вторник, 23 июня 2020 г.

Правительство национальной беспринципности

Два месяца назад выяснилось, что Ликуд и Кахоль-Лаван после третьих подряд выборов собираются сформировать общее правительство. Эта новость потрясла даже людей, искушенных в хитросплетениях израильской политики. Нельзя сказать, чтобы договоренность Ликуда с конкурирующей партией была беспрецедентным явлением. Но впервые создание правительства национального единства сопровождалось такими идейными и моральными «сдвигами» с обеих сторон!



Вранье, популизм, блеф - отличная почва для сближения!

Три раза предвыборная пропаганда Ликуда запугивала израильтян тем, что, голосуя за Кахоль-Лаван, они приведут к власти левых, которые включат в правительство арабские партии, поддерживающие терористов. Агитаторы Ликуда напоминали избирателям о политической неопытности трех бывших начальников генштаба, но особо напирали на умственную неполноценность лидера Кахоль-Лаван Ганца. Его представляли как человека, не ориентирующегося без команд «направо-налево-кругом», как дислекса, неспособного самостоятельно произнести несколько фраз. Поскольку все понимали, что досрочные выборы проходят под тенью обвинений, предъявленных премьер-министру и уже переданных в суд, Ликуд для «равновесия» начал публиковать компромат на генералов и требовать возбуждения уголовных дел против них.

Что касается собственной позитивной пропаганды, то она у Ликуда сводилась к превознесению выдающихся достоинств премьер-министра. О команде Ликуда, ничего не говорилось. Избирателям внушали, что лично Нетаниягу привел к расцвету израильскую экономику, что только он способен обеспечить безопасность Израиля и уберечь страну от возвращения к капитулянтскому курсу Рабина-Переса-Шарона. Правда, даже самые наивные избиратели видели беспомощность Нетаниягу в противостоянии ХАМАСу, но премьер-министр решительно обещал стране, что если сохранит свой пост, то первым делом реализует «план Трампа» и аннексирует Иорданскую долину. Разве могут устоять истинные сионисты, когда артистичный Биби приносит такие клятвы! 

Громоздкий Кахоль-Лаван, сколоченный из партий Хосен ле-Исраэль, Телем и Еш атид, поначалу бойко озвучивал свою платформу, состоявшую в ограничении влияния харедим , развитии здравоохранения и образования, борьбе с монополиями и повышении благосостояния рядовых граждан. Говорилось также о борьбе с коррупцией, но вскоре этот лозунг заглох, как и все прочие. В «программе» Ганца практически остались только личные нападки на «преступника» Нетаниягу и обещания не входить в правительство этого растленного политика.

После трех скучнейших, однообразных избирательных кампаний стало ясно, что Израиль впервые оказался в безнадежном политическом тупике, так как ни Нетаниягу, ни Ганц не могут собрать достаточно сторонников для формирования правящей коалиции. Страна устала от выборов, и еще несколько попыток заставить граждан голосовать не сулили ей выхода из патовой ситуации. К тому же по ходу избирательного марафона кроме политического контекста появился эпидемиологический! Пандемия коронавируса ударила по по благополучию развитых стран, внесла коррективы в социально-политические стратегии.

Тут и последовало неожиданное сближение Нетаниягу с Ганцем! Сначала Ганц занял пост спикера кнессета вместо одного из самых авторитетных ликудников Эдельштейна. Стала очевидной готовность Нетаниягу к большим компромиссам и жертвам. Временное вытеснение Ганцем Эдельштейна было симптоматичным.

Дело в том, что хотя на третьих выборах Ликуд обошел Кахоль-Лаван по числу мандатов, он не мог получить поддержку парламентского большинства. В то же время Ганц – конечно, блефуя - грозил привлечь на свою сторону «всех, кто против Биби»: левых, НДИ, арабский список. Теоретически это позволило бы ему не только отказаться от «плана Трампа», но и принять в кнессете закон, не позволяющий становиться премьер-министром политику, которому предъявлено обвинение. Уступая Ганцу на считанные дни должность Эдельштейна, Нетаниягу демонстрировал степень своего доверия к лидеру Кахоль-Лаван и уверенность в том, что тот не пойдет на сделку с Либерманом, с арабскими депутатами и не причинит ему вреда. 

Принесеная жертва не была трагедией для Нетаниягу. На протяжении всей своей политической карьеры он сдавал своих союзников и соратников. А Эдельштейн никогда не входил в ближайшее окружение премьер-министра.

