суббота, 7 июня 2014 г.

Предел местечкового бесстыдства


Похоже, вслед за Сильваном Шаломом из президентской гонки может выбыть Биньямин Бен-Элиэзер. Им аккурат перед выборами заинтересовалась полиция. Можно ли избежать позорящих нашу страну скандалов, которые преследуют кандидатов на важнейшие государственные посты? Неужели нам мало того, что в тюрьме сидит экс-президент Израиля, а экс-премьер собирается присоединиться к нему?

10 июня депутаты кнессета должны избрать нового президента Израиля. Но на финишной прямой неожиданно споткнулся один из фаворитов - кандидат от Аводы Биньямин Бен-Элиэзер. 6 июня стало известно, что Фуада в течение пяти часов допрашивала полиция с предупреждением об ответственности за дачу ложных показаний! Следователи не обещают завершить беседы с ним до ближайшего вторника.

Пока сообщается только о том, что министра национальной инфраструктуры Бен-Элиэзера подозревают в незаконном получении денег. Он приобрел шикарное жилье в Яффо, которое обошлось ему в 8-9 миллионов шекелей. Как утверждает следствие, на банковский счет Фуада поступили крупные суммы. Бен-Элиэзер занял более миллиона шекелей у известного олигарха Авраама Наникашвили. Оба они не видят в этом никакого криминала. Но полиция не верит в филантропические мотивы финансирования политиков бизнесменами.

Никто не сомневается, что от шести кандидатов на пост президента Израиля останется пятерка. Недавно претендентов было семь. Но на представлявшего Ликуд министра по вопросам развития Галилеи и Негева Сильвана Шалома поступила жалоба от женщины, обвинившей его в сексуальных домогательствах 15-летней давности. Тут же аналогичные претензии предъявили еще две дамы. Шалому пришлось снять свою кандидатуру.

В последние годы назначения на крупнейшие государственные посты непременно сопровождаются скандальными разоблачениями. Ури Бар-Лев не стал генеральным инспектором полиции из-за коллеги, заявившей, что он в прошлом грубо приставал к ней. Йоав Галант метил в начальники генерального штаба, но тут выяснилось, что он много лет проживает в собственном доме, для строительства которого незаконно присоединил к своему участку общественные земли.

Почему в перечисленных случаях (и многих других!) компромат всплывал только в момент, когда кому-то хотелось испортить чью-то карьеру? В народе это называют стукачеством. Нельзя подменять законность корыстными политическими интересами.

Спору нет, если подозрения обоснованны, то нельзя назначать на важный пост запятнавшего себя человека. Но некрасивые фарсы, разыгрываемые в последний момент, дискредитируют государственные институты, превращают процедуру выдвижения кандидатур в посмешище. Всего этого можно избежать.

В Израиле существует Управление по делам госслужащих. Оно вместе с ведомством госконтролера могло бы более тщательно проверять данные соискателей важнейших государственных постов. Например, высших руководителей давно обязали отчитываться о состоянии здоровья. Проблема не только в том, что Фуад подозревается в получении взяток, но и в том, что Авода выдвигает на семилетний срок кандидата в президенты, которому 78 лет и который очень болен. Никто не указал на это руководству партии.

Нельзя завершать выдвижение кандидатур на пост президента Израиль так поздно. Всем известно, когда состоятся президентские выборы. Желающие участвовать в них должны определиться, например, за полгода до голосования в кнессете. Следует объявить, что за три месяца до выборов никакие жалобы на кандидатов не принимаются, а заводить на них уголовные дела запрещено. У правдолюбов и жертв домогательств останется достаточно времени для борьбы за справедливость. Кандидатов на другие ответственные посты также следует называть задолго до того, как в высших инстанциях назовут самого достойного из них.

Но вот если разоблачения кого-то из кандидатов – до или после назначения - приводят к уголовному расследованию, передаче дела в суд, вынесению ему обвинительного приговора, то наказание должно ужесточаться за «обман общественного доверия», который у нас привыкли считать незначительным прегрешением. Тогда люди, у которых рыльце в пуху, не станут рваться на высокие должности в расчете на получение неприкосновенности.

