четверг, 6 июня 2019 г.

Прогулки в горах с хеттами и фригийцами

Я предпринял рискованный шаг.  Вместо того, чтобы воспользоваться падением курса турецкой лиры для беззаботного отдыха и шопинга, соблазнился программой экскурсии ТиМ по следам древних цивилизаций: «Тур пяти столиц». Оказалось, что древние населители Турции предпочитали теплым пляжам суровое Анатолийское плоскогорье. А обладали они лучшей физической подготовкой, чем я в настоящее время...





Культурной русскоязычной публике не надо расшифровывать аббревиатуру  ТиМ. На всякий случай напомню: это туристически-просветительский бренд «Таша и Митя». Таша Нешер-Аман – историк искусства, арт-критик, сейчас работает над докторатом по искусствоведению в Иерусалимском университете. Она блестящий лектор, свободно ориентируется в культуре самых разных эпох и народов. Митя Фрумин в красноречии не уступает и к тому же обладатель докторских степеней по атмосферным наукам и исторической географии! Самые верные почитатели этого интеллектуального дуэта путешествуют с ним не только по израильским музеям, но и по более отдаленным местам: Турция, Италия, Греция, Иордания, Эфиопия! Мои сомнения относительно посещения Турции окончательно преодолели друзья Виталий и Ира, вместе с которыми я полгода назад побывал на выставке Брейгеля в Вене. К тому же у меня забрезжила надежда на то, что археологический вояж поможет мне постройнеть...  

Во время поездки в Турцию нашим главным гидом стал археолог Михаил Фрейкман, великолепный знаток ближневосточных древностей, ныне работающий над пост-докторатом. Несмотря на солидный статус, человек он молодой, невероятно энергичный и сохранивший после репатриации в Израиль в детском возрасте богатый и выразительный русский язык...

Археологический энтузиазм Михаила постоянно охлаждал ехидными репликами Митя. Их беззлобные, но остроумные дискуссии на тему «Что является наукой – история или археология?» - очень оживляли наше путешествие. В руководящем триумвирате Таша на этот раз владела административными браздами и улучшала общий эстетический фон. 

Анкара

«Тур пяти столиц» начался с Анкары. Она находится в глубине страны, и туристы сюда заглядывают гораздо реже, чем в Стамбул. Тем не менее город очень древний и красивый. Его основали греки задолго до новой эры (название Анкара – от греческого «анкор» – якорь). Сегодня наряду с историческими достопримечательностями очень впечатляют фешенебельные районы современной застройки.

 

В качестве столицы Анкара гораздо моложе других узловых пунктов нашего маршрута. Этот статус ей придал Ататюрк в 1923 году. Турки очень почитают великого реформатора. Нынешняя власть подвергает сомнению правильность избранного им курса на модернизацию, обеспечившего превращение Турции в развитое демократическое государство. Я еще выскажу пару соображений на этот счет. Пока только отмечу характерное для больших турецких городов явление: на многих жилых домах, государственных или коммерческих зданиях висят огромные портреты Ататюрка. Это вызов! Пока официальное отношение к Ататюрку не изменилось (как к Мао в Китае), и часть граждан, не опасаясь наказания, декларируют: в этом доме чтят заветы Ататюрка и не хотят разворота страны к исламизму!

Но целью нашей группы было погружение в древние времена, когда по Малой Азии прошлось немало великих народов. Поэтому в Анкаре мы первым делом отправились в Музей анатолийских цивилизаций – это стало вводной, обзорно-теоретической частью начавшегося путешествия.

Мы попали в один из богатейших музеев мира. Он основан в 1921 году и пользовался особой поддержкой Ататюрка. Первый турецкий президент придавал огромное значение новой идеологии: в его понимании, величие Турции должно было проистекать из ее прошлого, из якобы прямой связи с древними цивилизациями, среди которых самой грандиозной была хеттская. Поэтому при Ататюрке всячески поощрялась археология и создавался культ хеттской культуры. Забегая вперед, замечу, что даже в небольших городах мы обнаруживали по-современному оборудованные исторические музеи с прекрасными коллекциями древностей.

