пятница, 31 июля 2020 г.

Самоизоляция премьера

С момента появления нынешнего правительства всем была ясна противоестественность союза Ликуда с Кахоль-Лаван. Возможно, Нетаниягу умышленно создавал коалицию, которую было бы легко развалить! Он постоянно цедит в сторону Ганца, что готов идти на четвертые выборы. Реальна ли эта перспектива и кому она выгодна?   

 


Союз поступившихся принципами

За последний год мы трижды ходили голосовать. После третьих выборов Нетаниягу не мог создать правительство. Заключив шокировавший его поклонников союз с Кахоль-Лаван, премьер-министр решил целый пакет проблем.  

Для Нетаниягу в выборе сюзников крайне важно его личное отношение к ним. Разрушив реально угрожавшую ему опозиционную партию, премьер особенно удовлетворен тем, что рассорил Ганца с лидером Еш атид Яиром  Лапидом, которого Биби не переваривал, а также с экс-министром обороны Моше Яалоном, в недавнем прошлом рассорившегося с Ликудом. Всех правых «попутчиков», критиковавших лидера Ликуда, Нетаниягу оставил за бортом правительства. И, главное - Кахоль-Лаван прекратил нападки на него как на коррумпированного политика, нарушителя закона.

 

БАГАЦ единогласно разрешил Нетаниягу исполнять обязанности премьер-министра, несмотря на приближавшийся процесс по его делам. Казалось бы, худшее осталось у Биби позади. Но премьер сознавал, что в правом лагере многие недовольны его союзом с Ганцом, которого он целый год представлял как левака, потенциального союзника террористов, к тому же умственно неполноценного. Плод их политического сожительства был назван чрезвычайным правительством, созданным для отражения угрозы пандемии. Какое правительство создал Нетаниягу и как оно преуспело в борьбе с коронавирусом -ы всем известно.

Бени Ганц, заключая соглашение с Нетаниягу, руководствовался не интересами страны - как он теперь объясняет. Болея за Израиль, он не затеял бы позорный дележ полусотни портфелей. Об интересах страны он «вспоминал», когда в предвыборных выступлениях деланно сокрушался о бедности, коррупции, засилье монополий. Всё это - как и обязательства перед союзниками по блоку Кахоль-Лаван - Ганц забыл, услыхав посулы Нетаниягу.


Правительство чрезвычайных проблем премьер-министра

Перед Нетаниягу в начале его пятой премьерской каденции стояли три главные задачи. Надо было эффективно противостоять пандемии. Следовало объяснить, почему после продолжавшейся целый год похвальбы о скорой аннексии Иорданской долины этот лозунг исчез без следа. И, наконец, новому правительству предстояло утвердить госбюджет.

Поражение Нетаниягу в борьбе с «первой волной» коронавируса предопределил его характер, который известен давно, но не оценивался в столь драматичных обстоятельствах.

Нетаниягу не умеет работать в команде, поскольку не терпит рядом с собой конкурентов. Хотя для торможения пандемии следовало больше прислушиваться к медикам, он не хотел ни с кем делиться властью. Чтобы никто из министров не усилил свое влияние успехами на эпидемиологическом фронте, Нетаниягу создал громоздкие безликие структуры - кабинет по борьбе с коронавирусом и комиссию кнессета с теми же функциями. Принятие необходимых решений только замедлилось.

В переходном правительстве министр обороны Беннет по собственной инициативе доверил армии задачи по борьбе с пандемией. Надо было поддержать его, но успешные действия неприятного ему политика наверняка встревожили (!) Нетаниягу и заставили его в дальнейшем оставить партию Ямина вне коалиции.

 


Составляя «чрезвычайное правительство», Биби под давлением общественного мнения заменил ультраортодоксального министра здравоохранения экс-спикером кнессета Эдельштейном. Но тут же начал подковерную борьбу с ним за право принятия решений. Поводом для разногласий стал вопрос о назначении проектора. Не совсем понятно, зачем нужен Главный координатор всех действий против пандемии, если есть премьер-министр, глава минздрава и гендиректор его ведомства - известный профессор. Но Нетаниягу хотел сократить сферу влияния профессионалов, не отдавая никому реальной власти!

