вторник, 1 марта 2016 г.

Умом Россию не понять. А верить можно?

С 27 февраля все силы, участвующие в конфликте в Сирии, должны соблюдать соглашение о прекращении огня. Неясно, как долго оно будет выполняться, но перемирие было необходимо для того, чтобы увидеть позицию, сложившуюся на сирийской шахматной доске. Теперь можно проанализировать ходы наследников «советской шахматной школы».


В Сирии стало почти тихо. Запомнился момент, когда стало известно о соглашении между Россией и США. На российских телеканалах с этим известием выступил Путин. Выглядел он очень странно – как будто его побила компания хулиганов или ему сообщили, что он неизлечимо болен. Президент говорил глухо и зло.

Поделюсь своими фантазиями насчет того, почему на нем лица не было.

В Сирии российская авиация бомбила не террористов ИГИЛ, а позиции противников Асада – причем всё более свирепо. Во всех телерепортажах из Сирии были видны деревни и города, превращенные в груды развалин. Учитывая, что западная коалиция совершает авианалеты на ИГИЛ совсем в другой части страны, этим бомбометанием могли заниматься только путинские соколы. Их ударами уничтожались жилые дома, школы, больницы. Путин не учел, что стирание с лица земли Грозного он мог считать внутренним делом России, но аналогичные действия в Сирии будут трактоваться иначе. Были обычные попытки российского руководства врать и обвинять в бомбардировках Турцию и Америку, но в наше время на такие темы не дискутируют. В арабских странах и во всем мире заговорили о военных преступлениях России. Эксперты «Amnesty International» однозначно заявили, что российская авиация не просто разрушает гражданские объекты, но совершает повторные бомбовые удары по ним и применяет запрещенные международные конвенциями кассетные бомбы и боеприпасы объемного взрыва. Таких зверств в мире давно не видели.

Можно предположить, что телефонный разговор между Обамой и Путиным, на который ссылался российский президент, был весьма жестким и быстро склонил его к перемирию, которого он очень не хотел! Ведь вялый диалог Керри-Лавров не давал результатов. Госсекретарь предлагал немедленно прекратить бомбардировки, а его оппонент тянул время, необходимое для уничтожения отрядов оппозиции: мол, надо бы, конечно, замириться, но пока нельзя прекращать борьбу с террористами... Переговоры в Женеве между представителями Дамаска и сирийской оппозиции тоже были сорваны наглым поведением Асада, чувствовавшим поддержку «большого брата». Видимо, Обама интеллигентно сказал Путину, что накоплено достаточно неопровержимых свидетельств о военных преступлениях российской армии и он в качестве верховного главнокомандующего может выбирать между двумя вариантами: отправиться в Гаагу, как Милошевич, или немедленно прекратить бомбардировки. Путин выбрал второе. Лично обратившись к россиянам, он пытался сделать хорошую мину при плохой игре и представить соглашение о перемирии как свою инициативу и добрую волю, но мина с трудом скрывала подавляемое президентом бешенство.

В Сирии изредка еще слышны взрывы – в подписанном соглашении Россия и США оставили за собой право атаковать ИГИЛ и «Джабхат ан-Нусру». Тем не менее в течение двух недель мировые лидеры и руководители Израиля могут спокойно проанализировать причины этой опаснейшей войны и возможные последствия срыва перемирия.

Если бы Россия не вмешалась в конфликт в Сирии, ситуация там могла развиваться примерно по иракскому сценарию. Тоже мало хорошего. Но путинская авантюра грозит Сирии и соседним странам такими же катастрофическими разрушениями, как в Молдове, Чечне, Украине.

В свое время Советский Союз, натравливавший арабские государства на Израиль и вооружавший их, не позволял своей армии принимать участие в ближневосточных войнах. Почему на это решился Путин?

Политическое мышление президента России сформировалось в КГБ. Он усвоил представления советских вождей о том, что престиж державы – это сила, расширение зон влияния. Но СССР исходил из теории «двух миров», оправдывая вторжения в Венгрию, Чехословакию, Афганистан необходимостью защищать великие достижения социализма и противостоять зловещим замыслам империалистов. Восстановить развалившуюся социалистическую систему Путин не в силах. Бездарно руководимая им страна нищает. А национальному лидеру хочется, чтобы весь мир если не восхищался им, то хотя бы боялся. Последние геополитические потуги путинской России – это дружба с компанией бандитских режимов: Иран, Сирия, Северная Корея, Венесуэла. К этой «стратегии» присоединяется жалкая попытка приравнять РПЦ с ее паствой в несколько десятков миллионов к Ватикану, за которым стоят более миллиарда католиков, - для чего патриарх Кирилл встретился с папой римским Франциском. Но, если Франциск ездит по все континентам, то Кирилл после общения с понтификом отправился только в Парагвай, известное прибежище бывших нацистов, и в Антарктиду, где мог прельщать духовными скрепами разве что пингвинов.

За агрессию потив Украины Россию душат санкциями. Где еще укрепить славу русского оружия? Путин, верный пацанской этике, решил защитить кровавого диктатора Асада, восстановившего против себя свой народ и весь мир. Он преподнес это как борьбу с террористами ИГИЛ, которые учат нехорошему присоединившихся к ним российских ребят и потому угрожают России. На самом деле террористы – это Асад, истребивший сотни тысяч соотечественников, а также поспешившие к нему на подмогу Иран и «Хизбалла». Путин оправдывал удары по густонаселенным районам тем, что среди многочисленных группировок сирийской оппозиции – исламистская организация «Джабхат ан-Нусра». Она действительно считается террористической, но в отличие от ИГИЛ входит во внутренний политический расклад.

