, еще не поглощенный Нью-Йорком, был третьим по величине городом США. В ту эпоху серьезный музей не мыслили без древностей, благодаря этому немногие собрания могут сравниться с бруклинской египетской коллекцией. Но и другие разделы музея содержат подлинные сокровища. 
 


Уже на первом этаже бросается в глаза концептуальный подход к формированию экспозиции. Здесь расположен «Голубой зал». Все его экспонаты подобраны только по цвету! Изготовленные в Голландии, Германии, Англии фаянс, фарфор, стеклянная посуда, а также индийские скульптуры, европейские живописные полотна выдержаны в голубых тонах. Даже у Мадонны на средневековой картине часть одежды – голубая.
 

Отличается по цвету только странная инсталляция из висящих канатов с огромными узлами. Оказывается, это отсылка к древним южноамериканским цивилизациям, представленным в залах музея. Инки пользовались непонятными веревочками с узлами – «кипу». Это была заменявшая письменность мнемоническая и счетная система, лежавшая в основе административного управления, ведения хозяйства и до сих пор не разгаданная. Возможно, смысл инсталляции в «Голубом зале» - напомнить о еще не познанных связях между культурами разных народов...
 


Концептуально организована и прекрасная коллекция европейской живописи на третьем этаже. Картины художников разных стран и эпох сгруппированы тематически. Например, на одной стене размещены пейзажи: Коро, Курбе, Клод Моне и... «Березки» Абрама Маневича. Этот талантливый художник (1881-1942) учился в Киеве и Мюнхене, на основе кубизма выработал свою оригинальную манеру. Выставлялся в Париже. В 1919-м в Украине трагически погиб его сын, после чего Маневич эмигрировал в США. Там его ценили. Поклонником живописца был Эйнштейн! Он писал Маневичу: «Мы оба служим звездам. Вы – как художник, я – как ученый».         


На другой стене размещены батальные полотна - из истории американской революции и европейских войн. Окаймляют эту подборку две огромные картины Василия Верещагина: «Путь военнопленных» и «Привал военнопленных». Обе написаны в конце 1880-х годов по впечатлениям русско-турецкой войны. «Привал» не уступает по экспрессии, антимилитаристскому пафосу лучшим картинам художника: где-то в горах жалкие фигурки в шинелях теряются в вихрях зимней бури – обессиленные люди зарываются в снег, и многие там замерзнут...
 

В экспозиции «Светский портрет» с Гойей соседствует голландец  XVII века Якоб Гюисманс, а рядом с великим Хальсом – Ян Корнелис Вермейн, его соотечественник, живший веком раньше. На мой взгляд, его картина превосходит остальные полотна в этом ряду по мастерству и психологической глубине.
 


К истокам земной цивилизации с трепетом приближаешься в залах древнего Египта и Ближнего Востока. Египетская коллекция Бруклинского музея огромна, но и здесь видно стремление работников музея выстроить экспозицию нестандартно, внести в нее концептуальное начало.
 

Озадачивает название одного из разделов: «Гендерные трансформации»?! Тут можно увидеть изображение женщины, ставшей фараоном, и узнать о сложных верованиях древних египтян, считавших, что переселяться могут только души мужчин, но не женщин.
 

Очень впечатляет «Зал мумий». Здесь хранятся свитки из Книги мертвых – сборника гимнов, заклинаний, молитв, которые помещали в гробницы для облегчения умершим пути к воскресению. Один из свитков длиной примерно в десять метров!


Мне – при моем хобби – было интересно увидеть в этом зале древнюю игру «сенет», напоминающую шашки или шахматы. Ее тоже клали в саркофаг: считалось, что для попадания умершего в загробное царство он должен был обыграть его стражей.
 


Пятый этаж гигантского здания знакомит с историей американского искусства. Опять же экспозиция очень оригинальна, начиная с названия: «Жизнь, смерть и изменения в Америке». Каждый зал демонстрирует определенный этап развития американского социума и его искусства: «Первые люди в Америке», «От колонии к государству».
 

«Ландшафт новой нации» - это зал пейзажей рубежа XVIII-XIX века. Дело в том, что после завоевания независимости американцы совершенно не знали своей страны. Ведь еще не было ни фотографии, ни кино, ни телевидения. О реках и озерах, горах и долинах, расположенных на огромных просторах, могли рассказать только художники.
 

