вторник, 2 июня 2020 г.

«Варшавская мелодия» на израильской сцене

Впервые я так долго не бывал в израильских театрах: почти полгода! Это одно из самых тяжелых испытаний карантинного существования. Вроде бы правительство собирается вскоре вернуть народу право на культурную жизнь. Но пока приходится вспоминать лучшие спектакли, которые я с удовольствием посмотрел, когда страна еще не думала о коронавирусе.

 

«Варшавская мелодия» в театре «Маленький» - тонкий, поэтичный спектакль. Пока его еще мало кто видел, чем объясняется недостаточный резонанс в русскоязычных СМИ. 

Узнав о новой работе Михаила Теплицкого, я, не скрою, удивился. Эта пьеса Леонида Зорина когда-то с успехом шла на советских сценах. Но актуальна ли она сегодня? Да и художественный руководитель «Маленького»  – не из тех режиссеров, которые заманивают зрителей известными им по прежней жизни фамилиями и названиями.

Заглянув в программку спектакля и увидев его первые сцены,  я понял, что напрасно беспокоился. Теплицкий поручил перевод пьесы на иврит Сиван Бескин, которая сохранила авторское название, большинство диалогов, но перенесла действие в Израиль и в более близкие нам времена. Это изменило атмосферу, интонации спектакля, а главное - его смысл.

В пьесе Зорина действие происходит после войны. В те годы у романа русского парня и студентки-иностранки не было будущего. Поскольку по историческим причинам советские граждане стали встречаться с жителями других государств, в СССР приняли закон, запрещавший браки с иностранцами. А то, что девушка была из Польши, отнюдь не облегчало положение: известно, что «отец народов» ненавидел эту «братскую» страну.

Cегодня изъяны советской жизни не так уж волнуют российскую публику, из-за чего пьеса утратила популярность. Но мелодия осталась – любовь всегда актуальна!  

В ивритской версии исчезла мрачная тень антигуманного государства, вторгающегося в частную жизнь человека. Коллизия смягчилась, на первый план вышли общечеловеческие, «вечные» темы. Израильский солдат Ури (актер Ори Леванон) и польская студентка Геля (Наталья Гантман) встречаются в начале 1990-х. В космополитичном Тель-Авиве их роман никого не шокирует. Геля – такая же независимая, уверенная в себе польская девушка, как в пьесе Зорина. Солдат ЦАХАЛа, конечно же, менее закомплексован, чем его советский сверстник в 1940-годы. Несмотря на израильские сложности с оформлением «смешанного» брака, эта проблема решаема. Почему же Ури и Геля оказываются в разных странах и, сохраняя романтическое чувство, даже за несколько десятилетий не решаются соединить свои судьбы?

 

В новых - по сравнению с пьесой Зорина - обстоятельствах меняются характеры героев, логика их поступков. В 1990-е годы оба влюбленных не страдают ни от от назойливого внимания к ним властей, ни от экономических трудностей. Но свободное общество потребления тоже меняет человека! Ури и Геля живут достаточно комфортно. Ури становится специалистом с ученой степенью по... виноделию. В непьющей стране это не самая престижная профессия, но славный парень Ури строит свою жизнь достаточно практично. Женится не на любимой, но «своей» девушке, становится человеком с «надежным» статусом. Геля – известная певица, в своей стране пользуется успехом, ее муж, по «удачной случайности», - музыкальный критик. Естественно, у нее нет резона переселяться в Израиль, где надо будет отказаться от карьеры. Ури тем более не помышляет о жизни в Польше: там знают толк в водке и пиве, но не в виноделии. К тому же Геля знает иврит, а он в Польше оказался бы без языка.          

Конечно, не всё так фатально. На израильских сценах не раз появлялись нееврейки, которые делали здесь блестящие карьеры. Ури в молодые годы мог бы в Польше  освоить смежную специальность, а в зрелые – преподавать или заняться бизнесом. Вопрос в одном – в шкале ценностей! Влюбленные счастливы друг с другом, но не готовы ради любви создавать себе трудности – тем более что можно сохранять свободное чувство «параллельно» с законным браком и время от времени встречаться с любимым человеком в далеких краях...

Ури и Геля долго пытаются сохранять юношеский максимализм. Но такое уж время – не слишком благоприятное для идеализма...

Несмотря на отсутствие хэппи-энда спектакль Михаила Теплицого не заражает разочарованием, потому что пронизан теплотой и поэзией. Хотя два хороших человека не сумели сохранить любовь, сама любовь в этом не виновата - она прекрасна! В этом убеждает великолепная игра актерского дуэта.

Оба актера решают трудную здачу создания характеров в движении. Ори Леванон играет настоящего израильского мужчину – искреннего, порывистого, заботливого. Но именно эмоциональность - главный его недостаток! Ури не склонен анализировать свои отношения с Гелей и принимать волевое решение. А с возрастом романтические порывы слабеют и всё легче уступают место инерции существования...

Так уж написана пьеса Леонида Зорина, что поэтический настрой воплощает исполнительница женской роли. Трудно было найти для для этого лучшую актрису, чем Наталья Гантман, раньше блиставшая в Омске, обладающая и яркой внешностью, и российской психологической актерской школой, и... естественным легким акцентом. В начале спектакля ее героиня озадачивает израильского поклонника строгостью манер, хорошим вкусом, даже в грустных финальных сценах она сохраняет свойственные именно польской женщине обаяние, такт, достоинство. Автор этих строк – не фанатик системы Станиславского, но противоречащая фабуле пьесы личная история переселения Натальи Гантман в Израиль, возможно, позволяет ей наполнить свою роль особым драматизмом и передать ощущение напрасно оборванной мелодии любви.

Я помню советские постановки «Варшавской мелодии» с их политическими аллюзиями и добротными реалистическими декорациями. Михаил Теплицкий в 2020 году ставит спектакль-балладу, легкий и красивый. Материализации его замысла способствуют и музыка Евгения Левитаса, и условная сценография Полины Адамовой, и точно выписанные костюмы Далии Пэн, и работа со светом Миши Чернявского и Инны Малкиной, и видео-оформление Константина Каменского.

После вынужденного перерыва премьера «Маленького» наверняка дополнится новыми режиссерскими и актерскими находками и порадует зрителей в новом помещении театра (Тель-Авив, Хома у-мигдаль, 32), а также на других израильских сценах.


Фото: Лена Запасски.








 
     
 
 


Комментариев нет :

Отправка комментария