воскресенье, 19 июля 2020 г.

Идеалы аннексии и аннексия идеалов

Нетаниягу обязался начать 1 июля аннексию палестинских земель в Иудее, Самарии, Иорданской долине. Сегодня - 19 июля. Лидер Ликуда предпочитает не вспоминать о своих самых шумных предвыборных обещаниях. Притихла крикливая орава обожателей премьер-министра, которая еще недавно была готова втоптать в землю всех сомневающихся в мессианском предназначении ее кумира...


«Сделка века» в предвыборном арсенале президента США

Разговорами об окончательных границах еврейского государства израильтян взбудоражил Дональд Трамп. В свою первую президентскую кампанию он пообещал разработать «Сделку века», которая примирит Израиль и палестинцев.

Израильтяне не избалованы любовью мировых лидеров и оценили доброту нового американского президента. Современный иврит обогатился идиомой - НИКТОИЗПРЕЗИДЕНТОВСШАТАКХОРОШОНЕОТНОСИЛСЯКИЗРАИЛЮ!

Действительно, Трамп отказался от надоевшей манеры своих предшественников призывать Израиль к прекращению «оккупации». Он постоянно твердил, что его план примирения двух народов удовлетворит обе стороны. Израильские правые не сомневались в том, что президент США намекает на свое благосклонное отношение к скорой аннексии контролируемых Израилем территорий. Правда, Трамп упоминал «два народа», в том числе палестинских арабов, которые никогда не были отдельной нацией и столетиями считались частью огромного арабского этноса. Было не совсем понятно, как энергичный самоуверенный президент намерен дарить еврейскому государству Иудею и Самарию и в то же время удовлетворить проживающих там арабов...  
 



Тест на искренность для Трампа и Нетаниягу

Подтверждением искренности намерений Трампа в Израиле сочли перенос посольства США из Тель-Авива в Иерусалим. Это был политический шаг, на который не решались другие американские президенты. Однако перемещение посольства не нарушило территориального статус-кво. Правда, Трамп публично признал суверенитет Израиля над Голанскими высотами. Но Израиль и без того давно распространил свою юрисдикцию на эту часть Сирии, наказав ее за участие в войнах против нашей страны.

У Трампа с искренностью всё в порядке. Он и его домочадцы не фальшивят, улыбаясь нашему премьер-министру. Но вплоть до израильских выборов в кнессет президент не раскрывал конкретного содержания «Сделки века», не объяснял, каким образом будет расширена территория Израиля после окончательного размежевания с ПА. Тем не менее премьер-министра Нетаниягу эта неопределенность устраивала! По его мнению, израильтяне постепенно проникались убежденностью в том, что окончательные границы еврейского государства установит не отчаянно-смелый израильский лидер, а добрый американский покровитель. Благодаря такому морально-психологическому воздействию на умы соотечественников Нетаниягу неоднократно обещал, что будущее правительство Ликуда сразу после прихода к власти аннексирует Иорданскую долину.

Эта политическая программа укрепила сильно пошатнувшуюся репутацию Нетаниягу как вождя правого лагеря. Ведь после его запальчивых выступлений в роли молодого оппозиционера против Соглашения Осло он стал весьма прагматичным политиком. Возглавляемый им Ликуд сдвинулся в центр, и в партии образовалось правое крыло, более радикальное, чем  ее лидер. В национальном лагере после затянувшейся депрессии начали усиливаться религиозные сионисты: еще в 2013-м Нетаниягу пришлось включить в правительство Еврейский дом, глава которого Нафтали Беннет неприятно напоминал о забытой Ликудом правой идеологии. Совсем потерял представления о корректности председатель НДИ Авигдор Либерман, в последние годы оскорбительно называвший Нетаниягу демагогом, популистом и даже шарлатаном!

Обязательство об аннексии Иорданской долины было подкреплено не столько репутацией Нетаниягу, сколько авторитетом американского президента  и резко повысило акции премьер-министра в правом лагере. Перед выборами 2019 года он уже с надрывным пафосом призывал поддерживать только Ликуд и не голосовать за «мелкие правые партии», чтобы не распылять голоса сионистского лагеря и не сорвать предстоящее «историческое решение» об установлении окончательных границ еврейского государства. Беннет и Шакед пытались объяснить, что Биби собирается аннексировать гораздо меньше, чем требовал Еврейский дом, но их голоса заглушались громкими речами премьер-министра о близившемся торжестве правой идеологии, а позиции лидеров «мелких правых партий» успешно расшатывала пропаганда Ликуда.