После парадных портретов отцов-основателей и величественных романтических пейзажей невольно улыбаешься в зале «Наблюдения и мифы». Это бытовые зарисовки, иногда даже натуралистические, но часто весьма забавные. «Зимние сценки в Бруклине» Фрэнсиса Гая выписаны с репортерской тщательностью. Этот художник любил рисовать соседей, иногда даже указывая их имена. Что-то вроде нашей Зои Черкасской, но без злых обобщений...
 


Переходя из зала в зал, знакомишься с американскими художниками начала ХХ века, а затем – и нашими современниками.
 

Пожалуй, логика повествования подсказывает, что пора рассказать о нью-йоркских музеях современного искусства.

МоМА

Название расшифровывается просто:
Museum of Modern Art – Музей современного искусства. Создан при содействии семейства Рокфеллеров. Открылся 7 ноября 1929 года – через несколько дней после катастрофы на Уолл-стрит...

Этот музей был одним из первых в мире собраний современного искусства. С тех пор не прекращаются дискуссии о том, что считать современным искусством. В МоМА выставлены такие шедевры как «Звездная ночь» Ван Гога, «Танец» Матисса – это уже давно классика. Не менее знаменитые картины -  «Авиньонские девицы» Пикассо и «Постоянство памяти» Дали – тоже вызывают снисходительные улыбки у тех, кто восхищается последними художественными «изобретениями». Тем не менее большинство посетителей не игнорируют 5-й этаж МоМА, где «современное искусство» начинается с импресссионистов.
 





О том, что в МоМА я попал в «бесплатный день», упомяну не для того, чтобы похвастать своим практицизмом. Этот музей – один из самых посещаемых не только в Нью-Йорке, но и во всем мире.  По случаю бесплатного допуска вдоль улицы выстроилась километровая очередь. За 20 минут до открытия музея всех до одного желающих пустили внутрь. Любители искусства разумно распределились по этажам, осматривали экспозицию музея в разной последовательности – никакой давки не было. Четкая организация, культурная публика...
 

В МоМА много интереснейших выставок. Для меня открытием стала экспозиция скульптур Константина Бранкузи (1876-1957), румына, не оцененного на родине и прославившегося во Франции (там  его называют БранкузИ). Он всю жизнь шел от правдоподобия к условно-обобщенным формам, считается одним из основателей абстракционизма в скульптуре. Наиболее известна его «Птица в пространстве», хранящаяся в МоМА. Но меня чем-то тронул «Сократ»...
 


Коллекция живописи в МоМА просто фантастическая. Целые залы Матисса, Шагала, Пикассо, Магритта, Кирико. Здесь тоже ценят русских художников – есть целая подборка «Русский авангард», включающая Малевича, Родченко, Лисицкого, Степанову. А собрание работ Пикассо считается лучшим в мире!
 

Но все-таки это музей современного искусства, и здесь можно ознакомиться с искусством последних десятилетий. Понравились работы американца Филипа Густона (1913-1980). Он объясняет свое «несовременное» обращение к фигуративной живописи: «В 1960-е я почувствовал себя шизофреником. Абстрактное искусство – Поллок, Ньюман – перестало удовлетворять меня. Мир и так стал слишком абстрактным...». Конечно, реалистом Густона уже не назовешь, но эстетический разворот довел его где-то до сюрреализма.
 

Еще раз выскажу не слишком глубокую мысль о том, что при самых оригинальных идеях современных художников важным критерием ценности их произведений является оценка зрителя. В МоМА у одной из картин стояла толпа посетителей, снимавших ее с помощью сотовых телефонов. Такого ажиотажа я не видел ни в Лувре у «Моны Лизы», ни в Дрездене у «Сикстинской мадонны». Всеобщий экстаз вызвала «Звездная ночь» Ван Гога!






Музей современного искусства Соломона Гуггенхайма

Соломон Гуггенхайм (1861-1949) был сыном богатого швейцарского еврея. По семейной традиции занимался добычей и выплавкой цветных металлов. Приблизившись к 60-летнему рубежу, он отошел от дел и занялся коллекционированием произведений искусства. Будучи дилетантом, Соломон нанял в качестве эксперта баронессу Хиллу фон Ребай, художника и искусствоведа. Они приняли решение пропагандировать «непредметное искусство», начиная с Кандинского и Мондриана. В 1937 году собрание превратилось в Фонд Гуггенхайма, который  открылся для публики на Манхэттене.
 

