среда, 26 октября 2016 г.

Либерман предлагает дружбу ХАМАСу. На очереди – Иран и «Хизбалла»?

Либерман дал интервью палестинской газете «Аль-Кудс». Главе НДИ не откажешь в умении привлекать к себе внимание. Но в данном случае внимание привлекает тот факт, что израильский министр обороны строит глазки ХАМАСу и тем самым дезориентирует Запад, пытавшийся бойкотировать (в отличие от России) эту исламистскую террористическую организацию.


Не утихает шумиха, поднявшаяся после интервью Авигдора Либермана палестинской газете «Аль-Кудс», которая выходит в Иерусалиме (вроде с ним беседовали еще несколько арабских журналистов из разных стран). Министра обороны Израиля ругают в Газе и в Рамалле, недовольна Лига арабских государств. Израильские левые ругают Либермана за неуважение к палестинцам, которым он дескать свысока навязывает свои планы. Справа его критикуют за готовность отдать часть израильской територии и вообще за сам тон, удивительно смягчившийся после вселения лидера НДИ в кабинет главы оборонного ведомства.

Что ж, Либерман хорошо владеет приемами пиара, умеет оказываться в центре всеобщего внимания. Но впервые для достижения этой цели он настолько изменил свой традиционный имидж. Преображение «экстремиста» Либермана в разумного, прагматичного политика произвело впечатление на сотрудника «Аль-Кудса». Как отметил арабский журналист, он беседовал с человеком, который отказался от прежнего языка угроз и готов к конструктивному диалогу с арабскими соседями.

Действительно налицо разительный контраст между грозными заявлениями Либермана до получения портфеля министра обороны и его ответами на вопросы «Аль-Кудса». Прежде Либерман считал невозможным изменить фанатическую сущность ХАМАСа и критиковал Нетаниягу за то, что операция «Несокрушимая скала» в Газе не завершилась полным уничтожением инфраструктуры террора. Он заявлял, что получив полномочия министра обороны, предъявит ХАМАСу ультиматум о возвращении в течение 48 часов останков военнослужащих Орона Шаула и Адара Гольдина. Теперь его мрачная категоричность отошла на второй план, а на первый выдвинулась залитая солнцем картина замечательного альтернативного существования, которое ожидает Газу в случае хорошего поведения хамасовского руководства. Либерман распространяет свой «план кнута и пряника» на «Хамастан».

Министр обороны сказал, что Израиль не хочет возвращаться в Газу, но если ХАМАС опять спровоцирует военный конфликт, эта война станет для него последней. Если же в Газе прекратятся сооружение тоннелей, контрабанда оружия, обстрелы израильских городов, Израиль первым согласится инвестировать в экономику сектора и будет содействовать строительству морского порта, аэропорта, промышленных зон. Как заверил Либерман, Газа сможет стать вторым Сингапуром!

Естественно, в интервью обсуждались перспективы мирного урегулирования. Либерман сказал, что не доверяет принципу «территории в обмен на мир» и предпочитает обмен территориями и населением между еврейским государством и палестинскими арабами. По его мнению, Израилю не нужен арабский Умм-эль-Фахм, и его можно будет обменять на еврейские поселения на территориях.

Либерман подчеркнул, что в настоящее время не видит палестинского лидера, способного сесть за стол переговоров и принять исторические решения, в том числе о будущем Иерусалима. По его мнению, палестинцы, большинство которых живут в нужде, не могут верить своим руководителям. Либерман сказал, что с «президентом» ПА Абу-Мазеном нельзя вести диалог: он слаб, коррумпирован и боится идти на выборы, так срок его полномочий давно истек и сегодня он никого не представляет.

Итак, превратился ли Либерман после одного интервью в трезво мыслящего политика, который способен предложить реальные планы мирного урегулирования, не поступаясь при этом принципами национального лагеря? Несмотря на его броские, как всегда, высказывания и вызванные ими вспышки возмущения - не так уж сложно отделить в его словах популизм от разговора по существу и определить истинные мотивы его демонстративного поворота к «умерености».

В либермановском плане обмена территориями и населением меня – в отличие от МЕРЕЦа - отталкивает не намерение хозяйски распорядиться судьбами арабов, а еще худшее отношение к евреям! Арабы привыкли к тому, что ими управляют тоталитарными методами, и, если руководство ПА заключит договор о территориальном размежевании с Израилем, жители автономии согласятся на любые пертурбации. Но израильтяне привыкли к демократическому праву на свободное волеизъявление. Они селились и в Галилее, и в Негеве, и на контролируемых территориях, потому что израильские лидеры говорили им о сионистских идеалах. Когда Шарон разрушал поселения в Газе и Самарии, пропаганда НДИ протестовала против «трансфера евреев». Теперь Либерман считает возможным лишить евреев части Галилеи и невозмутимо предлагает выселять израильтян из «незаконных форпостов». (Перед последними выборами в кнессет в ходе теледебатов Беннет нанес ему тяжелый удар: «Как может представитель национального лагеря отказываться от Галилеи, заселение которой в свое время было одной из главных стратегических задач сионизма?).

Либерман отказывается от своих прежних постулатов. Глава НДИ всегда говорил, что израильско-арабский конфликт носит не территориальный, а религиозный характер. Сейчас он не только держится за идею обмена территориями, но и не скрывает, что предпочитает переговорам с Абу-Мазеном сотрудничество с ХАМАСом. Но именно ХАМАС – движение религиозных фанатиков. Подобно «Хизбалле», тегеранскому режиму он принципиально не может примириться с евреями и всегда будет призывать своих сторонников к уничтожению Израиля.

