четверг, 12 мая 2016 г.

Национальное единство и борьба противоположностей

Оппозиционные партии отчаянно требуют обсудить закон об ограничении срока правления премьер-министра двумя каденциями. А тем временем глава правительства склоняет председателя оппозиции к вхождению в его правительство. Израильским пикейным жилетам скучно не будет...

Кто угодно – только не Биби!

Оппозиция предпринимает вторую попытку остановить политическую карьеру Биньямина Нетаниягу. Истории о сдаче пустых бутылок его супругой только навредили левым. Еще в зимнюю парламентскую сессию депутат кнессета от Сионистского лагеря Мейрав Михаэли предложила законопроект об ограничении срока правления премьер-министра двумя каденциями. Тогда он застрял при обсуждении на уровне парламентской комиссии по законодательству. Сейчас противники Нетаниягу надеются, что закон будет поставлен на голосование в предварительном чтении.

Предложение Мейрав Михаэли поддерживают все оппозиционные партии. Сионистский лагерь, Еш атид, МЕРЕЦ, НДИ, Объединенный арабский список едины в желании положить конец лидерству Нетаниягу в израильской политике.

Левые ненавидят премьер-министра за то, что при нем мирный процесс заглох. В их глазах Нетаниягу олицетворяет «правый экстремизм». Мечтая о возобновлении переговоров с ПА, «лагерь мира» забывает о том, что остановить террор и реально приблизить мир не мог никто из левых политиков - ни Рабин, ни Перес, ни Барак, ни Ольмерт. Левые не задумываются о том, что если они устранят главного противника, то в Ликуде на смену достаточно осторожному прагматику Нетаниягу может прийти политик с более крайними взглядами и объединить вокруг себя все правые силы и их избирателей!

Следует объективно признать, что из-за своего характера, склонности к интригам Нетаниягу умеет наживать врагов. Ливни не простила ему того, что он дважды не дал ей занять кресло премьер-министра, находившееся на расстоянии вытянутой руки, и развалил Кадиму. Либерман не забыл, как Биби в свою первую каденцию сдал его «принцем» Ликуда. Не менее досадно для лидера НДИ то, что после создания общего блока Ликуд бейтену премьер-министр не позволил ему спуртовать из-за своей спины с позиции второго номера и оставил «дублера» с маленькой партией, без вожделенных высших постов. Лапида наверняка преследует «всё тот же сон»: триумф Еш атид на выборах 2013 года, а через два года - развал правительства, падение рейтинга, потеря трети мандатов.

Все мечтают о реванше. В Аводе уверены, что если бы не хитрости Нетаниягу на последних выборах, они были бы сейчас правящей партией. Лапид думает только о новых выборах: опросы сулят его партии большой успех.

Перед выборами 2015 года генсек НДИ Фаина Киршенбаум признавала, что партия вела переговоры с Еш атид и Кулану о создании общего списка. Можно предположить, что этому замыслу помешало обсуждение порядковых номеров в гипотетическом блоке. До сих пор Либерман соглашался пропустить вперед в общем списке (а когда-то обсуждалось даже объединение НДИ и ИБА) только премьер-министра. Но сейчас НДИ находится в глубочайшем кризисе. Либерман с яростью, недоступной левым, обвиняет главу правительства во всех смертных грехах. Он готов на любой политический союз – лишь бы «отомстить» Нетаниягу и опять получить один из важнейших постов в правительстве.

Оппозиция с ее 59 мандатами рассчитывает на то, что закон Михаэли поддержит ликудник Орен Хазан, которого за «недостойное поведение» лишили должности вице-спикера кнессета и членства в нескольких парламентских комиссиях. Противники Нетаниягу надеются склонить к ренегатству и других депутатов от Ликуда, обиженных боссом.