 


В Музее анатолийских цивилизаций собраны уникальные экспонаты не только хеттского периода, но и других эпох и культур – ассирийской, фригийской, урартской, эллинистической, римской... Но начинается экспозиция музея с залов палеолита и неолита. Мы собрались быстро перебраться к более близким нам темам – хетты, ассирийцы. Но тут выяснилось, что наш гид Михаил Фрейкман в неолите чувствует себя, как в собственном доме. Он понимает и любит первобытных людей, словно жил среди них подобно Миклухо-Маклаю в обществе папуасов.

Михаил убежденно объяснял нам, что в период неолита люди были не глупее нас, а, может быть, даже гениальней. Достаточно вспомнить такое невероятное изобретение как игла, которое стало технологическим и цивилизационным прорывом: Одежда из шкур позволила жителям пещер освоить территории с достаточно холодным климатом. Поражает и то, как уже в более поздний период не изучавшие горнорудного дела хомо сапиенсы овладели секретом выплавки металлов, благодаря чему не боялись ни диких зверей, ни столь же диких соседей.

За несколько дней общения я не до конца понял философскую систему, исповедуемую нашим гидом, но его очень интересуют истоки представлений людей о Жизни, Смерти, Красоте и духовная преемственность при смене одних цивилизаций другими. Он подробно рассказывал нам о погребальных обрядах эпохи неолита (тогда еще не было разделения на бедных и богатых даже в захоронениях), о первобытной магии и танце, о первых произведениях искусства. Все эти темы связаны с вопросом о происхождении веры в сверхъестественные силы. Михаил обратил наше внимание на то, что первым атрибутом божества, которому поклонялись наши предки, были рога! Вспомнив в связи с этим Моисея, которого часто изображают с рогами, он отверг популярную версию об ошибке в латинском переводе (в книге «Исход» говорится, что от лица Моисея исходило сияние – «карнаим», а это можно перевести как «лучи» и «рога»)...

В музее мы получили общее представление об анатолийских цивилизациях. Конечно, статуи, барельефы, произведения искусства ошеломляют. Но впереди нас ожидало непосредственное прикосновение к корням этих культур!

Хаттуша

Простившись (временно...) с Анкарой, наша группа погрузилась в большой, комфортабельный автобус, на котором мы колесили по Анатолийскому плоскогорью. Пейзаж однообразен: бескрайнюю равнину окаймляют цепочки холмов и гор.

В автобусе к трем руководителям нашего вояжа присоединилась молодая женщина-гид, турчанка с прекрасным английским. Она сразу предупредила, что ее имя нам будет трудно произносить, но можно пользоваться его сокращением – Биби. Девушка удивилась, почему пассажиры дружно засмеялись, но, когда ей объяснили причину, она была даже польщена. В дальнейшем из бесед с этой интеллигентной, со вкусом одетой уроженкой страны мы смогли составить свое мнение об отношении турецких женщин к «новшествам» их президента.

Биби стала нашим добрым гением. У нее можно было получить консультацию по любым культурно-историческим и материально-бытовым вопросам. Когда после ежедневного добросовестного обследования археологических памятников мы начинали ощущать сильный голод не только духовного свойства, автобус подруливал к какому-нибудь симпатичному заведению, с которым Биби предварительно созванивалась и в котором мы знакомились с новыми блюдами турецкой кухни. Естественно, ничто так не способствует сплочению культурного коллектива, как общие трапезы!

Примерно в 150 километрах от Анкары в древности располагается Хаттуша (Хаттушаш, Хаттуси) – столица могучего хеттского царства. Названа она по имени царя Хаттусили
I, жившего в XVII веке до новой эры. Сейчас рядом с ней находится деревня Богазкале. 