В 1943 году коллекции стало тесно в этом помещении. Проект нового здания, которое предстояло возвести у Центрального парка, почти напротив Метрополитен-музея, был заказан самому известному американскому архитектору того времени Фрэнку Райту. Он самодовольно сказал, что на фоне его детища «Мet» будет выглядеть сараем! Действительно Райт блеснул. Он предложил совершенно новое решение: 6-этажное здание в виде гигантских эллипсов  - его посетители должны подниматься на лифте сразу на последний этаж и затем осматривать экспозицию музея, спускаясь по спирали. Новое здание открылось в 1959 году и стало не только гордостью Музейной мили, но иконой Нью-Йорка.
 


Музей Соломона Гуггенхайма постоянно проводит огромные выставки. Часть коллекции размещена в филиалах в городах Америки и Европы. Возвращаясь к вопросу о современном искусстве, отмечу, что концепция «непредметного искусства», выдвинутая основателями музея, не выдержала проверки временем. В 1950-е годы для расширения круга посетителей  собрание музея начало пополняться фигуративными произведениями.  
 

Я попал в Музей Гуггенхайма, когда почти всё его пространство было занято выставкой скульптур Альберто Джакометти (1901-1966). Честно говоря, меня это не порадовало! Я всегда любил этого скульптора, но в таком количестве он подавляет. Меня не убеждают объяснения искусствоведов: одни говорят, что худенькие фигурки Джакометти отражают физическое истощение людей после Второй мировой войны, другие находят, что его теряющиеся в пространстве тоненькие персонажи передают пессимизм экзистенциалистов по поводу одиночества человека. На мой взгляд, скульптура должна сама пластическими средствами декларировать замысел ваятеля и не нуждаться в философском комментарии. Впрочем, я посягаю на основы концептуализма...
 




Короче, я немного отдохнул у более «греющих» экспонатов: «Красного баллона» Клее и «Голоса пространства» Магритта. После этого мне предстояло возвращение в мир «понятного» искусства.    
  





Метрополитен-музей

Я не могу предлагать тут подробный рассказ. Метрополитен-музей и без меня известен. Он огромен: памятники культуры всех континентов и эпох, более 2 миллионов только лишь произведений искусства!
 

Метрополитен-музей открылся в 1872 году, в 1880-м перебрался в нынешнее здание на 5-й авеню. Оно неоднократно расширялось и сегодня глубоко вторгается в Центральный парк. При основании музея его экспозицию составили несколько частных коллекций. Сегодня доля государства в бюджете музея составляет не более 10 процентов, он существует благодаря спонсорам и дарителям.
 


Главное, чем поражает Метрополитен-музей, это количество, помноженное на качество! В каждом разделе собрано множество ценнейших экспонатов. Например, в крупнейших музеях мира в залах Древней Греции можно увидеть десятки замечательных ваз. В Метрополитен-музее целые залы краснофигурной вазописи! Нанесенные на них изумительные, тончайшие рисунки так завораживают, что с трудом вспоминаешь, как много еще надо посмотреть на других этажах.




Уникальные экспозиции – и в других разделах, посвященных  шумерской, аккадской, ассирийской, вавилонской, хеттской культурам. Здесь собрано более 7000 экспонатов. Среди них и артефакты, найденные у Мертвого моря, - их временно «одолжил» Израиль. Этим предметам не менее семи тысяч лет.
 

Египетская коллекция музея – одна из лучших в мире. Отдельный зал вместил целую флотилию лодок из захоронений – на них богатые египтяне рассчитывали доплыть до загробного мира. Здесь же находятся свитки Книги мертвых – пожалуй, еще более длинные, чем в Бруклине.
 


Так же богаты другие коллекции. Азиатский отдел насчитывает более 35 тысяч экспонатов! В уникальной экспозиции оружия разных стран и исторических периодов – 14 тысяч предметов. В Метрополитен-музее такая коллекция одежды любых наций и эпох, что она названа Институтом костюма – в ней более 30 тысяч костюмов и аксессуаров.
 

