среда, 24 февраля 2016 г.

У них была великая эпоха

Выставку «Сумерки над Берлином» берлинская Национальная галерея приурочила к 50-летию иерусалимского Музея Израиля. В экспозиции представлена блестящая эпоха искусства Германии первой трети ХХ века, разгромленного идеологами нацизма. Советую интеллигентным людям поспешить: выставка закрывается 26 марта!

Эрнст Людвиг Кирхнер "Портрет Эрны Шилинг"

Выставка прекрасно оформлена. В первом зале мы видим афиши, рассказывающие о важнейших культурных событиях в Германии 1920-х годов. Там же демонстрируется документальный фильм, запечатлевший будни Берлина после Первой мировой войны: город богат и наряден, а его обитатели радуются жизни. Конечно, сразу вспоминаешь «Кабаре». Веймарская республика гордилась небывалым расцветом живописи, литературы, театра, кинематографа.

Экспозиция посвящена периоду 1905 - 1945 годов. В ней отражено творчество художников, увидевших сумерки над Европой задолго до прихода к власти Гитлера. Немецкое изобразительное искусство быстро усвоило всё лучшее, что было создано на грани XIX и XX веков: импрессионизм, живописные открытия Ван Гога и Гогена, Сезанна и Матисса. Но тут на Европу обрушилась невиданная по жестокости война. Эта бойня потрясла художников.

Экспрессионизм появился до Первой мировой войны, но в его критическом отношении к  больному обществу уже содержалось предчувствие катастрофы, к которой приведет духовная деградация человечества. Война потребовала от художников особых выразительных средств, способных передать восприятие ими обезумевшего, деформированного мира. Версаль, воцарение тишины не успокоили экспрессионистов. Некоторые живописцы заимствуют язык карикатуры: Отто Дикс или Георг Гросс на своих полотнах, как беспощадные хирурги, препарируют алчных буржуа и тупых филистеров. Другие художники, взыскуя идеала, обращаются к сюжетам и образам предшественников, но прекрасные персонажи Ренуара, Дега у экспрессионистов преображаются: лица напряженные, фигуры болезненно изломаны. Радостные краски фовистов сменяются мрачным колоритом. Даже картины на евангельские темы не благостны, а злобно-брутальны.

Отто Дикс "Игроки в скат"

Наверняка на фоне крови, смертей, ранений можно понять обращение многих художников к оазисам первобытной культуры, в которой еще недавно искусство находило красивых, сильных людей. Но гармония Гогена уже невозможна – туземцы Эмиля Нольде, Эрнста Людвига Кирхнера, Отто Миллера так же некрасивы, как всё человечество, пораженное эпидемией насилия.

Эмиль Нольде "Папуасские мальчики"

Искусство Германии 1920-х годов разрушило прежние представления о том, что картина или скульптура должны очаровывать красотой, доставлять наслаждение. Художники больше стремились шокировать, будоражить. Это было великое искусство с мощнейшей энергетикой. Оно перестало идеализировать человека и мир, но создавало новую эстетику, подкупало масштабностью, силой мысли.

Гитлер, сам баловавшийся в юности ученически вылизанными пейзажиками, отличался примитивным вкусом параноика и назвал непонятное ему искусство «дегенеративным». До берлинской Олимпиады 1936 года фюрер считался с мировым общественным мнением и должен был показать гостям столицы, как расцветает немецкая культура при его правлении. Но сразу после Олимпиады началась конфискация современных картин из Национальной галереи и других музеев. (Вроде бы немало работ украл для своего собрания Герман Геринг). В 1937 году нацисты устроили выставку «Дегенеративое искусство». Гитлер произнес «программную» речь, в которой назвал импрессионизм, футуризм, дадаизм, кубизм и прочие виды современного искусства духовным вырождением и оскорблением нации, которое должно караться уголовным наказанием. После этого разгрома немецкое искусство начало возрождаться только в 1945 году.

Я ходил по залам выставки «Сумерки над Берлином», грустно размышляя о том, как много у нас украла страна, в которой мы прожили значительную часть жизни. Там коллекционированием искусства занимались цари, графы и культурные русские купцы. Советское государство шедевров не покупало - только продавало по дешевке. Поэтому для советского человека история мирового искусства заканчивалась поздним Сезанном и ранним Пикассо. Из диктаторов ХХ века только Муссолини положительно относился к современному искусству. Сталин так же ненавидел «дегенеративное искусство», как и Гитлер. Появление Хрущева в Манеже, его безграмотные нападки на художников напоминали поведение нацистских бонз на берлинской выставке 1937 года...

