четверг, 4 сентября 2014 г.

Форма «вытаскивает» содержание

Часто бывая на театральных премьерах, я всегда испытываю сожаление из-за того, что русскоязычная публика мало знает о том, как сегодня разнообразен и интересен израильский театр.


Наши ведущие театры достаточно традиционны. Художественные поиски, смелые эксперименты или реализуются в формате фринджа (все больше маленьких сцен появляется в Иерусалиме, Тель-Авиве-Яффо), или перемещаются на периферию.

Хайфский театр поставил пьесу американского драматурга Джошуа Конкеля, название которой по-английски звучит: «MilkMilkLemonade», а в ивритском варианте - «Миц, миц, лимонада». Фабула характерна для стилистики молодых западных драматургов.

Где-то в американской провинции, на заброшенной ферме, живут мальчуган Эмори (Гиль Решеф) и его суровая бабушка (Эяль Розалес). Она выращивает кур, откормив которых, отправляет в разделочную машину, изготовляющую шницеля. Бабушка замечает, что Эмори подозрительно для мальчика играет в куклы, и пытается выбить из него эту «дурь».

«Неправильная» ориентация Эмори для драматурга символизирует одиночество духовно тонкого существа в жестоком, автоматизированном мире. Мальчик мечтает приобщиться к искусству, но пока его способность к фантазии, состраданию материализуется в дружбе со... старой огромной курицей Линдой (Рон Рихтер). Эмори прячет ее от бабушки и всячески оттягивает неизбежную встречу Линды с куриной гильотиной.

Если Эмори – законченное воплощение доброты, то его юный сосед Элиот (Владислав Пейсахович) испытывает внутреннее раздвоение: его подталкивает к жестоким поступкам, в том числе пиромании, какой-то «черный человек». По режиссерскому замыслу, этот злой дух неотделим от старшего брата Элиота (Эрез Шарабани), жестокая «педагогика» которого не отличается от бабушкиной. Элиот раздвоен и в отношениях с Эмори: он издевается над «извращенцем», но и тянется к нему, так как нищему оборванцу больше не от кого получить сочувствие и теплоту.

Режиссер Офер Амрам вряд ли пытался построить философскую концепцию спектакля. Он находит впечатляющие визуальные решения, соавторы которых – сценограф Шани Тор и художник по костюмам – Адам Кальдерон. Отталкиваясь от эпизода с участием Эмори в эстрадном конкурсе, режиссер превращает все действие в фантасмагорическое шоу, сюрреалистическую окраску которому придают мужеподобная бабушка, говорящая курица и пластически передающий ужасы ненормального бытия страшный краб с человеческими ногами. В этом калейдоскопе возникает вихрь ассоциаций, из которых каждый зритель – это наверняка расчет режиссера - волен составить свою смысловую версию спектакля.

Боюсь показаться самонадеянным, но, на мой взгляд, извлечь из пьесы более рациональную конструкцию и невозможно. Несмотря на высокую репутацию автора фабула перегружена и «слегка» нарушает известный закон единства действия. На «голубую» сюжетную линию накладывается история с курицей, мало психологических проблем одного героя - так надо разбираться еще и во фрейдистских мотивах поступков другого. Но об этом задумываешься после спектакля, а в зале поддаешься воздействию отличной актерской игры. Великолепные гротескно-фантастические образы создают Эяль Розалес и Рон Рихтер, лирическую ноту вносят молодые актрисы Керен Ор и Мааян Вайсберг (ведущие шоу). Взрослым актерам очень трудно изображать детей, а особенно таких «нестандартных». Гиль Решеф и Владислав Пейсахович играют тонко, с большим тактом.

На Владислава я обратил внимание в спектакле Ариэля Крыжопольского «Коллекционеры одиночества» в театре «La Panim». О том, что он может играть не только подростков, говорит перечень его ролей, сыгранных в России. Но надо поработать над акцентом...  
          
Фото: Эяль Ландесман

Комментариев нет :

Отправить комментарий