Эдельштейн считал, что из-за «второй волны» армию надо опять привлечь к работе на местах, и поэтому прочил в проекторы  бывшего генерала Амира Абулафию. Нетаниягу противился росту авторитета ЦАХАЛа (тем более что его «дублер» Ганц стал министром обороны) и выдвинул кандидатуру профессора Габи Барабаша. Но, увидев, что ему не предоставляют конкретных полномочий, Барабаш через сутки (!) взял самоотвод. Проектором назначили профессора Рони Гамзо. Он уже представил свою программу «Щит Израиля» (она во многом повторяла план Беннета, составленный 4 месяца назад...). Гамзо, в отличие от Нетаниягу, против одинаковых указаний для всей страны. Его подход: изучать конкретные данные о местах заражения, ужесточать ограничения только в «проблемных» городах. Проектор предлагает использовать ЦАХАЛ, а также создать «кабинет профессионалов». Трудно поверить, что Нетаниягу потерпит появление независимого и полномочного центра по борьбе с пандемией, который будет руководствоваться не политическими, а чисто профессиональными соображениями. 

Когда за пятерку не хвалят

Наверняка Эдельштейн раздражает премьера не только возражениями в эпидемиологических вопросах. В иерархии Ликуда Эдельштейн входит в первую пятерку и своей самостоятельностью не раз навлекал на себя недовольство Нетаниягу. Входившего в ту же пятерку Саара премьер-министр открыто назвал интриганом и своим врагом, а оказавшегося в ней Эрдана отправил послом в США!  


Еще один сильный человек Ликуда Исраэль Кац за лояльность к боссу получил министерство финансов. Но и его Биби держит на «коротком поводке». До появления программы помощи  жертвам экономического кризиса, озвученной Нетаниягу и Кацом, был опубликован аналогичный план Барката - бывшего мэра Иерусалима, которому Биби во всеуслышание обещал пост министра финансов. Цена слова Нетаниягу известна, план уже забыт, но Кац помнит, что «у нас незаменимых нет».

Число заразившихся коронавирусом неумолимо растет, а премьер-министр тратит массу времени на решение собственных проблем и сведение личных счетов. Он торпедировал введение Аелет Шакед из Ямина в комиссию по назначению судей, он по-прежнему обличает во всех грехах юридического советника правительства Мандельблита, он добивается увольнения главы параментской комиссии по коронавирусу Ифат Шаша-Битон, осмелившейся отменить его решение о закрытии пляжей и бассейнов. Биби требует, чтобы ему разрешили принимать от друзей подарки в миллионы шекелей на покрытие судебных издержек.

То, что за полгода не переведены деньги многим обедневшим израильтянам, Нетаниягу, Кац и спасающий карьеру Баркат объясняют бюрократией - «вредительством» бюджетного отдела минфина. Этим отделом руководит Шауль Меридор. Он, как многие эксперты,  возражает против одинаковых денежных подарков всем израильтянам, считая, что это увеличит дефицит госбюджета. Но Нетаниягу интересует не профессиональная позиция Шауля Меридора, а то, что он сын Дана Меридора, одного из «принцев Ликуда», который при Биби был выдавлен из партии.

Внезапно меняющиеся решения правительства нельзя объяснить некомпетентостью. Правительство считается с протестующими рестораторами, с владельцами финтес-центров, которых поддерживают тысячи израильтян. «Отключенная» на полгода сфера культуры нашу власть не волнует: актеры и музыканты не пригрозят акциями неповиновения - не так воспитаны. Судя по всему, правительство проявит «гибкость» в отношении залов торжеств. Их владельцы очень близки нашим партийным деятелям! Повышение рейтинга израильского политика невзможно без появления на свадьбах, церемониях бар-мицвы и брит-милы, в которых участвуют сотни, а иногда и тысячи гостей.