За этой роскошью скрывается щедрость дарителей. Имена большинства из них фигурируют в экспозициях. В 2013 году Леонард Лаудер подарил музею свое собрание из 78  произведений кубистов, в том числе 33 картины Пикассо.
 

Cамостоятельный отдел музея составляет «Коллекция Роберта Лемана». Ее собирал около 60 лет и завещал музею еврейский финансист Роберт Леман (1891-1969), глава крупнейшего инвестиционного банка «Lheman brothers» (этот банк сыграл негативную роль в финансовом «обвале» 2008 года, но в этом не было вины Роберта). Именем Роберта Лемана названо целое крыло Метрополитен-музея, в котором размещено его собрание. "Музей в музее": 2600 произведений искусства XIV-XX веков: Рафаэль, Рембрандт, Эль-Греко, Гойя, Энгр, Клод Моне, Сера, Синьяк, Тулуз-Лотрек!
 

Я не видел музеев с такой коллекцией европейской живописи, как в Метрополитен-музее. Полнотой и богатством отличаются все разделы: Возрождение, Нидерланды, Голландия и Фламандия, Германия и Англия.

Нечасто увидишь в музее полотна Питера Брейгеля. Здесь находится один из его шедевров – «Крестьяне».


Порадовал меня любимый Лоренцо Лотто картиной «Венера и Купидон». На ней прелестный мальчуган... писает на богиню любви! Но тут нет художественного озорства или эпатажа – только сплошные аллегории. Венера изображена с диадемой и фатой невесты на фоне дерева, обвитого плющом – символом верности и вечной любви. Змея с древних времен была фаллическим символом, имеющим прямое отношение к данной ситуации. И, наконец, Купидон целится струйкой в миртовый венок – мирт олицетворял плодородие. В общем, в переводе на русский: совет да любовь!
 



Особо впечатляет раздел французского искусства: отборная классика, целая галерея Родена, а каждому известному импрессионисту отведен целый зал или даже несколько! Рядом с импрессионистами – как бы в укор – размещен зал реалистов: вот, мол, не шагали в ногу со временем, рисовали по старинке. Здесь висит великолепный портрет Гаршина кисти Репина. Импрессионисты импрессионистами, но русскому классику этой работы стыдиться не надо.
 

Насчет импрессионистов повторяться не буду. Во французских залах запомнилась гениальная картина Жака Луи Давида «Лавуазье с женой» (1788). Великого ученого его супруга потревожила в лаборатории, в момент работы над рукописью. Он озабоченно смотрит на нее: не слишком ли много занимается наукой, достаточно ли времени уделяет любимой женщине? Художник пророчески ощущал трагизм ситуации: через шесть лет по надуманному обвинению якобинцы отправят 50-летнего Лавуазье на гильотину... 
 


На третьем этаже располагается прекрасная коллекция американского искусства. Многие имена я уже знал. Понравилось патетической старомодностью полотно Эмануэля Готлиба Лойце «Переправа Вашингтона через реку Делавэр» (1851). Эта картина очень популярна в США – типа суриковского «Перехода Суворова через Альпы».


Завершу рассказ о Метрополитен-музее замечаниями практического порядка. Я уже упоминал музейные магазины. Здесь есть большой, очень богатый  магазин, а кроме него на других этажах возле важнейших разделов или выставок открыты книжные киоски, предлагающие альбомы и сувениры данной тематики.
 

Еще одно замечание. В израильских музеях очень дорогие, но бестолковые буфеты. В американских музеях достаточно дешевые кафетерии, где можно нормально пообедать при длительном пребывании в храме искусства.
 

Осталось упомянуть, что билет в Метрополитен-музей содержит отрывную наклейку, по которой можно посещать в течение трех дней и сам музей, и два его замечательных филиала.       

«Мет-Бройер»

Этот филиал Метрополитен-музея, используемый для выставок, находится на соседней Мэдисон-авеню. Он назван в честь венгерского еврея Марселя Бройера, архитектора и дизайнера, в молодости преподававшего в «Баухаузе», а затем работавшего в ФРГ и США. В 1960-е Бройер построил это здание, резко отличающееся кубистическими формами от фешенебельной застройки Верхнего Ист-Сайда.
 