Сегодняшняя «платформа» Либермана трещит из-за внутренних противоречий. Он призывает к примирению на основе принципа двух государств для двух народов в рамках общего ближневосточного урегулирования. По его словам, в процессе этого урегулирования завяжется экономическое сотрудничество Израиля с «умеренными» (то есть не фанатичными!) арабскими государствами. Все отмечают, что это уже не «правее меня только стенка», а «Новый Ближний Восток» Шимона Переса. Как и мечтатель Перес, реалист Либерман не видит, что «умеренных» режимов вокруг Израиля нет! Даже те страны, что выказывали легкие поползновения к либерализму, злобно ощетинились в годы «арабской весны».

Либерман, прежде говоривший об агрессивной сущности исламизма, понимавший, что Израилю легче вести диалог со светскими соседями, теперь третирует Абу-Мазена. Тот, конечно, двуличен, импотентен, но все-таки в Рамалле можно говорить если не с ним, то с кем-то другим. Из этих разговоров вряд ли в обозримом будущем получится договор об окончательном урегулировании. Тем не менее какие-то формы сотрудничества с Рамаллой вполне реальны.

Что касается ХАМАСа, то никакими тактическими хитростями нельзя оправдать заявления министра обороны о том, что при отсутствии обстрелов из Газы там можно будет строить морской порт и аэропорт. Даже если допустить, что один главарь бандитов в Газе испугается нас и на время притихнет, то кто поручится, что его не сменят более страшные чудовища? Мало нам того, что Рабина и Переса обманул Арафат? Зачем нам аэропорт в Газе – чтобы там приземлялись иранские истребители?

Либерман – опытный политик и ничего не делает без дальнего расчета. После нового карьерного взлета, удавшегося ему после проваленных выборов в кнессет, он опять лелеет честолюбивые замыслы и видит в премьер-министре соперника! Понимая, что «негибкого» Беннета, чей рейтинг растет, Запад считает правым фанатиком, Либерман спешит продемонстрировать будущей американской администрации, что среди израильских правых политиков он готов пойти дальше всех в диалоге с арабскими соседями.

Одновременно НДИ активизируется на «русской улице». В партийном штабе догадываются, что в 2017 году пожилые репатрианты не придут в восторг от крохотных прибавок к их пособиям в рамках начинающейся «Пенсионной реформы». Поэтому пропаганда НДИ опять расписывает крутизну Либермана в сфере безопасности. Недавно (29 сентября) в своем интервью «Вестям» министр обороны уверял читателей, что после 115 дней его работы в новой должности план «кнута и пряника» - экономического поощрения лояльных населенных пунктов и наказания деревень, поставляющих террористов, - уже работает! Когда и какие экономические льготы предоставлялись в этот короткий период «примерным» арабам – об этом в интервью не сообщается. Вообще такую ересь Либерман может высказывать только в русскоязычных СМИ. Допустим, в каком-то арабском селении много лет не появлялись местные террористы. Неужели при нынешней волне террора можно на этом основании вкладывать туда деньги? А если вдруг арестуют террориста, который родом из этой местности, - придется взыскать с односельчан полученные ими средства?

Вообще и план «кнута и пряника», и посулы Либермана ХАМАСу, и его вариант «Нового Ближнего Востока» базируются на прохудившемся теоретическом фундаменте советско-марксистского происхождения: террор – порождение социального неравенства и нищеты. Отсюда делается вывод о том, что борьба с террором должна начинаться с экономической поддержки униженных и оскорбленных. Будь это так, богатая Америка давно покончила бы с исламизмом.

Террор – порождение фанатизма (о чем еще недавно говорил сам Либерман)! Идеологи исламского терроризма и многие их последователи – выходцы из обеспеченных семей, учившиеся в университетах, а иногда и обладающие докторскими степенями. Кстати, таким же был социальный состав террористических группировок в царской России, а также в послевоенной Европе и Латинской Америке. Террорист стреляет и взрывает бомбы не из-за плохой жизни, а из-за искривления своих мозгов под влиянием поглотившей его идеи.

В упомянутом интервью «Вестям» Либерман спокойно говорит о предстоящем выселении жителей Амоны, представляя это как свою... твердость! Партийные пропагандисты явно надеются на то, что «русские» старики не знают, где находится Амона... Расчет делается и на склероз пенсионеров: всё в том же  интервью Либерман отмечает, что переговоры с ХАМАСом о возвращении останков израильских военнослужащих надо вести медленно и принципиально – хотя грозился предъявить режиму Газы 48-часовой ультиматум. С израильтянами это виляние не проходит: после нынешнего интервью Либермана «Аль-Кудсу» правый лагерь обрушился на Либермана за то, что в нем он даже не вспомнил о Гольдине и Шауле.

Высказывания Либермана в палестинской газете, вызвавшие такой резонанс, нельзя считать его личным делом. Так Рабин и Перес превратили в лауреата Нобелевской премии мира террориста номер один. Так в 2006 году Ольмерт, Ливни, Перец подставили осуждавший «Хизбаллу» Запад соглашением с Насраллой.

Авансы, выдаваемые Либерманом ХАМАСу, ускоряют процесс легитимации этой террористической организации трусоватыми европейцами. Увы, приходится констатировать, что эти маневры Либермана соответствуют его положительному отношению к путинскому режиму, который никогда не считал террористами ни ХАМАС, ни «Хизбаллу», ни Иран, на совести которых тысячи еврейских жизней. Не стоит так заигрывать с ХАМАСом, когда дружественные ему Иран и «Хизбалла» вместе с Россией ведут варварскую войну в соседней с нами стране и пока не двигаются в нашу сторону только благодаря честному слову Путина, которое он много кому давал...

Комментариев нет :

Отправить комментарий