Если оценивать закон об ограничении срока правления премьер-министра с точки зрения пользы для израильской демократии, то смысла в нем мало. Его автор заимствовала свою идею у американцев: их президент правит не более двух сроков. Но США - не парламентская республика. В Израиле давно убедились, что в прямых выборах премьер-министра нет толка: у главы правительства нет силы без достаточно многочисленной парламентской фракции. Принятие закона Михаэли тоже породит глупую ситуацию: партия сможет выигрывать выборы хоть десять раз подряд, но после двух успехов ее обяжут менять лидера, который был главным гарантом побед!

Удивляет позиция Либермана. Сравнительно недавно он настойчиво предлагал реформу системы управления, которая укрепила бы полномочия национального лидера. Председатель НДИ повторял, что в Израиле из-за частой смены власти невозможно последовательно осуществлять важные для страны планы. Но ведь известно, что у ведущих деятелей одной партии могут быть очень разные воззрения по части политики, экономики, безопасности. Чехарда лидеров правящей партии оставит государственный корабль без руля и без ветрил.

Я не буду обсуждать любимую некоторыми правыми израильтянами (особенно «русскими») тему незаменимости Нетаниягу в качестве лидера национального лагеря и всего Израиля. Такие разговоры неприличны в демократической стране и отбрасывают нас к трайбализму.

Никто не скрывает того, что закон Михаэли направлен лично против одного человека. Но этот человек больше других политиков приложился к разработке «персональных» законов. Когда Кадима была опасным конкурентом Ликуда, Нетаниягу пробивал «закон Мофаза», позволявший откалываться от парламентской фракции не ее трети – как раньше, а группе, насчитывающей не менее семи человек (это было реально для Мофаза, недовольного лидерством Ливни в Кадиме). «Персональный» характер носил и «закон Дери», предусматривавший увеличение срока, в течение которого политик не мог вернуться в политику после отсидки. Были инициативы по удлинению периода «охлаждения» демобилизованных военных, намеревающихся баллотироваться в кнессет, и по созданию аналогичного закона для уходящих в политику журналистов. Что ж, теперь Биби должен опасаться принятия «закона Нетаниягу»...

Не на того напали!

Предлагая ограничить пребывание Нетаниягу в кабинете премьер-министра еще двумя каденциями, его противники недооценили опыт, приобретенный им благодаря четырехкратному попаданию в этот кабинет. В разгар дискуссий о целесообразности принятия закона Михаэли СМИ сообщили, что весьма успешно продвигаются переговоры между Нетаниягу и председателем оппозиции Ицхаком Герцогом о вхождении Сионистского лагеря в правительство! Естественно, если это произойдет, черновик «закона Нетаниягу» отправится в архив кнессета.

Независимо от того, чем закончится диалог Нетаниягу-Герцог, можно не сомневаться в искреннем стремлении лидера Аводы присоединиться к коалиции. Ему обещан портфель министра иностранных дел, о котором раньше он не мог мечтать. Всего Сионистскому лагерю Нетаниягу готов дать 8-9 министерских постов. Это сильно укрепило бы позиции Герцога в своей партии: его коллеги, как все политики, предпочитают руководить, а не прозябать в оппозиции. Находясь в правительстве, легче обратить на себя внимание избирателей – это очень важно Сионистскому лагерю, так как на следующих выборах его собирается обойти Еш атид.

Герцог надеется не оттолкнуть от себя левый электорат: ведь он обсуждает с Нетаниягу вопрос о замораживании строительства в поселениях. Биби обязался провести региональную конференцию по мирному регулированию, а Герцога назначить ответственным за ведение переговоров с ПА. Нескольких представителей Сионистского лагеря премьер-министр обещает ввести в узкий кабинет по безопасности.

Естественно, в Сионистском лагере не все в восторге от политического разворота своего лидера. Экс-председатель Аводы Шели Ехимович не прельстилась постом министра экономики (не самое сильное ее место...), который готовит ей Герцог, и заявила, что возражает против союза с Ликудом. Ципи Ливни однозначно предупредила, что в правительство Нетаниягу не пойдет и вместе с Кадимой покинет Сионистский лагерь. Но именно всё это – составные части замысла Нетаниягу!

