понедельник, 2 мая 2016 г.

Поздние встречи с Лоренцо Лотто (окончание)

Я вернулся из Северной Италии. На протяжении всей поездки градус восторгов снижали грустные мысли о том, как поздно мое поколение ознакомилось с европейской культурой. Нашу духовную жизнь за «железным занавесом» при отсутствии Интернета составляли в основном книги, которые были тщательно отобраны, проверены кем следует и не могли заменить того, что следовало увидеть воочию...


Палестинский десант в... Бергамо

Я перебрался с берегов Лаго Маджоре в Милан, где остановился до конца путешествия. Гостиницу заказал неподалеку от Центрального вокзала, чтобы оттуда по утрам совершать однодневные наезды в окрестные города: Бергамо, Кремона, Брешиа. Всего час-полтора езды.

Это потрясающе красивые и древние города. Там сохранились памятники X-XII веков, которые редко увидишь в Европе. По узким улочкам можно передвигаться только пешком. Максимум впечатлений, но минимум удобств. Всюду сохранен средневековый булыжник. Он даже не обработан – мелкий и островерхий, из-за чего за день добросовестного туризма ноги здорово устают.

Бергамо – двухэтажный город. Его историческая часть находится на высокой горе, куда ходит фуникулер. Там находятся Старая площадь (Piazza Vecchia), Новый дворец (Palazzo Nuovo) и 54-метровая городская башня, видимо, возведенная еще в римский период. До XII века она выполняла оборонительную функцию, позже стала только показывать время. Рядом стоит главная из церквей города – Санта-Мария-Маджоре, построенная в XII-XIII веках. Ее роскошный барочный интерьер украшают фрески Тьеполо.

На Старую площадь выходит университет. Оттуда высыпают стайки студентов, в перерывах между лекциями подкрепляющихся чашкой кофе и кондитерскими изделиями, которыми славится Бергамо. Я не отказал себе в удовольствии пообедать здесь же, на древней площади. Привлекла вывеска ресторанчика - «Торквато Тассо»!

Находящийся под горой Новый город не так уж нов. Тут много старинных кварталов. Моей целью была Академия Каррара – одна из лучших картинных галерей Италии. По дороге туда я проходил мимо оперного театра имени великого композитора Гаэтано Доницетти, который жил и умер в Бергамо. Глянув на репертуарную афишу, невольно вздрогнул. Ничего себе итальянская опера: «Иерусалимский Гамлет. Палестинские дети хотят увидеть море»!

Чуть позже выяснил в Интернете, что это какой-то иерусалимский проект. Не знаю, чья музыка и о чем там поют, но спектакль уже шел в Турине. Теперь - премьера в Бергамо.

Жалостные истории о том, что палестинцы не могут увидеть моря, мы в Израиле слышим давно. Пусть скажут спасибо Арафату, добившемуся создания Палестинской автономии и развернувшему оттуда террор против Израиля, которому пришлось строить разделительный забор. Палестинские дети должны сами поразмыслить, чего они больше хотят: резвиться на морском берегу или слушать фанатичных родителей, школьных учителей, проповедников в мечетях и нападать с ножичками на израильтян. А европейские либералы с размягченными мозгами искренне верят, что главная ближневосточная проблема – нежелание озверевших израильских агрессоров пустить на тель-авивские пляжи кротких палестинских детишек. Увы, такие сюжеты весьма распространены и в израильском театре, а противопоставить пропаганде террористов другое искусство наша левая элита не позволит...

Грустные мысли моментально развеялись, когда я добрался до Академии Каррара.

В конце XVIII века граф Джакопо Каррара завещал городу свою огромную коллекцию произведений искусства. Согласно его пожеланию, при галерее открыли школу живописи, впоследствии превратившуюся в академию. Коллекция постоянно пополнялась. Сегодня в маленьком Бергамо можно увидеть около двух тысяч первоклассных полотен! Среди них Рубенс и Веласкес, которые тактично отступают перед шедеврами итальянского Возрождения. В 1991 году напротив Академии Каррара в трехэтажном здании бывшего монастыря открылась галерея современного искусства. В ней выставлены отдельные работы знаменитых модернистов ХХ века, но составляют экспозицию картины итальянских художников-новаторов: Боччони, Балла, Моранди, Кампильи...

