пятница, 29 июня 2018 г.

Обманчивая простота черного юмора

Я давно слежу за спектаклями иерусалимского театра «Микро» и много писал о его создательнице Ирине Горелик и ее талантливых учениках. Последняя премьера - «Дам-дам-да-дам» - еще раз высветила важнейшее свойство этого коллектива: способность постоянно меняться, находить новые темы, новую стилистику.

 

В последние годы наряду с Ириной Горелик в «Микро» ставит спектакли ее ученик Ефим Риненберг. Он разнообразил репертуар театра, сохранив его эстетическое кредо: серьезность содержания, растворенного в яркой форме и передаваемого очень точной и экспрессивной игрой. После этой характеристики даже неудобно сообщать, что Риненберг поставил черную комедию – «Дам-дам-да-дам». Но это нарочито легкомысленное название обманчиво. 

Счастливчики,  попавшие на премьеру, сразу почувствовали многослойность драматургии. Пьесу «Дам-дам-да-дам» написал Рои Малиах Решеф – опытный драматург, преподаватель театрального искусства. Он придумал замечательный сюжетный ход, из-за которого...  не сразу удалось воплотить его замысел на сцене.
 
Пьеса должна, по законам жанра, заставить от души хохотать в утрированно-«страшных» местах. Вроде бы всё действительно очень смешно,  но зрителю почему-то не удается поверить в то, что это «понарошке», и полностью высмеяться! У сидящего в зале неожиданно возникает чувство душевного дискомфорта и желание понять его причину. Собственно, уже завязка заставляет спектакль балансировать между условностью и... реальностью.
 
Героиня пьесы Наама (актриса Ноа Цанкель) – девушка, которая с детства живет с родителями в глухом лесу, где за окном воют волки. Вся жизнь Наамы – телепередачи, из-за которых она безумно влюбилась в звезду израильских сериалов Ниро Леви. Поскольку она начинает бредить наяву своим кумиром, обожающие ее родители – суровый охотник Шмуэль (Бени Шиф) и его хлопотливая супруга (Мария Горелик) – не могут спокойно наблюдать за страданиями дочери. Папа берет свое ружье, уходит и...  вскоре вместо добычи приволакивает в дом Ниро Леви!
 
Да, да, в этом спектакле Ниро Леви играет самого себя! Хотя он знал о существовании пьесы Рои Малиаха Решефа, актер, не испытывавший недостатка предложений, счел только трактовку театра «Микро» достаточно интересной, чтобы перейти с экрана на сцену.
 
... Отец Наами не собирается долго уговаривать «жениха». Свадебный наряд Наами готов, матушка испекла торт, сочетать браком молодых спешит странный, сумрачный раввин Лурье (Йоси Альбалак), а Ниро Леви поставлен перед выбором: жениться добровольно или под дулом наставленного на него ружья с демонстрацией других «инструментов убеждения»...
 
Актеры проникаются жутковато-абсурдной атмосферой черной комедии и играют в заданном ключе. Но именно убедительность поведения родителей, изображенных Бени Шифом и Марией Горелик, заставляет зрителя задуматься: а так ли всё это смешно, и неужели весь сыр-бор на сцене затеян только для того, чтобы поиронизировать над неумеренной страстью глупых девочек к телезвездам?
 
Ноа Цанкель со свойственной ей проникновенностью играет отнюдь не клиническую идиотку, а глубоко несчастное существо. Если в спектакле Ефима Риненберга кого-то искренне жаль, то именно эту девочку, изуродованную слепой родительской любовью! А так ли невероятна в нашем чадолюбивом социуме подобная «забота» о детях?
 
Комическая ситуация обнаруживает реальную подоплеку во многом благодаря сценографии Ильи Коца и видео-эффектам Евгения Лещенко, которые переводят гротеск в метафорическую плоскость. За домиком охотника (название этой профессии приобретает зловещий смысл) периодически проносятся стаи волков. Конечно, это не израильская фауна, а символы агрессивности, насилия. На метафорическом языке «рифмуется» с ними и... мрачность таинственного раввина Лурье, с охотой благословляющего чудовищную затею Шмуэля.
 
В общем, на перипетиях эпатажно-неправдоподобной фабулы вырастает картина, которую мы можем увидеть и за стенами театра. Для «наведения резкости» очень важна фигура похищенного охотником артиста! (Перед Ниро Леви стояла сложнейшая задача: создать свой шаржированный альтер эго, стать прообразом художественного типажа под собственным именем. Игра актера достойна его репутации!). Естественно, вызывают сочувствие к пленнику методы склонения его к женитьбе. Но чем этот персонаж выше Шмуэля и его недалекой супруги? Он вращается в мире искусства и, разумеется, тоньше, духовней мучителей, но... ведь, в сущности, он ради собственного выживания жестоко играет на чувствах Наами и использует свой более изощренный культурный арсенал для такого же манипулирования ею, причем с более разрушительными последствиями, чем в матримониальных планах охотника. У кого-то из зрителей возникнут вполне оправданные ассоциации с общей направленностью современной израильской культуры... Впрочем, не буду мешать чистоте восприятия тех, кто еще не побывал на премьере «Микро»!    
 
Ефим Риненберг поставил оригинальный, многоплановый спектакль. Впечатляют как его прочтение пьесы, так и работа с актерами. Все они, благодаря режиссуре и неординарной драматургии, выявляют новые грани своих дарований.
 
В заключение, как обычно, выражу сожаление по поводу того, что завсегдатаи театра «Микро» - в основном жители Иерусалима и близлежащих населенных пунктов.
 
Алия 1990-х, вечно озабоченная дефицитом культуры, больше преуспела в освоении компьютерной грамоты, чем в расширении своего эстетического кругозора. Когда я вижу бывших советских интеллигентов, рвущихся на халтурные гастрольные спектакли посредственностей из милицейских сериалов, то задумываюсь: неужели 30 лет назад мы жили в одной стране?
 
Театр «Микро» давно перешел на иврит и стал израильским по духу театром. Тем не менее его спектакли идут с русскими титрами - для тех, кому трудно воспринимать на слух библейский язык. Из центра страны до Иерусалима час езды, а из Иерусалима междугородные автобусы идут в разных направлениях до полуночи, не говоря о маршрутках. Для настоящего театрала, открытого всему новому, интересному, семь верст – не околица...        
        

Комментариев нет :

Отправить комментарий