суббота, 2 апреля 2016 г.

С чего начинается Чехов?

Театр «Микро» долго подступался к Чехову. И вот – спектакль «Чехов-шоу» Ирины Горелик и Ефима Риненберга. Жаль, если слово «шоу» заранее оттолкнет тех потенциальных зрителей, которым всюду видится неуважение к русской культуре!..


«Шоу» - это суть режиссерского замысла. Это не малодушное предупреждение о том, что предлагается какой-то несложный и даже развлекательный Чехов. Это скорее вызов: да, именно шоу, потому что Чехов среди русских писателей – самый веселый человек, больше всего ненавидевший скуку! Да, Чехов, казалось бы, предельно прост и доступен каждому, но раскройте, вчитайтесь...

Обвинить Ирину Горелик и Ефима Риненберга в неуважении к классику невозможно: они создали инсценировку по ранним рассказам Чехова, которые он сам небрежно назвал «пестрыми». А «шоу» - это только форма, способ общения со зрителем. Некоторые известные режиссеры растягивают рассказ Чехова на целый спектакль. В постановке «Микро» шесть рассказов уместились в одном театральном действе. Между отдельными сюжетами нет перерывов - их заполняют для сохранения темпа музыкально-танцевальные вставки. Но это только форма. А содержание как раз направлено на то, чтобы доказать: ранние произведения Чехова написаны тем же писателем, что и поздние. В них есть и глубокое знание жизни, и тонкий психологизм, а главное – неповторимое чеховское умение пронизывать драму иронией, сталкивать трагедию с буффонадой. В «Чехов-шоу» на этих контрастах построена вся композиция спектакля.

После анекдотического «Выигрышного билета» следует грустная сценка «На чужбине», мелодрама «Антрепренер под диваном» сменяется сатирическим «Разговором человека с собакой», высокий трагизм «Рождественской ночи» тут же запредельно снижается безумно смешной «Сиреной». В сумме же видишь удивительный спектр чеховской стилистики и проблематики уже в период «пробы пера». На сцене эта многогранность материализуется в мгновенной смене обличий актерами «Микро». Бени Шиф играет то недалекого обывателя, мечтающего о «халявном» выигрыше, то напившегося интеллигента, ведущего высокопарный разговор с собакой, то благородного дворянина, способного на самопожертвование. Не менее неожиданны перевоплощения молодых талантливых актеров Габриэлы Личман и Бара Пеледа.

Такая «перезагрузка» нужна не только при переходе от одной истории к другой, но и внутри отдельных рассказов – удивительное понимание сложности человеческой природы обнаруживается уже в ранних рассказах Чехова. В «Выигрышном билете» уставшие от бытовых забот супруги (Мария Горелик и Бени Шиф) сначала по-детски фантазируют о том, как распорядятся крупным выигрышем, но постепенно обнаруживается затаенная неприязнь друг другу, в которой они себе не признавались и которая уже готова быстро перерасти в откровенную вражду.

В рассказе «На чужбине» за внешним комизмом скрывается важнейшая для Чехова коллизия: отношение человека к тому, кто от него зависит. Скучающий барин (Борис Очаковский) от безделья поддразнивает за обедом пожилого гувернера-француза (Артур Клява). Кроткая реакция старика провоцирует превращение господской иронии в хамство и прямые оскорбления, но в конце концов и француз доведен до того, что уже не может поступиться человеческой и национальной честью... Прекрасная роль Артура Клявы, возможно, самого «чеховского» из актеров «Микро»!

«Антрепренер под диваном» у другого автора мог бы остаться заурядным фарсом. Чеховские нюансы точно улавливает Габриэла Личман. Ее героиня, скромница-инженю, попав в пикантную ситуацию, быстро отбрасывает застенчивость и пытается по-деловому извлечь выгоду из унижения. Да и антрепренер (Ицхак Пекарь), на глазах преображается: поначалу он готов на всё, лишь бы не ответить за свои «шалости», а, отделавшись легким испугом, цинично отказывается от обещаний.

Ирина Горелик и Ефим Риненберг избрали «легкую» форму, чтобы Чехов звучал не хрестоматийно, а как можно современней. С жанром "шоу" естественно уживается оригинальное решение: всё действие спектакля разворачивается на подиуме! Каждый рассказ сопровождается демонстраций модной одежды - летней, осенней, спортивной. Этот современный эстетический код требует современного языка инсценировки. Переводы чеховских рассказов на иврит мастерски выполнены Михаилом Городиным и Ефимом Риненбергом. Иврит лаконичней русского, и текст иногда утрачивает какие-то оттенки, но зато становится по-израильски непосредственным, доходчивым. Зрителя не покидает ощущение, что он находится в прямом диалоге с автором. Это чувство достигает кульминации в заключительной сцене «Сирены». В первоисточнике комизм ситуации состоит в том, что после мирового съезда его участники голодны, хотят пообедать, но подготовка протокола затягивается, а секретарь съезда изводит коллег рассказами о любимых блюдах. В спектакле собеседники отсутствуют, и герой (Борис Очаковский) произносит монолог, словно обращенный к публике, которая тоже собирается домой и наверняка голодна. Утрированное Чеховым обжорство иронически напоминает об «израильском спорте номер один», а в более широком смысле становится метафорой бездуховности, временами одолевающей народ Книги...

Театр «Микро» осилил еще одну творческую вершину и еще раз показал, что умеет не повторяться. Ирина Горелик и Ефим Риненберг создали из неоднородного литературного материала цельный и динамичный спектакль. Его стилевое единство обеспечивают сценография и костюмы Ильи Коца, видео и звук Евгения Лешенко, работа со светом Олега Линдера, отличное музыкально-пластическое сопровождение Сергея Шармоты. 

В заключение скажу: далеко Иерусалим, но ехать надо – тот, кто любит театр, непременно должен увидеть спектакли «Микро»!

Комментариев нет :

Отправить комментарий