Не случайна «уравниловка» в выплачиваемых компенсациях. Премьер-министр равнодушен к судьбе обнищавших соотечественников, но рад выказать скромные «знаки внимания» богатым. А зачем подарки обладателям огромных зарплат? Вместо раздачи им чеков можно было значительно увеличить помощь самым бедным.

Пока правительство без конца меняло программу помощи населению, ультраортодоксы потребовали выплат на четвертого и пятого ребенка. Их поддержали арабские депутаты. Но подарки - это компенсации за потерю заработка. У тех, кого содержит Битуах леуми, доходы не уменьшились. Тем не менее Нетаниягу и Кац пошли навстречу коалиционны партнерам. А харедим уже требуют дополнительного финансирования ешив!

Но вернемся к волнующему сюжету о взаимоотношениях Нетаниягу с Ганцом и реальности четвертых выборов.            

Нечестная игра против бедного родственника

Из-за неопытности и, возможно, моральных предрассудков Ганц на первых порах чувствовал себя в коалиции не в своей тарелке. Он вел себя, как бедный родственник: не участвовал в дискуссиях, не перечил Биби. Премьер обращался с приживалом бесцеремонно, иногда грубо обрывал его робкие попытки выступить. Но «чрезвычайному правительству» предстояло начинать свою работу, и Ганц не мог бесконечно отмалчиваться.

Относительно аннексии Ганц и Ашкенази всегда высказывались неопределенно: мол, кто ж против плана Трампа, но надо обсудить принципы окончательного размежевания с руководством ПА. Тут апеллировать к коалиционным обязательствам Кахоль-Лаван Нетаниягу не мог. Да и не собирался он на самом деле устраивать заваруху на территориях...

Зато вопрос о бюджете в коалиционном соглашении был сформулирован четко: Ликуд и Кахоль-Лаван договорились утвердить план государственных расходов на два года - как в предыдущих каденциях. Но внезапно Нетаниягу совершил политический пируэт: он категорически потребовал принятия бюджета на один год и заявил, что при возражении со стороны Кахоль-Лаван пойдет на выборы. Чем объяснить этот резкий маневр премьер-министра?

Когда возникает угроза единоличной власти Биби, он легко отказывается от честной игры. Конечно, Ганц подписывал с Нетаниягу коалиционное соглашение после консультаций с опытнейшими юристами. Но специалисты не в силах запретить партнеру их клиента нарушить соглашение!  

Расчет Нетаниягу прост. Если госбюджет не будет утвержден до конца августа, то в ноябре нынешнего года состоятся четвертые подряд выборы в кнессет. Нетаниягу готов нарушить коалиционное соглашение, чтобы не отдать Ганцу должность премьер-министра!

Между прочим, практика разработки двухлетних бюджетов появилась при Нетаниягу. В экономически развитых странах бюджет утверждается на один год. Теперь Нетанягу уверяет, что бюджет на год требуется для оперативного решения проблем, вызванных пандемией. Но провал в борьбе с коронавирусом объяснялся отсутствием у Нетаниягу долгосрочной стратегии. А его «умение» быстро реагировать на возникающие финансовые вопросы выявилось при выплате компенсаций, которых почти никто не получает! 

Принятие в августе бюджета на один год было бы ретроактивным: все министерства получили бы к концу сентября то, что потратили за 9 месяцев, и добавку на оставшиеся 3 месяца. Двухлетний бюджет реально был бы рассчитан на 15 месяцев. Но премьер-министру важна не маленькая разница в 3 месяца! Приняв бюджет на два года, придется выполнять коалиционное соглашение о ротации, и в 2021 году Ганц плавно пересядет в кресло Биби. Если же срок действия нового госбюджета истекает в этом году, то ничто не мешает Нетаниягу под каким-либо предлогом распустить кнессет и идти на выборы. Еще лучше спровоцировать Ганца на конфликт и назначить выборы на ноябрь, пока в США не появился новый президент! Поведение нечестное, но вполне нормальное для Биби. Ведь после раскола в Кахоль-Лаван все опросы показывали, что на следующих выборах Ганц получит менее десяти мандатов, а Ликуд будет вне конкуренции. Однако беспомощность Нетаниягу в руководстве страной изменила ситуацию.

