вторник, 17 января 2017 г.

«Гешер» пишет на деревню бабушке

Я узнал из прессы, что коллектив «Гешера» направил письмо министру культуры и спорта Мири Регев. В нем выражается протест против ее предложения об объединении «Гешера» и «Габимы». Как известно, Регев в прошлом году заявила, что оба театра давно находятся в глубоком «минусе» и в случае их слияния государству было бы легче позаботиться о них. Кому и почему не нравится эта идея?


Я не нашел в СМИ текст письма. Наверное, оно выглядит примерно так:

«На деревню бабушке.
Милая бабушка Мири Феликсовна! Поздравляем Вас с Рождеством – извините, с наступающим праздником Пурим. Нету у нас поддержки ни от отца, ни от маменьки, только Вы одна у нас остались. Пожалейте нас, сирот несчастных, а то кушать страсть хочется. А если еще вскорости поселят в избе ораву чужих иродов, то будет такое светопреставление, что и сказать нельзя, всё плачем...»

Я предвижу гневные упреки: театр на грани финансового краха, это оставит без заработка талантливых, профессиональных людей – а известный враг «Гешера» издевается!

Отвечу. Я тоже возмущен. Тем, что несколько безответственных деятелей взялись руководить театром, хотя не имели представления о материально-технической стороне этой работы, и теперь из-за них могут оказаться на улице актеры и другие сотрудники «Гешера»! Не только я высказывал возмущение по поводу того, что эти руководители положили себе огромные оклады, снижавшие рентабельность театра, в то время как многие их работники довольствовались минимальными заработками.

Я не враг «Гешера», потому что мало кто написал о нем столько рецензий - отнюдь не ругательных. Это худрук «Гешера» Евгений Арье всех, кто не превозносит театр до небес, считает личными врагами и лишает приглашений на спектакли.

Чехова я вспомнил потому, что подобно его юному герою, не знавшему о существовании адресов, актеры и работники «Гешера» направили свое письмо в министерства культуры, финансов и... обороны. Министерство финансов распределяет бюджеты отдельных министерств и напрямую театры не спонсирует. А почему протест послан в министерство обороны? Потому что им руководит русскоязычный министр? И чего жалобщики ожидают от Либермана: отправки группы спецназовцев для нейтрализации Мири Регев или переименования «Гешера» в Театр Израильской Армии с зачислением на довольствие в ЦАХАЛ? Я бы понял, если бы руководители «Гешера» записались на прием к Либерману, чтобы попросить у опытного администратора советов о грамотном хозяйствовании. Когда же их подчиненные, всегда страшившиеся слово сказать без разрешения авторитарного худрука, сочиняют коллективные письма, то это можно сравнить с тем, как Ванька Жуков писал бы дедушке под диктовку хозяев, которые «сами трескают» и не желают его кормить.

Театр – это искусство, невозможное без умелого менеджмента. Бюджет «Гешер» составляет десятки миллионов шекелей. Это немало. Однако несколько лет назад театр уже голосил о грозящем ему банкротстве. Ему покрыли долги, но он ухитрился «восстановить» их! «Габима» могла бы процветать, но перманентно находится на грани развала. Только статус Национального театра заставляет государство постоянно спасать ее. Что поразительно: «Габима» с ее огромным коллективом, несколькими залами, обширным репертуаром, накопила свои долги лет за сорок. Небольшой театр «Гешер» за пару лет накапливает меньший, но вполне соизмеримый «минус»!

Я не экономист, никогда не работал гендиректором, но смотрю почти все театральные премьеры и могу предположить, откуда берутся долги. На языке дилетантов это называется: жить не по средствам.

Все израильские театры находятся в сложных условиях и потому делают ставку на не разорительную драматургию. Ставят в основном пьесы, в которых два-три, от силы четыре-пять персонажей. Интерьер: стена, окно, диван, шкаф, кушетка. Это не только дешево, но и позволяет театру каждый вечер показывать один из своих спектаклей на выезде. Ведущие израильские театры играют по нескольку спектаклей в день!

«Гешер» так не перенапрягается. Но любит громоздкие постановки с обилием действующих лиц и пышными дорогими декорациями. Худрук в горделивых интервью не стесняется расхваливать свой театр как высоты искусства, не достижимые для прочих израильских трупп. Это его личное мнение. После первых восторгов от появления «русского» театра, после многочисленных наград «Гешер» на ежегодных раздачах призов за лучшие постановки оказывался без престижных премий. Тогда он... объявил о бойкоте этих смотров лучших театральных достижений! Правда, ни министерство культуры, ни минфин, ни – на всякий случай – министерство обороны Евгений Арье не бойкотирует.

В упомянутом письме говорится, что объединение с «Габимой» разрушит театр, ставший символом культуры сотен тысяч репатриантов 1990-х. Вот это совсем нечестно! Да, «Гешер» получил свое название в надежде на то, что станет мостом между культурами, школой профессиональной интеграции для актеров и режиссеров из бывшего СССР. Но он очень быстро перешел на иврит (что не относится к Арье, который за 25 лет не удосужился подучить древнееврейский язык). Руководство театра пополняло труппу израильскими актерами. Были спектакли удачные, были похуже, но сыграть на сцене «Гешера» не предлагали Елене Яраловой, Андрею Кашкеру, Оле Шур-Селектар и другим ярким дарованиям. Никогда не предоставляли возможности поставить здесь хоть один спектакль Игорю Березину, Михаилу Теплицкому, Олегу Родовильскому, Ирине Горелик. Вот ивритоязычным режиссерам, иностранцам, даже гендиректору «Гешера» – пожалуйста, они не составят конкуренции Евгению Арье.

За четверть века в израильской театральной жизни было много драматических пертурбаций. Например, возник и закрылся невероятно интересный Герцлийский театр, не сумевший привлечь своим утонченным репертуаром зрительскую массу. «Гешер», избалованный ласками не сведущих в культуре «русских» политиков, привык чувствовать себя исключением, рассчитывать на особое отношение. Но, между прочим, когда министерство культуры обсуждает экстренные программы спасения прогорающих театров, то меняют худрука и гендиректора, утверждают план финансового оздоровления. Эти вопросы должны обсуждаться и в «Гешере», который не является собственностью Евгения Арье! И не надо давить на уважение к «великому» режиссеру или на жалость к несчастным «русским» , которые смотрят спектакли «Гешера» с титрами.

Министерство культуры сообщило, что создана комиссия, которая изучит целесообразность объединения «Габимы» и «Гешера». После завершения ее работы министр Мири Регев объявит о принятом решении. Подождем. Может, не будет причин для протестов?..

Комментариев нет :

Отправить комментарий