 



В истории хеттов нет начала и конца. Предполагается, что этот индо-европейский народ пришел в Малую Азию с Балкан в начале 2 тысячелетия до н. э. Пала империя хеттов где-то в XII веке до н. э.

Хетты были очень сильны в военном отношении благодаря использованию железа. Ударную мощь их войска составляли колесницы. Тем не менее хетты не ставили задачу завоевания других государств. У побежденных стран дани не требовали, с ними подписывали договора, цари вступали в династические браки. Хетты считаются создателями дипломатии.

Вообще хетты были очень рациональными, бессмысленной жестокости не понимали, уважали закон и справедливость. За тяжкие преступления у них не карали смертной казнью, а назначали штраф. Если правителя свергали, его не убивали, а ссылали.

 

Хетты взаимодействовали с соседними странами – отсюда появились многие элементы их культуры. В Вавилоне они заимствовали клинопись. Кстати, распространенный впоследствии имперский символ - двуглавый орел – впервые встречается у хеттов.

Хетты неоднократно упоминаются в ТАНАХе. Авраам купил пещеру Махпела у хетта Эфрона. Царь Давид отбил Бат-Шеву у ее мужа – хетта Урии, которого отправил на войну, на верную смерть. 

В богатом пантеоне хеттских богов можно найти шумерские, египетские, вавилонские божества мужского и женского пола. Хеттские храмы не сохранились, но по развалинам можно судить об их планировке. Они  напоминают семитические храмы: двор, святилище, святая святых, закрытая занавеской. Стены были украшены барельефами. Хетты верили в загробную жизнь, их представления о ней похожи на верования египтян. Священник у хеттов стоял выше правителей.

 


Хаттуша занимала огромную площадь. Нижний город был окружен мощными стенами, за которыми находился царский дворец с архивом – хетты по части документации были очень аккуратными. Значительную часть столицы занимали  культовые сооружения. Верхний город поражает скальным храмом с полными жутковатой экспрессии барельефами, изображающими богов и демонов.

Здесь Михаил был в своей стихии. Переходя к очередной археологической достопримечательности, он радостно приговаривал: «Есть тут у меня для вас один могильничек».

Высшего могущества царство хеттов достигло в
XIII веке до н. э. При Рамзесе II произошло великое сражение между хеттами и египтянами при Кадеше. Хеттские трехместные колесницы были эффективней двухместных египетских. Но, видимо, явного перевеса не добилась ни одна из сторон – обе приписывали победу себе.

Почему исчезли хетты? Одна из версий – совпадающая с общей тенденцией той эпохи: их вытеснили «народы моря», которые стерли с лица земли немало сильных государств. Другое мнение историков: царство хеттов распалось в результате внутренних междуусобиц. Из-за недостаточной жесткости центральной власти многие города и области обладали относительной самостоятельностью – рыхлая империя оказалась недолговечной.

Амасия – столица Понтийского царства

После блужданий по пустынной равнине мы поднялись выше и увидели город дивной красоты, расположенный у подножия двух гор, словно падающих друг на друга. Между ними протекает река Ешильырмак. Если не знать, что это Турция, то можно принять Амасию за городок в горах Северной Италии.




Амасия была столицей Понтийского царства – греко-персидского эллинистического государства. Оно возникло после похода на Восток Александра Македонского в последние века до новой эры и заняло большую территорию между Македонией и империей Селевкидов. Его официальным языком был древнегреческий.

Понтийское царство располагало большой армией и флотом, но в первом веке до н. э. его последний правитель Митридат VI потерпел поражение от Рима. После включения в состав римской провинции Галатия Амасия оставалась важным центром науки и искусств. Эту роль она сохранила в период завоевания Малой Азии турками, но уже в качестве центра исламской культуры. 

Когда мы прибыли в Амасию, на лице Мити Фрумина обычное ироническое выражение сменилось тенью сентиментальности. Автор двух докторских диссертаций торжественно сообщил нам, что мы находимся на родине Страбона – одного из великих географов древнего мира.