Ликуд лидирует, но возможны варианты...

Последние опросы показывают, что рейтинг Ликуда немного снизился, но в случае проведения выборов он остался бы единоличным лидером с 31-32 мандатами. Кахоль-Лаван бороться за власть уже не сможет, так как получит 9-11 мандатов. Партию Ганца обходят Еш атид (18-19 мандатов), арабский список (15-16) и Ямина (12-16). 7-9 мандатов достанутся НДИ, Яадут ха-Тора, ШАСу. Ни одного мандата не «светит» Аводе, Гешеру и Дерех Эрец (Йоаз Гендель и Цви Хаузер).

Тем не менее Нетаниягу не стоит радоваться: разойдясь с Кахоль-Лаван и оставшись с «естественными союзниками», он не соберет коалицию. Для получения большинства премьер мог бы пригласить в правительство Ямина. Но Беннет и Шакед помнят агрессивное отношение к ним Нетаниягу и вряд ли согласятся на роль «партнеров по вызову».

А вот Яир Лапид сказал, что если коалиция развалится, он в течение 48 часов сформирует новое правительство, объединившись с НДИ и Ямина. Либерман как более опытный политик, чем говорливый Лапид, поспешил опровергнуть его заявление. Но не секрет, что он давно сблизился с лидером Еш атид, а тот дружит с Беннетом. Для создания коалиции без Биби этому триумвирату понадобятся мандаты МЕРЕЦа и ультраортодоксов. При необходимости с левыми договорится Лапид, с харедим - Либерман. Кроме того, Лапид не исключает еще одного варианта: принять назад Ганца - в качестве блудного сына, а не отца партии. Мандаты «возвращенца» смогут потопить Ликуд.

Заранее задумав «кинуть» Ганца, Нетаниягу не учел, что время начнет работать против него. Из-за своего политического стиля он загнал себя в «самоизоляцию».     

Много шума из ничего  

Израильские СМИ спешат распознать признаки скорой смены власти в демонстрациях протеста. Но именно эти акции свидетельствуют о слабости противников премьер-министра!   

Кто участвует в демонстрациях? Журналисты отвечают уклончиво: мол, это и активисты ультралевых группировок, и люди, дошедшие до отчаяния из-за экономического кризиса, и просто «сознательные» граждане, которые - независимо от политических взглядов - видят недееспособность правительства и хотят перемен.

На самом деле разорившиеся бизнесмены устраивают собственные акции протеста и не бегают каждый вечер на демонстрации. «Халатники» ищут заработок, сидят дома с детьми - они не могут беситься ночи напролет.

Понятно, кто финансирует ультралевых крикунов и бесноватых анархистов. Не удивительно, что на их демонстрациях среди красных и черных знамен появились и палестинские флаги. В эти сборища затесалось немало богемной публики, прожигателей жизни с Шенкин, путающих политические демонстрации с перформансом или хеппенингом. Всё это молодежь необразованная, самоуверенная, считающая себя ущемленной антидемократическим режимом, пышущая ненавистью к Нетаниягу. На самом деле они слышат от папы с мамой или от друзей-собутыльников, что без Биби у нас была бы замечательная страна, и тупо повторяют это. Они и при Нетаниягу живут в замечательной стране, если могут себе позволить каждую ночь беситься на демонстрациях.

