суббота, 10 ноября 2018 г.

Почему израильтян не волнуют муниципальные выборы?

На следующей неделе в нескольких городах Израиля состоится второй тур муниципальных выборов. Только тогда будет дорисована картина новой местной власти. Уже ясно, что никаких «революционных» переворотов в муниципалитетах не предвидится. Тем не менее обнаружились характерные тенденции.


Партии теряют контроль на местах

Для любителей острых политических сюжетов самое интересное – это смена власти. Из мэров крупнейших городов пока только Рон Хульдаи в Тель-Авиве, Рубик Данилович в Беэр-Шеве, Йехиэль Ласри в Ашдоде, Мирьям Файерберг в Нетании  сохранили свои посты.
 
После того как иерусалимский мэр Нир Баркат объявил о намерении продолжить карьеру в Ликуде, развернулась ожесточенная борьба между его преемниками. Мэр Хайфы Йона Яхав, казалось бы, не имевший конкурентов, проиграл Эйнат Калиш-Ротем. Дов Цур, уверенно победивший в Ришон ле-Ционе в 2013 году, растерял свою популярность из-за криминальных расследований и будет бороться за продление полномочий во втором туре – как и мэры Рамат-Гана, Кфар-Сабы. Сменилась власть в Петах-Тикве, Ашкелоне, Бат-Яме, Нагарии.
 
Израильские СМИ пытаются найти в результатах муниципальных выборов симптомы ослабления позиций Ликуда и его лидера. С особым энтузиазмом они приводят тот факт, что Нетаниягу поддерживал в Иерусалиме кандидатуру Элькина, а тот не прошел во второй тур.
 
Формально в Тель-Авиве, Хайфе, Беэр-Шеве - левые мэры, в Иерусалиме один из двух кандидатов на этот пост тоже считается левым. Но, если придавать этому чрезмерное политическое значение, то может показаться, что перед выборами в кнессет Авода намного опережает Ликуд. А это совершенно не так: согласно всем опросам, Ликуд уверенно победит всех по количеству депутатских мандатов, а Аводе и тем более МЕРЕЦу надеяться не на что.
 
Дело в том, что за последние два десятилетия влияние партий в городах значительно ослабло. Когда-то главными действующими лицами на муниципальных выборах были городские отделения Ликуда и Аводы. Без их поддержки не мог обойтись ни один светский кандидат в мэры. Сегодня самые сильные избирательные списки в городах редко позиционируют себя как партийные (иногда кандидаты в мэры даже умышленно дистанцируются от своих партий, чтобы повысить рейтинг!). Не надо удивляться тому, что поддержка премьер-министра не помогла Элькину, если министра от Ликуда не признал ликудовский список в столице!
 
Раньше сильная позиция партии в городе предвещала ее активную поддержку местными жителями на выборах в кнессет. Теперь это уже не так, поскольку члены горсовета редко идентифицируют себя с одной партией.

Пока изменение корреляции между центральной и местной властью недостаточно исследовано. Но наверняка это положительное явление. У мэра совсем не те задачи, что у депутата кнессета или министра. Он должен улучшать жизнь в городе и тем больше преуспеет в этом, чем меньше будет вспоминать о своем партбилете. Если еще можно пофантазировать насчет того, как может проявиться в городе левая или правая ориентация мэра, то совершенно непонятно, в чем способен обнаружить свою партийную принадлежность мэр из Еш атид или Кулану, идеологии которых еще никто не постиг.  
 
Для увеличения реальной силы муниципалитетов нужны не связи с партиями, а приведение в порядок законов о местной власти - для высвобождения инициативы мэров и обуздания коррупции – а также давно назревшая реформа по укрупнению городов, без чего они вечно будут сидеть в «минусе». Люди равнодушны к муниципальным выборам, потому что не верят, что смена мэра изменит ситуацию в их городе.Независимых мэров очень мало. Большинство из них всю каденцию идут на поводу у тех, кто поддерживал их в ходе муниципальной кампании.