Я читал отзывы неподготовленных туристов: они не ожидали увидеть в небольшом городке такой выдающийся музей искусства. Да что там туристы – два года назад в московский Музей изобразительных искусств имени Пушкина привезли 58 картин из Академии Каррара, и они произвели фурор среди ценителей живописи и искусствоведов.

В залах Академии Каррара я опять поразился талантам венецианских и местных, ломбардских мастеров, неизвестных за пределами Италии. А многие картины корифеев Возрождения открывают неожиданные грани их творчества.

Например, мы привыкли к изысканно-маньеристской стилистике Сандро Боттичелли, оказавшегося в стране нашего исхода масскультурой: изощренность композиции, чарующий ритм выразительных линий, аллегорический язык. «Портрет Джулиано Медичи» раннего Боттичелли отличает простая, лаконичная манера письма. Джулиано, брат Лоренцо Великолепного, правителя Флоренции, был убит в городском соборе во время мессы. Несмотря на расцвет искусства во Флоренции нравы там были жестокие. Тела казненных заговорщиков повесили в окнах палаццо Веккио, а портреты злодеев, по заказу Лоренцо, Боттичелли нарисовал на стенах дворца. Это принесло ему известность и возможность идти своим путем.

Сандро Боттичелли "Портрет Джулиано Медичи"

На портрете Джулиано Медичи мы видим еще молодого человека, гордого и самоуверенного, явно придающего большое значение уходу за своей внешностью. Тот, кто знает о судьбе Джулиано, улавливает мысль художника о бессмысленности тщеславия и гордыни перед лицом кратковременности человеческого бытия. Трагизм этой фигуры усиливает экспрессия бордового и черного цветов.

Я опять долго не отходил от мадонн Джованни Беллини и работ Лоренцо Лотто, из которых особенной проникновенностью покоряет «Портрет Лючии Брембати» (это вдова Фебо да Брешиа – я упоминал его портрет кисти Лотто из галереи «Брера»).

Лоренцо Лотто "Портрет Лючии Брембати"

Академия Каррара, возможно, в большей степени, чем самые знаменитые музеи Италии, демонстрирует богатство талантов, рожденных на этой удивительной земле. Пизанелло, Морони, Мантенья, Сантакроче – каждый из них в другой стране мог бы стать национальной гордостью, объектом всеобщего поклонения.

Портреты Джованни Баттиста Морони – одна из вершин позднего Возрождения. Художник синтезировал в своем творчестве всё, чего его великие предшественники достигли в искусстве изображения человека. Из представленных в галерее его картин я бы выделил «Портрет старика».

Джованни Баттиста Морони "Портрет старика"

Живопись Возрождения, вышедшая из церковных интерьеров, из иконописи, собщила мощнейший импульс развитию всего европейского искусства. Это отличает ее от законсервировавшейся религиозной традиции Восточной Европы, где православные каноны еще несколько веков препятствовали возникновению светской культуры. Эволюцию живописи Возрождения позволяет увидеть картина «Благовещение» (1502) Франческо да Сантакроче, представителя известной семьи бергамских художников, переселившейся в Венецию.

Франческо ди Симоне да Сантакроче "Благовещение"

Привычная алтарная композиция, изображенный на картине богатый декор жилища заставляют вспомнить Византию. Но здесь уже нет плоскостности и условности иконы. Ангел и Богоматерь находятся в комнате венецианского палаццо, в окне – венецианская лагуна. Самое поразительное – Мадонна, которая в столь судьбоносный момент практически игнорирует пришельца, ибо не может оторваться от книги подобно просвещенной горожанке!

Визит к Минотавру

О Кремоне даже люди, далекие от музыки, знают по отличному роману братьев Вайнеров «Визит к Минотавру» и одноименному телесериалу. Сегодня в городе великих скрипичных мастеров Амати, Гварнери, Страдивари проживают всего 70 тысяч человек. Здесь всегда царит провинциальная тишина, и ничто не мешает неторопливо бродить по улицам, любоваться соборами, дворцами и прочими образцами средневековой архитектуры. Притомившись, можно посидеть в кафе, где всегда рады редким посетителям.

