пятница, 19 сентября 2014 г.

Алия в ожидании своего Шекспира

Посмотрел в рамат-ганском «Театрон ха-сифрия» спектакль с завлекательным названием «Взлет и падение Григория». Нет, это не очередная «русская» самодеятельность - израильский спектакль, израильская драматургия, игра на иврите. Но имя главного героя не случайно, а «русская» тема на израильской сцене давно меня интересует...



Этот спектакль – одна из тех профессиональных работ, которым не удается втиснуться в плотный репертуар «больших» театров, из-за чего зрители видят их в небольших залах. Но коллектив, занятый в проекте «Взлет и падение Григория», хорошо известен израильским театралам.

Пьесу написал Дан Редлер, автор книг о театре и нескольких романов. Режиссер Фрида Рафаэль в качестве продюсера сотрудничала со всеми ведущими израильскими театрами и ставила спектакли в иерусалимском «Хане», который многие театральные гурманы считают самым интересным театром страны. Актеров зрители давно знают по ролям в театре, кино и телесериалах.

Фабула пьесы сплетена искусно: все герои – бизнесмен Бени (актер Дори Бен-Зеэв), его жена, психолог Яэль (Хагит Бен-Ами), профессор литературы Амнон (Нисо Кавья), «русская» супружеская чета Григорий (Слава Бибергал) и Эмма (Марина Шойф), уборщица Мэйрав (Адас Морено), официантка-«эфиопка» Вики (Тами Ронен) – несмотря на принадлежность к разным социальным слоям, оказываются связанными друг с другом непростыми отношениями. Но композиционный стержень, скрепляющий начало и конец, – это драма семьи новых репатриантов.

Григорий в прежней жизни был инженером-мостостроителем. Увы, в безводном Израиле на таких специалистов работы не напасешься, и он пристраивается в «шмиру», что погружает его в депрессию. Григория морально поддерживает жена Эмма, хотя у нее и вовсе нет «практичной» профессии и ей ничуть не легче. Но, как это часто бывает, женщина оказывается сильней духом. Эмма надеется сохранить в семье любовь, гармонию и... прожиточный минимум. Молодая красивая женщина устраивается работать натурщицей. В студиях она ведет себя безупречно, однако Григорий ревнует, страдает и теряет контроль над собой...

Израильская публика сочувственно воспринимает «русскую трагедию», но у зрителя из той же алии сразу возникает раздраженный вопрос: почему опять показывают несчастненьких репатриантов? Автор пьесы отвечает на это достойно: «Многим новым гражданам страны очень тяжело, а израильтяне не всегда знают об этом – надо им напоминать».

Следует признать, что в художественном замысле Дана Редлера нет зацикленности именно на тяготах алии. В пьесе вообще нет счастливых персонажей – почти по Толстому: бизнесмена преследуют неудачи, психолог устала от профессии и семьи, профессора чтение книг не избавляет от одиночества, а уборка чужих квартир и беготня по кафе – не предел мечтаний девушек с жизненной обочины. Уплотненный срез израильского общества, по мысли автора, показывает взаимосвязанность израильтян в их маленькой стране и необходимость их более чуткого, человечного отношения друг к другу – в том числе и к алие.

Режиссер Фрида Рафаэль уверенно выстраивает динамичный, напряженный спектакль. Актерская игра очень хороша. Отнюдь не из «общинной солидарности» отмечу, что «русские» роли в спектакле требуют больше страсти, накала - и тут Марина Шойф и Слава Бибергал на высоте.

Констатировав, что зрители выходят из зала взволнованными и довольными, я сообщаю, что спектакль можно увидеть в том же зале в конце сентября и первой декаде октября. После чего все-таки вернусь к проблеме «Образ алии в израильском искусстве».

Я знаком с постановками всех израильских театров. В их спектаклях периодически появляются представители нашей алии. Это обычно комические персонажи: бывшие интеллигенты, а ныне алкаши, или недотепистые, плохо говорящие на иврите домработницы, или хищные блондинки, разрушающие израильские семьи. Положительных образов репатриантов мужского пола нет, но попадаются симпатичные фигурки душевно тонких «русских» женщин, ненадолго снимающих тоску и тревогу у израильских мужчин. Особняком стоит такой казус как спектакль «Таня – ола хадаша», героиня которого для решения финансовых проблем продает своего ребенка!

Про фильмы и сериалы с «русскими» персонажами я немало высказывался – не буду навлекать на себя новые обиды. Вкратце: репатрианты на израильском экране – в основном пьяницы, наркоманы, проститутки и даже... шпионы!

На этом фоне «Взлет и падение Григория» выглядит - в смысле отражения действительности – совсем неплохо. Главный упрек: театр – искусство актуальное, а сюжет устарел. Он был бы к месту в начале 1990-х. В 2014-м такие ужасы – слишком маргинальное явление, встречающееся не чаще, чем в среде уроженцев страны. Если у Григория была голова, он, подучив иврит, постепенно сообразил бы, как многие его коллеги, что надо не держаться за институтский диплом, а сменить инженерский профиль: ведь строитель мостов умеет делать сложные расчеты, которые требуются (и хорошо оплачиваются) в разных областях.

Обсуждая спектакль с одним из заинтересованных лиц, я услышал умные слова: «Глубокие пьесы об алие появятся, когда о нас начнут писать «наши» драматурги, не издали наблюдающие жизнь репатриантов». Что тут возразишь!

Но я задумался: за 25 лет «большой алии» в Израиль прибыли сотни, если не тысячи, писателей. Многие из них активно творят и публикуются. Поэты пишут о своих внутренних бурях, но те, кто склонен к изображению окружающего мира, или предпочитают ностальгировать о прежней жизни, или – не без тайного коммерческого умысла – уходят в юмористический жанр. А театру (и кинематографу) нужны драмы!

Не так давно я видел в театре «La Panim» Ариэля Крыжопольского его спектакль «Коллекционеры одиночества» по его же пьесе. Молодой режиссер показывает среду «русских» подростков, которую хорошо знает. Поэтому (и благодаря хорошей постановке и игре) спектакль трогает.

Мы этого еще не осознали из-за пристального рассматривания, но грандиозная алия 1990-х – это эпос библейских масштабов. Путь евреев в Израиль и к Израилю – тема, требующая шекспировской глубины. Пока надо разрабатывать ее подручными средствами. А там, глядишь, и Шекспир появится.

1 комментарий :

  1. Шекспир всегда с нами! Он вечен, универсален, и потому у него можно найти большинство коллизий, знакомых алие.
    Но, конечно, надо мыслить реально. Я бы порадовался появлению просто хорошего писателя, который осилил бы умную пьесу о жизни репатриантов.

    ОтветитьУдалить