Если какая-то партия укрепила свое влияние в городах благодаря нынешним муниципальным выборам, то это только ШАС. Явка ультраортодоксов на выборы вообще гораздо выше, чем у светских израильтян (на этих муниципальных выборах, объявленных выходным днем, средняя активность избирателей повысилась всего на несколько процентов, что ничего принципиально не изменило). ШАС умеет заключать перед выборами самые неожиданные политические сделки. Харедим в горсоветах гораздо последовательней и настойчивей отстаивают интересы своего электората, который это ценит. Но даже указанные обстоятельства пока не меняют прогнозов относительно результатов  ШАСа на парламентских выборах: партии придется бороться за преодоление электорального барьера.

Возвращаясь к утверждениям СМИ от ослаблении позиций Ликуда на местах, можно только предположить, что центральный аппарат партии утрачивает свою традиционную связь с ее городскими отделениями. Нетаниягу придает решающее значение своей личной популярности и монолитности парламентской фракции Ликуда – это напоминает модель «ордена меченосцев», которой руководствовался известный партийный вождь...

Выборы в Иерусалиме как похороны «русской» партии

Из четырех кандидатов в мэры Иерусалима наиболее импонировал русскоязычным израильтянам, конечно же, «свой» Зеэв Элькин. Почему он безнадежно проиграл Моше Леону и Оферу Берковичу, хотя поначалу уверенно лидировал в опросах? На мой взгляд, дело в том, что большинству«русских» нравились те достоинства Элькина, которые его самого... пугали!
Элькин соблюдает традиции, но не относится к харедим. У него прекрасное светское образование, широкий культурный кругозор, он начитан, любит театр. Именно такой мэр необходим еврейской столице, которая давно уступила культурное лидерство Тель-Авиву, которую покидает молодежь из-за отсутствия работы и жилья.
 
Вне всякого сомнения, Элькин обошел бы конкурентов, если бы обратился ко всем группам населения Иерусалима и для каждой нашел доходчивые слова. Но вступать в диалог с «русскими» избирателями он не захотел. Не стал акцентировать и проблемы светских жителей столицы и произносил речи об историческом значении Иерусалима и его важности для будущего Израиля. Элькин прекрасно знал, что его наиболее опасного конкурента Моше Леона поддерживают Арье Дери и Авигдор Либерман, что министр обороны обещал ультраортодоксам «смягчить» закон о призыве в ЦАХАЛ (о чем простодушно рассказал сам Леон). Он явно решил не отталкивать от себя харедим – тем более что в Яадут ха-Тора сегодня наметился серьезный раскол между «литваками» и хасидами.
 
В политике нельзя слишком «держаться» сразу за всех за избирателей – надо определять своих главных союзников. Элькин не добился поддержки со стороны «русских», светский электорат уступил Берковичу, а прельстить харедим сильнее, чем Дери и Либерман, не смог...
 
Надо сказать, что Элькин пошел проторенным путем других «русских» выдвиженцев – выходцев из бывшего СССР, спешивших стать «полноценными» израильскими политиками. Помнится, в Исраэль ба-алия сразу после сенсационного успеха в 1996 году начались дискуссии о том, быть этой партии секторальной или общенациональной. Хотя вся предвыборная пропаганда ИБА была адресована новым репатриантам и семь мандатов она получила исключительно от них, ее лидеры испытывали всё усиливавшийся дискомфорт из-за того, что «настоящие» израильтяне считают их «русскими». В то же время актив партии и избиратели считали, что она должна заниматься проблемами интеграции алии. В итоге ИБА развалилась и исчезла.
 
Либерман, создавая НДИ, учел ошибки Щаранского. Он сразу строил себя как крупного национального лидера, перед израильской публикой бравировал своей «крутизной», но перед выборами в кнессет делал ставку на «русские» голоса, для чего выдвигал самые популистские лозунги и не жалел самых «щедрых» обещаний. По мере того как эта «стратегия» изживала себя и парламентская фракция НДИ сокращалась, партия начала пошло подыгрывать самому отсталому электорату нападками (чисто риторическими и совершенно безвредными) на ультраортодоксов и противопоставлением «русских» дискриминирующему им Израилю. Депутаты от НДИ расточали комплименты путинской России и всё тесней сближались с организацией «Соотечественники» - одним из инструментов объединения «Русского мира».
 
