вторник, 2 марта 2021 г.

Он наплевал на бронзы многопудье

 Сегодня исполнилось 90 лет Михаилу Сергеевичу Горбачеву, последнему генсеку КПСС и первому советскому президенту. Именно он начал «перестройку», что привело к развалу большевистской империи, 74 года державшей в страхе цивилизованный мир. Постсоветские лидеры не скрывают своей ненависти к Горбачеву. Да и российская оппозиция без пиетета отзывается о нем. Только на Западе имя человека, разрушившего СССР, произносят с огромным уважением...


 


Сегодня мало кто вспоминает 1985 год и приход к власти в СССР Михаила Горбачева. Перед этим огромной страной правил синклит дряхлых старцев. Появился даже «неофициальный» термин - геронтократия. Старцы, как заведено в природе, часто умирали. После смерти Леонида Брежнева его преемники и их соратники уходили из жизни с пугающей частотой. В то время кто-то неосторожно дал указание проводить матч Карпов-Каспаров в Колонном зале Дома Союзов. Но организаторам пришлось прерывать захватывающее шахматное единоборство, когда в этом зале водружали гроб и проходило прощание с очередным умершим членом Политбюро.

Физическое вырождение советского руководства отражало развал режима, созданного после октябрьского переворота группой революционеров-«ленинцев». Эти фанатики, ничего не понимавшие в экономике, за несколько лет разорили страну с гигантским потенциалом. Они умели править только бандитскими методами - поэтому пополняли госказну периодическими ограблениями народа, а ропот подавляли массовыми репрессиями. Понимая, что в своем государстве скоро будет некого «экспроприировать», вожди большевистской империи постоянно развязывали захватнические войны под чудовищным лозунгом «мировой революции». Поскольку материальные и интеллектуальные ресурсы страны работали только на «оборону», Советский Союз обладал мощной армией и ведущие державы пытались задабривать кремлевских правителей, склонять их к «мирному существованию».

Режим, державшийся на терроре, страхе, мог существовать, пока были живы участники октябрьского переворота и их ученики. Они воспитали несколько поколений советских людей, которым выбили мозги «единственно верным учением». Миллионы людей не могли приобрести нормальной еды или одежды, жили в тесных коммуналках и бараках, не имели представления о развитии мировой культуры, но с детства благодарили партию и правительство за свою счастливую жизнь.

После того как помер очередной кремлевский старец, уставший от невзгод народ вяло констатировал, что генсеком стал совсем молодой член Политбюро - 54-летний Михаил Горбачев. Никто ничего не ждал от него. Казалось, что страна навсегда погрузилась в страшный сон. Но «новенький» продолжал удивлять. Он выступал без бумажки - в отличие от неграмотных предшественников с выпадавшими челюстями, которые, запинаясь, зачитывали свои речи, напечатанные для них  крупным шрифтом. Да и слова Горбачев произносил какие-то непривычные: гласность, демократизация, ускорение, перестройка...

Тогда еще никто не понимал, что означает смена поколений в системе власти. Горбачев, Ельцин и другие новые руководители родились в 1930-е годы. Они не участвовали в сталинских расправах с народом. Наоборот, в ту эпоху пострадали их родственники. До того, как начать партийную карьеру, они учились не в партшколах, а в нормальных вузах, жили на стипендию и на скромную зарплату. Конечно, для продвижения наверх они поддакивали начальству, но у них уже не было фанатизма и жестокости ленинско-сталинской гвардии.

Постепенно народ оживился. Конечно, советский человек видел, что в магазинах по-прежнему пусто. Но по крайней мере жизнь стала интересней. Горбачев объявил, что «нет зон, закрытых для критики». Запуганные люди начали смело ругать свое начальство. На предприятиях и в учреждениях вошли в моду выборы директора голосованием всего коллектива!

Таинственная кремлевская власть стала более открытой. Оказалось, что члены Политбюро не занимают одинаковую позицию, а борются друг с другом. Полностью транслировавшиеся по телевидению съезды народных депутатов стали первым наглядным пособием по демократии. Там шли споры, за которые еще недавно сажали в лагеря и психушки. Критиковали всех, включая генсека! Горбачев вернул из ссылки академика Сахарова, освободил и других диссидентов.