Ша! Уже никто ничего не аннексирует!


Тот, кто помнит политическую биографию Биньямина Нетаниягу, знает, что его эффектные предвыборные лозунги всегда снимаются с повестки дня или сильно приглушаются после формирования им очередного правительства. После роспуска кнессета в 2019 году он оказался в особо сложном положении. Трижды ему пришлось идти на выборы, но ни разу председатель Ликуда не мог сформировать коалицию, опирающуюся на парламентское большинство.

Нетаниягу после всех его презрительных отзывов о Кахоль-Лаван (леваки, готовые объединиться с арабскими депутатами и продать страну террористам!) пришлось договариваться с Ганцем о создании общего правительства. Он удовлетворился тем, что Ганц пошел на разрыв с Еш атид, лидера которого Биби особо не любит. Правительство назвали «чрезвычайным», мотивировав противоестественный политический союз необходимостью сообща бороться с пандемией. 

 


Биби прекрасно знал, что Ганц и Ашкенази отрицательно относятся к риторике об аннексии Иорданской долины. Но он заключил с ними коалиционное соглашение именно для того, чтобы объяснить их «саботажем» снятие с повестки дня лозунга расширения границ Израиля.

Нетаниягу прекрасно понимает, что на практике аннексия территорий обернется сопротивлением арабских соседей. Подданные Абу-Мазена развязали бы интифаду, к которой добавились бы ракетные обстрелы из Газы. Не исключено, что сложное для Израиля положение использовал бы Иран, натравив на нас «Хизбаллу». При второй волне коронавируса, при беспрецедентном экономическом спаде Израилю очень опасно провоцировать военный конфликт - а, возможно, и войну на нескольких фронтах.

Всё сказанное носит исключительно гипотетический характер, поскольку Нетаниягу не выказывал захватнических поползновений. ЦАХАЛ не получал никаких указаний о передислокации его крупных сил в Иудею и Самарию.

Как и следовало ожидать, спустить на тормозах «план аннексии» нашему премьер-министру помог сам автор «Сделки века»! У Трампа проблемы с коронавирусом, а кроме того по всей Америке распространились беспорядки афроамериканцев, которых поддерживают все враждебные президенту политические силы и группы населения. Накануне вторых президентских выборов у него слишком низкий рейтинг, чтобы благословлять Израиль на рискованную затею с аннексией.

Напрасные надежды на доброго дядю

Совершенно ясно, что даже если бы не выспыхнула пандемия и затянувшиеся израильские выборы не загнали Трампа в цейтнот, он всё равно не мог бы соглашаться с «поглощением» Израилем обширной части ПА. США сейчас в конфронтации с Европой, которая - как и большинство членов ООН - категорически возражает против израильской аннексии. Еще более сложные отношения у Трампа с Россией и Китаем, которые всегда отвергают односторонние действия Израиля на контролируемых им территориях.

Трамп и его наведывающиеся на Ближний Восток эмиссары напомнили Нетаниягу о том, что любому изменению израильских границ должны предшествовать переговоры между Израилем и ПА. Карты, предлагаемые планом Трампа, начали быстро меняться. В последних вариантах допускалось только включение в границы Израиля важнейших поселенческих анклавов. Это не более 30 процентов «спорных территорий». Итак, всё краснобайство Нетаниягу на протяжении последнего периода оказалось блефом, за которым стоял такой же блеф американского президента!

Как показывает история сионистского движения и Государства Израиль, поддержка со стороны великих держав важна, но никогда нельзя было надеяться на то, что Великобритания или США договорятся за нас с арабами или, пригрозив им, заставят их нас любить. Любые решения, касающиеся еврейского ишува, приобретали силу только при утверждении их официальными постановлениями международных организаций. ООН принимала немало антиизраильских резолюций. Но это реальность, в которой мы живем и с которой нельзя не считаться.    