Стоило ли после сообщения о создании «чрезвычайного правительства» возмущаться, винить Нетаниягу и Ганца в отказе от своих позиций и деклараций? А скрывались ли за декларациями непоколебимые убеждения? В Израиле в наше время вранье, популизм, блеф - отличная почва для политического союза!

Поступились ли они принципами?

Сразу после соглашения между Нетаниягу и Ганцем, который вместе с Ашкенази покинул общий список «Кахоль-Лаван», на сбежавшего лидера набросились с яростной критикой его недавние союзники. Особенно напирал на «преданные интересы страны» глава Еш атид Яир Лапид. Но смешно слушать дискуссии о принципиальности с участием партийных руководителей, никогда не скрывавших своих главных интересов: восхождения на вершину власти.

Бени Ганц прямиком из армии и бизнеса десантировался в политику. Он никогда не излагал своих политических и социально-экономических воззрений – поэтому не было никаких оснований верить в то, что он невероятно озабочен тяжелым положением израильских трудящихся, засильем картелей и политическим шантажом ультраортодоксов. Экс-генерал создал пеструю партию исключительно для сражения с Ликудом. «Для приличия» следовало выдвинуть какую-то программу. Ганц озвучивал ее неохотно и сбивчиво не из-за «дислексии», а потому, что понимал, как мало у него потенциальных союзников для формирования правительства. Не желая отталкивать ни левых, ни правых, ни харедим, он в третьей избирательной кампании вообще крайне редко позволял себе атакующие выступления.

Поэтому союз с Нетаниягу был вполне логичным продолжением «блиц-крига» Ганца, желавшего любой ценой получить кресло премьер-министра. Нетаниягу подписал с ним соглашение о ротации на посту главы правительства и одинаковом количестве министерских портфелей для Ликуда и Кахоль-Лаван! Биби – слишком опытный и властолюбивый политик, чтобы подозревать его в неоправданной щедрости.

Прежде всего Нетаниягу исключил возможность принятия закона, который не позволил бы ему формировать новое правительство. Судя по всему, Ганц обязался терпеливо ждать завершения судебного процесса и отказался от личных нападок на Нетаниягу. Этим можно объяснить то, что Нетаниягу отнял портфель министра юстиции у Амира Оханы, который ради него обличал в коррупции пол-Израиля. Сейчас для Биби самое главное – выживание, остальное приложится, как он наверняка надеется.

Ради выживания Нетаниягу создал правительство, в котором более полусотни министров и заместителей! Такого в Израиле еще не видывали. На Нетаниягу и Ганца обрушились упреки в том, что они объединились под предлогом сплочения страны в борьбе с пандемией, но, несмотря на гигантские потери израильской экономики из-за карантина, тратят сотни миллионов шекелей на «конструирование» никому не нужных министерств.

Брань на вороту не виснет. Нетаниягу знает, что его поклонники скоро забудут про шок, испытанный при виде чудовищно раздутого правительства, а прикормленные партии долго будут хранить верность боссу. Конечно, дико звучат названия новых должностей: министр в министерстве обороны, отвечающий за гражданские проекты; министр по развитию общин; министр по связям правительства и кнессета; министр по делам высшего образования и по водным ресурсам; министр социального равноправия и по делам пенсионеров; министр статегического планирования... Что ж, в изощренности названий мелькают блестки литературного дарования Нетаниягу!

Расширяя объем кормушки, Нетаниягу не изменял своим принципам. К пятой премьерской каденции он пришел с огромным опытом формирования самых разношерстных коалиций.

Конечно, первым изменил Закон о правительстве и расширил свой кабинет Эхуд Барак. Но бывший коммандос действовал грубо и цинично. Нетаниягу незаметно и элегантно узаконил практику перелицовки основных законов, которые, по замыслу, должны были заменить в Израиле Конституцию. Как-то незаметно появилось «правило», согласно которому коалиционным партиям положен один министерский портфель на каждых трех ее депутатов. Тем самым откровенно признано, что политики идут в кнессет не для служения стране, а для прибретения влияния, возможности распоряжаться государственными миллиардами. Последнее обстоятельство сегодня стало самым важным. Раньше степень уважения премьера к соратникам проявлялась в престижности предоставленных им министерств. Теперь ценится не престиж, а суммарная величина бюджетов, которыми оперирует член правительства. Поэтому «министр по связям правительства и кнессета» - это не курьер, а влиятельная фигура, руководящая также Управлением госслужащих, Управлением госкомпаний, Правительственным управлением компьютеров и связи и пр. Руководить высшим образованием и водными ресурсами доверено Элькину не для проведения «сеансов одновременной игры», а чтобы контролируемые им бюджеты соответствовали его важной роли в Ликуде.