Советские люди, привыкшие к принудительной подписке на «Правду» и «Известия», рано утром сами бежали покупать газеты и журналы, из которых с удливлением узнавали не только о текущих событиях, но и о недавнем прошлом!

Горбачев начал выводить из советского лексикона такие выражения как «классовые враги», «происки империализма», «борьба двух миров». Он прекратил войну в Афганистане, где ни за что погибали тысячи советских ребят. Запад поначалу настороженно относился к Горбачеву, септически воспринимая его мирные декларации. Но когда разрушили Берлинскую стену, все поверили, что на планете может начаться спокойная жизнь.   

Наивно было ожидать, что «архитектор перестройки» окажется реформатором, во всем порвавшим с большевизмом. Естественно, Горбачева сформировала Система, которую он не мог сразу уничтожить. Михаил Сергеевич верил в «идеи» коммунизма, в прочность «братской семьи» советских народов. Когда привычный порядок пытались разрушить без него, он гневался, иногда даже посылал войска для наведения порядка во взбунтовавшихся республиках.

Но все-таки люди ценили его простоту, доступность, готовность к диалогу. Я помню, как Горбачев приехал в Литву, которую советские лидеры не любили и никогда не посещали. Литва первой заговорила о выходе из состава СССР. Горбачев, игнорируя свою охрану, шел по вильнюсским улицам через радостно приветствовавшую его толпу, улыбался людям. Ненавидевшие советскую власть литовцы улыбались ему, вежливо спорили с ним, объясняли, что хотят нормальных отношений с Россией, которые возможны только между свободными народами...

Горбачев не был готов всем дать свободу. Но он открыл для евреев ворота страны. Страна еще не понимала, что она теряет, а миллион с лишним потомков Авраама устремились на историческую родину и в некоторые другие страны, очень скоро ощутившие, что они приобрели. Свое место в еврейской истории Горбачев себе уже обеспечил.

Это было замечательное время! Это было тревожное время. Все понимали, что с прошлым еще не покончено и Горбачеву не позволят зайти слишком далеко в его реформах. Как-то знаменитого диссидента и умнейшего человека Владимира Буковского спросили: верит ли он, что «перестройка» необратима. Он сказал: «Появились люди, которые хотят изменить страну к лучшему. Они кое-что сделали. Но те, кто создавал кровавый режим, не сдались и готовятся к реваншу. Вопрос в том, кто быстрей осознает свои ошибки и победит».

Как известно, победили поклонники Сталина, потомки Дзержинского, Ежова, Берии. Путин назвал развал СССР величайшей геополитической катастрофой двадцатого века. Тем не менее он и его новая гвардия не смогли реставрировать большевистскую империю. Понимая, как изменился народ, они трусливо не упоминают ни КПСС, ни ее создателя, формально сохраняют рыночные отношения и демократические институты. Они постепенно перешли от горбачевских и ельцинских вольностей к введению уголовной ответственности за «участие в беспорядках», разгоняют демонстрации и сажают оппозиционеров в тюрьмы. Они опять грозят «врагам», опять разваливают национальную экономику ради наращивания вооружений. Но наворованные миллиарды им приходится держать в зарубежных банках. Бывшие вассалы Москвы строят в своих странах новую жизнь и не боятся окриков из Кремля. А поумневшие «враги» научились сдерживать постбольшевистские эксцессы жесткими санкциями.

Горбачев изменил не только свою страну, но и весь мир. Он жив назло тем, кто покончил с его реформами и не может вспоминать его без злобной брани. Жив потому, что не ругает новых правителей России и не пытается им ничего доказывать. Первый президент России остался скромным человеком, не умеющим напоминать о своей исторической роли. История сама разберется в том, кому ставить памятники. Иногда оказывается, что для человечества больше всего сделали не великие полководцы и ораторы, а неприметные чудаки, не умевшие правильно произносить «Азербайджан»...

   

Комментариев нет :

Отправить комментарий