Последние гвозди в крышку гроба правой идеологии

Со времен решения Генеральной Ассамблеи ООН о разделе Палестины у каждого еврея, проживавшего в Эрец-Исраэль или в диаспоре, оставался горький осадок из-за того, что мировое сообщество, обещавшее еврейскому народу возрождение «национального очага» на его библейской территории, в итоге решило создать на этом крохотном клочке земли два «очага» - для евреев и для арабов, которые и без того заполнили весь Ближний Восток своими государствами. Независимо от своих левых или правых убеждений, евреи всего мира всегда переживали за исход войн Израиля с агрессивными арабскими соседями и радовались тому, что еврейское государство хотя бы временно увеличивает контролируемую им территорию. Надо сказать, что такие войны Израиль выигрывал при левых правительствах! Взгляды тогдашних левых лидеров сегодня назвали бы «крайне правыми».

До Первой ливанской войны в стране существовал консенсус относительно территориальных приобретений в результате военных побед. Всегда говорилось вслух или подразумевалось молча, что в конечном итоге Израиль не останется в «границах Освенцима», -  то есть каким-то образом аннексирует занятые после образования государства территории. Вопреки нынешним попыткам Нетаниягу изобразить нелояльными и нелегитимными всех левых - именно кумир правых Менахем Бегин в 1979 году подписал первый мирный договор с арабской страной и, отдав Египту огромный Синай, первым из израильских руководителей реализовал принцип «Территории в обмен на мир». Именно Бегин гарантировал в Кемп-Дэвидском договоре «палестинское самоуправление». Через 14 лет Рабин и Перес выполнили его обязательства, а затем их примеру последовал Нетаниягу.

Нетаниягу аннексировал не территории, а сионистскую идею! На протяжении последнего столетия на знамени правого движения было начертано: «Оба берега Иордана - наши». Благодаря сохранению этой сионистской мечты Ликуд правит страной с 1977 года с небольшими перерывами. Нетаниягу - первый политик национального лагеря, который сказал народу: «Два берега - это, конечно, чересчур. Мы довольствуемся 30 процентами отвоеванных Израилем территорий». Ни один израильтянин с правыми убеждениями не представлял себе, что Нетаниягу назовет эти 30% историческим достижением! Точнее - концом истории правого лагеря!

Великий гипонтизер правого лагеря

Можно быть обожателем Нетаниягу, можно ненавидеть его, но нельзя не признать его огромного артистического таланта. Только его харизмой, редким ораторским искусством - и, без сомнения, виртуозным использованием политических комбинаций и партийной пропаганды, - можно объяснить невероятный факт: четверть века израильские правые упорно относятся, как к мессии, к лидеру, который никогда не подтверждал делом своих красивых слов о сохранении библейских границ Израиля, о недопущении новых территориальных уступок, о беспощадной борьбе с террором.

То, что Нетаниягу в пятый раз стал премьер-министром, говорит о превосходстве лидера Ликуда над другими израильскими политиками. Но его оголтелые поклонники не понимают, что способность обойти на выборах мелких провинциальных конкурентов не означает гениальности и непогрешимости! Даже миф о Нетаниягу как гаранте безопасности и неделимости Эрец-Исраэль опровергается давно известными фактами.

Впервые став премьер-министром в 1996 году, Нетаниягу обнялся с Арафатом и сказал, что в его лице обрел друга. Он сразу продолжил территориальные уступки: вывел ЦАХАЛ из Хеврона, а в Уай Плантейшн подписал с Арафатом соглашение о передаче ПА 13% территорий. Нетаниягу сам признал, что вел через Рона Лаудера переговоры с дамасским диктатором Хафезом Асадом о возвращении Сирии Голан. Когда премьер-министр Шарон выдвинул план ухода из сектора Газы, Нетаниягу голосовал за «размежевание» и оставался в правительстве (в отличие от покинувших коалицию политиков – например, Либермана) почти до последнего момента перед демонтажом Гуш-Катифа. В 2009 году Нетаниягу в бар-иланской речи заявил о признании им модели двух государств для двух народов. После сражения на «Мармаре» Биби извинился перед Турцией за гибель десяти террористов и обязался выплатить компенсации их семьям. Теперь Нетаниягу - первым из лидеров национального лагеря - отказался от его базовой идеологии.

 


Когда же Нетаниягу «противился территориальным уступкам»? В свою первую каденцию, когда он немало отдал Арафату, но не соглашался с требованиями Клинтона и Олбрайт о быстром подписании мирного договора с ПА? Так ведь и у левого Барака, и у не менее левого Ольмерта тоже не получилось одним махом добиться «окончательного урегулирования»! Мешало не недостаточное миролюбие израильских руководителей, а избыточная агрессивность наших «партнеров».