Я попал на вызвавшую фурор выставку «Одержимость: обнаженные Климта, Шиле и Пикассо». Здесь представлены 50 эротических рисунков, акварелей, графических листов знаменитых художников.
 

Всё это работы из коллекции Скофилда Тайера (1889-1982). Эстет, журналист, поэт, в 1920-е годы он редактировал авангардистский журнал, который иллюстрировал модернистской живописью.
 

Тайер испытывал сложные душевные проблемы и лечился в Вене у Фрейда. Там увлекся творчеством Климта и Шиле. В Европе он сразу оценил гениальность Пикассо.
 

Тайер был состоятельным человеком, но его возможностей хватило в основном для приобретения рисунков этих художников. В 1924 году он устроил их выставку в музее родного города Вустера в штате Массачусетс. Организаторы несколько работ не приняли, сочтя их неприличными. Тайер обиделся и тайно составил завещание, в котором отписывал свою коллекцию Метрополитен-музею.
 

В конце 1920-х здоровье Тайера резко ухудшилось, и его поместили в психиатрическую клинику, где он находился до конца своей долгой жизни. После его смерти руководители музея Вустера не сомневались, что он обогатится ценнейшей коллекцией. Но их настигла запоздалая месть! И вот теперь Метрополитен-музей устроил выставку эротических рисунков великих художников - двух экспрессионистов и одного кубиста.
 

Сегодня эти работы никого не шокируют и привлекают публику. Эротическая тема раскрыта в стиле Климта, Шиле и Пикассо.




После этой выставки вполне естественно было посетить более благочестивое место. Им стал другой филиал Метрополитен-музея.     

«Клойстерс»

Этот филиал находится довольно далеко от 5-й авеню, на севере Манхэттена.  Музей на высоком берегу Гудзона, стилизованный под средневековый замок, и живописный парк вокруг него были созданы на средства Джона Рокфеллера в конце 1930-х годов. Для строительства здания из Европы были доставлены аутентичные архитектурные детали. В музейный комплекс входят клуатры (крытые галереи, по английски – cloisters), целиком вывезенные из пяти французских монастырей  XII-XV веков!
 



Музейные залы оформлены, как церковные помещения. В них размещена коллекция, также подаренная Рокфеллером. Она состоит из 5000 произведений романского и готического искусства: картины, скульптуры, гобелены, витражи,  книги из пергамента с изумительными рисунками, изделия из слоновой кости и янтаря.  Наиболее ценные экспонаты музея – цикл гобеленов «Охота на единорога» и «Алтарь Мероде». 




"Алтарь Мероде" представляет собой триптих на тему Благовещения, созданный в мастерской Робера Кампена. Многие работы этого замечательного нидерландского живописца первой половины XV века до последнего времени приписывались условному «мастеру из Флемаля», которого искусствоведы в конце концов отождествили с Кампеном.

                                                                                *****

С удовлетворением могу отметить, что мне удалось побывать практически во всех лучших художественных музеях Нью-Йорка, Бостона и Филадельфии. Буду очень рад, если эти заметки подвигнут кого-то из интеллигентных читателей повторить мои маршруты и они испытают такой же духовный подъем.
Только поэтому я позволил себе навязать посетителям моего сайта описание пятнадцати музеев. Очень благодарен им за терпение и благожелательные отзывы. 

 
 

6 комментариев :

  1. Спасибо большое.В наших скромных планах посетить по Вашим следам север Италии,а затем ,возможно, и до Америки дойдёт дело...

    ОтветитьУдалить
  2. Каждый должен идти своим путем!

    ОтветитьУдалить
  3. Блестящая статья. Согласен с автором во всем. Более того. По работе приходится бывать в небольших городах по всей стране. Меня поражают собрания живописи в музеях этих городов в Алабаме, Индиане, Огайо, Васкансине, Арканзасе и так далее. Да даже в штате Нью Йорк есть отличные музеи, не попавшие в статью.

    ОтветитьУдалить
  4. Яков, большое спасибо за все три статьи. Не каждый может так увидеть шедевры живописи и, главное, так рассказать о них, как Вы. Хочется бежать и добирать упущенное.

    ОтветитьУдалить
  5. P.S. Хотела почитать про музеи северной Италии, но не могу найти на сайте. Очень жаль...

    ОтветитьУдалить