 



Одни демонстранты распивают спиртные напитки, поджигают мусорные баки, оскорбляют полицейских и журналистов, другие громко орут, танцуют, оголяются в самых неподходящих местах - типа меноры у кнессета. Вообще эта толпа отличается вандализмом. Одичавшие от безделья молокососы гадят на облюбованных ими улицах. Так вели себя в 2011-м «палаточники» с Ротшильд, справлявшие нужду во дворах и подъездах ближайших домов. Сегодня иерусалимская улица Бальфур, где расположена резиденция премьер-министра, «благоухает» экскрементами и наркотиками.

Демонстранты, возбужденные безнаказанностью, швыряют в полицейских камни, бутылки, пластиковую мебель из окрестных пабов. Даже те, кто надевают маски, сдергивают их, когда начинают визжать, брызгая слюной...  

Очень подлую позицию заняли в освещении «протестного движения» израильские СМИ. Телерепортеры «не замечают», как накурившиеся молодчики плюют в лицо полицейским, оскорбляют их. А когда стражи порядка скручивают хулигана, этот кадр крупным планом показывают на всех телеканалах: как брутальны защитники прогнившего правительства!

Следует отметить, что полиция ведет себя корректно, но быстро подавляет все эксцессы. Пока нам не грозят беспорядки по американским и французским сценариям, когда толпы громил, проклиная власть, поджигают автомобили, грабят магазины.

Полиция требует от демонстрантов соблюдения простейших правил: протестовать в заявленных местах, не выбегать на проезжую часть и расходиться в положенное время. Но «борцы за демократию»  перекрывают трассы, останавливают движение транспорта, шумят до утра. Обитатели улицы Бальфур предупреждают муниципалитет, что перестанут платить «арнону», так как их жизнь стала невыносимой. Да и премьер-министр, как ни критикуй его, должен нормально высыпаться.

Наши ангажированные СМИ с радостью обнаружили, что левым бузотерам угрожают «правые экстремисты». Во время тель-авивской демонстрации против министра внутренней безопасности появились фанаты иерусалимского «Бейтара» и тель-авивского «Маккаби», традиционно поддерживающие Ликуд. Это крепкие ребята хулиганистого склада, быстро пускающие в ход кулаки.

Как обычно, демонстранты, пошумев у дома Оханы, понеслись по тель-авивским улицам - тут с ними сцепились фанаты. Как сообщают СМИ, эти бандиты били юных демократов железными прутьями и травили слезоточивым газом. Но в телерепортажах была видна обыкновенная потасовка в формате ММА. Фанаты не затягивали бы ее при угрозе отравления газом.  

Кто-то из левых получил по лбу бутылкой, в кого-то чем-то брызнули. Пострадавшие сами любят так буянить. Но одно дело - задираться с полицейскими, которые бояться ответить, а другое - связываться с «хулиганами». Молодые миротворцы и анархисты в армии обычно не служат. Интеллигентные родители учили их сторониться «шпаны». Получив по физиономиям от группки футбольных болельщиков, демонстранты несмотря на огромное численное превосходство ретировались, позвали на помощь полицию! Арестованы трое их обидчиков - не густо для картины «разгула реакции».  

Наутро во всех телестудиях началось судилище над полицией! «Свобода демонстраций - важнейший атрибут демократии. Почему вы не остановили насилие, подавляющее это демократическое право?» - истерически вопрошали журналисты высокопоставленных офицеров полиции.  Напрасно те объясняли, что демонстранты нарушали требования, что трудно бегать за ними по городу да еще защищать от злоумышленников. Похоже, полиция оказалась между двух огней: правые обвиняют ее в кознях против премьера, а левые - в том, что она под дудку Оханы третирует оппозицию!

СМИ уже заголосили, что «рост насилия» напоминает обстановку перед убийством Рабина. Но летом 2020-го у резиденции премьер-министра каждый вечер шумят левые! 