Ганц – новичок в политике, но уже совершил такие виражи, которым позавидовали опытные «слаломисты» Барак, Дери, Либерман. Моральные соображения не отягощали честного солдата. После того как он вышел из блока с Лапидом и Яалоном, каждому депутату вполовину ужавшегося Кахоль-Лаван - согласно коалиционному соглашению с Биби -  полагался министерский портфель. Кто же будет заседать в кнессете и разрабатывать законы? Это Ганца не слишком волнует. Он начал государственную деятельность с решения вопросов о своей резиденции, автомобиле и т.п.   

Однопартийная система – идеальная среда для выживания вождя

Важнейший результат соглашения Нетаниягу с Ганцем - полное уничтожение мало-мальски дееспособных политических соперников премьер-министра. Этой технологией он владеет в совершенстве!

Вспомним судьбу Кадимы. Она уверенно победила на выборах 2006 года, а Ликуд с Биньямином Нетаниягу остался с 12 мандатами. Но уже на выборах 2009 года Ликуд получил всего на один мандат меньше, чем Кадима. Ципи Ливни не смогла договориться с харедим, и правительство сформировал Нетаниягу! Конечно, уотраортодоксы предпочли Биби, поскольку помнили, как основатель Кадимы Шарон не брал их в правительство под диктовку Лапида-старшего. Но наверняка не случайно в Кадиме оказались убежденные ликудники Ханегби и Элькин! Первый стал наперстником Ливни, а второй поддерживал Мофаза, претендовавшего на лидерство в партии. Кадима начала разваливаться и в конце концов исчезла с политической арены, а Элькин и Ханегби вернулись в Ликуд...

В 2011 году огромную популярность прибрело левое движение «За социальную справедливость». Нетаниягу сумел нейтрализовать его, создав бутафорскую «комиссию для разработки рекомендаций по актуальным социальным проблемам». До этого, в 2009 году, Нетаниягу предложил пост министра обороны в своем правительстве главе Аводы Бараку, который в дальнейшем . вышел из партии с группой сторонников, оставив от нее обломки.

В 2015 году социальные лозунги нового лидера Аводы Ицхака Герцога позволяли ей, согласно опросам, успешно бороться с Ликудом. Биби не стал полемизировать с Герцогом на социальные темы, а ликудовская пропаганда начала запугивать израильтян тем, что Авода вернется к капитулянтской политике Рабина и Переса и только Нетаниягу обеспечит обороноспособность Израиля. Герцог проиграл выборы и ушел из политики.

К выборам 2019 года и Авода, и МЕРЕЦ уже были явными аутсайдерами. Главной опасностью для Ликуда стал список Кахоль-Лаван. Видимо, Нетаниягу сразу запланировал провоцирование противоречий между Ганцем и Лапидом,  переманивание Ганца и раскол его блока. Но этого ему было недостаточно!

Нетаниягу давно раздражали деятели религиозно-сионистского лагеря: на фоне их сионистских деклараций было очевидно сползание Ликуда справа в центр. Нетаниягу настойчиво повторял перед тремя выборами подряд, что правые избиратели должны голосовать за Ликуд, а не за «мелкие» партии, чтобы не распылять голоса национального лагеря. В конце концов в кнессет попали только 6 депутатов от партии Ямина. Фейглина еще раньше речистый Биби уговорил не баллотироваться со списком Оцма, дав ему с три короба туманных обещаний.

Договорившись с Ганцем о создании «чрезвычайного» правительства, Нетаниягу вообще не пригласил туда партию Ямина! НДИ игнорируется из-за завышенных амбиций Либермана, ранее отказавшегося входить в правую коалицию и критикующего Нетаниягу.

Таким образом, нынешняя коалиция – это реальная модель однопартийной системы! ШАС и Яадут ха-Тора мыслят себя только как придатки Ликуда. Ганц без личного союза с Биби не может мечтать о сияющих вершинах, а партии за ним уже нет. Несколько принятых в правительство ренегатов левого лагеря – не в счет. Вязаные кипы остались не у дел. В итоге платформа Ликуда - это единственное верное учение и единственная мудрая политика.

