вторник, 26 апреля 2016 г.

Чернобыль и духовные скрепы

30 лет назад на Чернобыльской АЭС произошла самая страшная техногенная катастрофа в истории человечества. После взрыва реактора Москва долго ничего не сообщала, не предпринимала и этим преступно увеличила ущерб от аварии. Ее последствия, число жертв до сих пор неизвестны. Возмущаться бесполезно: люди, служившие бесчеловечному большевистскому режиму, теперь у власти.

26 апреля 1986 года в час ночи на Чернобыльской АЭС, расположенной между Киевом и Гомелем, взорвался четвертый энергоблок. Начался пожар. Выброс радиации был больше, чем при бомбардировке Хиросимы.

Кремль молчал. О катастрофах в СССР не любили рассказывать, считая, что они бросают тень на репутацию первого в мире пролетарского государства. Через 36 часов об аварии сообщила местная радиостанции города Припять, возле которого находилась АЭС. Только 28 апреля в вечерних новостях передали краткое сообщение ТАСС. В нем угрожавшая всей планете катастрофа была названа «несчастным случаем», советских граждан заверили, что «принимаются меры».

В этот момент уже шли грудью на ликвидацию пожара герои, получившие чудовищные дозы радиации. В окрестностях Чернобыльской АЭС начиналась эвакуация населения. В Киеве ждали указаний из Москвы, а в Кремле ничего не понимали. Как обычно, все причастные к катастрофе – от технического персонала АЭС до ее конструкторов и ученых-теоретиков – думали прежде всего о снятии с себя ответственности, давали путаные объяснения и рекомендации.

На западных телеканалах выступали научные эксперты, демонстрировавшие карты, на которых радиоактивное облако угрожающе плыло к Скандинавии. А Москва по-прежнему скрывала масштабы катастрофы и рассылала указания о предотвращении паники. Руководству Украины строжайше запретили любые меры по массовой эвакуации людей. В Киеве, Гомеле, Брянске, особо пострадавших от радиации, на первомайскую демонстрацию гнали детей в легкой летней одежде.

Отец «перестройки» Горбачев был незлым человеком, но не умел принимать решений в экстремальных ситуациях. Как и его кремлевские предшественники, он больше думал о сохранении своего «авторитета», чем о миллионах советских граждан, которые, в сущности, оказались в условиях атомной войны. Этой войной давно бредили кремлевские лидеры и их полководцы, но по-настоящему страну к ней не готовили.

Отношения большевистских вождей с мирным и не мирным атомом были характерны для отсталой страны, в которой власть никогда не думала о потерях среди огромного населения. «Маршал победы» Жуков проводил военные маневры, в ходе которых солдаты проходили через зону взрыва атомной бомбы. Ядерные технологии в 1950-е были еще несовершенными, но Кремль торопил с созданием атомных ледоколов и подводных лодок. По всей стране начали строить атомные электростанции. Естественно, советская пропаганда внушала, что всё это совершенно безопасно. В качестве главного эксперта выступал академик Александров. Был, правда, знаменитый фильм Ромма «Девять дней одного года», в котором физик-ядерщик получал смертельную дозу радиации, но такой сюжет не пугал: на то и ученый, чтобы рисковать, и вообще это кино.

Академик Александров, создатель советских АЭС, не мог не рекламировать их надежность. Господь даровал ему долгую жизнь и позволил дожить до Чернобыля... Помню, я как-то читал книгу Нобелевского лауреата по физике Петра Капицы, в которой он, рассуждая о возможных путях развития мировой энергетики, предупреждал, что атомные электростанции дешево обходятся, но опасны!

В тоталитарном государстве даже технологические прорывы непременно сочетались с дикарской беспечностью, так как техника служила не людям, а Госплану, Совмину, Политбюро. С запчастями там по сей день проблемы. Но гораздо страшнее то, что создавались гигантские военные и промышленные объекты и никто не думал о возможных авариях на них, о спасательных устройствах. В СССР создавали автоматику для посылки на Луну, но, когда взорвался реактор на Чернобыльской АЭС, оказалось, что нет роботов для тушения пожара. Остановившие его люди сгорели от радиации, да и возведение саркофага над четвертым энергоблоком шло наспех, "навалом", что привело к огромным человеческим жертвам.