Официальные лица и политические структуры, выдвигающие чьи-то кандидатуры, должны отвечать за беспринципность (а иногда и откровенный цинизм) в определении своих фаворитов. Аморальное поведение кандидатов или их склонность к сомнительным сделкам известны как минимум в узком кругу. Возможно, в случае дисквалификации таких личностей надо лишать их «толкачей» права на выдвижение кандидата на следующих выборах.

Политические скандалы происходят во всем мире. В Израиле они не только слишком часты, но по-местечковому мелковаты и грязноваты. Нам надо вести себя, как западные люди, не только в области шопинга, но и в сфере политической этики.

Журналисты имеют право на самую резкую критику любых персон. Но стоило бы принимать меры против СМИ, которые умышленно преследуют кого-то по политическим мотивам. Например, сейчас все жалеют Сильвана Шалома и называют его жертвой оговора. Но «нечужое» ему СМИ периодически инспирирует судебные процессы против супруги политика, которого Шалом считает главным конкурентом, - причем поводом становятся кухонные разборки с домработницами и прочей прислугой! Суды, разбирающие такие дела, могли бы в своем решении особо отмечать тенденциозное освещение конфликта в СМИ и их попытки повлиять на суд. Падение рейтинга провокаторов было бы заслуженным наказанием за недостойное поведение.

Автор этих строк немного пофантазировал, но не собирается предлагать комплекс мер по расчистке коридоров власти. К сожалению, наши руководители в этом не заинтересованы. Что ж, мы можем их кое-чему научить. На тех выборах, где мы сами голосуем.

2 комментария :

  1. Анонимный09 июня, 2014 04:18

    tak bulo i tak budet!

    ОтветитьУдалить
  2. Анонимный16 июня, 2014 14:04

    Салонные игры в неприличном обществе

    15.06.2014 18:42
    ...
    Как поменялись нравы с течением времени, если ныне всякий журналист и любое приличное издание не то, чтобы избегает скользких тем, а наоборот - всеми силами так и норовит поразить мир особенно грубой, особенно циничной, выворачивающей душу наизнанку историей.

    Нет, вовсе не обязательно, чтобы та история была личной. Но обязательно, чтобы была самой грязной. Вовсе не стесняясь, не таясь, переходя всякие рамки приличия и не считаясь с моральными установками, всякий старается наговорить побольше гадостей. Заметьте, не где-нибудь в узком кругу, а открыто, публично и на глазах всего общества.

    И чем неприличнее рассказанный анекдот, чем в большую грязь окунает нас автор, чем известнее имена и чем в больших мерзостях они замешены – тем больший эффект и рейтинг имеет статья.

    Посмотрите на вакханалию разоблачений, поднятую в прессе по делу Эхуда Ольмерта!

    С какими подробностями освещался весь процесс, с каким восторгом и упоением длился и длился журналистский раж, в какие только укромные уголки души ни заглядывали и как только ни выворачивали грязное белье бывшего главы правительства.

    И не то, чтобы забывали, что речь-то идет, в конце концов, не о заклятом гангстере, а о бывшем первом лице государства, прошедшем долгий путь служения обществу, пусть даже оступившемся, нарушившим закон. Нет, не забывали, но именно бывшие заслуги и высокий пост и придавали делу особенно лакомую изюминку.

    Когда же дело дошло до приговора, с каким упоением перечисляли статьи уголовного кодекса, под которые подпадал несчастный Ольмерт, с каким даже голодным урчанием растаскивали разные издания на куски эксклюзивное право освещать все скандальные подробности до мельчайшей запятой.


    ...
    Таким образом, отличительной чертой современных СМИ становится соревнование в поисках самого гнусного, самого распушенного и мерзкого преступления. Никакого места не хватит приводить и множить примеры. К тому же мне самому не хотелось бы включаться в такую эстафету и поражать читателя своим парадом уродцев.

    ...
    Пусть читатели не подумают, будто я призываю скрывать от общественности преступления и заметать под ковер грязное бельишко. Мне просто кажется, что нельзя превращать прессу в садо-мазохистского любителя, который от души радуется чужой боли. С удовольствием смакует мерзости, сальными пальцами копается в чужом белье, заглядывает в чужие кровати, облизывается на украденные деньги и наслаждается падением высокопоставленных персон.

    Яков Бендерский
    http://mnenia.zahav.ru/Articles/4443/salonnie_igri_v_neprilichnom_obshestve

    ОтветитьУдалить