понедельник, 1 октября 2018 г.

Барьерный бег на укороченной дистанции

Скоро откроется зимняя сессия кнессета. Многие оракулы уверены, что нас ждет решение премьер-министра о досрочных выборах. Они ссылаются на недавнее предложение Нетаниягу о снижении электорального барьера. Но ведь перед прошлыми выборами барьер повышали! Похоже, законы, определяющие политическую систему Израиля, действуют одну каденцию и меняются сообразно целям, которые преследуют партийные деятели...


Бурные события последнего времени заставили нас жить глобальными проблемами. Но открытие зимней сессии кнессета вернет Израиль к своим внутренним заботам. Судя по раздорам в коалиции и даже внутри некоторых коалиционных партий, назревают досрочные выборы.
 
Внешним поводом для роспуска правительства может стать отказ ультраортодоксальных партий одобрить новый закон о призыве в ЦАХАЛ ешиботников. Но есть более скрытые причины, способные заставить Нетаниягу объявить о досрочных выборах.
 
На Генеральной Ассамблее ООН американский президент опять заговорил о ближневосточном урегулировании. Президент США не скрывает, что ему больше всего нравится вариант создания двух государств для двух народов. Хотя раньше всех эту формулировку озвучил Нетаниягу в своей знаменитой бар-иланской речи, всем ясно, что израильский премьер-министр использует ее не как реальную программу действий, а как возможность отмахнуться от Запада, зацикленного на мирном процессе. В Ликуде обсуждение лозунга двух государств считается неприличным. Еврейский дом открыто говорит, что не согласится с созданием палестинского государства. Либерман уже не рекламирует свою идею обмена населением и территориями с арабскими соседями, но не спешит признаваться, что давно стоит на позициях архитекторов Осло.   

Как мы видели, Трамп упорно пытается реализовать все свои предвыборные обещания. Трудно усомниться в том, что он обсуждал свой мирный план с Нетаниягу. Пассивность нашего премьера и его министра обороны на фоне наглых провокаций ХАМАСа можно объяснить только тем, что они обещали американскому президенту не «осложнять» обстановку на своих границах до обнародования его мирной инициативы.  

Нетаниягу прекрасно понимает, что принятие им предложения о территориальном размежевании с ПА может рассорить его с правыми партиями и вызвать бунт в Ликуде. Конечно же, ему выгодней провести праймериз в Ликуде и сформировать новое правительство до того как Трамп начнет искушать Ближний Восток новыми миротворческими соблазнами. А если «процесс пойдет» и премьер-министра будут слишком агрессивно атаковать правые, он сможет урезонить их перспективой создания правительства национального единства с Аводой и Еш атид.
 
Другой сильный стимул для проведения досрочных выборов – уязвимость правительства в дебатах на социальную тему. Главный специалист коалиции по квартирному вопросу Кахлон не добился благотворных изменений на рынке жилья. Нечего сказать министру финансов и по поводу роста цен. Всё это наверняка использует против Ликуда пылкий оратор Яир Лапид – и в интересах премьер-министра оставить ему минимум времени для предвыборной пропаганды.
 
Наконец, есть третье неприятное для Нетаниягу соображение: расследования, ведущиеся против него. Пока трудно сказать, чем это закончится, но ему лучше идти на выборы, чтобы отложить и свои встречи со следователями, и надвигающееся заключение прокуратуры.
 
Хотя Ликуд лидирует в опросах, далеко не так уверенно смотрят в будущее его коалиционные партнеры. Падает рейтинг Кулану, НДИ, ШАСа. В Яадут ха-Тора углубляется конфликт между литваками и хасидами, которые могут создать отдельные партии, как было до 1990-х.
 
Именно это проблематичная ситуация заставила Нетаниягу заявить на встрече с лидерами коалиционных партий о желательном снижении электорального барьера на 0,5%. Тем самым он опустился бы до 2,75% и в кнессет попадали бы партии, получившие по итогам выборов не менее 3 мандатов. Сегодня «проходной балл» - 4 мандата.
 