 

В самом Ликуде затоптаны все следы былой демократии. Гидон Саар, высоко стоявший в партийной иерархии, остался вне правительства. Участие в выборах главы партии сегодня воспринимается как личное оскорбление премьер-министра. «Слишком активные» Гилад Эрдан и Ципи Хотобели переведены в дипломаты – первый отправится в Нью-Йорк, вторая – в Лондон. Юлий Эдельштейн перестал быть третьим лицом в государстве. Назначив его министром здравоохранения, Нетаниягу, без сомнения, рассчитывает, что опытный, уверенный в себе Эдельштейн начнет проводить свою линию по борьбе с пандемией и наживет только неприятности. Экс-мэру столицы Ниру Баркату Нетаниягу не так давно публично обещал пост министра финансов и, как обычно, не сдержал слова. Баркат ведет себя умно: не ропщет, ничего не просит, ждет перемены погоды...


Чего ждать от правительства? «Аннексия» как мистификация...

Судебные разбирательства явно не помешают Нетаниягу управлять страной, так как управлять... невозможно из-за коронавируса.

Главная проблема премьер-министра - паралич экономики, вызванный жестким карантином. К августу в стране будет насчитываться 500 тысяч молодых людей, не имеющих работы и потерявших право на пособие от Битуах леуми! Увы, статистика заболеваний не улучшается! Как стимулировать деловую активность в таких условиях?

Если форсировать возвращение людей на работу, они будут ездить туда в переполненных автобусах. По этой же причине правительство долго не решалось возобновить железнодорожное движение. На этой неделе поезда опять начали ходить, но из-за мер предосторожности в вагонах пусто, и это создает дополнительные нагрузки для автобусного транспорта.

Опять же, когда люди работают, они не могут сидеть дома с детьми. А рост числа инфицированных израильтян заставляет минздрав задуматься о вторичном закрытии учебных заведений. Сейчас, правда, начинаются каникулы, но нужны огромные средства на финансирование летних лагерей для школьников и детсадовцев. Денег нет ни на «кайтанот», ни на компенсации безработным и владельцам закрывшихся малых бизнесов, ни на помощь пожилым людям. Денег у государства нет, так как резко сократились налоговые поступления от промышленности и сферы услуг. В общем, создается заколдованный круг. Разорвать его может только победа над коронавирусом, но со снятием ограничений израильтяне ведут себя всё менее дисциплинированно, хотя и без того интенсификация общения на работе, в транспорте, в учебных заведениях, в местах отдыха, в детских учреждениях вызывает распространение коронавируса...     

Нетаниягу может возложить ответственность за проблемы, связанные с пандемией, на минздрав, министерства финансов, транспорта, образования, промышленности, соцобеспечения, туризма, культуры и спорта... Но есть один важнейший вопрос, на который может ответить только премьер-министр.

В прежней каденции Нетаниягу начал делать громкие заявления о том, что сразу после победы на новых выборах приступит к аннексии палестинских территорий в соответствии со «сделкой века». Это был его единственный пропагандистский лозунг, позволявший подтвердить свою верность идеологии Ликуда, оправдывавший борьбу с правыми партиями и убеждавший скептиков в том, что «только Нетаниягу гарантирует безопасность».

Аннексию Нетаниягу обещал начать в июле. Осталась неделя, но никаких признаков назревающих исторических перемен не наблюдается. В СМИ поговаривают, что премьер-министр готов пойти на новые выборы, так как Кахоль-Лаван противится аннексии. Сомнительно, чтобы он решился ввергуть страну в хаос, но стоит вспомнить эволюцию взглядов Нетаниягу, показывающую, что скрывается за риторикой об «аннексии».

Нетаниягу вырос в семье ревизиониста, соратника Жаботинского. Однако сам он проявлял свою правизну, только когда находился в оппозиции, произносил речи и писал книги. Соглашение Осло Биби называл капитуляцией. Но, став в 1996 году премьер-министром, он обнялся с Арафатом, назвал его другом, отдал ему Хеврон, а в Уай плантейшн обязался уступить  палестинцам 13% территорий. Нетаниягу голосовал в кабинете Шарона за демонтаж поселений в секторе Газы и вышел из того правительства только перед «размежеванием». В 2007 году Биби произнес бар-иланскую речь, в которой признал лозунг двух государств для двух народов.

 

Спору нет, Трамп - действительно искренний друг Израиля. Но разговоры о «сделке века» нужны ему самому перед президентскими выборами. Израилю этот план ничего конкретного не сулит.

История сионистского движения – это мечта о восстановлении еврейского государства в библейских границах и постоянные разочарования из-за намерений великих держав делить наш «национальный очаг» между евреями и арабами. Ни один израильский лидер не должен спекулировать на мечте, а тем более - обманывать евреев!

«Сделка века» предусматривает создание двух государств. Но Нетаниягу после бар-иланского «срыва» изображал противника палестинского государства.