Главная задача премьер-министра – развалить Сионистский лагерь так же, как он развалил Кадиму. Лучший способ уничтожения политических антагонистов – завлечь их в правительство соблазнительными посулами. В свое время брожение и раскол в Кадиме начались с того, что группе депутатов от этой партии Биби пообещал министерские портфели. Это стимулировало внутренние распри, которые превратили Кадиму в группку маргиналов. Нетаниягу очень злопамятен: он не простил Ливни победы над Ликудом в 2009 году (правда, после нее она не сумела сформировать правительство). В 2015 году Кадиму спас союз с Аводой, но если теперь они разъединятся, Ливни может остаться вне большой политики.

Если Герцог войдет в коалицию без Кадимы, его команда получит 4-5 второстепенных министерств, что только обозлит Аводу. Можно поверить на слово Ехимович: она продолжает борьбу с Герцогом за лидерство в Аводе и не последует за ним в правительство. Партия уже была в такой ситуации, когда Барак с группой товарищей побежал в правительство, нанеся Аводе тяжелейший удар.

Расширение коалиции не скомпрометирует Нетаниягу в национальном лагере, потому что он опытней, хитрей Герцога и переиграет его. Во-первых, он уже предупредил, что ни от кого из коалиционных партнеров ради Аводы не откажется. Во-вторых, обещания Герцогу останутся обещаниями. Продвижения мирного процесса не будет. Биби назначит межрегиональную конференцию «ориентировочно» на следующий год, а поддержка со стороны Герцога ему нужна только до декабря!

Дело в том, что помешать Нетаниягу возглавлять правительство полные четыре года может только провал при утверждении госбюджета будущей осенью. Нетаниягу уже договорился с министром финансов Кахлоном о принятии двухлетнего бюджета. Кахлону возражать не стоило: его рейтинг стремительно падает, а Биби благодаря Герцогу может обойтись и без Кулану. После того как кнессет утвердит госбюджет, мандаты Аводы главе правительства больше не понадобятся. Нетаниягу обеспечит себе спокойную жизнь до конца каденции, а мавр сможет уходить к разбитому премьер-министром корыту.

Без сомнения, Нетаниягу уже думает о следующей избирательной кампании. Если ему удастся заманить Герцога в правительство и расколоть Сионистский лагерь, перед выборами в кнессет пропаганда Ликуда разойдется! Аводу, Еш атид и их союзников обвинят в попытке использования кнессета для переворота, а премьер-министру поставят в заслугу сплочение общества, создание правительства национального единства...

1 комментарий :

  1. “остановить террор и реально приблизить мир не мог никто из левых политиков - ни Рабин, ни Перес, ни Барак, ни Ольмерт.“
    С каких пор, Ольмерт, правый политик, правая рука Шарона, бывший Ликудник, стал левым? Или так выгодно автору статьи? Разница между правыми и левыми в политике очень сильная, а автор ее не видит. Правые партии выступают за свободную рыночную конкуренцию и невмешательство правительство в ценообразование. Это должна сделать конкуренция. Партии настроены анти социально и выступают за сокращение социальных выплат населению.
    Левые партии выступают за определенный контроль госсударства в ценообразовании и социальную поддержку слабым слоям населения.
    У нас есть и центристы, которых правые обзывают левыми (вероятно из-за пропаганды и промывки мозгов, а может из-за некомпетентности). Но эти партии самые сбалансированные, т.к. не кидаются в крайности. Так называемая золотая середина. Они выступают за здоровую конкуренцию с контролем цен на определенные продукты. Но не отрицают и законодательные мерны о влиянии правительства на некоторые отрасли экономики.
    Аналитика не должна быть политизированной, а в статье видно, что автор крайне правых взглядов. Статья выглядит как предвыборная кампания Биби (даже не Ликуда), чем политический анализ.

    ОтветитьУдалить