Хотя именно партиям НДИ и ШАС опросы часто сулят 4 мандата (учитывая возможность статистической погрешности, это может оставить их за бортом кнессета), Либерману особенно трудно согласиться с предложением Нетаниягу. Ведь он много лет требовал изменения израильской политической системы, которая, по его словам, отличается нестабильностью из-за шантажа маленьких партий и слишком частой смены правительств. В итоге в 2014 году по инициативе Давида Ротема (НДИ) был принят Закон о стабильности власти. Он предусматривал повышение электорального барьера с 2% до 3,25% (в результате минимальное количество мандатов, позволяющее партии попасть в кнессет, увеличилось с 2 до 4), а также сокращение количества министров до 18 и заместителей министров – до 4. Не секрет, что избиратели НДИ давно недовольны тем, что партия не выполняет своих обещаний. Поэтому Либерман не может отказаться от политических лозунгов, которые отстаивал два десятилетия.
 
Не в восторге от предложения Нетаниягу и Арье Дери. Ему удалось вернуться в большую политику, отобрав лидерство в ШАСе у Эли Ишая, который успешно руководил партией в отсутствие Дери. Но в этой каденции избиратели не очень довольны своим бывшим кумиром, благодаря чему список Ишая может преодолеть электоральный барьер.
 
Казалось бы, Беннету опросы обещают больше нынешних 8 мандатов. Но, если снизится электоральный барьер, то в кнессет могут попасть мелкие правые партии, способные отнять часть мандатов у Еврейского дома.

Только у лидеров Дегель ха-Тора и Агудат-Исраэль нет причин возражать против предложения Нетаниягу. В случае раскола в Яадут ха-Тора каждая из этих партий в отдельности может не получить 4 мандатов.
 
Но дело не в том, насколько рационально предложение премьер-министра. А раздувать правительство маленькой страны, а создавать в нем должности вроде «министр транспорта и разведки» - рационально? К сожалению, Нетаниягу, много разглагольствующий об укреплении еврейского государства, не слишком считается с основополагающими принципами этого государства. Когда он оказывается перед выбором: спасение своей личной власти или принципы – то предпочитает не принципы...
 
Победив на выборах 1996 года, Нетаниягу обнимался с Арафатом, называл его другом, а потом подписал соглашение о передаче ему 13 процентов территорий. Находясь в кабинете Шарона, Нетаниягу голосовал за его план ликвидации поселений в Газе и вышел из правительства только накануне «размежевания».
 
Не стоит удивляться тому, что через несколько лет после повышения электорального барьера Нетаниягу готов его снизить. Правила выборов он рассматривает прежде всего через призму своих интересов. После победы Кадимы в 2006 году Нетаниягу содействовал законодательным инициативам, которые не отличались этической безупречностью, поскольку были «привязаны» к конкретным политикам. Когда интригами в кнессете занимался Перес, это называли «грязными трюками». Раскол Цомета при Рабине, выход Бронфмана из Исраэль ба-Алия оценивали как аморальное политическое поведение. Но ради развала Кадимы пробивался «закон Мофаза» разрешавший выходить из парламентской фракции не трети ее членов – как прежде требовал закон, а семи депутатам. Такой же «точечный» характер носил «закон Дери». Перед выборами 2013 года Беньямина Нетаниягу больше устраивал во главе ШАСа правый Эли Ишай, нежели Арье Дери, способный спеться с левыми. Дери после отсидки мог вернуться в политику только через 5 лет. Новый закон увеличивал этот срок до 7 лет.
 
Среди Основных законов, заменявших в Израиле Конституцию, одним из важнейших был Закон о правительстве. Он не позволял включать в правящий кабинет более 18 человек. Первым этот закон растоптал циничный Барак. Но Нетаниягу проявил себя не лучше. Он не возражал против введенного политическими вымогателями базарного «принципа»: коалиционной партии на каждых трех депутатов «положен» один министерский портфель.
 
Предложение Нетаниягу о снижении электорального барьера говорит о том, что он хочет превратить свою коалицию в парламентскую «высшую лигу», из которой невозможно выбыть. Правда, непонятна арифметика: как склеить коалицию, в которой у большинства партнеров по 3 мандата! Опять напрашивается предположение, что премьер-министру видится будущее правительство с участием левых партий при максимально широкой политической поддержке, - соответственно, ему нужно не увеличение представительства сегодняшних союзников, а хотя бы их присутствие в кнессете.
 
Израилю очень не помешало бы оздоровление его политической системы: пора отделить законодательную власть от исполнительной, перестать раздувать правительства, ввести более высокие профессиональные и моральные требования к занятию государственных постов. Хуже всего то, что в последние десятилетия каждый национальный лидер перекраивает политическую систему под свои личные вкусы и интересы. Еврейский народ существует тысячи лет. Ему необходимо государственное устройство, рассчитанное надолго, – никак не на три-четыре года.                 

Комментариев нет :

Отправить комментарий