Так что же премьер-министр обещает нам сейчас? Речь идет в лучшем случае об аннексии 30% контролируемой Израилем территории. Это не «два берега Иордана» из программы "Бейтара" и гораздо меньше, чем требовали другие правые лидеры. О палестинском государстве Нетаниягу уклончиво молчит. Но если наш премьер-министр говорит о «великом значении» установления окончательных границ, не имея в виду аннексию палестинских территорий, то ясно, что рядом с нами появится палестинское государство.

Блеф Нетаниягу состоит в том, что никто не принимает план аннексии! Руководство ПА категорически против, как весь арабский мир. ЕС и Россия требуют возобновления диалога с автономией. «Добрый» Трамп постоянно подчеркивает, что аннексия возможна, но сначала надо договориться с палестинцами. Так они и согласились!

Опыт Норвежских соглашений, одностороннего «размежевания», ухода из Южного Ливана показывает, что перебазирование израильских сил без соглашения с противоположной стороной вызывает сложнейшие проблемы. Нетаниягу не готов утвердить в кнессете распространение израильской юрисдикции на контролируемые территории - как делали его предшественники. Он никогда не решался на суровые военные меры против соседей.

Выскажу предположение, что союз с «Кахоль-Лаван» понадобился Нетаниягу, чтобы было чем объяснить не состоявшуюся «аннексию»! В пользу этой версии говорит и то, что он не включил в правительство никого из самых правых ликудников...

Размышления о будущем

Что ждет нашу страну при нынешней власти? Я высказал немало критических замечаний и о Нетаниягу, и о Ганце. Не сомневаюсь, что последуют обычные претензии читателей: «Тебе никто не нравится, но на кого же нам надеяться?»

Никаких откровений предложить не могу. Мы, евреи, давно решили не творить себе кумиров, но просуществовали более трех тысячелетий и даже возродили свое государство! Я лично надеюсь на еврейские таланты и на наш генетический критицизм, не позволяющий допускать гибельные ошибки.

Сначала надо разобраться с коронавирусом. Если пандемию притормозят, придется срочно заняться экономикой. Ликуд давно не уделяет внимания социальным проблемам, и это взяли на себя - только для помощи своему электорату! - ультраортодоксальные партии. Но после пандемии количество бедных в Израиле увеличится и станет необходимым изменение социальной политики.

Важнейшие рычаги повышения благосостояния израильтян и уничтожения неравенства - повышение качества образования, которое должны получать все израильские дети. Если наша экономика сильно пострадает от пандемии, то страна на выдержит бремени заботы об огромном количестве малообразованных иждивенцев, которым нечего делать на современном рынке труда. Кстати, пандемия стала жестоким, но нужным уроком для ультраортодоксальных лидеров, многие из которых осознали, как опасно жить в средневековье.

Израильская экономика не развалится: у нее прекрасная научно-техническая база, в стране - масса отличных специалистов, талантливых предпринимателей и менеджеров.

Израильская политика в кризисе, но это нормально для молодой страны, которая находится во вражеском окружении и очень быстро развивается. Я выскажу неожиданную для моих оппонентов мысль: совсем неплохо, что сейчас Нетаниягу возглавляет правительство и скорей всего сохранит эту роль в течение еще нескольких лет! Худшее, что он сделал как премьер-министр, - это раскол общества. Биби делегитимизировал понятие «левый», оттолкнул от Израиля его арабских граждан и дискредитировал нашу правовую систему. Это очень опасная ситуация, но Израиль сумеет выйти из нее. А по опыту, способностям, компетентности сегодня Нетаниягу не имеет равных в нашей политической среде. Он отлично проявил себя на первом этапе борьбы с коронавирусом. Во всех его решениях ощущалась уверенность управленца высшего класса. Можно восторгаться премьер-министром, можно не любить его, но надо быть реалистами: если нет более сильного политика, то в это смутное время пусть он еще поработает. (Я умышленно не высказываюсь по поводу криминальных подозрений против Нетаниягу – это компетенция суда).

Израиль сособен стать более совершенным и богатым государством, но для этого в нем надо многое менять. Нынешнее поколение политиков слишком часто увязает в популизме, мифотворчестве и отвратительной коррупции. Наша интеллектуальная элита, учительский корпус, родители должны преодолеть однобокую партийность и прививать молодежи новую общественную мораль. Но это длительный процесс.

Тем не менее население страны быстро растет. Не может быть, чтобы среди девяти-десяти миллионов евреев не нашлось ярких политиков, которые еще удивят наших детей и внуков.


Комментариев нет :

Отправка комментария