В Амасии мы совершили восхождение к могилам понтийских царей (там похоронены три Митридата с разными порядковыми номерами), находящимся на высокой горе. В ходе осмотра города посетили замечательный музей – средневековую больницу для душевнобольных. Врачебное искусство было одной из составляющих исламской культуры. Доктора делали весьма сложные для своего времени операции. Психиатры, похоже, были гуманнее, чем их сегодняшние коллеги, лекарствами больных не травили.  Одним из методов психотерапии было лечение музыкой.

Аладжа-Хёюк

 

Эта местность широко известна только благодаря ведущимся здесь раскопкам. Тут более трех тысяч лет назад жили хатты, которые создали первые государства в Малой Азии еще до появления хеттов. Характерно, что названия этих народов похожи. Как рассказывал нам Михаил, историю хеттов начали изучать только в XIX веке, когда о них почти ничего не было известно. Сами хетты называли себя иначе – «несили» и «канесили». При Ататюрке ученые, получив установку: воссоздать «предисторию» турок, – спешили и назвали великую древнюю империю слегка измененным именем хаттов, что и прижилось.

 


В Аладжа-Хёюк располагался царский дворец хаттов. Здесь можно увидеть крепостные сооружения, огромные ворота, отлично сохранившиеся барельефы. Вообще-то это ритуальный город, дворцово-храмовый комплекс. Жилых зданий почти нет. Главное внимание мы уделили ознакомлению с хаттскими захоронениями. 

Фортификационное искусство хаттов базировалось на использовании естественных возвышений, которых в Анатолии больше чем достаточно. Их надо было только укрепить, снабдить системой коммуникаций. В этих засушливых краях требовалась и ирригация. Хатты три с половиной тысячи лет назад умели строить дамбы  - этому можно было поучиться у соседних цивилизаций.

 


                            
                          Три руководителя (сверху вниз): Митя, Таша, Михаил

Михаил как профессиональный археолог не раз поминал добрым словом Ататюрка. Благодаря великому реформатору в Турции найденные древности систематизировали и бережно хранили -  отличие от других исламских стран, где наследие великих цивилизаций часто уничтожали из религиозного фанатизма.

Гордиев узел и золотые руки Мидаса

Продолжая выписывать на Анатолийском плоскогорье окружность с центром в Анкаре, мы посетили развалины Гордиона – столицы Фригии.

Ранее считалось, что фригийцы были одним из «народов моря», уничтоживших хеттскую империю.  Но сегодня историки считают, что они появились в Малой Азии на несколько веков позже. Ассирийцы называли фригийцев «мушка».  Фригийское царство достигло расцвета в
VIII веке до н. э. Оно занимало запад полуострова и на северо-востоке граничило с Урарту, а на юго-востоке с Ассирией. Фригийцы говорили на языке, близком древнегреческому.

По преданию, фригийцы обратились к оракулу с просьбой помочь им выбрать царя. Тот сказал, что они должны назначить правителем первого, кого увидят едущим в повозке по дороге к храму Зевса. Первым фригийцы встретили простого землепашца Гордия. Став царем, он выставил на видном месте в своей столице Гордионе повозку, которая привезла его к власти. Он опутал ее сложнейшим узлом. Молва гласила, что тот, кому удастся развязать этот узел, станет правителем всей Азии. Александр Македонский, оказавшись в Гордионе, попытался принять вызов, но в конце концов просто разрубил узел.

Как считают лингвисты, проникшее в европейские языки слово «город» происходит от имени Гордия. Вернувшись из Турции, я заглянул в этимологический словарь Фасмера. Он не отрицает, что этот корень мог прийти из фригийского языка.