У Путина вся его «геополитика» диктуется личными соображениями. Он ненавидел Саакашвили, повернувшего Грузию к Западу, и мстил Украине за свержение Януковича, позарившегося на российские займы. Накал страстей в сирийском конфликте резко усилил турецкий президент Эрдоган, предупреждавший Россию, чтобы ее авиация не залетала в Турцию, и в конце концов приказавший сбить российский самолет. До этого диктатор Эрдоган весьма импонировал Путину, Россия расширяла экономическое сотрудничество с Турцией. После отчаянного поступка Эрдогана он стал личным врагом Путина. Российская пропаганда рисует его как фанатика, военного преступника, союзника ИГИЛ.

В итоге определилась расстановка сил в Сирии. На стороне Асада и алавитского меньшинства выступают Россия и шииты - Иран, «Хизбалла», а также курды, рассчитывающие на создание своего государства, против чего категорически возражает Турция. Сирийскую оппозицию поддерживают Запад и сунниты – Турция, больше всех страдающая от потока сирийских беженцев, и активизирующаяся Саудовская Аравия. ИГИЛ настроен против Асада и шиитов, но арабский мир напуган безумными экспансионистскими планами исламистов.

Война в Сирии превратилась в несколько отдельных войн. Оппозиция воюет с Асадом, Запад – с ИГИЛ, Турция – с курдами. Россия готова сцепиться с Турцией, а Саудовская Аравия – выступить против Ирана, подрывающего ее авторитет в суннитском мире.

Самое загадочное – молчание Израиля по поводу событий в Сирии. Моральные качества Асада отвратительны, но Израиль заинтересован в том, чтобы в соседних странах сохранялась сильная власть, обеспечивающая стабильную, предсказуемую обстановку. Вмешательство России окончательно ввергло Сирию в хаос.

Нетаниягу много лет пытался убедить весь мир в том, что Иран представляет страшную опасность для Израиля. После вторжения России в Сирию Иран и «Хизбалла» получили возможность вплотную подступиться к израильским границам на Голанах! Характерно, что Либерман, постоянно критиковавший премьер-министра за неспособность предотвратить трусливое соглашение Запада с Ираном, помалкивает об агрессии России в Сирии, в ходе которой «стражи исламской революции» оказались рядом с Израилем.

После вступления в силу соглашения о перемирии приятным сюрпризом стало сообщение о выводе иранских войск из Сирии. Тут не стоит усматривать проявление миролюбия Москвы, снабжающей Иран современным оружием. Скорее всего на этом настоял Обама, который опасается выхода Ирана из-под контроля. Да и в Тегеране понимают, что серьезные потери иранских сил в Сирии (убиты даже несколько генералов) дискредитируют страну, претендующую на роль регионального гегемона.

Есть еще одно обстоятельство, важное для Израиля. Похоже, ХАМАС впадает в немилость у России. Путин очень симпатизировал этим бандитам, но есть несколько причин охлаждения. Во-первых, ХАМАС поддерживает сирийскую оппозицию. Во-вторых, режим ХАМАСа поддерживает Турция, ставшая врагом России. В-третьих, с хамасовцами борется президент Египта Ас-Сиси, который расширяет сотрудничество с Россией.

В этом хитросплетении интересов возникают проблемы и у Нетаниягу. Эрдоган с опозданием сообразил, что остается без союзников на Ближнем Востоке, и предпринял шаги для восстановления отношений с Израилем. При всей гибкости нашего премьер-министра он не сумеет быть приятным и Эрдогану, и Путину.

Пожалуй, укрепление позиций в своем регионе важнее для Израиля. Мифы о том, как Путин учитывает мнение израильских лидеров, распространялись в период, когда наш МИД возглавлял лидер «русской» партии. История показывает, что Израиль никогда не мог полагаться на кремлевских вождей. Путин умеет лицемерно улыбаться, но при его правлении Россия вооружает Иран и Сирию, от которых современная боевая техника попадает к «Хизбалле». Путин и Лавров требуют ускорения переговоров Израиля с ПА. Россия поддерживает все антиизраильские резолюции в ООН. На российских телеканалах - четко выполняющих установки Кремля! - царит "антисионистский" шабаш.

Разглядывая сумбурную позицию на сирийской шахматной доске, израильские лидеры должны преодолевать свою главную слабость – неумение рассчитывать на несколько ходов вперед. Когда-то они напороли в Ливане, потом наивно поверили Арафату. Они просчитались, слишком полагаясь на мирный договор с Египтом, который мог быть похоронен, если бы пришедшие там к власти исламисты обуздали армию так же, как Эрдоган. Израиль не собирается вступать в прямую конфронтацию с Россией, но должен быть настороже и громко возражать против укрепления ею своих врагов. Не надо таять от путинских комплиментов. 

Возможно, собирающихся в Москву Нетаниягу и Ривлина будут принимать по высшему разряду. Дело не в наигранности этого радушия, но в том, что Россию надо воспринимать не в статике, а в динамике. Путин, вещавший о «великой энергетической державе», дождался обвала цен на нефть. Плата за аннексию Крыма и войну в Украине становится непосильной для российской экономики. А Путину еще придется заниматься восстановлением разрушенной им Сирии. Странно, если в отдельных российских умах не созревают мысли о том, как остановить «наше всё». Будут ли Рогозин или Шойгу относиться к Израилю лучше, чем Брежнев и Косыгин?..

Комментариев нет :

Отправить комментарий