Чтобы по возможности сократить ущерб от катастрофы, надо было определить ее причины, однако объективного расследования никогда не было! Каждая инстанция, причастная к работе атомной электростанции, старалась выгородить себя. Удобней всего было обвинять персонал Чернобыльской АЭС в нарушениях режима эксплуатации. Но известно, что перед аварией были выявлены дефекты в конструкции типовых АЭС. Особую тревогу вызывали Чернобыль и Игналина. В Чернобыле начали проводить перезапуск реактора, но делалось это «на глазок» и привело к ужасающим последствиям...

После атомной катастрофы руководители цивилизованной страны подумали бы не только о спасении людей из загрязненных областей, но и об угрозе для будущих поколений. Партийные бонзы так далеко не заглядывали: в Кремле радиационная обстановка была нормальной, а после них – хоть потоп. В пострадавших районах специалисты что-то изучали, но полученные данные засекречивались и официальная информация была лживой. Правды до сих пор никто не знает, число жертв Чернобыля преступно занижено. Послушные начальству медицинские светила объясняли (и сегодня продолжают врать!), что не так уж много летальных исходов, которые можно напрямую связать с последствиями Чернобыля...

Надо сказать, что и комиссии МАГАТЭ не так уж стремились к выявлению истины, так как эта организация, способствующая развитию атомной энергетики, не хотела пугать человечество своими выводами. В итоге человечество до сих пор не знает, сколько еще поколений будут страдать от мутаций и наследственных заболеваний. Один из «эмпирических» фактов: сегодня в арктических областях России, Швеции, Финляндии, Норвегии в мясе оленей обнаруживают повышенное содержание цезия-137. Специалисты Гринпис утверждают, что в районе Чернобыльской АЭС люди не смогут жить еще тысячи лет.

Больше всего пострадали от Чернобыльской катастрофы Россия, Украина, Беларусь. Систематических проверок и медицинского контроля для жителей хотя бы самых «проблемных» мест никогда не было. Только в России был принят закон о помощи ликвидаторам-чернобыльцам. Тем не менее Москва отказывается распространять его на ликвидаторов, проживающих в Израиле, - как будто они меньше здоровья отдали для спасения своих тогдашних соотечественников. Этих бесстрашных людей становится всё меньше, сейчас среди них выходцев из России всего несколько сотен, но держава с рекордным количеством миллиардеров не выплачивает им ни копейки.

В свое время депутат Юрий Штерн добился утверждения кнессетом закона о помощи израильским ликвидаторам-чернобыльцам. НДИ всегда включает этот факт в список своих главных достижений. При этом умалчивается о том, что после принятия закона минфин заморозил пункт о самых важных выплатах чернобыльцам. Ликвидаторам отказывают в страховании их здоровья! Увы, после смерти Штерна его коллеги не сумели настоять на выполнении закона в полном объеме, без чего он не приносит реальной пользы.

Россия забыла о жертвах Чернобыля так же, как о погибших в «Курске» или в аварии на Саяно-Шушенской ГЭС, потому что в качестве правопреемницы СССР усвоила советское презрение к человеческой жизни. Она продемонстрировала это в Чечне, Грузии, Украине, Сирии, где варварски истреблялось местное население. Имена российских солдат, возвращающихся в гробах, скрываются, места их захоронений неизвестны.

Нынешние лидеры Украины, находящиеся в противостоянии с Кремлем, используют тему Чернобыля только в своих политических целях. В постсоветский период экономику развалили и в Украине, и в Беларуси. Их правители не могут помочь своим гражданам, пострадавшим от аварии на Чернобыльской АЭС, и избегают разговоров о выходцах из этих стран – ликвидаторах-чернобыльцах, проживающих в Израиле.

Такие трагедии как Чернобыльская катастрофа, уносящие тысячи жизней, вызывают много вопросов нравственного свойства. Но до сих пор никто не хочет вспоминать ни о своей вине, ни о своей ответственности. Вот такие духовные скрепы.

1 комментарий :

  1. Яков, там было обыкновенное советское расп...дяйство. Я по профессии и 30-летнему советскому стажу, специалист по ядерной электронике. Работал, в частности, с киевлянами. И за несколько лет до Чернобыля, на междусобойчике под "Древнекиевскую горилку" услышал от коллеги-завотдела ИЯФ АН УССР, хвастовство, что у него есть прямой ход в реактор ЧАЭС, кде командует его однокашник (наши работы были связаны с нейтронным облучением материалов). И тот, в любое время и без формальностей и проволочек даст для дружка любой необходимый режим). Если помните, реактор сорвался в неуправляемость, как раз, при таком несанкционированном, "левом" регулировании. Причем, ночью, "чтоб никто не видел".

    ОтветитьУдалить