Столкновения между политическими противниками на демонстрациях бывают во многих странах. Вряд ли несколько инцидентов в Иерусалиме и Тель-Авиве  перерастут во что-то более серьезное. Наши арсы способны наломать дров, но, к счастью, левые трусоваты и не допустят уличных сражений. Футбольных болельщиков защищает адвокат Итамар Бен-Гвир, создатель Оцма Иегудит. Взгляды у него крайние, но как юрист он охладит страсти и даст отпор завравшимся СМИ. 

Бумеранг подстрекательства

Нетаниягу не могут нравиться вопли за окнами и загаженные окрестности. Но это долетевший до улицы Бальфур бумеранг подстрекательства, которым лично Нетаниягу давно и целенаправленно занимался. Никогда до него израильтянам не внушали, что левые не имеют права на существование, так как все они - предатели и союзники террористов. Нетаниягу всегда считал себя премьер-министром правых, а не всего Израиля. Ненависть порождает ненависть. Национальный лидер не имеет права раскалывать народ.

К счастью, народ устал от выборов, от карантина, от развала экономики. Никаких революций, покушений на премьеров не будет.

Больше всего пострадала от кризиса периферия. Но демонстрации левых проходят в основном в Иерусалиме и Тель-Авиве. После Осло или в 2011-м, в период протестного движения, на демонстрации выходили сотни тысяч людей. Сейчас в них участвуют пара сотен, иногда несколько тысяч бездельников.

Эти инфантильные дебоширы  не имеют никакой программы, их единственный лозунг: «Биби - в отставку!». Я пару раз видел выступления известного певца Асафа Амдурского. Дергающееся от ненависти лицо, срывающийся голос, бессвязная речь: «Мы устали... Это невозможно... Нетаниягу должен уйти!» Ничего более интеллектуального от «духовных лидеров» левых демонстрантов услышать нельзя!
 
Движение 2011 года выдвинуло хоть двух политиков - Став Шафир и Ицика Шмули. В бездарности нынешних протестов отражается полный развал левого лагеря.

Правительство Нетаниягу неспособно облегчить экономические трудности соотечественников. Но исчезли партии, когда-то выдвигавшие социальные лозунги. Авода скорее всего не получит на выборах ни одного мандата! Пока двух ее представителей из милости держит в правительстве ненавистный им Биби. МЕРЕЦ живет безумной надеждой на реанимацию процесса Осло.

Отставные генералы, профсоюзный босс Нисенкорн, высокооплачиваемый писатель Лапид, бизнесмен и демагог Либерман - не те люди, которые будут бороться за справедливость и равенство в Израиле.

Справедливость не совместима с коррупцией. Премьер-министр считает, что коррупция - это когда на него лично заводят уголовные дела. Он почему-то не находил коррупции в действиях полиции, которая расследовала преступления Давида Битана, Арье Дери, Яакова Лицмана и ведущих деятелей НДИ. Лапид считает коррумпированным исключительно Нетаниягу, но готов ради его свержения вступить в союз с лидером партии, ведущих функционеров которой продолжают сажать. 

 




Пойдет ли Нетаниягу на четвертые выборы? Пока он возглавляет правительство, а Ганц - сменный премьер. Зачем им рисковать? Многие предсказывают, что Ганц согласится утвердить годичный бюджет.

Если Нетаниягу в разгар пандемии и кризиса затеет выборы, это действительно будет предательством по отношению к стране. Никто не станет слушать его старые байки о том, что роспуск правительства вызван происками врагов. Биби сам создает своих врагов: ему уже не с кем формировать коалицию, да и в недавно «монолитном» Ликуде начинаются распри. Так построил свою политическую биографию главный солист национального лагеря.  

Сегодня в Израиле нет партий и лидеров, которые были бы готовы заняться социально-экономическими проблемами и оздоровлением политической системы. Эту нишу непременно кто-то заполнит, но для этого требуется время. Новым национальным лидером станет только политик, который сможет восстановить единство общества.

Руководство страны должно перестать дурить и пугать выборами. Оно обязано работать до положенного срока. Бюджеты могут приниматься и на год, и на два. Вот тратить их надо по назначению.   




     


        







1 комментарий :