воскресенье, 15 июня 2014 г.

Необратимость времени

Иерусалимский театр «Микро» не ищет легкого успеха и ведет со зрителем полноценный интеллектуальный диалог. Это подтвердила премьера – «Страхи царя Соломона».



Меня озадачило обращение режиссера Ирины Горелик к роману Эмиля Ажара «Страхи царя Соломона». Ажар, более известный как Ромен Гари, умышленно эпатирует старомодной сентиментальностью – это не совсем соответствует философичности и современной стилистике театра «Микро». Но я не в первый раз отдал должное мастерству инсценировок Ирины Горелик. Как обычно, в создании ивритской версии участвовал Ефим Риненберг – на этот раз в содружестве с Иланом Хазаном.

Режиссер полностью уничтожает некоторую композиционную рыхлость романа, его перенасыщенность словами и персонажами. Сценические события пунктирны, связь между эпизодами – не столько фабульная, сколько «монтажная».

В центре романа – любовь, сохраненная до старости миллионером Соломоном Рубинштейном и бывшей певицей Корой Ламенэр несмотря на то, что они давно расстались: в оккупированном нацистами Париже она изменила ему и не навещала в подвале, где он прятался. Разъединенность людей преодолевают доброта Соломона, помогающего всем слабым и одиноким через свою организацию «SOS», и обостренная чувствительность молодого таксиста Жана, неспособного мириться с несправедливостью мира.

Спектакль Ирины Горелик жестче и драматичней. Абстрактный гуманизм Жана (Ифтах Раве) сталкивается с конкретностью еврейской судьбы. Воплощение вечного маниакального антисемитизма – слуга миллионера Тапю (Ефим Риненберг), приобретающий в спектакле демонические черты. Соломон (Илан Хазан) лишен кротости и гармонии, отличавших героя романа: он – комок нервов, что не удивительно при такой биографии. У Коры (Ольга Катаева) тоже душевный разлад на грани безумия сменяет легкомыслие и кокетство, которыми ее наделил писатель. Да и ее убежденность в том, что она спасла Соломона, ибо могла выдать его гестапо, но не сделала этого, - не умилительна, а сродни юдофобии Тапю.

Добро и зло на сцене разделены стеной - буквально, пластически. Единственная декорация (художник Илья Коц) – немного похожая на зеленую изгородь, но отдающая холодным металлическим блеском защитно-маскировочная сетка, продолжающая ассоциативный ряд, который порожден судьбой старого еврея. Жестокие столкновения героев происходят на авансцене, а за сеткой слышны голоса любви и добра – это терпеливые беседы сотрудницы «SOS» (Мария Горелик), на протяжении всего спектакля отвечающей на телефонные звонки, это мистически-мудрый Священник (Артур Клява), неожиданно суммировавший в себе черты друзей Жана, знакомых нам по роману.

Шокирующий в книге поступок Жана, из сострадания вступающего в связь с Корой, в спектакле приобретает метафизический смысл. Это попытка восстановить утраченное для Соломона и Коры Время, возродить разрушенные души. В инсценировке Ирины Горелик появляется юная Певица (Сима Горен) – в ее строгой одежде и исповедально-лирическом исполнении нет и следа пошловатой развязности молодой Коры. И Певица, и Жан – это исправленные варианты жизней Соломона и Коры.

Но, вопреки благостному финалу романа Ажара, чудеса невозможны, поскольку время необратимо - оно тает, как свечи, при которых обманывают друг друга Жан и Кора. Единственное реальное чудо, вочеловеченное добро, проникающее на сцену сквозь заграждение, - это любящая Алина из книжного магазина. Не предлагаемые ею горы энциклопедических словарей обогащают Жана истиной, но ее всепонимание и всепрощение.

А Соломону и Коре идиллия уже не суждена. В спектакле Ирины Горелик действие обрывается резко и неожиданно для зрителя, и все герои навсегда застывают, как на старинной фотографии. И это самая честная трактовка романа Ажара-Гари, который прошел войну и сталкивался с антисемитизмом, который был лишен иллюзий и своими сюжетами помогал читателям, как его Соломон помогал несчастным людям своими подарками. Выстрелив себе в рот 2 декабря 1980 года (в возрасте Коры), писатель оставил записку: «Можно объяснить все нервной депрессией. Но в таком случае следует иметь в виду, что она длится с тех пор, как я стал взрослым человеком, и что именно она помогла мне достойно заниматься литературным ремеслом».

Как всегда, Ирина Горелик удивляет новыми находками и новыми идеями. Как всегда, точно материализуют ее метафорику сценография Ильи Коца, музыка Бориса Зимина и работающих с ним исполнителей. Как всегда, тонко и умно играют актеры. Как всегда, труппу пополняют дебютанты. Но есть и нечто новое. Долго ютившийся в тесных помещениях коллектив скоро получит собственную сцену! Театр отчасти утратит смысл своего названия, но главное – не потерять интеллектуальной глубины и яркости пластических решений, за которые ценят спектакли «Микро» его верные приверженцы.

Комментариев нет :

Отправить комментарий