Пропаганда Ликуда много дифирамбов посвятила стойкости и мужеству Нетаниягу, который якобы противостоял «беспрецедентному» нажиму на него Барака Обамы. Ну да, американский президент долго и нудно склонял израильского премьера к возобновлению переговоров с Абу-Мазеном. Но насчет садистского «выкручивания рук» - это, конечно, художественный образ. Обама был недостаточно решительным либералом, чем навредил своей стране гораздо больше, чем Израилю. При нем у Нетаниягу сохранялись хорошие отношения с большинством европейских лидеров. Вот при Клинтоне Европа из солидарности с ним весьма жестко «принуждала к миру» Израиль.

А чем отличился премьер-министр Нетаниягу в борьбе с террором? С Арафатом он был в отличных отношениях с начала и до конца своей первой каденции. Среди правых давно стало хорошим тоном называть Ариэля Шарона соглашателем, предателем (вообще-то Газу был готов отдать Египту еще Бегин, а Нетаниягу отдал не меньше территорий, но падение его правительства в 1999 году не позволило ему выполнить Соглашение Уай). А ведь именно Шарон первым наплевал на неприкосновенность зоны А, находившейся после Осло под контролем ПА. Он провел там антитеррористическую операцию «Защитная стена», он запер Арафата в Мукате, обнародовал его документацию, свидетельствовавшую о продолжении Набелевским лауреатом террора, и держал раиса под арестом, пока тот не отпросился во Францию умирать. Ни на что подобное Нетаниягу  не решался.

В свою предпоследнюю каденцию, в разгар «интифады ножей», Нетаниягу пригрозил ужесточить проверку посетителей Храмовой горы. Но после взрыва недовольства среди арабов он, как обычно, не выдержал характера и велел убрать магнитометры с Храмовой горы. 

Любого левого лидера правая пропаганда размазала бы по стенке, прояви он такое многотерпение под ракетными обстрелами из Газы и заключи он столько соглашений о «затишье» с ХАМАСом, как Нетаниягу. При нем одна из самых высокотехнологичных армий мира оказалась совершенно беспомощной против «ноу-хау» террористов - горящих воздушных змеев и летающих шариков со взрывчаткой...

Канцелярия премьер-министра после каждого запуска ракет из сектора Газы рапортует о мощном ответном ударе наших ВВС по «военным объектам» ХАМАСа. Если суммировать эти сообщения, то непонятно, почему до сих пор эта террористическая организация не уничтожена, а «Хамастан» не стерт с лица земли! Пока же тысячи израильских детей знают, что их никто не защитит от ракетных обстрелов. Они считают сирены, перебежки из классов бомбоубежища нормальной жизнью и страдают от неврозов, от ночного недержания.       

Нетаниягу – феноменальный манипулятор. Премьер-министр, всегда умевший достигать компромисса с главарями террористов, проявлявший себя в сфере безопасности откровенным  оппортунистом, сумел внушить правому лагерю восхищение своей «твердостью» и «принципиальностью», которые в глазах его фанатичных поклонников граничат с героизмом. Это многое говорит не только о Биби, но и о состоянии умов в правом лагере и конкретно в Ликуде...

Любимый политический прием Нетаниягу – замена не реализованного лозунга новым, не менее звучным и эффектным. В апреле казалось, что коронавирус в Израиле укрощен. Биби, без сомнения полагал, что после его блестящей победы (конечно, его – не медиков же благодарить народу!) над пандемией в отдельно взятой еврейской стране ее жители забудут о не осуществленной аннексии. Они действительно не вспоминают об Иудее и Самарии, поскольку правительство Нетаниягу утратило контроль над распространением заболевания в израильских городах...            

4 комментария :

  1. אתה כותב מאד יפה ישר ומשכנע. רק המאמרים שלך יוצאים פעם ב... תכתוב יותר בבקשה. תודה.

    ОтветитьУдалить
  2. Убедительно, обстоятельно и со вкусом. Присоединяюсь - пишите больше.
    Психотренеры учат любую критику завершать на моменте позитива - а что надо сделать, чтобы было хорошо? Это больная тема и хотелось бы ее помусолить также обстоятельно :)

    ОтветитьУдалить
  3. Я журналист. Моя задача - проанализировать ситуацию, а не учить жизни. Прочитав мою статью, стоит обратиться к психотренеру.

    ОтветитьУдалить