Кафедральный собор Вознесения Богоматери заложен в 1107 году и, как это делалось в ту эпоху, строился несколько веков. Фресковые росписи создавали в XVI веке лучшие художники Ломбардии. Романский стиль собора обогатился готическими, ренессансными, барочными элементами. Кто-то сочтет это эклектикой, а лично на меня произвело сильнейшее впечатление. Гордость Кафедрального собора – его башня, одна из самых высоких в мире (112 метров) колоколен, выложенных из кирпича. Она была построена в XIII веке.


Рядом с собором находится баптистерий, входящий в число самых интересных в Италии позднероманских строений. Его по праву сравнивают со знаменитыми баптистериями Пармы и Флоренции.

Я уже собирался покинуть соборную площадь, но услыхал звуки музыки. На ступенях собора скрипач великолепно исполнял «Времена года» Вивальди. Рядом стояла коробочка для пожертвований. По облику музыканта я сразу определил, что это «русский». Разговорились.
- Тут можно заработать? – неинтеллигентно спросил я.
- Это не деньги, - пренебрежительно отмахнулся скрипач. – Просто, когда приезжаю в Италию, хочется посетить Кремону - «отметиться».

Еще в XIX веке в Кремоне начали создавать музей Страдивари. Три года назад в городе открылся современный, оборудованный по последнему слову техники Музей скрипки. Здесь можно увидеть уникальные музыкальные инструменты великих кремонских мастеров, насладиться игрой лучших скрипачей мира, участвующих в традиционных конкурсах в Кремоне.


По следам Ганнибала и Суворова

Брешиа находится в предгорьях Альп на высоте 150 метров над уровнем моря. Здесь начинается большая плодородная равнина, отсюда идут дороги вглубь Апеннинского полуострова. Из-за своего важного стратегического положения город всегда был ареной крупных сражений. Его основали галлы, с которыми воевал Ганнибал, перейдя Альпы. При власти римлян Брешиа достигла расцвета, но не спокойствия! Тут прошлись гунны, лангобарды, армия Карла Великого, и впоследствии постоянно менялись хозяева. Наполеон отнял Брешию у венецианцев, затем ее захватили австрийцы, которых в свою очередь выбил Ожеро. В 1798 году город взял Суворов, командовавший русскими и австрийскими войсками. До объединения Италии Брешиа принадлежала Австрии.

Брешиа не может похвастать знаменитыми музеями, но она сама – огромный исторический музей, по которому можно без конца ходить, все время открывая что-то удивительное. Город до сих пор сохраняет древнеримскую планировку. На крутой скале высится древний замок. Бывшие крепостные валы стали прогулочными трассами. Остатки римских построек можно обнаружить в разных частях города.


На площади Папы Римского Павла VI, уроженца Брешии, находится ратуша XI века. Здесь же - в отличие от других городов – стоят рядом сразу два кафедральных собора! Старый построен в романском стиле в XI веке, огромный новый храм - в XIX-м.


Одно из красивейших зданий города – Палаццо делла Лоджия. Этот изумительный уголок словно перенесен сюда из Венеции, что подметил замечательный знаток Италии Павел Муратов: «Лоджия, над которой работали чуть ли не все великие зодчие Венето вплоть до Сансовино и Палладио, прелестная площадь перед ней, портики лавок и Торре дель Оролоджио с бронзовыми куклами, ударяющими в колокол, свидетельствуют ясно, что всем здесь владеет крылатый лев Сан-Марко».

Века австрийского владычества оставили свой след в местных кулинарных традициях. Ощущается немецкое пристрастие к мясу. В ресторанах Брешии много блюд тяжеловатых, но очень вкусных – выходца из Литвы ими не шокируешь. При желании можно придерживаться общеитальянского репертуара – паста, пицца, полента.

Брешиа стала последним пунктом моего путешествия по Италии. Как всегда в этой стране, осталось ощущение поверхностного приобщения только к небольшой части ее духовных богатств. Я бросал монетки во все встречавшиеся мне фонтаны. Но на всё воля Господня...

Комментариев нет :

Отправить комментарий