Фригийцы оставили в память о себе фригийский колпак. Это была просторная шапка с клапанами на ушах, видимо, согревавшая фригийцев в суровые зимы. Этот головной убор переняли греки и римляне. Он стал признаком свободного человека – раб имел право надеть его, только получив вольную. В период Французской революции фригийский колпак стали носить якобинцы. На знаменитой картине Делакруа «Свобода на баррикадах» голова женщины, олицетворяющей Революцию, покрыта фригийским колпаком.

 


Сын Гордия Мидас тоже вошел в легенду. Согласно античному мифу, он превращал в золото всё, к чему прикасался. Историки предполагают, что этот миф порожден воспоминаниями о реальном богатстве Фригии, в которой в древности добывали золото. Не исключено, что того же происхождения – выражение «золотые руки».

Естественно, мы посетили Большой Тумулус – курган высотой в 53 метра и диаметром в 300 метров, под ним вроде бы похоронен Мидас. По туннелю, ведущему к предполагаемому погребению, все время снуют экскурсанты, фотографирующие друг друга.





На смену фригийцам пришли киммерийцы, персы, затем Малую Азию заселили греки, потом здесь утвердились римляне. Следы их пребывания мы увидели в Анкаре.

Возвращение в Анкару

В Анкару следовало вернуться, чтобы в полной мере оценить ее древние достопримечательности после увиденного на раскопках.

«После гигантомании хеттов вы поймете, что такое – Мавзолей Ататюрка», - глубокомысленно сказал нам Михаил.

Действительно, мемориальный комплекс поражает воображение своими размерами и сравнить его можно только с  величественными строениями древнего мира. Но если у хеттов всё проникнуто рационализмом, то Мавзолей Ататюрка, состоящий из множества зданий, удручает ненужной пышностью. Бесконечные залы, набитые картинами, скульптурами, различными историческими реликвиями, утомляют. Впрочем, толпы школьников, в обязательном порядке посещающих мемориал, осматривают экспозицию с большим почтением.

 


Парадокс Ататюрка – в том, что он заставил соотечественников идти демократическим путем, однако не мог бы осуществить эту задачу без создания своего культа. Демократия продержалась долго, но и культ рано или поздно должен был повториться. Теперь Турции надо разбираться с этим гордиевым узлом...




                               Памятник Ататюрку. Знакомый стиль...

Напоследок в Анкаре мы посетили Этнографический музей. Его богатейшая экспозиция позволяет понять историю и культуру народа, сыгравшего важную роль в новейшей истории. Это понимание очень важно, так как сегодня у Турции «сложные» отношения с Израилем, а анализировать ситуацию только с помощью политических стереотипов – как говорят сегодня - контрпродуктивно. 

 

В последний день мы посетили римские термы. Чтобы сохранить возвышенное состояние духа, завершили «Тур пяти столиц» у храма Августа (сохранившегося как часть мечети) и колонны императора Юлиана. 



Здесь наша группа распалась: все улетали из Анкары разными рейсами. Не могу не отметить, что очень приятно путешествовать с высокоинтеллигентными людьми, которых древние цивилизации интересуют гораздо больше, чем стоимость колбасы и штанов в стране пребывания.

До новых встреч, ТиМ!..

«Никогда я не был на Босфоре»
 

Поскольку я впервые посетил Турцию со столь серьезными познавательными целями, то программой экскурсии мы с друзьями не ограничились и завернули в Стамбул. Там, конечно, продолжилось знакомство с историей – уже не столь древней. Но в этом огромном и шумном городе нельзя спрятаться от современности, как в заброшенных уголках Анатолийского плоскогорья. Рассказ о Стамбуле требует других слов и других красок. Как-нибудь в другой раз. Пока только признаюсь: если ездить в Турцию, чтобы не купаться и загорать, а серьезно изучать огромную страну, то это немалая физическая нагрузка! Мечты же о таком приятном побочном эффекте как похудание – наивны и глупы. Кормят там вкусно и обильно...  
      

 
   

Комментариев нет :

Отправить комментарий