Уже на иерусалимских выборах 2013 года НДИ показал, чего стоят его демагогия и вранье, открыто поддержав ставленника ШАСа Моше Леона против светского Барката. На нынешних выборах лидер НДИ  вел себя еще циничней. Он опять поддержал вместе с Дери Моше Леона, но пропаганда НДИ «стеснялась» открыто агитировать за него – возможно, при пяти депутатских мандатах и судебных процессах против деятелей НДИ просто денег на это не было... Тем не менее сам Леон рассказал о том, что Либерман ведет переговоры с ультраортодоксами в его пользу.
 
Но самое показательное в линии НДИ на выборах в Иерусалиме – это то, что партия, давно подстрекающая избирателей разговорами о «стеклянном потолке», якобы не позволяющем им пробиваться, как раз накрыла этим «потолком» представителя «русской» алии, а поддержала кандидата ультраортодоксов! Больше того, только на Элькина штаб НДИ обрушил поток грубой брани, назвав его политиком, провалившемся на всех должностях! Явно с единственной целью – для отвлечения «русских» голосов – НДИ выдвинула в столице свой рахитичный список, не имевший ни членораздельной программы, ни кому-либо известных имен. Естественно, у списка шансов не было. Зато Элькину НДИ «помог» не попасть во второй тур.
 
Если хозяевами столичной мэрии станут ультраортодоксы, в этом будет огромная заслуга Либермана. Он применил свой авторитет и немалый опыт политических интриг не для реального повышения пенсий репатриантов или массового строительства для них социального жилья, а для допуска ШАСа к 9-миллиардному бюджету Иерусалима. Что еще хуже – действия НДИ на муниципальных выборах могут стать последним ударом по самой идее «русской» партии.
 
По поводу того, нужна ли Израилю «русская» партия, нет единого мнения. Автор этих строк считает, что сегодня такая партия требуется. Во-первых, значительная часть госбюджета распределяется у нас по секторальному принципу (образование, социальные пособия, строительство доступного жилья и пр.). Во-вторых, «большая алия» до сих пор не решила многих своих важнейших проблем. Ей нужна своя партия, но соратники Либермана повели НДИ совсем не в том направлении.
 
Хотя после муниципальных выборов партийная пропаганда объявила о великой победе, о сотне мест в горсоветах – это обычное, уже неинтересное хвастовство. Во многих городах представители НДИ попали в муниципалитеты в «смешанных» списках, а главное – происходило это в основном на периферии. «Русских» муниципалов нет в крупнейших израильских городах. Там, где в 1990-е были большие «русские» фракции, от них остались немногочисленные хилые группки, нудно ссорящиеся между собой. Влияния в городах у НДИ сейчас нет, помогать там своим избирателям партия не может.   
 
Ситуация в НДИ напоминает разброд в ИБА перед ее развалом. Многие представители алии, которые когда-то плодотворно работали в НДИ, не продвигались ее лидером, исчезали из партии – он предпочитал на каждых выборах включать в список уроженцев страны («стеклянный потолок»!..). Сегодня в НДИ еще остались серьезные, энергичные активисты, желающие работать на благо избирателей, но лидеры привели партию к союзу с ШАСом и позорным уголовным расследованиям. Пропагандистский штаб НДИ создает впечатление, что он находится в Антарктиде, а, возможно, и на Марсе.
 
В социальных сетях бывшие сторонники НДИ призывают пожилых репатриантов (других избирателей у партии уже почти не осталось) голосовать за Партию пенсионеров. Возможно, после роспуска кнессета мы услышим о попытке недовольных членов НДИ создать новую «русскую» партию, но она не преодолеет избирательного барьера.
 
А, впрочем, стоит предположить, что уроки муниципальных выборов - совсем не в том, о чем я написал. Может быть, главная ошибка нашей алии – цепляние на протяжении тридцати лет за призрак этнической партии? Вот алия 1970-х не создавала своих партий, не ждала от нее подарков, а приняла Израиль, Израиль принял ее, и никто не придумывал сказок о «стеклянном потолке». Будь мы такими же, наши пенсионеры говорили бы на иврите так же бойко, как их сверстники сорок лет назад, и не возили бесплатно на своих спинах компанию крикунов...
      

Комментариев нет :

Отправить комментарий