вторник, 14 января 2020 г.

Бумеранг замалчивания коррупции

Депутат от Ликуда Давид Битан отказался принять портфель министра сельского хозяйства. Полгода назад ушел со своего поста его товарищ по партии, министр социального обеспечения Хаим Кац. Их объединяет еще одно обстоятельство: оба ждут передачи своих дел в суд. Но почему пропаганда Ликуда и лично Биньямин Нетаниягу яростно протестуют только против преследования прокуратурой премьер-министра? А если хотят засудить других политиков, то у Биби нет претензий к прокуратуре, полиции, юридическому советнику правительства?..

 

На прошлой неделе Давид Битан отказался занять должность министра сельского хозяйства, предложенную ему главой правительства. Он ворчливо объяснил, что это должно было произойти еще два года назад и он не хочет принимать назначение, которое так запоздало из-за бюрократических проволочек.

Битан не откровенен! Дело не в том, что он смог бы наслаждаться ролью управляющим полями и фермами Израиля только до 2 марта. Против него давно ведется уголовное расследование. С самого начала Битан подозревался в обмане общественного доверия и получении взяток на сумму более 400 тысяч шекелей в бытность вице-премьером Ришон ле-Циона. Без сомнения, именно поэтому он давно ушел с поста председателя парламентской коалиции.

Наверняка Битан отказался от нового назначения из-за обиды. Ликуд яростно обличает заговор правовой системы против премьер-министра. Ликудовский министр юстиции Амир Охана громко заявляет, что прокуратура фабрикует дела против Нетаниягу. Но что же это получается: если суд грозит премьер-министру, то виноваты коррумпированные чины полиции, прокуратуры и юридический советник правительства, а когда хотят дать срок простому депутату Битану, то оказывается, что те же инстанции действуют по справедливости! Команда Ликуда, подобно «стенке» у футбольных ворот, пытается защитить Нетаниягу от снятия неприкосновенности. А недавнего председателя коалиции, значит, можно с легким сердцем отправить на судилище!

Напомним, что уже должен решаться вопрос о снятии неприкосновенности с ликудовского экс-министра Хаима Каца, обвиняемого в мошенничестве. На очереди – союзники премьера по коалиции: глава ШАСа Арье Дери и один из лидеров Яадут ха-Тора Яаков Лицман. Первый опять подозревается во взятках, второй влип в неприятную историю, защищая сомнительными методами укрывавшуюся в Израиле от австралийского правосудия ультраортодоксальную учительницу-педофилку. Но вопрос стоит не об их прегрешениях, а о принципе! Если Нетаниягу и Охана клеймят нечестных прокуроров за намерение свергнуть премьер-министра, то почему они не протестуют против преследования других деятелей Ликуда и партнеров по коалиции – не говоря о многих влиятельных деятелях НДИ? Неужели, по их «логике», прокуроры-коррупционеры превращаются в честных юристов, когда норовят посадить не премьер-министра, а изрядное количество прочих политиков?

 

                                      Министр юстиции Амир Охана  

Вопросов много. Например, Нетаниягу, разоблачая заговор против себя, упоминает и СМИ. Но 3 января я прочел в приложении к «газете Биби» пространную статью Амнона Лорда «Ложь». Огромный подзаголовок к ней гласит: «Нынешняя кампания против Биби, – ничего особенного в сравнении с тем, что за годы до этого пытались предпринимать против Йони». Имеется в виду старший брат нынешнего премьера, национальный герой, который погиб, руководя легендарной «операцией Энтеббе» в 1976 году.
Я приехал в Израиль гораздо позже и ничего не знаю о какой-либо травле Йони Нетаниягу. Все воспоминания о нем отличаются уважительным тоном. Помню, где-то в начале 1990-х появились публикации о том, что Йони перед смертью переживал душевный кризис, нелады в семье и это могло отразиться на его состоянии во время штурма аэропорта в Уганде. Но это ведь обычное бестактное поведение израильских журналистов, которые ради «сенсаций» готовы публиковать любые сплетни об известных людях.
Я тщательно перечитал статью, которая представляет собой беседу с младшим из братьев Нетаниягу – Идо, врачом и писателем. Но не нашел там никаких сведений о кампании против Йони. Да она и не могла проводиться, пока он возглавлял особое подразделение генерального штаба, а тем более - через десятки лет после его героической смерти. Идо рассказывает, как во времена Мапая в Израиле не мог найти работу их отец – известный историк Бенцион Нетаниягу, который в прошлом был ревизионистом, личным секретарем Зеэва Жаботинского. Это уже совсем другая тема! Про гримасы однопартийной системы всё известно. Но недоброжелатели Бенциона Нетаниягу не могли знать, что его сын станет премьер-министром, пугалом левого лагеря! Зачем же автор статьи для приманки приплел имя брата—героя? Я себе представляю, какой шум подняли бы апологеты Биньямина Нетаниягу, если бы аналогичные «приемы» применили против него левые журналисты!
Что касается трех дел премьер-министра, то младший брат не касается сути обвинений и пылко заверяет, что Биби неспособен даже подумать о чем-то противозаконном. Может быть, Идо бесконечно доверяет брату, но в качестве юридического аргумента его высказывание слабовато.

Мой вопрос пока остается висеть в воздухе. Если прокуратура разъедена коррупцией, как считает министр юстиции Охана, то надо ли ее немедленно перетряхивать (или вообще разгонять!) и, соответственно, оправдывать вместе с Биби всю компанию нарушивших закон политиков? А если эти политики действительно заслужили наказание, то надо ли спешить с демонтажом правовой системы или проще подождать суда, в котором Биби в случае невиновности легко посрамит клеветников?

В заключение нельзя не заметить, что если в Израиле не всё благополучно в прокуратуре и суде, то к этому приложился и… сам Нетаниягу. Его брат Идо в определенном смысле прав насчет того, что у Биби нет даже мыслей о нарушениях закона. Закон нарушали – у него на глазах – многие министры и депутаты кнессета, отправлявшиеся в тюрьму или в отставку. Тем не менее за все свои премьерские каденции Нетаниягу никогда не произносил слова «коррупция» и не осуждал даже товарищей по Ликуду, которые оказывались подследственными. Возможно, если бы он и лидеры другие партий выступали с принципиальными высказываниями, то это заставило бы и правовую систему работать более четко, не оставляя разночтений в определении состава преступлений. А мы из-за размывания представлений о политической этике сползли к беспределу! За решеткой оказались президент страны и премьер-министр. Нынешний глава правительства в ожидании суда доказывает, что для высшего руководителя нет ничего зазорного в получении от миллиардеров подарков на сотни тысяч шекелей и драгоценностей для супруги. Мэры чередуют периоды управления своим городом с сезонами прогулок по тюремному двору, а в одной из наших партий чуть не весь актив проходит по делу об «откатах»…   

Комментариев нет :

Отправка комментария