Немецкое искусство первых десятилетий прошлого века поражает яркостью, стилевым разнообразием. Из художников, представленных в экспозиции «Сумерки над Берлином», я в молодые годы знавал только Георга Гросса, Отто Дикса, Кете Кольвиц, которых советские искусствоведы ценили за «неприятие буржуазного общества». Интернет еще не появился, музеи, находившиеся за железным занавесом, были недоступны. Со школьной скамьи нам внушали, что передвижники – вершина мирового искусства. Мировую классику мы знали недостаточно: в разграбленном комиссарами Эрмитаже не было северного ренессанса, практически не осталось великой нидерландской живописи. А ведь в этой эстетике – гены экспрессионизма.

В мою прогулку по выставке вплетались очень личные «встречи»...

Абстракционизм – важнейшая составляющая немецкого искусства начала ХХ века. В экспозиции «Сумерки над Берлином» - картины Василия Кандинского и Пауля Клее. Когда-то, не веря библиофильской удаче, я купил в магазине сети «Дружба» (кто не помнит – книги соцстран) две книжечки этих художников из польской серии "Малая энциклопедия искусства". Репродукции были крохотного формата, но сильно расширяли культурный кругозор.

А вот – гениальная скульптура Кете Кольвиц «Пьета». Тут нет ничего религиозного. Мать, оплакивающая сына, часто изображается в графике Кольвиц, поразившей меня в студенческие годы. Художница не могла забыть свою трагедию: ее младший сын погиб на фронте в 1914 году. Мощная пластика «Пьеты» переводит личное в общее: вместо богоматери, оплакивающей Христа, - плотная, кряжистая крестьянка, прощающаяся с убитым сыном.

Кете Кольвиц "Пьета"

Я задержался у великолепной картины Оскара Кокошки «Мужчина с куклой». Когда-то в амстердамском музее Стеделик, где собраны шедевры современного искусства, увидел незнакомое имя. Подумал: Кокошка – наверное, поляк. Потом в Вене выяснил, что Оскар Кокошка – чех, родившийся в Австро-Венгрии, один из корифеев «Венской школы» экспрессионизма. В 1920-е годы, после тяжелого ранения на фронте, он работал в Германии, преподавал в Дрезденской художественной академии. Тут и попал в проскрипционные списки «дегенеративного искусства».

Картина, в берлинском музее тактично названная «Мужчина с куклой», на самом деле известна как «Автопортрет художника с куклой». История жутковатая – делающая честь великому экспрессионисту!.. Перед Первой мировой войной Кокошка пережил бурный роман с венской красавицей Альмой Малер, вдовой знаменитого композитора. Ей посвящена лучшая картина Кокошки «Невеста ветра» (впоследствии был создан фильм с таким названием). Когда возлюбленная оставила его, художник в отчаянии заказал похожую на нее женскую куклу в полный рост. Сохранились легенды о его взаимоотношениях с куклой, а сам он написал об этом книгу «Фетиш».

Оскар Кокошка "Мужчина с куклой"

После крушения нацизма Кокошка не захотел возвращаться из эмиграции ни в Австрию, ни в Германию, ни в коммунистическую Чехословакию. Поселился в Швейцарии, восстановил свою известность. Умер в 1980 году, в 93 года.

Я не собираюсь нудно перечислять все блестящие работы, демонстрирующиеся на выставке. У каждого свое субъективное восприятие. Например, на меня оказала магическое воздействие картина Карла Хофера «Ночные сторожа». Таинственная атмосфера, средневековый фон, брейгелевские фигуры, наполненные каким-то вневременным символическим смыслом, - изумительная живопись!

Карл Хофер "Ночные сторожа"

Мне нравится рассматривать посетителей выставок. Видишь израильский «культурный слой»: серьезны пожилые люди, непосредственно реагирует на увиденное молодежь, инвалид в коляске старательно записывает объяснения экскурсовода.

Самые значительные культурные события я всегда усердно рекламирую среди «русских». Очень хочется их встряхнуть. По себе знаю, как консервативны выходцы из СССР, как они держатся за свое «великое наследие», - а на самом деле не готовы к восприятию нового. Это больше относится к людям постарше. Но приходится читать в русских соцсетях лихие разносы «псевдоискусства», устраиваемые юной порослью. Эти ребята наверняка учили математику, биологию, а, возможно, даже социологию, и им не приходит в голову, что непонимание ими каких-то картин или книг – не повод для истерики, что для постижения искусства тоже требуется учеба. Замечу, что при всей культурной спеси многих «русских» и их нелестном мнении о духовном уровне уроженцев Израиля, разница – не в пользу «наших». Естественно, не все израильтяне интеллектуальны и эстетически изощрены, но они впитали с детства убежденность в том, что плюрализм лучше диктата, а потому их не раздражает разнообразие в искусстве.

Представленные на крупных выставках картины можно найти в Интернете. Но я человек старомодный. Люблю иметь дома альбомы репродукций. Каталог выставки «Сумерки над Берлином» хорошо издан, и цена не слишком кусается. С удовольствием перелистываю его.

2 комментария :